Василий Гудин.

Так бы сказал Заратустра



скачать книгу бесплатно

 
На Разума путь, столбовую дорогу,
Человечество вышло, блуждая во тьме.
К прогрессу пойдет человечество в ногу,
Но придет не к свободе, к единой тюрьме.
 

Естественный ход развития истории, общества, науки, прогресса. Магически гипнотизирующее слово – естественность. Но что может быть более неестественным и аморальным, чем благоденствие человечества на трупах и пир на гробах? Смерть, самое неестественное состояние человека, для человека естественно. Нынешнее человечество составляет около 5–6 % всех когда-либо рожденных людей. К последнему благоденствию, если, конечно, оно достижимо, придет не более 1 %, скорее всего, лишь доли процента. Какое же извращенное понимание естественности нужно иметь, чтобы сказать, что это – естественно? Кто погрузил человечество в эту «естественность»? Как рыба в воде, оно плавает в этой «естественности», и, как рыба, не знает, что может быть другой мир, и не в аду на сковородке, а здесь, в этом космосе, может быть другая естественность, где человек – естество, а не гибель и смерть.

«Умереть сегодня страшно, а когда-нибудь – ничего». Но так как «сегодня» никогда не кончается, возобновляется с каждым днем и каждое «завтра» становится «сегодня», то человек боится смерти всегда. «Некоторые люди рождаются на свет «посмертно». Мертвое приходит в этот мир теми же путями, что и живое. Мертворожденные мертвые души. Ибо сказано: «Мертвые мухи портят и делают зловонною благовонную мазь мироварника».

Бывают мертворожденные люди с генетически односторонней информацией об основах жизни, но они живут и не знают о том, что у них нет души. Ни одно живой мысли, ни одного живого чувства не увидишь на их лицах. Они чтут превыше всего порядок, логику и подчинение. Горе тому обществу, лидером которого становится такой мертвец!

Почему умирает человек в материализме, почему единая основа мироздания тленна? Да просто так, потому что Материи скучно пребывать в одной и той же человеческой форме. Сегодня она явит миру одного человека, завтра другого, а если сегодняшний человек завтра станет вчерашним, то что здесь такого, главное, что Материя вечна изо дня в день. Ибо сказано: «А мы – вчерашние и ничего не знаем, потому что наши дни на земле тень».

 
Сегодняшний человек завтра станет вчерашним,
Существом несчастным, потерянным, зряшным.
Но человечество существует изо дня в день,
Ты, человек, только блеф, человечества тень.
 

Почему человек умирает в идеализме? Потому что человек – нечестивая индивидуация, вырвавшаяся из общего сознания путем грехопадения. Плоть материальна, материя – смерть, следовательно, плоть смертна, идея бессмертна. Идея человека выше самого человека.

Безличный человек не способен выдержать прямого взгляда подобного надреального образования, и проявляя страусиную природу сознания, зарывает его в идеологии, догмы, религии, внешние общественные установки нравственно – правовых норм или достигает запредельных высот интеллектуальной эквилибристики только бы не встретиться с магически – пронзительным взглядом Смерти.

Как сказал Пророк: «если не поверите, не поймете».

Сначала верить, потом понимать. У Разума наоборот, не понять – не поверить. Поэтому нет веры у Разума ни во что, он нигилист по своей внутренней сути – то, что есть, то будет всегда. Есть жизнь, есть смерть, и антиподам никогда не создать единого целого, сколько бы человечество ни мечтало об этом. Смерть отрицает жизнь. Как отрицающее может быть основанием отрицаемого? Какое-то короткое замыкание мысли, а от короткого замыкания нечего ждать, кроме беды.

Закон противоречия: в мире есть либо жизнь, либо смерть, обе одновременно – хотя, что такое для них «одновременно»? – они существовать не могут. Но существуют, одна другую исключая взаимно, доводя до отчаяния философскую мысль. Ведь нельзя же объяснить их взаимное сосуществование делением жизни и смерти на отдельные индивидуумы: ведь жизнь как таковая – это не жизнь отдельной особи, и смерть – не смерть отдельного существа. Жизнь и смерть пришли одновременно, как две враждующих подруги. Сможет ли человек примирить их в бессмертие?

