Василий Головачев.

У границы мрака



скачать книгу бесплатно

Осуществил свою задумку Вестник или нет, осталось неизвестным. «Вселенолёт» лишь один раз облетел планету-тор, не посылая к планете беспилотные устройства, но спрашивать Копуна о выполнении его плана Иван не стал. Если Вестник намеревался что-то сделать, он делал. Обманывать кого бы то ни было его не научили.

– Ну, что, теперь домой? – спросил Иван, обращаясь к ставшей задумчивой спутнице.

Елизавета кивнула.

– Домой. Хочу покоя, тишины и настоящего солнечного света.

– Копун? Задание понятно?

«Так точно, – ответил Вестник. – Я готов».

– Как договаривались: появимся в Системе в режиме «инкогнито», чтобы нас никто не заметил.

«Будет выполнено. Прошу прилечь».

Иван и Елизавета послушно заняли лежаки.

Первое время в моменты прыжков «вселенолёта» через космос они занимали места в «големе», потом перестали. Система защиты Вестника не уступала таковой у земных машин и работала без сбоев.

– Поехали!

На головы космолётчиков упала вуаль тьмы…

3

Человечество вскипело.

Так Иван оценил ситуацию в Солнечной системе, послушав переговоры всех служб и просмотрев видеопередачи по многим каналам ТВ и Интернета, после того как спустя три дня после прощания с экипажем «Дерзкого» «вселенолёт» домчался до Солнца и, никем не видимый, замер в сотне тысяч километров от Земли, подальше от интенсивно используемых космических трасс.

Суета была вполне понятной. «Дерзкий» привёз известие о столкновении с «машиной судного дня» – агрессивным последышем чужой цивилизации, некогда обжившей планету-каплю в созвездии Персея, да ещё к тому же управляемым сошедшим с ума космолётчиком Шнайдером, а также об угрозе последнего привести в действие древние военные базы, оставшиеся в Солнечной системе со времён Большой Межгалактической войны, и все, кому не лень, кинулись искать эти самые базы.

Естественно, отреагировали на известие все главы государств, политики, правозащитники и директора спецслужб, что усилило активность человечества в космосе в несколько раз. Ко всем планетам и их спутникам ринулись самодеятельные экспедиции, не считая спецотрядов многих разведок, и теперь над планетами, в том числе и над Землёй, плавали беспилотные станции всех размеров и космические аппараты, зачастую игнорирующие ППК – правила поведения в космосе.

Случались и столкновения, особенно если на один и тот же объект или планетоид нацеливались группы, принадлежащие частным военным компаниям. Доходило и до стрельбы. Но, судя по оживлённым переговорам охотников за оружием, никому из них пока ещё не удалось найти базу древней расы, некогда населявшей Солнечную систему.

Возникла проблема. Иван хотел сразу доложить о своём прибытии в Коскор. Елизавета предложила повременить с докладом, понаблюдать за космосом и даже самим сначала поискать артефакты, если таковые в Системе сохранились. Копун молча ждал решения «племянника» создателей. Когда Иван спросил его, что бы он посоветовал, Вестник ответил:

«Я готов выполнить последнюю вашу просьбу.

После этого я улечу».

– Куда? – удивился Иван.

«По некоторым сохранившимся в моей памяти фрагментам послевоенного периода я сделал вывод, что мои создатели смогли переселиться. Не все, только одна из технически оснащённых групп. Попробую их разыскать».

– Разве переселение могло помочь им уцелеть? Ведь война охватила всю Вселенную!

«Не всю, один домен, её видимую часть, ограниченную космологическим горизонтом».

– Хочешь сказать – радиусом в тринадцать и семь десятых миллиарда световых лет?

«Сто пятьдесят миллионов лет назад радиус горизонта был на два миллиарда световых лет меньше. Но это не имеет значения».

– То есть ты намереваешься искать своих создателей за этим пределом?

«Сначала я обследую ядро галактики, перед началом войны отряды родичей моих создателей отправились в балдж искать союзников».

– Как интересно! – воскликнула Елизавета. Покраснела под взглядом Ивана. – Я бы с удовольствием полетела с тобой.

– Подожди, – хмуро сказал Иван. – Мы ещё не решили проблему с базами и возвращением Шнайдера. Что, если он уже в Солнечной системе, нашёл базы и готовится их активировать?

«Его ещё нет в Солнечной системе, – меланхолически возразил Копун. – Я бы почувствовал».

– Но ты согласен, что его появление может спровоцировать внутрисолнечную войну? Его нужно остановить!

«Это ваши проблемы».

– Спасибо! – рассердился Иван. – Я думал, мы друзья.

«Вы всё время приписываете мне человеческие эмоции и психологию. Я не человек и создан не людьми».

– Но они были нашими предками!

«Относительно».

– Хорошо, не будем спорить. Ты нам поможешь?

«Я уже сказал – выполню вашу просьбу и покину ваш галактический район».

– В таком случае действуем так: ищем базы, нейтрализуем, если это возможно, и сообщаем о находке нашим спецслужбам, чтобы они взяли базы под охрану. Это единственная гарантия того, что древнее оружие не попадёт в руки негодяям и больным на голову политикам и не будет использовано. Затем ждём Шнайдера на «мурексе» и предлагаем ему мир и дружбу.

«Едва ли эта человеческая особь последует вашим советам. Она точно потомок агрессивных тварей с других планет, не пользующихся никакой этикой и моралью. В истории моих создателей время от времени рождались такие больные существа, и их лечили принудительно».

– Тогда мы его уничтожим!

«Если сможете».

– Разве ты нам не поможешь?

«Это не моя война».

– Ладно, разберёмся и без тебя.

– Не надо никого уничтожать, – тихо проговорила Елизавета.

Иван спохватился.

– Ох, Лизонька, извини, что узурпировал власть. Конечно, твоё мнение тоже очень важно. Слушаю тебя.

– С Куртом можно договориться.

– Не уверен, но мы сделаем всё, чтобы не допустить новой войны. А потом – хоть в ядро галактики, хоть на край света! Согласна?

Елизавета улыбнулась, пряча сомнения в глубины души.

4

Чиновники Межкосмоса выставили России претензии по поводу несогласованности действий Роскосмоса с международными организациями в отношении исследования экзотических объектов за пределами Солнечной системы, особенно в части похода российского крейсера к водной планете. Пообещали применить санкции. И Головину как руководителю Коскора вместе с ответственными функционерами СКБ пришлось заняться составлением юридически выверенных и предельно вежливых отписок в адрес тех самых международных организаций, в первую очередь НЕСПАСЕ – Новой европейской парламентской Ассамблеи, занимающихся космосом.

Таким образом Вересов оказался предоставленным самому себе, что его не обеспокоило. Он и так всегда работал самостоятельно, не особенно опираясь на помощь начальства. А задача у него в данный момент была одна, сверхважная – вычислить координаты древних военных сооружений в Системе и взять их под контроль.

Одиннадцатого января он и его группа ступили на борт крейсера «Дерзкий», перебазировавшегося с космодрома Коперник на Луне на космодром Плесецк в России.

Капитан Бугров встретил их лично в переход-хоботе от здания космопорта, проводил на борт и уединился с Вересовым в своей каюте. Он получил приказ поступить под начало полковника Коскора и выполнять все его распоряжения. Естественно, он догадывался, чем придётся заниматься экипажу, но не знал деталей, и Вересов коротко объяснил ему суть дела:

– Начнём искать базы сначала на Марсе, потом на Луне и будем ждать возвращения Ломакина.

– Так как он отсутствует, – сказал Бугров, – я взял в качестве оператора ТС одного из своих знакомых.

– Кого именно?

– Сына Тита Корепанова, моего друга детства, зовут Флавием. Двадцать три года, начинал карьеру кадетом, сейчас лейтенант, отличные показатели, спортсмен, чемпион Академии по киберспорту. – Бугров улыбнулся, изломав морщинами гранитную плиту лица. – Как и вы.

Вересов кивнул.

– Неплохая рекомендация. Вам доверяю.

– Парень – кандидат в команду косморейнджеров. Приглядитесь к нему, у него неплохие перспективы.

– Хорошо, посмотрю. Хотя Ломакина он не заменит.

– Иван другого склада человек. К тому же интрасенс.

– Ладно, проверим вашего Флавия в деле. Будете знакомиться с группой?

– Мне достаточно того, что вы отбирали оперативников лично. Рад, что в группу вошёл Ядогава.

– Без него никак. Да и Мишина вы знаете. Остальные – лучшие в своём деле. Теперь о порядке работы. Грузим на борт две жилые станции «Аргус». Выходим в космос якобы для проведения плановых профилактических работ, подвешиваем станции над Марсом. В них будут работать мои парни, мониторить связь и сканировать поверхность планеты с помощью нейтринных сканеров «Третий глаз». Ещё один сканер будет выведен к Меркурию.

– Надо проверить астероиды кольца между Марсом и Юпитером. Не все они обследованы досконально.

– Разумеется, будут обследованы и они, для этого технари запустят беспилотники. Но это уже их забота.

– Наша задача?

– Отслеживать маршруты кораблей ЧВК. Для этого на наш кванк будут поступать данные всех мониторинговых систем разведки и космоконтроля. Любая активность конкурентов должна быть замечена и проверена. Поэтому будем сидеть «на ушах» и реагировать мгновенно.

– Экипаж готов.

– Не сомневаюсь. С Ломакиным нет связи?

Бугров мигнул.

– Мы договаривались, что он будет сообщать о себе, – в голосе капитана прорезалась нотка досады. – Искать его, бросая в космос позывные, бессмысленно.

Вересов понял чувства собеседника. Несмотря на всё своё природное хладнокровие, Бугров переживал и ответственности за судьбу одного из членов экипажа с себя не снимал.

– Прошу прощения, Виталий Семёнович. Как вы думаете, почему он молчит так долго? Мы обговаривали также, что Вестник прилетит вслед за нами. Что случилось? Почему он задерживается? Сработала какая-то программа, и Вестник перестал слушаться? Что ни говори, а он всё-таки машина.

– Не знаю, – одним словом ответил капитан Бугров на все вопросы сразу. – Уверен, что Иван вернётся.

Через два часа после этого разговора «Дерзкий» стартовал, провожаемый взглядами наблюдателей за Приземельем всех существующих служб, и направился к Марсу.

Последующие несколько часов команда Вересова возилась с запуском станций, оборудованных сканерами, и контролем функционирования их оборудования, каскад за каскадом подключала системы контроля.

Подошли к Марсу на расстояние в десять тысяч километров.

К началу двадцать второго века эта планета, колонизацию которой описывали десятки раз, а заселять начали лишь в восьмидесятых годах двадцать первого столетия, перестала волновать не только обывателей, мечтавших почти два столетия встретиться с марсианами, но и умы учёных. Жизни на ней, по большому счёту, не было, если не считать бактерий, обживших пустоты в приповерхностном слое Марса. Да, следы разумной деятельности были найдены, но они оказались далеко не такими впечатляющими, какими их представляли уфологи и писатели-фантасты. К тому же в середине века была открыта жизнь на трёх больших спутниках газовых гигантов Солнечной системы: Юпитера, Сатурна и Нептуна. Спутниками этими были Европа, Энцелад и Тритон, а жизнь на них появилась в подлёдных океанах, подогреваемых горячими ядрами планеток.

В связи с этим интерес к Марсу поутих, но его экзотическая природа и вероятные скрытые «клады» манили многих людей, и он постепенно заселялся. К моменту появления над ним «Дерзкого» на поверхности и в пещерах Марса уже было возведено около тысячи посёлков, вмещавших более одного миллиона жителей. Большинство из них группировалось в низинах на экваторе планеты и на дне больших кратеров. Но и в горных районах Марса, в глубинах пещер и обвалившихся лавовых куполов тоже жили марсопроходцы, среди которых было немало искателей месторождений золота и алмазных трубок. Плюс чёрные археологи, охотники за сокровищами древней марсианской цивилизации. Плюс секретные базы частных военных компаний, ведущих свои поиски артефактов в надежде добраться до древнего оружия и продать какому-нибудь новому «исламскому государству» на Земле или в космосе либо предложить свои услуги. Именно они первыми и зашевелились в Солнечной системе после утечки информации из Межкосмоса о схронах с оружием, оставшихся от древних обитателей галактики.

По планетам бросились рыскать отряды охотников, использующих современные методы локации и компьютерное моделирование.

Подключились службы разведки развитых стран, в первую очередь Китая, Индии, Японии и Еврохалифата.

Заработали мощные инструменты наблюдения за пространством системы: радиотелескопы, нейтринные радары и гравилокаторы.

Пространство захлестнула волна обсуждений первых результатов поисков, предупреждений о последствиях, приказов, распоряжений, отчётов о проделанной работе и даже угроз, посылаемых охотниками разных групп друг другу, если их интересы вдруг пересекались.

Но проходил час за часом, истекли сутки, но ни один из отрядов так и не наткнулся на скрытые хранилища военных изделий древних жителей планет Системы.

Не дали результатов и усилия группы Вересова, пользующейся каналами косморазведки России и Союза добрососедских государств. Нейтринные сканеры просветили Марс в определённом порядке, следуя прикидкам экспертов по инопланетной инфраструктуре, но погруженных в глубины пород планеты подозрительных полостей не обнаружили.

– Что ж, будем продолжать поиски, – объявил своим оперативникам Вересов, собрав визар-совещание. – Наберитесь терпения, придётся работать не точечно, а по площадям.

Поскольку Ядогава Хироси не принимал непосредственного участия в сканировании Марса, Вересов беседовал с ним часто, приглашая ксенолога в кают-компанию «Дерзкого». Пригласил и после совещания.

– Давайте побалуемся кофейком, Ядогава-сан, пока позволяют обстоятельства.

– Не возражаю, – согласился японец.

Соорудили по чашке космиано, поставили на стол блюдечко с сыром. Включили обзор, кинув по взгляду на зависший в искрящейся звёздами черноте пространства красноватый шар Марса.

– Ядогава-сан, Солнечная система достаточно хорошо исследована. Беспилотные устройства побывали практически на каждой планете и на каждом спутнике. Следы цивилизации присутствуют, даже на Плутоне найдены остатки каких-то сооружений. Однако никаких баз до сих пор найдено не было. Означает ли это, что базы разрушены или вообще уничтожены?

– По заявлению Вестника…

– Вы верите ему?

Ядогава сделал глоток напитка, взялся за ломтик сыра.

– Он не человек, Даль-сан, он компьютер. Да, сверхмощный, обладающий незаурядным интеллектом, способный исполнять функции командного пункта и обозревать всю Вселенную. Но в отличие от человека, являющегося объективной сущностью, действия которой нельзя свести к реакциям нейронных сетей и биохимическим процессам, он интерсубъективная сущность. Едва ли его обучали человеческой хитрости, подлости и способности лгать. Если он утверждает, что в Солнечной системе сохранились военные базы древних разумников, он не обманывает нас.

– Где же они в таком случае?

Ядогава сделал паузу, отхлёбывая кофе.

– Вполне может быть, что базы закамуфлированы под природные объекты: астероиды, ледяные глыбы и небольшие спутники. Но я могу и ошибаться.

– Тогда мы ищем не там. По Марсу прошёлся такой мощный каток древней войны, что не осталось даже атмосферы.

– Решение мониторить Марс принимал не я.

– Понимаю, я тоже человек приказа, хотя кое в чём и самостоятелен. Что вы предлагаете?

– В первую очередь надо серьёзнейшим образом обследовать Луну. Потом пояс астероидов между Марсом и Юпитером. В последнюю очередь – пояс Койпера за орбитой Плутона и спутники газовых гигантов. Я это уже предлагал.

– Для такого масштабного обследования требуются и масштабные средства.

Ядогава улыбнулся:

– Как говорят ваши соотечественники, Даль-сан: овчинка стоит выделки. Если Шнайдер первым доберётся до кладов, произойдёт катастрофа.

– До них могут добраться и террористы вместе с вояками ЧВК.

– У них значительно меньше сил и возможностей, чем у Курта, управляющего нимфанским Вестником. Даже если какие-то удальцы и наткнутся на базу, вряд ли смогут проникнуть внутрь и активировать оружие.

– Но такой вариант событий не исключён.

Ядогава сморщился, развёл руками, едва не расплескав кофе из стаканчика.

– Увы, не исключён.

– Значит, вы уверены, что на Марсе мы ничего не найдём.

– Уверен, хотя и не на все сто процентов. Зато я уверен в другом: вернётся Ваня-кун и решит проблему.

– Мне бы вашу уверенность, – хмыкнул Вересов. – Не понимаю, почему он опаздывает. Стартовали от Нимфы почти одновременно. Неужели Вестник решил прервать общение и занялся своими делами?

Ядогава красноречиво пожал плечами.

Последующие два часа Вересов общался с капитаном Бугровым и командованием Коскора, предлагая им смещение акцентов поисков военных артефактов. Бугров его понял и поддержал. Головин тоже особо не возражал, оценив мнение Ядогавы, хотя и не стал менять план работы.

– Обсужу в конторе, – пообещал он, имея в виду СКБ, – пусть там решают. Наше дело – перехват и драйв.

А ещё через час, к вечеру двенадцатого января, Вересова, собравшегося прикорнуть в своей каюте, срочно вызвал к себе Бугров.

Атмосфера в зале поста управления царила приподнятая, несмотря на осточертевшую всем картину космоса с торчащим в передней полусфере обзора шаром Марса, опутанным светляками космических станций и беспилотных аппаратов. Два светлячка из всего облака светились ярче: это были естественные спутники Марса Фобос и Деймос.

Увидев перед ложементом капитана призрачную голову Ломакина, Вересов сразу всё понял: Вестник прибыл-таки в Солнечную систему, хотя по отсутствию реакции космических служб человечества пришельца никто не заметил. Впрочем, это было неудивительно, «машины судного дня» древних цивилизаций умели становиться невидимыми.

– Иван! – порывисто шагнул Вересов к изображению оператора.

– Я! – заулыбался Ломакин.

– Садитесь, – уступил кресло Бугров, каменное лицо которого впервые в жизни на памяти Вересова разгладилось и подобрело.

Вересов сел, переживая радостный вопль души – дождались!

5

К две тысячи сто восемнадцатому году Луна представляла собой едва ли не «пригород» Земли, поскольку начала заселяться ещё в середине прошлого века. На её поверхности, обращённой к Земле, располагались сотни небольших купольных поселений, два десятка городков, прятавшихся в основном внутри крупных кратеров, и несколько сотен технических сооружений, от астрофизических обсерваторий, радио– и гравитационных телескопов, разнообразных лабораторий до военных баз.

Если комплексы наблюдения за космическим пространством и мониторинга земной атмосферы ставились на возвышенностях, то посёлки и в особенности частные владения, наоборот, углублялись в породы Луны. Наиболее секретные прятались в подземных пустотах, которых на земном спутнике хватало с избытком.

Кратер Тимей на видимой стороне Луны, диаметром в тридцать два с лишним километра и глубиной в три тысячи двести метров, прорезал юго-западный вал более крупного кратера Бонд У. Он моложе, поэтому и смог остаться неоплывшим, обнажив часть дна Бонда У. Из космоса хорошо видны его вал, остатки террасовидной структуры и осыпи пород у подножия вала. Видна и извилистая борозда на северном склоне подножия, возникшая в застывшем лавовом поле кратера Бонд У в результате удара астероида, и породившего Тимей.

Семьдесят лет колонизации Луны не изменили её ландшафт в северном полушарии. Ни Тимеем, ни Морем Холода южнее, ни Бондом У на севере люди не заинтересовались. Во всяком случае, их станций в этом районе было немного. Зато уже несколько лет на внешней стороне вала располагалось частное владение земной фирмы «Космогеология», по официальным данным занимавшейся поисками и разработкой полезных ископаемых в космосе. Участок Луны площадью в двадцать пять квадратных километров был огорожен, и доступ к нему охраняли комплексы противокосмической обороны «Икло», а также рота космодесанта ЧВК «Ультрасектор», принадлежащей украинско-американской корпорации «КРАСА».

На самом деле «Космогеология» никакой разработки полезных ископаемых не вела, а прикрывала базу ЧВК, посылавшей отряды боевиков в горячие точки планеты. А поскольку никакими моральными и этическими принципами боевики не руководствовались, слава об ультрасеках баз «КРАСА» разлетелась по всей Солнечной системе, и Межкосмосу и Совбезу ООН неоднократно приходилось искать управу на этих безбашенных уродов.

Но и это оказалось не всей правдой о деятельности «Космогеологии» на Луне.

Когда в Солнечную систему в режиме «инкогнито» прилетел толкиновский Вестник и начал изучать планеты Системы, выяснилось, что одна из древних военных баз действительно пряталась на Луне, как раз в пещерах под кратером Тимей, и на неё ещё два года назад случайно наткнулись строители «Космогеологии».

Разумеется, о находке ни в какие международные институты командование «геологов» сообщать не стало. Началось изучение артефакта, приведшее к многочисленным жертвам личного состава ЧВК. Инопланетная база была защищена, охранялась хитро, с применением автоматов и компьютеров, превосходивших по возможностям современные кванк-системы и даже интеллект человека, хотя созданы периметры охраны были сто пятьдесят миллионов лет назад не людьми.

За два года исследователям удалось пройти практически все контуры охранных систем, и теперь они готовились к последнему штурму, добравшись до отсека управления «селенитов», как командиры ЧВК называли строителей древнего сооружения. Хотя строили базу вовсе не жители Луны и даже не земляне, а марсиане. Но этого новые хозяева ЧВК не знали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении