Василий Головачев.

У границы мрака



скачать книгу бесплатно

Не знал и Вересов, пока не получил известие от Ивана Ломакина, сумевшего сохранить тайну прибытия Вестника от всех спецслужб Солнечной системы. Парень умел прогнозировать развитие событий, умел думать, а главное, смог уговорить Вестника (которого с его подачи теперь все именовали Копун) помочь землянам найти уцелевшие стратегические объекты с оружием марсиан, которых в Системе насчитывалось аж целых семь. Два из них, как и предполагал Ядогава Хироси, прятались на границе пояса Койпера, замаскированные под планетоиды, два – в поясе астероидов между орбитами Марса и Юпитера, два на спутниках Юпитера и Сатурна, точнее, они и были этими спутниками, неотличимыми от каменистых тел Солнечной системы, и один на Луне, под кратером Тимей. Как оказалось, астероид, врезавшийся в край более древнего кратера Бонд У сто миллионов лет назад, случайно породил трещину в дне Бонда У, обнажившую пещеру, ведущую в глубь Луны, а в полости на глубине трёхсот метров и пряталась база.

Обо всём этом Вересов получил представление спустя сутки после возвращения «блудного» Вестника с Ломакиным и Елизаветой Клод-Сантуш на борту. А ещё через сутки Головин передал ему приказ захватить «Космогеологию», не допустив ни разрушения базы, ни использования её оружия военспецами ЧВК.

Сначала планировали использовать для этой цели «вселенолёт» Вестника, технологически более совершенный, чем любой космолёт землян. Но впоследствии от этого варианта отказались. «Вселенолёт» был слишком велик для такого дела, а вокруг Луны сновали тысячи автоматических станций и пилотируемых аппаратов, что не давало ему возможности маневрировать свободно. Какой-нибудь из спутников мог наткнуться на него, пусть и не видимого никому, и Вестник был бы обнаружен.

В десять часов утра тринадцатого января группа Вересова взошла на борт грузолёта «Днипро», известного всей Солнечной системе как независимый транспортировщик оружия.

Специалисты Коскора и Главного космического разведуправления России (ГКРУ) провели огромную предварительную работу, захватив капитана космического грузовика Петро Бережко и запрограммировав его на выполнение важной операции по доставке спецгруза в кратер Тимей, на базу ЧВК «Космогеология».

«Днипро» и в самом деле собирался перевезти партию вакуумных дронов с завода «Фирташ» на орбите Земли, но днём позже. Чтобы выловить эту информацию, контрразведчикам Коскора пришлось пролюстрировать почту сотен тысяч военных серверов и выйти на заказчиков завода, после чего и началась предоперационная суета. Лучший вариант для проведения операции по захвату «Космогеологии» трудно было придумать.

На высоте десяти километров над поверхностью Луны над центральной консолью управления грузолёта зажглось ожерелье красных огней. Из динамика связи послышался густой хрипловатый мужской голос; говорили по-украински:

– Агов труна з музыкою над кратером, когось чорт несе?

Вересов, находившийся в транспортном отсеке корабля, но видевший всё по общей линии интеркома, вскинул вверх кулак, обращаясь к капитану, чья красная физиономия виднелась в боковом зеркале связи.

Бережко, получивший надёжную программу действий, рассчитанную на все случаи жизни, проворчал, не включая визуального канала:

– Мирон, ты, чи що? Зараз шарахну торпедою, видразу своiх визнаеш!

– Тю! – удивился неведомый оператор контроля космопорта Тимея. – Петро? Ты ж повинен бути завтра ввечорi.

– Эту партию дронов хотять отдать новым исламидам, я подсуетился и везу вам.

Отримай периметр.

– Це надо провентилировать з командиром.

– Вентилируй, поки я буду садитися. Только побыстрей вертухайся, над нами полиция вiсить.

Послышались смешки экипажа «Днипра», расположившегося в ложементах в рубке управления. Корабль был стар как легенда о «великом укре Бандере, боровшемся за щастя народа», её корни уходили ещё в двадцатый век. Сам же космолёт строили в городе Днепре, отчего он и получил имя «Днипро». Но двигатели на нём на антигравитационной тяге стояли новые, предоставленные китайским космическим концерном «Вейда ди тупо», и неуклюжий с виду пятидесятилетний челнок вполне отвечал своей роли грузоперевозчика.

Перед опускающимся космолётом зажглись жёлтые вертикальные огни, стекающие сверху вниз. Повинуясь указателям финишного комплекса, компьютер корабля сориентировался и плавно опустил плоскую корму на поле космодрома, представлявшее собой слегка приглаженное и очищенное от камней дно кратера Тимей.

Из стоявшего рядом купола технокорпуса базы выдвинулся к «утюгу» грузолёта гофрированный рукав приёмно-посадочного комплекса.

– Напряглись! – подал команду Вересов.

Бойцы группы заняли места согласно плану операции. Все они были экипированы в «кокосы», замаскированные под обычный космический камуфляж, а капитан Мишин даже сменил маску и теперь представлял собой копию старпома «Днипра» американца Ника Хейли. Вместе с Вересовым, также накинувшим голографическую копию Петро Бережко, они встали у люка в небрежных позах «космических волков», исколесивших чуть ли не всю Вселенную. За их спинами застыли рукастые, похожие на помесь паука и кенгуру, фозмы, вооружённые восемнадцатыми «Терминаторами». Роботы тоже были замаскированы под разгрузочные механизмы и не должны были вызвать у встречающих никаких подозрений.

Люк с шипением подскочил вверх, открывая прямоугольное отверстие шлюза. На пороге выросли две человеческие фигуры в коричнево-пятнистых униках класса «хамелеон», на плечах которых крепились турели с «универсалами». Одна эта экипировка говорила о том, что снабжалась база ЧВК на уровне спецподразделений регулярных войск крупнейших государств и что её подкармливали деньгами и снабжали новейшей техникой не для добычи полезных ископаемых. Да и киберохрана за спинами встречающих – трёхметровая громада с растопыренными лапами-манипуляторами и четырьмя стволами над плечами и за спиной подтверждала вывод Вересова: это был бот американского производства «Веган», имеющий на вооружении лазер, плазмер и вакуумные гранаты.

Первым в транспортный отсек шагнул высокий и худой мужчина с бугристым лицом и широкими скулами. Рыжеватый. Это был главный босс комплекса разгрузки англичанин Стив Тэтчер. Его сопровождал капрал охраны базы Якуб Тимошенко, бочкообразный здоровяк с оплывшим лицом человека, проглотившего скорпиона.

Вересов невольно вспомнил свою виртуальную схватку в последнем чемпионате мира по киберспорту, ещё перед отлётом к планете Нимфа, когда в его задачу входила ликвидация базы ЧВК на астероиде, согласно сценарию игры собравшейся напасть на правительственный конвой, сопровождавший свидетеля со спутника Юпитера на Землю. Тогда он победил, захватив командира базы и полностью уничтожив весь отряд боевиков. Но то была игра, пусть и неотличимая от реальности. Теперь же ему предстояло повторить операцию абсолютно реально, с риском лишиться жизни, поэтому нельзя было упускать инициативы и действовать надо было архибыстро.

«Товсь!» – отдал мысленную команду Вересов.

Ничего за секунду после этого не произошло, но в ушах рассыпался писк ответов всей боевой системы, участвующей в операции. Бойцы, наблюдатели, технические специалисты, операторы связи, информационных каналов и контроля, командиры страхующих подразделений и капитаны боевых модулей на орбите Луны были готовы к атаке.

«РЭБ!» – скомандовал Вересов.

На территорию «Космогеологии» упала невидимая глыба шумовых радиоимпульсов, подавляющих все виды связи и блокирующих работу электронных устройств. Глыба работала избирательно и в определённом пространственном объёме, не потревожив расположенные неподалёку технические сооружения и городки землян.

Снова мимолётно вспомнилась игровая ситуация на астероиде, когда по сценарию группе Вересова надо было проникнуть внутрь базы и вывести оттуда живым её командира. Нынешняя ситуация повторяла игровую почти полностью, разве что её финал должен был получиться иным.

– Петро… – начал Стив Тэтчер.

«Атака!»

Мысленный приказ активировал пускатель наноботов, и к обоим встречающим понеслись невидимые «пули» микророботов размером с тысячу атомов, нацеленные на перепрограммирование сознания. В первые миллисекунды они парализовали мышцы тел, затем перехватили управление нервными путями и отключили мыслесферу. За последние миллисекунды наниты сконцентрировали внимание боевиков на приказах «управляющего браузера», то есть Вересова.

– Всё в порядке, – сказал он любезным тоном по-английски. – Мы привезли заказанное. Ведите нас к командиру базы. Быстро! Не обращая внимание на действия персонала. Началась учебная тревога. Пошли!

Оба сотрудника «Космогеологии» тяжеловесно развернулись и потопали в глубь причальной кишки, слегка раскачиваясь на ходу. Сила тяжести на Луне была в шесть раз слабее земной, но на космодроме работал гравитационный компенсатор, и она составляла девять десятых земной.

Не получив никакого приказа, робот охраны остался на месте. Но Вересов мысленно скомандовал: добейте! – и один из роботов-«разгрузчиков» вонзил в корпус «паука-кенгуру» мощный импульс радиоэлектронного подавления, превративший гиганта в застывшую металлическую скульптуру «терминатора».

Прошагали трубу переходника, вышли к тамбуру, в котором суетились мощные парни в коричневом и чёрно-фиолетовом камуфляже. Они были явно растерянны, так как лишились связи, рации их костюмов молчали, а бортовая аппаратура сбоила.

– Стив, скажи им, чтобы собирались в транспортном терминале, – сказал Вересов. – Босс приказал. Есть работа.

Тэтчер, не меняя выражения лица, поймал за руку какого-то громилу, ровным голосом передал распоряжение Вересова.

Мечущиеся по отсеку боевики начали сбиваться в толпу.

– К боссу!

Двойка встречающих направилась по коридору в глубь сооружения. Гости последовали за ними, провожаемые удивлёнными взглядами работников «Космогеологии»: по коридорам базы ещё не бродили роботы-разгрузчики.

Бегущие дорожки в коридорах, в отличие от электронных систем, работали, подчиняясь автономным электрическим контурам. Поэтому до отсека управления, располагавшегося на третьем нижнем горизонте базы, включавшего в себя штаб, компьютерный центр и жилой сектор главарей ЧВК, добрались быстро, всего за пару минут.

Повсюду бегали растерянные люди в коричневых и фиолетовых комбинезонах, по отсекам распространялся шум паники, действовать надо было не задерживаясь ни на секунду, и Вересов включил рацию, не зависимую от ударов любых помех:

– Второму – на раз!

– Готовы! – прилетел в наушник голос капитана Каневского, командующего эшелоном захвата.

Прошли прозрачную перегородку с неработающим сканером, возле которого тоже возились хмурые техники базы. Остановились перед закрытой дверью в центральный блок штаба.

– Входим!

Хейли замялся, покосившись на главу охраны.

– Требуется запрос…

– Мы знаем причину сбоев, можем устранить. Плюс у нас срочное сообщение для коммандера. Протокол «СОС»!

Бригадир команды разгрузки подсунул голову под глазок сканирующего устройства. По его лицу пробежался синий лучик.

– Полковник Хейли, предъявите допуск, – проговорил мурлыкающий женский голос.

Вересов поймал весёлый взгляд Мишина, говорящий: у них тут все полковники да генералы.

– Протокол «СОС»! – буркнул Хейли. – Доложите коммандеру Бараку, у нас важное сообщение. Ремонтная группа может устранить сбои.

Клацнуло, будто дверь захлопнула рот. Но открылась она не сразу, выдержав минутную паузу.

– Вперёд! – сказал Вересов.

Вошли.

Командный пункт базы мало чем отличался от центров управления большинством человеческих институтов. Зал КП представлял собой купол диаметром около тридцати метров и был заставлен современными комплексами связи и контроля не хуже, чем центры обработки информации и управления крупных силовых структур.

Посреди зала стоял сложный сетчато-модульный агрегат визар-системы, опиравшийся на «опухоль» кванка последней модели «Марк-XXI».

За тремя консолями сидели операторы, полускрытые специальными «фартуками» биоуправления. Отдельная консоль с огромным виом-монитором принадлежала коммандеру базы. Но сам он стоял рядом, наблюдая за манипуляциями молодого курчавого парня в сером унике, занимавшего кресло Барака.

Барак был афроидом с иссиня-чёрной кожей, отчего издали его можно было принять за робота-андроида.

Ещё четверо мужчин возились с пультами, то и дело переключая что-то на корпусе технологического форма, представлявшего, очевидно, устройство для проверки цепей компьютера.

Барак обернулся. Фосфорно-белые глаза его раскрылись, потом сузились, на чёрно-эбеновом лице прорезалась красная черта рта. Он явно не ожидал увидеть в своих владениях незнакомых людей.

– Стив, в чём дело? Кто это?

Вересов вышел вперёд:

– Я спецпредставитель мистера Чауна. Коммандер, у меня для вас срочное послание мистера Чауна, извольте взять пакет.

Он протянул Бараку чёрную спиральку с мигающей в центре красной искрой.

Коммандер посмотрел на неё, не торопясь брать в руки.

– Мистер Чаун… меня не предупреждал…

– Изменились обстоятельства, сэр.

«Мистером Чауном» называли опекуна ЧВК, начальника отдела специальных консульских операций Госдепа США. Эту информацию выдали Вересову контрразведчики Коскора.

Слова Вересова произвели нужное впечатление.

Поколебавшись, коммандер взял флеш-баг.

Это его и погубило. Заряд нанитов перетёк со спиральки на пальцы негра, и через несколько мгновений он забыл, кто он и что здесь делает.

– Объявите общий сбор персонала! – вонзил Вересов ему в уши звуковой «шар», не слышный больше никому. – В транспортном отсеке!

– Электроника… вышла… из строя… – деревянно выговорил Барак.

– Линия интеркома сохранилась. Объявляй!

Барак подошёл к креслу, буркнул оператору, пытавшемуся восстановить интерфейс кванка:

– Включи… матюгальник…

– Линия в раздрае, – огрызнулся курчавый.

– Включай!

– Долбить-молотить! Говорю же…

Вересов шагнул вперёд, одним рывком выбросил оператора из кресла (остальные ошалело проводили его взглядами), пробежался пальцами по клавиатуре; он хорошо разбирался в айти-технике.

– Готово, босс! Протокол «Рой»!

Барак уткнул нос в сетчатое крылышко микрофона.

– Внимание! Говорит коммандер! Протокол «Рой»! Всем собраться в транспортном отсеке!

– Немедленно!

– Немедленно! – послушно повторил Барак.

– Это касается и вас, – повернул голову к застывшим операторам Вересов. – Ноги в руки и бегом!

– Но, босс… – растерянно возмутился курчавый. – Мы не закончили! Полетели все периферийки…

Мишин развернул парня спиной к себе, поддал коленом под зад.

– Быстро наверх, в терминал! Повторять не буду!

Оператор сглотнул, оглянулся на товарищей.

Турель «универсала» на плече главного охранника базы повернулась к ним.

Этого оказалось достаточно.

Техники, толкаясь, гурьбой бросились из зала.

– Второй – пошёл! – скомандовал Вересов группе Каневского, которая должна была обезвредить охрану базы и запереть весь персонал в транспортном терминале, после чего начиналась третья фаза операции – сдача боевиков в руки органов правосудия.

– Сюда надо парочку наших технарей, – сказал Мишин.

Вересов снова вызвал Каневского:

– Второй, двоих технарей в пост! Под охраной фозма!

– Сейчас отправлю, – пообещал капитан.

– А теперь веди нас в бункер, – приказал Вересов Бараку, лицо которого блестело, словно покрытое слоем жира. – К артефакту! Быстро!

Коммандер вздрогнул, сверкнув фосфорными белками глаз.

Какое-то мгновение Вересову казалось, что главарь базы очнётся и начнёт сопротивляться. Но этого не произошло. Наниты, перекрывшие ему нервные каналы мозговых структур, отвечающих за проявление самостоятельности и воли, отбили атаку сознания.

Выбрались из зала центрального поста.

Увидев двух роботов-разгрузчиков, Барак приостановился, но Вересов подтолкнул его в спину.

– Всё хорошо, это охрана.

Торопливо выскакивающие из помещений базы боевики опасливо косились на делегацию, во главе которой шествовал коммандер, но задавать вопросы не решались, хотя приказ подняться в транспортный отсек многих удивил. Это было видно по взглядам, которые ловил Вересов.

Дошли до небольшого зальчика прямоугольной формы, в котором стояли разнообразные механизмы и аппараты, в том числе катера разных классов и роботы охраны. Из помещения уходил вдаль широкий коридор, освещённый оранжевыми квадратами. Коридор был отделён от помещения толстой прозрачной плитой, оборудованной сложным механизмом ворот. Ворота были закрыты. С двух сторон от них высились громады «кенгуру-пауков», вооружённых плазмерами и вакуумными гранатомётами. Кроме роботов ворота охраняли еще и четверо боевиков в чёрно-синих спецкомбинезонах, тоже вооружённые до зубов.

– Слава, отвлеки! – сказал Вересов.

Мишин наклонился к уху пузана Тимошенко.

Начальник охраны выслушал его, выпучил глаза.

– Вы почему не в транспортном отсеке?!

Боевики завертели головами, закрытыми шлемами, переглядываясь меж собой, бросая взгляды то на молчавшего Барака, то на главного охранника. Один из них откинул забрало, показалось смуглое усатое лицо.

– Якуб…

Тимошенко грузно шагнул вперёд.

– Полковник Тимошенко!

Глаза усача стали круглыми.

– Якуб, ты що, с глузду зъихав?! Ты ж сам давав поручення поста не покидаты…

– Мовчати! Выконуйте приказ босса! Всем – пулей у транспортний отсек!

Смуглолицый отшатнулся, глянул на Вересова, продолжавшего играть роль капитана грузолёта, потом на Барака, буквально истекавшего потом, и ему что-то не понравилось в поведении командиров базы. Он сделал шаг назад, вскинул кулак.

– Никого не впустимо! Геть отседа! Босс, объясните, шо происходить?

Троица охранников за его спиной навела на сопровождавших Барака мужчин стволы «универсалов».

– Кхе… – выдавил из себя Барак.

Вересов понял, что настал момент истины, как говорят в таких случаях, и что надежда закончить операцию без стрельбы не удастся.

Он раскинул руки, показывая, что безоружен.

– База захвачена! Жить хотите?

Несколько мгновений охранники тоннеля переваривали сказанное, явно находясь в шоке. Потом усач прокаркал:

– Лечь на пол! Руки за голову!

– Не хотят, – проворчал Мишин.

6

Копун оказался не просто коллектором информации, он даже пытался обсуждать полученные новые для него знания с пассажирами, проявляя чуть ли не человеческое любопытство. Хотя многое в жизни людей он не понимал принципиально. В том смысле, что в его программу, несмотря на всю её сложность, не были вложены такие категории морали и этики, как ложь и обман, трусость и подлость, злоба и предательство. И при этом он являлся настоящей «машиной судного дня», предназначенной запустить системы уничтожения для ответного удара по агрессору.

Так, перехватывая разговоры десятков миллионов людей по всей Солнечной системе, он узнал, что на Земле сформирован бесполезный класс, но не понял, что это такое. Иван начал было объяснять компьютеру сложившуюся ситуацию на пальцах, но его перебила Елизавета:

– Подожди, дай попробую я.

– Легко, – согласился он, – ты учила философию, я нет.

Елизавета начала издалека: что человек сам не знает, кто он есть, зато отлично изучил свои потребности, среди которых главными были и остаются власть, еда и секс. Что ради удовлетворения этих потребностей он и ходит на работу либо собирается в бунтующие стаи, живущие по парадигме «отнять и разделить». Но к середине двадцать первого века искусственный машинный интеллект достиг такого развития, что его применение и роботизация производственных процессов почти полностью отменили физический труд, и миллионам людей пришлось столкнуться с проблемой ненужности, влекущей за собой проблему выживания. Так и образовался третий – бесполезный класс, по сути – каста, отброшенная цивилизацией. К началу двадцать второго столетия богатые, владеющие передовыми технологиями и методами улучшения тела, действительно стали талантливее и умнее бедняков. После чего началась эра «атомарного дробления» человечества на мелкие общины и, как следствие, эра войн за ресурсы.

– Не везде, – прервал Елизавету Иван. – В России первыми в мире стали платить БЕНЕФИС.

– Да, здесь мы нашли гуманистический выход, в отличие от других государств. Но и мы не избежали ВИРСа.

– Что такое ВИРС? – поинтересовался Копун; для удобства общения с землянами он создал объёмный голографический пузырь в форме человека, принявший облик четырнадцатилетнего мальчишки, хотя мог беседовать с ними и мысленно.

– ВИРС – аббревиатура слов «виртуальный исход», – сказал Иван.

– Большинство не занятых ничем людей, – добавила Елизавета, – уходят в компьютерные игры, создают виртуальные миры и буквально живут в них.

– А что такое БЕНЕФИС?

– Безусловно необходимое физическое содержание. Государства выплачивают населению пособие, определённую сумму кредитов, чтобы оно сводило концы с концами. В одних странах БЕНЕФИС выше, в других ниже, а есть и такие, где не платят.

– В странах мусульманского пояса, – сказал Иван. – Да и в объединённой под знаменем Халифата Европе такие есть, Греция, к примеру, Босния, Украина.

– Как же люди выживают? – наивно удивился «мальчишка».

Иван и Елизавета переглянулись.

– Это одни из самых неблагополучных стран на планете, – сказала женщина виноватым тоном. – Вместе с Сатанинскими Штатами Америки и Канадским Шариатом. Большинство их населения торчит в зоне ВИРС, остальные организуют независимые улусы, в том числе частные военные компании, которые потом используются всеми, кто пожелает отнять что-то у конкурентов силой.

– Да, теперь я вижу, что не ошибся, – ответил Копун с вполне человеческой иронией.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении