Василий Криптонов.

По ту сторону Алой Реки. Книга 2. Потерявшие судьбу



скачать книгу бесплатно

Упрятав ленточку, парень встал. Песок налип на одежду, но некому отряхнуть. Взгляд «шайтана» скользит по горизонту. Шпиль часовой башни, зубцы стены – все, что видно отсюда, а большую часть скрывает холм. С другой стороны – крыши ветхих деревенских домиков. Остановившись на них, взгляд парня будто потеплел.

Тут старика второй раз будто ошпарило. Да какой же с него шайтан? Вот придумал!

И рыбак пал ниц перед ожившим незнакомцем.

– Не прогневайся, повелитель! Не знал я, не ведал! И красть не хотел – шайтан попутал. Думал ведь, мертвый ты давно.

– Встань, чего ты! – послышался удивленный голос. – Какой я тебе повелитель?

Старик встал, протянул на вытянутой руке злополучную монету.

– Я ведь сказал – забирай. – Парень начинал сердиться. – Мне он не нужен. Скажи лучше, где я? Восток это?

Рыбак замотал головой.

– Это самый запад. Западнее только пустыня.

– Вот как? – Парень посмотрел на запад, в сторону города. – Тогда спрошу по-другому. Вампиры с вас кровь берут?

Старик попятился, глядя в невероятные глаза парня.

– Какие вампиры? Эта ж пакость только в сказках и бывает.

Парень засмеялся, будто услышал самую смешную шутку. Даже согнулся от хохота. Старик робко улыбался в ответ, скаля мелкие зубы с огромными щербинами. Монету осторожно припрятал. Смех смехом, а мало ли чего блаженному в ум придет.

– Тебя как звать-то, мил человек? – спросил старик. – Откуда путь держишь?

– Меня Левмир зовут, – отозвался парень, вытирая слезы. – Откуда? Не знаю даже. Из сказки, наверное. Скажи, кто тут самый главный? Граф, король, кто-нибудь?

Старик почесал в затылке.

– Князьев у нас двое. Торатис и Бинвир. Один слева, другой справа, а мы промеж них как горемыки. То один завоюет, то другой.

– А который… лучше?

– Оба сволочи, – махнул рукой старик. – Ну, Торатис раньше, пока супружница жива была, еще ничего, баловал. А Бинвир – тот вовсе разбойник, всегда таким был. Налетит вечно, флагами машет. И обязательно прирежет кого, для острастки. Чтоб, мол, Торатису дань не платили. Хотя вот Торатис и берет не много. А все равно ведь давит, лиходей. Тут мы уж спрашиваем: а за что платить-то, коли эти шакалы тут же скачут? Хоть бы солдатов каких оставил. Ну, оставил гарнизону, так эта гарнизона всех девок ужо перепортила, а ребятам морды бьют. А то вот за избой ихнею случай вышел…

– Дедушка, – сказал Левмир. – Я ничего не понимаю. Ты мне покажи, как Торатиса найти, да я пойду.

Старик в сердцах сплюнул. Никогда молодежь его не слушает! Он, впрочем, тут же устыдился плевка и попытался было шлепнуться в песок, но Левмир его подхватил за подмышки. Вдоволь наплакавшись и наизвинявшись, старик ткнул пальцем в шпиль.

– Видишь дубину энту, что время у них обозначает? Так вот, держись левее и дальше. Там где-то хоромы его. Людей спроси в городе, всякий укажет.

– Спасибо, дедушка, – сказал Левмир и тут же направился к городу.

– Постой! – крикнул старик. – А монетка-то твоя, она как? Счастье приносит, или наоборот?

– Мне – счастье, – отозвался Левмир. – И горе.

А тебе – не знаю. Во что поверишь, то и принесет.

Когда подслеповатые глаза перестали различать Левмира, старик собрал невод и без особой надежды забросил в поднимающуюся волну. Ладони ощутили приятную тяжесть. Старик заработал руками, и вскоре на берегу плясали полтора десятка увесистых рыбин.

– Ни в жизнь теперь Реке не поклонюсь! – Старик потряс кулаком в воздухе. – Солнце вон какие дела творит!

***

Улицы города кишели людьми. Со всех сторон неслись крики, плыли в воздухе вкусные запахи. Левмир шел среди этого великолепия и не мог понять: то ли ему посчастливилось попасть в город во время праздника, то ли всегда горожане такие веселые и нарядные. Домики, большие и малые, каменные и деревянные, а также сложенные из красного кирпича – все казались только что вымытыми.

– Эй, парень, уйди с дороги!

Левмир обернулся, его взгляд встретился со взглядом кучера, правящего четверкой белых лошадей. Кучер замер с открытым ртом, а Левмир подошел ближе. Грязная рука потянулась к лошади, и та доверчиво ткнулась мордой в ладонь.

– Голубка, – прошептал Левмир, гладя лошадиную гриву.

– Ну что там такое? – Раздраженный девичий голос.

Из окна кареты показалась красивая черноволосая девушка. Скользнула взглядом по Левмиру, нос сморщился.

– Прогони его! Что застыл?

И спряталась. Левмир посмотрел на кучера. Сморщенное лицо пожилого человека выражало колебания. Левмир отступил.

– Простите. Мне нужно попасть к князю. Укажете дорогу?

От этих слов лицо кучера просветлело.

– К князю? – переспросил он. – Так это запросто! Прыгай сюда.

Кучер подвинулся, и Левмир взобрался на козлы. Лошади зацокали копытами по мостовой.

– Она просто тебя не разглядела, не сердись, – сказал кучер.

– На меня не так-то приятно глядеть, – усмехнулся Левмир. – А кто она?

– Дочка княжеская. Как раз домой ее везу, с прогулки.

Левмир продолжил осматривать город. Люди, попадавшиеся навстречу, то и дело кланялись. Поначалу Левмир думал, что так они выражают почтение княжне. Но люди смотрели на него.

– Здесь всегда так чествуют бродяг? – повернулся к кучеру Левмир.

– Они приветствуют человека с Солнцем в глазах, – пояснил старик. – Куда бы ты ни пошел, тебе всюду будут рады. Зайди в любой дом, и выйдешь оттуда сытым и одетым, даже если хозяева нищие.

– Мне нужен только один дом, – вздохнул Левмир. – Потом я уйду.

– Надеюсь, без обиды?

– Без обиды. Или я должен что-то сделать? Чего ждут от меня люди?

– Счастья, – улыбнулся кучер. – Люди всегда ждут счастья.

– Наверное, мне повезло больше. – Левмир ответил на улыбку старика. – Потому что счастье тоже меня ждет.

Дворец князя тонет в роскошном саду. Деревья с густыми кронами бросают тени на подъездную дорогу. Подстриженные кусты живой изгородью опоясали двор. Карета остановилась у ступенек лестницы, ведущей ко входу. Левмир спрыгнул на каменную площадку.

Взгляд заскользил по монументальным колоннам, все выше. Круглые купола, шпили стремятся в небо. Ажурные решетки на стрельчатых окнах, башенки и надстройки – так много всего, но все к месту. Левмир попытался представить, сколько труда нужно, чтобы построить такую величественную громаду, и не смог.

– Неужели она жила в таком же? – прошептал Левмир. Сердце кольнуло. Вот от чего отреклась принцесса Ирабиль, вот что променяла на тесную землянку.

– А он что тут делает? – возмутился знакомый голос.

Левмир повернулся к княжне. Девушка оказалась его роста, одета в светло-серое платье, довольно простое на вид – наверное, как раз для прогулок по городу. Глаза на приятном округлом лице такие же, как у всех местных жителей – жгуче-черные, раскосые. Смуглая кожа слегка порозовела.

Левмир спохватился, что стоит перед дочерью князя. Неумело поклонился, зачем-то прижав руку к животу. Княжна склонилась одновременно с ним. Оба тут же выпрямились и улыбнулись.

– Прошу прощения за дерзкие слова, – сказала девушка совсем другим голосом. – Чем я могу услужить вам?

Кучер, убедившись, что все в порядке, тронул лошадей, и карета укатилась. Левмир с тоской проводил ее взглядом. С кучером слова находились куда как проще. «Соберись! – приказал себе Левмир. – Тебе сейчас говорить с князем, а ты трясешься перед его дочерью!» Но приказ остался без внимания. Смущение, охватившее Левмира, никак не относилось к титулам. Перед ним стояла красивая девушка, и любопытства в ее глазах все больше с каждым мигом. А он – жалкий оборванец – не знает, куда спрятать руки и глаза.