«Мысль разорванная, расколотая, противоречивая есть именно мысль смертная. Антиномия и антиномизм суть именно то, что принадлежит смерти», – прозорливость философа здесь вне сомнения. В антиномиях, неразрешимых противоречиях мысли, кроется Смерть, которая смеет перечить всесильному Разуму, Смерть – не пустота, не исчезновение в Небытие, не отсутствие чего бы то ни было, а свой собственный скрытый мир, который тоже хочет сказать свое слово о действительной жизни. Смертная мысль, таящая в себе возможность бессмертия. Мысль пала в грехе, как человек, умерла, чтоб возродиться живым воплощением Божьего Слова.

Чем быстрее спешит человечество от Смерти к Разуму, тем быстрее наступит смерть. Все более человечество отдаляется от Смерти и все более приближается к смерти, все более Смерть для него становится смертью, смерть как естественный процесс разложения вещества, исчезновения в Небытие. Все более рационализируется мышление человечества, все более становится вычислительным и все дальше оно от понимания Смерти как существа, как изгоя жизни, униженного непониманием: материя тленна, значит материя – смерть, позади целый мир, разрушенный смертью. Искать бессмертия в смерти – то же самое, что «искать в темной комнате черную кошку, тем более, если ее там нет», то же самое, что проповедовать в аду святость, смирение и покаяние.

Глубочайшими тайнами мы отрезаны от истоков жизни и начал мироздания. Но отрезаны не отсутствием способности разгадать эти тайны, – ибо сказано: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным», – а нежеланием их замечать и разгадывать. Это «нежелание», наша покорность смерти, может быть, более загадочны, чем истоки жизни, существование жизненных тайн.

 
Тайна не то, что за семью печатями скрыто,
Тайна, как книга, людям открыта.
Но люди книги читать разучились,
Души слепыми у них получились.
 
 
Тайна кричит о себе и к людям взывает,
Но люди в толпе себя забывают.
Она пришла и животворною силою дышит,
Но в пустой суете люди тайну не слышат.
 

С тайной приходит в этот мир человек, опустошенным покидает он землю. Зарастает тайна суетой бытия, как невозделанное поле зарастает сорной травой.

«Чтобы мое молчание научилось не выдавать себя молчанием». Что прячет Вселенная за своим молчанием: безмолвие или молчание, тайну или отсутствие тайны, бессмертие или смерть, пустоту или полноту существования, бесплодие или беременность?

Что же такое жизнь? Что заставило противоположности сойтись, не по любви, не по расчету? Значит, жизнь есть нечто более первичное, чем Разум и Материя, сущность более высокого и более глубокого порядка, чем Бытие – Небытие, она явилась в мир из тех глубин Единосущего, где не «валялась» мысль человеческая. Её властная суть не дает разбежаться враждующим силам в разные стороны, по своим метафизикам, бросая их навстречу друг другу.

И вдруг человек, венец этой жизненной сути, есть существо смертное, да еще как смертное, гибнущее от войн, катаклизмов, аварий, природной стихии, обыкновенного случая и самоубийств. И после этого смерть можно называть «естественным» окончанием жизни? Что это, как не абсурд, бессмысленность и безобразие, искажение здравого смысла?

Жизненное основание человека и всего живущего на земле соткано из первичных позывов жизни и смерти – одни первичные позывы борются против других. Позывы Смерти, Небытия в конечном счете возобладают, а человек думает, что столько жизни отмерено ему мистической судьбой или «естественной» слепой природой, что это закономерный конец всякой жизни. «Воля к «ничто» торжествует над волей к жизни». – Первичные позывы смерти торжествуют над первичными позывами жизни, но человек не знает об этом, он думает, что сама природа отмерила ему положенный срок существования. Ибо сказано: «И кто скажет человеку, что будет после него под солнцем?»

Рак, говорят ученые, – это мутация генов, при которой нормальная клетка «разучивается умирать»: теряет контроль над собственным воспроизведением и начинает беспредельно размножаться, убивая больного. Здесь жизнь и смерть перемешаны: смерть – мутация генов, болезнь, – вызывает бессмертие клеток, бессмертие клеток – смерть организма, как если бы смерть стремилась пройти в жизнь в своем явном виде, минуя сложные процессы рождения жизни, тем самым убивает жизнь и уходит в себя, назад, в свою метафизику. «Рак – это армия клеток, которая сражается с любыми способами лечения». Рак – не какой-то пассивный процесс, он борется за свое «выживание», но не может существовать вне живого организма, – убивая организм, убивает себя. Стремление Смерти проявить себя в явном виде, но не в силах преодолеть себя, своей сути, она возвращается в Небытие. Рак – это зависть Смерти к цветению жизни, протест против униженного положения в структуре мироздания: являясь основой жизни, оставаться в забвении и считаться ее антиподом.

Углерод – основа органической химии, кислород – дыхание жизни. Основополагающие элементы жизни, кислород и углерод, в своем химическом соединении образуют весьма ядовитый газ – оксид углерода, СО, «угарный» газ. Оксид углерода – газ коварный, как сама Смерть: без цвета, вкуса и запаха, легко соединяясь с гемоглобином крови, вытесняет из нее кислород, вызывая кислородное голодание организма. Кислород в составе СО переходит как бы в свою противоположность, становится враждебен самому себе и вытесняет из организма жизненную суть этого элемента, подменяя ее ядовитой, становится мстителен и агрессивен. Если этот пример не прямое доказательство наличия Смерти в основаниях жизни, то по крайней мере яркая иллюстрация их неразрывного единства. Ведь Смерть не проникла в жизнеобразующие элементы извне, не вторглась в них со стороны, она пряталась в каждом из них и проявила себя в их химическом соединении.

Вот еще один пример того же порядка. Эксперимент, поставленный американским ученым Вудрафом, показал, что инфузориям вредят продукты собственного обмена веществ, которые они выделяют в жидкость. Только продукты собственного обмена веществ имеют такое пагубное воздействие на инфузории, ведущее к смерти всего поколения. Но те же самые инфузории, которые обязательно погибали в собственной питательной жидкости, прекрасно развивались в растворе перенасыщенном продуктами отхода отдаленного родственного вида (?!) Инфузории живут в чужих отходах, но погибают в собственных, как будто организм сам себе враг и сам для себя выделяет яды, как будто своя собственная смерть живет внутри организм. Не «страшная» ли это «месть» отторгаемого из организма иррационального начала жизни началу положительному, длящему свое существование, нечто вроде зачатков «гражданской войны», «междоусобицы» уже на уровне простейших одноклеточных организмов?

«Протоны, то из чего мы созданы, должны распадаться через 10 в степени 32 лет». Т. е. то, из чего мы созданы, практически вечно, но мы, высшие создания эволюции, распадаемся через 10 в степени 2 лет, т. е. смертны. Ибо сказано: «А человек умирает и распадается; отошел, и где он?»

Быть может, чудище-смерть таит в себе аленький цветочек бессмертия и ждет свой народ, который полюбит ее в уродливом зраке, чтобы открыться навстречу ему сказочным принцем, заколдованным белой магией ума-властелина в конечное зло человеку.

 
Сущность Смерти к людям взывает:
Смерть – это тайная жизни основа.
Но люди ни жизни, ни Смерти не знают,
И Смерть остается чудовищем снова.
 

Видимо, в том отчаянии своего поражения, на которое способна метафизическая сущность, сдавая позиции на всех фронтах – идеологическом, экономическом, политическом, Материя решилась явить свой страшный облик «мертвого чудища», «Смерти», «трупа» людям, личности, человеку, в надежде на прощение и понимание, может быть, в удрученном, может быть, и в предсмертном своем состоянии, как тот сказочный принц из пророческой сказки, заколдованный в ужасное существо, враждебное человеку.

 
Просит Смерть подаяния
В черном заплатанном рубище.
Жаждет Она покаяния,
Смерть – никакое не чудище.
 
 
Будто в клетке томится,
Смерть в своем существе.
Бесконечно плен этот длится,
А хочется ей босиком по траве.
 

Материя, явив себя человеку в образе Смерти, в то же время открыла ему глаза и на роль Разума в этой всемирной борьбе против жизни.

Идеология Разума не может иметь высоких эсхатологических общечеловеческих целей, она лежит в одной плоскости, индивидуализм и потребление – все его цели, которые он способен поставить перед человеком. Героизм, самоотверженность из другого, живого, плана бытия, в котором люди глубиной своей сути чувствуют общую далекую цель: осуществление «невозможного» – бессмертие всего человечества.

Разум – абсолютное сущее, непреходящее и неизменное, – таково мнение Разума о Себе. Разум владеет умами и чувствами «цивилизованного» мира, именно инстинктивно «цивилизованные» политики насаждают по всему миру рационалистическую идеологию, глобализм, осуществляя тем самым экспансию Разума в страхе перед непредсказуемостью жизненных проявлений. И что такое сам Разум, если он «инстинктивно чует», неужели вирус жизни, страха и ненависти проник и в него? Не сам ли с собой уже борется Разум? Видимо, Никому не дано уйти от жизни, она первее, глубже и Воли и Разума, и человек – венец ее славы. Ничто и Никто не может уничтожить жизнь, но ее уничтожить может сам человек.

Разум, безусловно, обладает магическим воздействием на сознание человека. Только завороженный, загипнотизированный человек может воспринимать смерть как предвечный закон и естественную необходимость. Преодоление смерти путем все более глубокого проникновения личностного разума человека в тайны Духа и Небытия, путем понимания и признания Смерти, путем примирения двух враждующих начал в природе, обществе и человеке. Когда зайдет ум за Разум, когда «Абсолютный» Разум станет «сходить с ума» и стремиться к «невозможному», тогда явится человеку надежда. Разум и Материя найдут общий язык – язык человека.

Жизнь – лишь случайная форма существования Смерти. Если Смерть есть основание жизни, то жизнь, творимая Смертью, вечно смертна, как сама Смерть. – Логика Разума будет железной, когда Он будет вынужден признать существование Смерти. Но откуда Разуму знать, что Смерть вечно хочет быть смертью? Может быть, Она в своем существе, как в клетке томится, и ждет от человека спасения?

От «жизнь – причина смерти» к «Смерть – причина жизни» – от следствия к причине. Может быть, в этом кроется формула чуда?

Если мир дуалистичен и Смерть является основой жизни, значит мы одновременно живые и мертвые. И только от вас, люди, зависит, будем ли мы вечно живы или вечно мертвы, найдут ли жизнь и Смерть общий язык или во Вселенной навсегда воцарится безмолвие.

«Мир – это глубина, глубь эта дню едва видна. Скорбь мира – это глубина». Глубь мира видит только ночь. Увидеть глубь сквозь ночи мрак. Глубь мира, где царствует тьма, свету Разума недоступна. Где человечеству взять такой ум, такие глаза, которые провидят глубины мира сквозь тьму? Человек – дитя света и тьмы, – так не ему ли иметь такой ум и такие глаза, которые в Смерти, во тьме мироздания разглядят бессмертие жизни.

Истинный гений в Смерти черпает вдохновение.

«Никогда» – слово-призрак бредет позади человечества, устремленного в светлую даль. Обреченность, безнадежность, гибель и пустота идут за ним следом. «Никогда» – последнее отрицание всего существующего. Не человеческий язык выдумал это слово. Глубже смерти оно и сквозит оно запредельностью. Небытие глядит сквозь его отрицание.

«Никогда» – запредельной обреченностью веет от этого слова-призрака, безнадежностью и пустотой. «Никогда»

– конечный приговор всему существующему, «никогда» – утрата смысла бытия человеческого. Это слово лежит глубже Смерти, Небытия, Ничто глядит сквозь него. Слово-знак неминуемой гибели. «Никогда не говори – никогда». Посмотри в глаза Смерти сквозь это слово, загляни еще глубже – в его исток, только там ты увидишь спасение. Смерть вернет свои жертвы, когда человек поймет ее существо и слово-призрак оденется плотью.

«Спасти минувших и преобразовать всякое «было» в «так хотел я» – лишь это назвал бы я избавлением». Нельзя назвать человечеством лишь текущее по земле поколение. Человечество – совокупность счастья, страданий, мыслей и чувств всех прошедших по земле поколений. Смерть не может разрушить единства всех живущих и ушедших людей. Если живущие люди через науку станут бессмертными, но забудут о людях минувших, Смерть неминуемо их настигнет, ибо смерть преодолеть возможно лишь всем человечеством. Ибо сказано: «И не будет того вовек, чтобы остался кто жить навсегда и не увидел могилы».

Физическая смерть – смерть во времени, духовная смерть – смерть в вечности. Без веры в бессмертие человек ничем по существу не отличается от животного. Ибо сказано: «И нет у человека преимущества перед скотом, потому что все – суета!» Но есть вера в бессмертие как в земное предназначение, и в бессмертие как бегство от земного предназначения.

И жизненная сила должна возобладать в природе человека над первичными позывами Смерти, не в пресловутом Сверхчеловеке, а в каждом ушедшем, ныне живущем и будущем. Кто, кроме человека, сможет активизировать силу жизни, опуститься глубже Небытия, зачерпнуть в ее источнике живой и мертвой воды? Ни Бог, ни Материя, ни Чистый Разум, а только живой личностный разум самого человека.

«Любить и погибнуть – это созвучно вечности. Воля к любви – это значит хотеть также смерти». Любовь, пройдя через смерть, рождается в вечности. Смерть для любви, что для птицы Феникс огонь. Любовь неуничтожима, как сама вечность. Часто Смерть делает любовь бессмертной, спасая от повседневности и грязи жизни.

Любовь побеждает смерть. Может быть, эта пафосная фраза – реальность грядущего мира, когда взаимопониманием и любовью человеческой проникнутся Разум и Материя, предвечные основы мироздания, «и смерть станет невозможностью не только для живущих, но и для умерших». Реальность – обратная сторона иллюзии. Но прежде Любовь на земле должна одержать победу над Волей к власти, что кажется более фантастичным, чем воздействие человеческих чувств на Разум и Материю.

«И только где есть могилы, есть воскресения». Не пройдя через смерть, бессмертия не обрести, не умирая, не воскреснуть. Смерть – антипод жизни и ее основание – величайший парадокс мироздания объясняется просто: две основы жизни, Разум и Материя, не поделили власть. Рождение человека в единстве Отца и Матери, смерть – в их «разводе», борьбе за власть. Воскресение – преодоление человеком воли к власти его родителей. Не умирая, не узнаешь, что ты бессмертен. «Не обновиться, не сделавшись сперва пеплом». Ибо сказано: «Смерть! где твое жало? Ад! где твоя победа?»

«Пусть они выздоравливают, преодолевают и создают себе высшее тело». Богочеловек воскрес и явил себя ученикам в высшем теле, Человекобоги, воскреснув, создадут себе тело не хуже.

«Смерть придает жизни смысл». Все в этом мире приобретает смысл через противоположное. Значит, если жизнь станет бессмертной, она утратит свой смысл? Нет, жизнь станет бессмертной лишь через Смерть, в симбиозе их двойственной сути. И жизненный смысл поднимется на такую высоту, о которой смертная жизнь не мечтала.

 
Спасены когда будут ушедшие в мрак,
За место под солнцем не будет драк.
Пространство и время раздвинуть до вечности
И явится царство живой бесконечности.
 

Чем длиннее история человечества, тем шире кладбище, – бессчетное количество людей смыто временем с лица земли. Слияние двух миров – мира дольнего и мира горнего – сделает кладбище садом цветущей жизни.

Дремлют старые могилы, привыкшие к смерти, молодые чутко прислушиваются к кладбищенским шорохам. Они еще не привыкли к смерти, еще не верят, что смерть навсегда. Они еще раскидывают руки крестами, пытаясь обнять ускользающий мир, они еще верят в спасение. Они с недоумением и вопросительно смотрят на проходящего мимо: «как же так, люди, ведь мы собирались жить вечно? как это с нами могло случиться, что нас не стало? спасите нас люди, пока вы живы, пока не стало нас всех».

О человеке, большом и малом

«Ибо он хотел узнать, что за это время случилось с человеком: стал ли он более великим или измельчал». Все труднее становится Вечности разглядеть с высоты человека, хотя он прибавил в росте, поднялся в космос и продлил свой срок существования. Вечность глядит другими глазами, она видит внутренний мир человека. Внутренний мир человека становится виртуальной реальностью. Виртуальный – бессмысленный круговорот слышится в этом слове, искусственно-фальшивое, поверхностно-легкомысленное, ненастоящее, вращение мира в заданном направлении. Разум обманул человека иллюзией нового мира, в котором человек – игрок, хозяин и творец. Виртуальный наркотик сознанию человека.

«Так говорила в добрый час когда-то моя чистота: «Божественными должны быть все существа». Но почему же в человеке так много от дьявола, если дьявол человека не создавал? Разве могло бы библейское яблоко так изменить человека, если бы эта природа не таилась в самом человеке?

«Достичь самого себя», если ты тот, кого нужно достигать. Не ужаснись, достигнув самого себя! Не спутай самого себя с тем ложным образом, который ты собираешься достигать.

«Ибо человек – самый жестокий зверь. Человек для себя самого – самый жестокий зверь». Из всех живых существ лишь человек ужасается самого себя.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное