Василий Маханенко.

Галактиона. Поиск Ульдан



скачать книгу бесплатно

Пролог

– Что могу сказать… Восемь-ноль в твою пользу, – протянул владелец «Галактионы».

Он отодвинулся от широкого экрана, на котором виднелась комната с двумя капсулами и тремя валяющимися на полу телами. Двери комнаты открылись, и бригада медиков бросилась спасать пострадавших.

– Как у тебя это получается? Ума не приложу…

– Повторяю в сотый раз, люди даже на грани остаются людьми, – произнес Президент, довольно потирая руки. – Когда ты согласишься со мной?

– Никогда. Просто тебе везет с людьми.

– Эту парочку выбирал ты, как и семь предыдущих. Сам придумал сценарий, сам разработал легенду, сам ее воплотил. Восемь из восьми – тебе не кажется, что проблема не в людях, а в твоей философии?

– А что с этими? – кивнул владелец «Галактионы» на монитор, обращаясь в сумрак комнаты.

«Объект “Олеся” жива, пули не задели жизненно важные органы, – послышался отчет невидимого советника. – Она находится в шоковом состоянии. Развитие событий с объектом “Олеся” прошло в соответствии с планом. Объект “Алексей” жив, но в критическом состоянии. Пули, выпущенные Константином до акта агрессии, не задели жизненно важные…»

– До, после какая разница? Он будет жить или нет? – прервал отчет Президент.

«Да, но нужна операция по пересадке сердца. Последней пулей его разорвало, сейчас мозг и организм питают кислородом через шарданатор».

– Без лишних подробностей, – вновь вклинился в его речь Президент. – Что нужно, чтобы операция состоялась?

«Разрешение и деньги. По предварительной оценке – тридцать миллионов. Объекту “Алексей” требуется заменить сердце, поставить протез на руку и ногу, в них раздроблены кости».

– Будем считать, что он выиграл, – недовольно протянул владелец «Галактионы». – Деньги будут. Сделайте все, чтобы он остался жив… И без него хватает покойников.

Один из докторов в экране поднес руку к уху, принимая звонок, согласно кивнул, и Алексея обступили две бригады медиков.

– Что с нашим бойцом?

– Повреждение, несовместимое с жизнью. Мы потеряли его.

– Минус четвертый, – усмехнулся Президент, словно вся ситуация его забавляла. – Четыре воина, согласившихся поучаствовать в твоем спектакле, уже мертвы.

– Нашем!

– Нет, Сергей, твоем. Ты же видел отчет психологов: Алексей и Олеся слишком ушли в виртуальность. Они уже были готовы на безрассудство. Когда сожгли все мосты, этой парочке стало нечего терять. Они, он, уже неважно, решили стать героями. Так бывает. Смирись.

– Согласен, я неправильно выбрал цель. Связь этой парочки была мизерной, не достаточной, чтобы проявить заботу друг о друге. Ты же видел, он совершенно не думал о том, что будет с девушкой, проиграй он схватку. Его мысли занимало только то, как убить стрелка. Нужно что-то более мощное, что-то такое, что заставит человека вытащить все низменные инстинкты.

– Решил сыграть еще раз?

– Почему нет? Что у нас, людей мало? В проекте триста человек, я тебя не просто догоню, но и перегоню.

Максим, – обратился владелец «Галактионы» в сумрак, – разработай сценарий, по которому проект для этой парочки закроется. Без лишних демагогий. Они уже неинтересны.

– А что же интересно? – поднял бровь Президент.

– Предлагаю рассмотреть варианты. Например, что будет делать многодетная мать, случись ей выбирать – кто из ее детей должен умереть? Помню, у нас в проекте есть несколько. Опять спорю на твою трубку – мать выберет первенца. Статистика показывает, что их больше любят.

– Ты совершенно не знаешь людей, – покачал головой Президент. – Но я согласен. Как раз видел у тебя бутылку «Гарлон» 2045 года. Можешь попрощаться с ней, потому что любящая мать поступит… Впрочем, давай еще подумаем над вариантами. Материнское инстинкт слишком близок к основным – скучно и легко предсказуемо.

– Как скажешь… Твоя очередь выбирать…

Глава 1

Если вас хоть раз убивали в реальности, то мои вам соболезнования. Ничего приятного в этой процедуре нет: больно, суматошно, страшно. Так что, если вы не чувствуете в себе склонности к мазохизму, советую избегать маньяков и убийц. В противном случае терпите и надейтесь, что после смерти вас ждет рай. И он будет похож на место моего нынешнего пребывания.

Солнце в этом персональном раю всегда находится в зените, но можно не беспокоиться о жаре или ожогах. Комфорт здесь превыше всего. Потому я блаженно жмурился, разглядывая диск раскаленного светила, и наслаждался прелестями пляжного отдыха. Ласковый бриз со стороны океана приносил прохладу; теплые, кристально прозрачные волны касались ступней, щекотали их, словно игривая девушка, а сладкий щебет экзотических птиц добавлял картинке нужный звуковой антураж. Все вокруг заставляло послать к черту заботы и погрузиться в нирвану, чем я и занимался, ублажая мозг мгновением покоя. Ровно через десять секунд я дам себе мысленного пинка и напомню, что вокруг цифровые декорации, скрывающие стены лечебно-диагностического центра. Ровно десять секунд – и ни секундой больше. Я должен помнить, кто я и почему сюда попал.

Меня зовут Панкратов Алексей. Я профессиональный игрок виртуального мира «Галактиона», заключенный в медицинскую капсулу тотального восстановления. Окружающий мир – проекция, созданная для обмана. Я должен чувствовать себя целым и здоровым, только тогда, по словам врачей, смогу восстановиться после перенесенных операций.

С того момента, как я впервые пришел в сознание и обнаружил себя на этом пляже, прошло три дня. Иногда меня посещал лечащий врач, чтобы проконтролировать психологическое восстановление и рассказать о физическом состоянии моего тела. Дело было дрянь. Борьба с боссом «Константин» далась дорого: трансплантат вместо сердца, три синтетических заплатки на легких и протез руки. Прогнозов никаких, на все вопросы надоевшее «состояние стабильно удовлетворительное».

Но самым мучительным оказалось другое неведение. Я не знал, чем закончилась наша борьба с Константином, и постоянно задавался вопросами. Как я оказался в капсуле? Сколько был в отключке? Что с Олесей и ребенком? Попытка узнать хоть что-нибудь у доктора закончилась неудачей. Эскулап знать ничего не знал и мне велел помалкивать. Я послушно помалкивал, соглашался со всеми предписаниями и ждал. Главное – выжить, большего я пока сделать был не в силах.

Глаза заболели от долгого разглядывания солнца. Зажмурившись, я смахнул набежавшие слезы. Дискомфорт был приятным, потому что отвлекал от навязчивых мыслей. Неожиданно послышался шорох песка, словно кто-то шел по побережью, но я не беспокоился. Мой лечащий врач всегда так появлялся, избегая визуализироваться рядом, – боялся испугать меня. Обрадовавшись компании, я поспешил проявить дружелюбие, не в силах еще открыть глаза:

– Guten Tag, Good day, Buon giorno, доктор! Надеюсь, подопытный Панкратов с демонстрацией здорового духа справился?

– Более чем, на мой взгляд. Но у меня нет медицинского образования, чтобы заявлять это авторитетно, – ответил мне незнакомый голос. Я распахнул глаза и сквозь темные пятна и слепящие лучи солнца попытался рассмотреть незнакомца. Из положения лежа лучше всего мне удалось различить дорогие кожаные ботинки.

– Добрый день, Алексей. Мне крайне неудобно беседовать, когда вы в таком положении. Поднимитесь.

Пока я молча вставал, мозг, изголодавшись по информации, заработал в бешеном ритме. Доктор приходил ко мне всегда налегке: сланцы, парусиновые шорты и веселенькая рубашка с разноцветными пилюльками, чтобы не вносить диссонанс в обстановку. Этот экземпляр явился при полном параде: строгий офисный костюм, кожаный кейс, брендовые аксессуары. Либо это представитель юридического отдела корпорации, эти, мне казалось, и спали в костюмах и туфлях, либо мелкий опер из полиции, по дурости решивший меня впечатлить. Интуиция кричала, что второй вариант предпочтительнее, но опыт авторитетно настаивал, что это человек, облеченный властью. Их манеру приказывать не спутать с глупой попыткой произвести впечатление.

– Благодарю, присаживайтесь, – прямо на песке материализовались офисный стол и два кресла. Мужчина снял солнцезащитные очки, раскрыл чемодан и, расстегнув нижнюю пуговицу пиджака, опустился в одно из кресел. Пока я молча занимал второе, он достал из чемодана несколько листов бумаги и аккуратной стопкой сложил их на столе.

– Меня зовут Рейнеке Лис. Мой статус и должность не имеют сейчас значения, гораздо важнее то, что я могу помочь вам разрешить затруднительную ситуацию, в которой вы оказались, – мужчина выжидающе посмотрел на меня.

– Поясните, что за ситуация, – попросил я. – Я немного выпал из реальности по состоянию здоровья.

– Понимаю. Следствие считает, что вы с умыслом переехали в жилище, обустроенное специальными средствами защиты и взлома. Хозяину нанятого вами дома уже предъявлено обвинение в нелегальном использовании спецсредств. Вы взломали систему слежения, обманом заманили одного из участников соревнований и убили его. Удостоверившись, что Константин мертв, вы постарались избавиться от Сафроновой, посчитав ее и ребенка обузой, инсценировали нападение на самого себя и подбросили сфальсифицированные улики с целью оговорить Константина. Такова официальная версия того, как было совершено преступление, зафиксированное четыре дня назад. Вам есть что сказать?

– Вы рехнулись?! – от услышанного бреда я вскочил. – Все было не так! Это он угрожал нам пистолетом, прострелил Олесе ноги и руки! Грозился, что убьет, а ребенка вырастит в ней, как в инкубаторе! Я переехал, потому что опасался за наши жизни!

– Сядьте! Я понял вас. Доктор запретил вам волноваться. Согласен, официальная версия имеет слабые места, поэтому я здесь. Расскажите свою трактовку произошедшего. По официальной информации, Константин на момент совершения преступления должен был находиться в коме под присмотром медиков, а вместо этого его нашли застреленным в вашем доме. Уличные камеры зафиксировали, что он прибыл к вам самостоятельно и в сознании. Так?

– Так, – повторил я, снова усевшись в кресло, и севшим голосом спросил: – Олеся и ребенок живы?

Здравое мышление быстро возобладало над эмоциями, вычленив из слов Рейнеке главное: «постарались избавиться от Сафроновой». Это могло означать разное.

– Живы, но находятся в реанимации. Большая потеря крови, есть угроза для ребенка. Врачи делают все возможное, жизни самой Олеси ничего не угрожает. – Лис снял с моей души гигантский камень. – По медицинским показаниям ее держат в состоянии сна и никого не допускают, поэтому в настоящий момент вы единственный свидетель произошедшего. Давайте вернемся к цели моего визита. Я вас слушаю.

Стараясь не упустить ни одной детали, я рассказал Рейнеке обо всем, начиная с выхода из игрового кокона. Появление Константина, его угрозы, стрельба, желание сохранить ребенка, бросок блина от штанги. Скрывать мне было нечего, ведь я законопослушный гражданин, уверенный, что специалисты сделают правильные выводы. Подумав, я решил добавить важную деталь:

– Он заблокировал систему умного дома, но мог не знать, что моя занимала только половину ресурсов. Вторая была под контролем Олеси. Могла вестись видеозапись. Вот ключ доступа к управляющему контуру. Проверьте.

Рейнеке кивнул и, не вставая, растворился в воздухе. Секундой позже исчезли и его вещи вместе с креслом и столом, оставив меня сидеть в одиночестве посреди пляжа. Я погладил обивку своего подлокотника и удостоверился, что Рейнеке Лис не был плодом моего воображения. На душе потеплело – моя семья жива, остальное уже неважно.

Время вновь превратилось в тягучую резину. Прошел час, другой, третий, но никто не торопился снимать с меня обвинения. В конце концов я встал и с почти олимпийским спокойствием занялся своим основным делом – плаванием и нырянием в океане.

Истекли почти сутки, когда я получил долгожданные новости. Как я ни старался подгадать появление гостя, Рейнеке удалось меня подловить, материализовавшись совсем близко.

– Добрый день, Алексей. От лица корпорации и правоохранительных органов благодарю вас за сотрудничество. Картина преступления восстановлена полностью. Видеозапись действительно производилась. С вас сняты все обвинения.

– Спасибо, – я кивнул с облегчением.

– Были приняты определенные решения, и меня уполномочили вас с ними ознакомить. Присаживайтесь, разговор предстоит долгий и непростой.

Стол и кресло вернулись на свои места, восстановив целостность нелепого для пляжа офисного ансамбля. Я привычно уселся в свое кресло, за последние сутки ставшее «местом для размышлений».

– Давайте перейдем сразу к сути. Ввиду сложившихся обстоятельств было принято решение досрочно завершить известный вам сценарий. Пункт тринадцать нашего соглашения – «форс-мажор». Ознакомьтесь, – Рейнеке протянул подписанное мной соглашение. Действительно, описание форс-мажорных ситуаций там присутствовало.

– Согласитесь, это единственное разумное решение. Все участники проекта уже оповещены о закрытии и…

– Какие участники? – зацепился я. – Олеся пришла в себя?

– Пока нет. Константин убил только шестерых, – ответил Рейнеке. – Ваша знакомая, о которой вы просили позаботиться, жива. Константин блефовал, рассказывая, что она и ее семья мертвы.

Сергей и Светлана живы! От возбуждения я даже сжал кулаки. Все время, проведенное на пляже, я корил себя за то, что не смог никого спасти. Выходило, что напрасно так переживал. Они живы!

– Позвольте, я продолжу. Мои… работодатели дали указание уничтожить планету и все, что так или иначе связано с этим сценарием, чтобы человеческая алчность не привела к новым жертвам. При этом несправедливо оставить вас без какого-либо вознаграждения, так как вы потеряли возможность найти чек, будучи к нему столь близко. В качестве компенсации за упущенную выгоду по независящим от вас причинам, вам оставили все полученные в рамках выполнения известного сценария подарки.

– Подарки? – удивился я неожиданной концовке.

– Что вас удивляет? «Галактиона» – коммерческий проект, направленный на получение дохода. Максимальная прибыль возможна только при соблюдении баланса. Не должно быть слишком сильных или слишком слабых игроков. В той или иной степени все равны. Исключение составляют индивидуумы, добровольно приносящие «Галактионе» свои деньги, но и они сбалансированы между собой. Участники поиска изначально были поставлены в условия, кардинально различные для простых и коммерческих игроков, поэтому и была разработана система премирования и наказания за принятые вами решения. Чтобы было понятно, могу привести примеры.

Я кивнул, не скрывая досаду и стараясь потушить пожар, превративший в пепел мое вознесшееся до небес чувство собственного величия. Я ведь, глупый, считал, что я все сам. Я крут, сообразителен и уникален.

Рейнеке между тем извлек из чемодана листок с заготовкой и прочитал:

– Пожалуйста, вот все поощрительные «рояли в кустах», если пользоваться вашей терминологией. Вы получили усмирители за выполнение условия о старте поиска. Вы не должны были ничего знать об игре и обязаны сделать свой выбор, основываясь на интуиции. Вы помогли другому игроку осуществить его давнюю мечту – стать пиратом. Вы могли сбежать с Сектора обучения самостоятельно, но взяли игрока с собой. За это получили в пользование фрегат и прототипы двигателей. Вы подали официальную жалобу на хакера Дена Кормака, по рассмотрению которой тот был осужден на двадцать два года с конфискацией незаконно приобретенного имущества. За это вы получили собственную планету. Так же вы старались предупредить коллег по поиску о надвигающейся беде, в частности, Светлану и Олесю. За это получили кламир с полной командой. Вы дали согласие на брак с Олесей, поставив интересы ребенка выше своих. За это получили доступ на орбитальную станцию затранцев. Все ваши решения и действия были рассмотрены специальной комиссией и признаны достойными поощрения. В связи с закрытием проекта комиссия прекратила свое функционирование и больше бонусов не будет. Теперь вы обычный игрок «Галактионы», но, как я уже сказал, вам оставили все вышеперечисленные награды. А с таким багажом у вас есть отличная возможность принести владельцам «Галактионы» хорошую прибыль.

– Если я вернусь в «Галактиону», – зло пробормотал я. Сохранять спокойствие получалось с трудом. Внутри все клокотало от того, какой сильный удар только что получило мое профессиональное самолюбие. Со мной играли в поддавки. Сейчас, когда игра завершилась, сильные мира сего свернули доску, и фигурки должны занять свои места в коробке.

– Вернетесь. Характер ваших повреждений требует длительного, но качественного лечения. Ближайшие полгода медицинская капсула вам жизненно необходима. Да вот незадача – стоит пребывание в этом месте как пара космических кораблей высокого класса, а ваше финансовое положение оставляет желать лучшего. Взгляните, – Рейнеке протянул мне лист бумаги. – Это состояние ваших активов и счетов. Вот эта красная цифра – остаток на сегодняшний день за минусом трат на лечение и реабилитацию в клинике за ткущий месяц. Не забывайте, отныне вы ответственны не только за себя, но и за супругу с ребенком. Даже если вы отдадите в залог все имущество, денег хватит только на пару месяцев.

– Разве нам не помогут? Мы попали сюда не по собственной воле или глупости. Мы здесь потому, что два заевшихся толстосума решили немного развлечься! Они несут ответственность за наше состояние и должны оплатить лечение. Для них это копейки!

– Алексей, Алексей, – Рейнеке покачал головой. – Осторожнее с высказываниями. Я понимаю, что вы сейчас расстроены, и сделаю вид, что ничего не слышал, но заметьте, я представляю юридические интересы других людей. Вы ведь умный человек. Глупо обвинять кого бы то ни было в существовании маньяков. Не примите вышесказанное за угрозу, но никто кроме вас не несет ответственности за случившееся. Напомню, подписание договора и, как следствие, принятие всех рисков и последствий было добровольным с вашей стороны. Но… мои работодатели готовы протянуть вам руку помощи. Вашу медицинскую капсулу подключат к «Галактионе», и оттуда вы сможете оплачивать лечение. Вначале подключат вас, через несколько недель, когда кризис минует, Олесю.

Я резко придвинул к себе бумаги и потер переносицу. Лечение и реабилитация в частной клинике действительно стоили немало.

– Перевести нас в обычную клинику? – Должна быть возможность распрощаться с «Галактионой».

– Выбор за вами, – Рейнеке не стал отговаривать меня и достал еще один лист. У этого Лиса, по-моему, на все была припасена готовая бумаженция. – Вот заключение врачебной комиссии. Вне медицинской капсулы вам дают два дня жизни. Государственные учреждения не оснащены такими модулями, да и не мне вам рассказывать об уровне их услуг.

Я почувствовал себя загнанным зверем, у которого один выход – смирение. Действительно, как только меня припекало в части здоровья, я всегда шел к частным докторам. Государственная медицина была бесплатной, хорошей, но отставала от платной лет на двадцать.

– Каково будет ваше решение? – Рейнеке вопросительно поднял бровь. Время на обдумывание мне никто не давал.

– Будто у меня есть выбор. Я согласен с вашими условиями.

– Ну, я так и предполагал. Что ж, больше не смею вас задерживать. Можете не беспокоиться, произнесенного вами согласия достаточно для подключения капсулы к «Галактионе». Там сейчас тоже жаркое время. Всего доброго!

Рейнеке в одно мгновение исчез вместе со своей мебелью, многочисленными бумагами и открытым кейсом. Я упал прямо на песок, не успев освободить кресло, и чертыхнулся, чувствуя себя еще больше разозленным и униженным.

Как быстро организаторы засуетились, увидев результат своего спора, и свернули весь сценарий. Можно порадоваться, что мы еще легко отделались – они могли бы «свернуть» вместе с чеком и планетой всех оставшихся в живых.

– Алексей, нам нужно сделать несколько тестов, – доктор появился сразу после ухода Рейнеке, но уже был в курсе событий. – Нужно проверить, как скажется на вашем организме пребывание в «Галактионе». Начнем с нескольких секунд и будем увеличивать интервалы. Сейчас подключаем вас к тестовому серверу.

Окружающее пространство поплыло и сформировалось в красочный космопорт. Я успел разглядеть несколько припаркованных фрегатов и вернулся обратно на пляж. Доктор находился рядом. Медицинская капсула выдала ему полный отчет о моем физическом состоянии, но доктор хотел сам проконтролировать мою эмоциональную стабильность.

– Замечательно, никакой негативной реакции. Увеличиваем интервал до минуты. Если станет плохо, падайте на землю. Это будет сигналом прекращения теста.

Временные интервалы постоянно увеличивались: минута, пять, десять, полчаса, час, три. Следующие двое суток для меня превратились в череду пространственных прыжков с пляжа на незнакомый космопорт Галактионы. Других игроков здесь не было, местные НПС слишком низки уровнем для диалогов и сценариев, поэтому сначала я бесцельно бродил по пустым зданиям. Потом мне пришло в голову воспользоваться случаем и поискать нетривиальные способы попасть в рубку управления. Ставку я сделал на то, что большую часть космопортов «Галактионы» создавали по одним и тем же схемам, и мне, как потенциальному пирату, полезно было знать о способах проникновения в святая святых планеты.

– Тесты завершились успешно, вы готовы к переходу в «Галактиону», – к концу вторых суток доктор выдал свое заключение. – Есть какие пожелания, прежде чем мы вас отправим в игру?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8