– Мне нужно увидеть князя, – пробормотал Левмир, глядя на каменные плиты под ногами.

– Нет ничего проще! – Княжна схватила его за руку. – Идемте.

Левмир, спотыкаясь о высокие ступени, поспешил за ней. За дверью оказался огромный зал.

– Подождите здесь, а я мигом разыщу отца, – сказала княжна и упорхнула, затерявшись среди колонн.

***

Взбежав по ступенькам, Айри прижалась спиной к стене. Сердце колотится, дыхание сбилось. Руки сомкнулись на животе, пытаясь унять бурю. Пальцы нащупали пояс с метательными ножами.

– Это ведь я, – прошептала Айри, подбадривая саму себя. Воскресила в памяти перекошенные от ужаса лица врагов. – Ну же, смелее!

Как хочется убежать, спрятаться. Взять за руку этого парня с волшебными глазами и улететь навсегда. Только вот как это сделать – непонятно.

Шаги. Айри отскочила от стены, ладони разгладили платье. Щеки, должно быть пылают. Плевать!

Из-за угла вышла служанка Кирта, ровесница княжны. Шла, мурлыча песенку под нос, поправляя передник. Увидев княжну, Кирта ойкнула и поклонилась.

– Где он? – спросила Айри.

Служанка замерла, глядя на хозяйку. Выражение лица постепенно менялось от смущенного к облегченному. Айри ждала. Ей нет дела до того, как и с кем Кирта проводит редкие минуты досуга.

– Князь Торатис в молельне, – прозвучал ответ.

Айри побежала по коридору, оставив служанку в недоумении. Мелькают цветистые колонны, кресла, диваны, огромные залы. Поворот, еще один, и вот Айри стоит, задыхаясь, перед скромной деревянной дверью. Рука дрожит, в глазах темнеет. Дверь, за которой – пропавшие три года.

– Это моя судьба, – шепчет Айри. – Моя!

Толкнула дверь, решилась. Зал тонет во мраке, только два ряда свечей освещают проход между скамьями к алтарю, на котором стоит серебряная чаша с водой. Рядом с чашей – ритуальный серебряный стилет. Князь Торатис на коленях перед алтарем. Мантия скрывает грузную фигуру.

После пяти шагов по красной ковровой дорожке Айри остановилась. Шагов не слышно, проклятая дверь даже не скрипнула. Князь не знает, что его одиночество нарушено. Как привлечь его внимание? Губы отказываются произнести слово, которое он однажды опозорил. Вот уже три года, как это слово не звучит во дворце.

– Это я, – выдохнула Айри.

Князь пошевелился. Блеснула тиара на голове, расправились могучие плечи.

– Ты отвлекаешь меня от молитвы. – Глухой голос. Равнодушный.

– К нам пришел гость. Он ждет тебя внизу.

– Гость? Кто?

– Я… Не знаю его имени.

Ну почему, почему не спросила, как зовут его? Айри закусила губу. Не сметь плакать! Не сейчас! Ночью будет время.

– Почему о нем докладываешь ты?

Потому что он – моя судьба! Судьба, которую ты украл у меня. А я даже не знаю, что теперь делать. Вот почему.

– Пожалуйста, папа, – прошептала Айри. – Поговори с ним.

Князь поднялся на ноги, но все еще не поворачивался к дочери.

– Вот как. Значит, гость такой важный, что ты решила назвать меня папой?

Сжав кулаки, Айри шагнула вперед. С горла будто оковы упали. Голос зазвенел, и свечи на мгновение вспыхнули ярче:

– Он – человек с Солнцем в глазах.

Князь молчит. Айри, затаив дыхание, смотрит ему в затылок. Вот по залу разносится вздох.

– Думаешь, он принесет свет в наш дом?

Проглотив гордость и страх, Айри сказала:

– Не дай ему уйти. Папа. Пожалуйста.

***

Казалось, весь город можно переселить сюда. Солнечный свет, бьющий сквозь высокие окна, ложится на пестрящие узорами ковры. Стены и колонны разрисованы всеми мыслимыми красками. «Как будто комната для большого ребенка», – подумал Левмир, приближаясь к высокому, покрытому золотом трону. Под ноги Левмир старался не смотреть. Вид превратившихся в ничто ботинок, попирающих такое великолепие, невыносим.

Трон заинтересовал Левмира больше всего. Три раза обошел вокруг, только потрогать не решился. Внимательный взгляд схватывал каждый завиток, каждый драгоценный камень. Вдруг пригодится для какой-нибудь сказки?

Шорох шагов. Левмир, вздрогнув, отвернулся от трона. К нему шел высокий широкоплечий человек в просторных одеждах, в черных волосах его сверкает переплетение серебряных прутьев, увенчанное красным камнем.

«Корона!» – хихикнул в голове Левмира голосок Ирабиль. Тут же вмешался голос Кастилоса: «Тиара», – поправил он и добавил без всякой злости: «Балда». Левмиру показалось, что он еще расслышал возмущенное фырканье принцессы, прежде чем наваждение истаяло, оставив лишь улыбку, на которую отвечал князь.

Левмир поклонился, на этот раз держа руки по бокам.

– О, не нужно, перестаньте, – воскликнул князь. Голос звучал чуть выше, чем можно предположить, глядя на массивную фигуру. – Я вижу, вы не из наших краев, и значит, не должны мне ничего. Прошу, будьте гостем у меня дома, без всяких церемоний.

Левмир позволил себе расслабиться. Все-таки с мужчинами говорить куда как легче.

– Я прошу прощения за одежду, – начал он, но князь взмахом руки прервал его.

– Глупости, юноша, глупости. Одежду легко заменить, а вот цельное и чистое сердце – большая редкость.

– Что вы знаете о моем сердце? – улыбнулся Левмир.

– Я вижу Солнце в ваших глазах, а значит, и в сердце вашем – свет.

– А если я скажу, что могу остановить сердце? – сказал Левмир. – Тогда солнце уйдет из глаз.

По тому, как сощурились без того узкие глаза князя, как поджались губы, Левмир понял: он знает. В этом дворце вампиры – не сказка.

– Вот оно как, – сказал князь. – Что ж… Это становится любопытным.

Он сел на трон. От обаяния не осталось следа. Перед Левмиром замер хитрый и проницательный человек. Его глаза изучали, в голове кипела работа.

– Полагаю, вы пришли сюда с Запада? – спросил князь, постукивая пальцами по подлокотнику.

– Да, – наклонил голову Левмир. – Я не задержусь. Я нужен там. Но, раз уж Река сочла нужным привести меня сюда, мой долг хотя бы попробовать сказать нужные слова. Хотя я и не умею убеждать.

– Мои слова в силе, – поспешил сказать князь. – Кем бы вы ни были, ваше появление – добрый знак. Я постараюсь исполнить любое ваше желание, если оно не пойдет вразрез с интересами княжества.

– Хорошо, – кивнул Левмир. – Я прошу вас отправить со мной на Запад войско.

Князь часто заморгал. Пальцы беспокойно забегали по золоченому дереву.

– Войско? На Запад? И с кем же вы намерены там воевать?

– С вампирами. С королем Эрлотом и всеми, кто склонился перед ним. Вы дадите мне войско?

Князь надавил на один из драгоценных камней, усеявших подлокотник сбоку. Далеко-далеко зазвенел колокольчик. Почти сразу послышались торопливые шаги. Левмир повернулся. К трону бежал седой горбатый человек в смешной красной шапке. В руке он держал целый каравай хлеба, от которого то и дело откусывал.

– Примчался, мой повелитель! – заголосил горбун, плюясь хлебными крошками. – Чего изволите?

– Дело серьезное, Сэдрик, – хмуря брови, сказал князь. – Немедленно собирай армию.

– Сию секунду, повелитель! А кого бить будем?

– Отправляемся на Запад, воевать с королем Эрлотом.

– Фу, я-то думал, серьезное что! – махнул рукой горбун. – Сейчас, коней подкуем, мечи наточим, да поскачем. Я сам впереди поеду, флагом буду махать!

– Выполняй! – кивнул князь.

Горбун убежал. Левмир с сомнением посмотрел на непроницаемое лицо князя.

– Это ваш… – Он замешкался, но голос Кастилоса в голове подсказал правильное слово. – Воевода?

– Нет, – отмахнулся князь. – Это мой шут. Не скажу, что его кривляния так уж веселят, но зато он понимает, когда я шучу и прекрасно подыгрывает.

Левмир улыбнулся.

– Я понял вас, – сказал он. – Ни на что другое и не надеялся. Простите, что отвлек. Прощайте.

– Погоди!

Князь соскочил с трона, догнал Левмира.

– Послушай, как тебя зовут?

– Левмир.

– Так вот, Левмир. Я вижу, что ты ничего не знаешь о месте, в котором оказался. Ты ничего не смыслишь в войне. Ты даже не представляешь, о каких расстояниях идет речь. Своей глупой выходкой, за которую я извиняюсь, я лишь хотел тебе показать это, вот и все. Мои намерения были чисты.

– Я верю вам, – пожал плечами Левмир. – Но что это меняет? Если вы не дадите войско, мне незачем здесь задерживаться. Моя судьба зовет меня туда, на Запад.

Князь только улыбнулся.

– Такое ощущение, что речь идет о девушке.

– Не только. Но – да.

– Всегда есть девушка, и всегда найдется юноша, готовый творить ради нее безумства. Но заметь, я еще не ответил отказом. Попробуй понять: войско, о котором ты просишь, это не ходячие доспехи с мечами. Это живые люди, которые служат защитой княжеству. Что должны думать они, отправляясь в столь дальний путь? Что должен думать я, посылая их туда? Сделаем вот как. Останься здесь на три дня. Будь моим гостем. Прими от меня новую одежду, позволь моим служанкам выкупать тебя. Раздели со мной обед и ужин. Мы будем говорить, Левмир. Мы будем думать. И если по истечении трех дней ты меня убедишь – я выполню твою просьбу.

Левмир задумался. Почему в словах князя слышится мольба? Неужели дело только в глазах необычного цвета? Сердце шепнуло правильный ответ.

– Я согласен, – сказал Левмир. – Но только с одним условием.

– Все, что в моих силах, – развел руками князь.

– Не надо служанок. Я могу вымыться сам.

Глава 2

Юг

Алая пелена перед глазами бледнела и рассеивалась, уступая место зеленоватому полумраку. Каждый шаг давался все легче, а в ушах грохотал голос Реки:

– Найди того, кто достоин.

Аммит остановился. Стайка блестящих рыбок метнулась в сторону, едва не наткнувшись на внезапно появившегося в толще воды чужака. Течение, будто ветер, колыхало одежду и волосы.

Аммит закрыл глаза. Хотелось лечь на песчаное дно и забыться вековым сном. Усталость, что преследовала его постоянно, перемешавшись с огромной силой, ворвавшейся в тело и душу, заявила о себе в полный голос.

«Я ведь не хотел этого», – думал Аммит, будто сновидения, созерцая грядущие битвы и пожары, океаны крови.

Нет, он хотел покоя – для себя и тех, кого отважился назвать своими близкими. Однако видел объятый пламенем Кармаигс, древнюю столицу западного мира. Видел Кастилоса, безоглядно бегущего в атаку, видел Левмира с воздетыми руками на вершине башни. Видел свою воспитанницу, бывшую принцессу Ирабиль, безжизненно застывшую в темном подземелье. Ее запястья и лодыжки сжимали черные нерушимые оковы.

Покой нужно завоевать. Снова. Как будто мало сил вложено, как будто на самом деле Река расслышала у него в душе эту жажду сразиться – в последний раз. Нет там этой жажды, Аммит мог сказать точно. Только дурак мечтает о битве.

«Хватит!» – Аммит открыл глаза.

Битва так битва. Как там говорил этот выскочка, не побоявшийся дважды одолеть путь до Алой Реки? «Сначала дело – потом страх». Аммит кивнул своим мыслям. Учиться у того, кто моложе на тысячи лет, не казалось зазорным. Вот только если бы Кастилос был сейчас рядом – этот сгусток нескончаемой энергии, силы, веры и воли. Но та сила, что ощущалась вблизи, не оставляла места для иллюзий. Глупая, гонористая и растерянная, ненавидящая весь мир. Впрочем, мир заслужил эту ненависть.

Аммит шагнул, преодолевая сопротивление воды, распугивая рыбешек. Ботинки вязнут в песке, но разве такие мелочи могут остановить вампира?

Спутник двинулся следом. Пока еще он предпочитает идти в хвосте, подчиняться. Но так будет лишь до тех пор, пока не почувствует твердую почву под ногами. Аммит не первый год знал людей и знал, что большинство их, приняв вожделенный дар, остаются людьми. Сильными и бессмертными, но – людьми. Вампир видит цель, идет к ней и никогда не останавливается. А человек… Человек может позволить себе все.

Зелень постепенно бледнела, сквозь толщу воды пробились солнечные лучи. Что ж, солнце – это уже хорошо. По крайней мере, будет тепло. Погреться после нескончаемого пути через снежные пустоши – немалая награда за усилия.

Лишь только голова Аммита появилась над поверхностью, в уши ворвались звуки. Пение птиц, рыдание цикад, шелест листвы. Захотелось лечь на берегу, зажмуриться и долго-долго лежать, наслаждаясь песнью природы.

«Цикады, – шепнула между тем часть сознания, пробужденная Алой Рекой, которая не собиралась отдыхать. – Значит, мы где-то на юге». Жаркий ветерок, мягко коснувшись лица, подтвердил догадку. Да и вода – теплая, ласковая. Не выдержав искушения, Аммит заставил сердце биться.

Покачнулся, едва не упал. Течение сильное, но только ли в этом дело? Ноги подкашивались, в ушах звенело, грудь сдавили стальные обручи. И целый мир, во всей своей сложности и многоликости, обрушился на человека по имени Аммит. На седого старика, измученного жизнью, которую прежде он так любил. Алая Река забрала былую страсть, а что положила на ее место – еще предстояло выяснить.

Сбиваясь с шага, взмахивая руками, чтобы удержать равновесие, Аммит шел к заросшему травой лесистому берегу. Вот уже по пояс вода, вот по колено. Еще несколько шагов – и он упал, перевернулся на спину и, тяжело дыша, устремил взор в бездонную синеву неба.

– Вот и я, – шепнули губы, почти не колыхнув воздуха.

Неподалеку тяжело рухнул навязанный спутник, но Аммит оставил его на потом. Благо, парень молчал. Не то понимал состояние старика, не то сам испытывал нечто похожее. Хотя, что может чувствовать сейчас мальчишка, возраст которого столь мал, что любые его страдания, любая усталость вызывают лишь смех?

«Найди того, кто достоин», – мысленно повторил наказ Реки Аммит. Уж не этот ли везучий старатель, чудом переживший свою артель, – тот, кто достоин? И чего – достоин? Предстояло отвечать на эти вопросы, искать в душе место для еще одного человека. Сколько же их туда пробралось…

Когда после долгих странствий Аммит пришел в Кармаигс повидать старого друга, он не думал задерживаться. Но маленькая девчонка с золотыми и серебряными волосами бесцеремонно залезла к нему в душу, да так и осталась, полагая, видно, что там ей самое место. Потом туда же проник наивный философ Кастилос, который оказался сильнее и уверенней иного воина. И последним пришел Левмир.

Весь долгий путь, убеждаясь, что Левмир и принцесса Ирабиль отважились создать невиданный союз, Аммит разжигал в сердце ненависть к дерзкому мальчишке, но чувствовал уважение. Человек, давший себе право устанавливать законы… Наверное, в этом была великая мудрость – впервые Аммит увидел его стоящим по пояс в крови Драконов. Могущественного и решительного. Он протянул руку, и никто не усомнился в его праве отдать приказ, повести за собой. Все они преклонили колени перед Человеком. Все, кроме И, которая не пожелала поклониться тому, кого считала равным, когда была сильнее. Всего-то несколько минут назад Аммит видел ее, измученную, грязную, застывшую на черном берегу – такую взрослую. Видел, как дрожат ее колени, будто сверху давит страшная тяжесть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное