Василий Федорченко.

Здесь моё сердце. 350 стихотворений о природе



скачать книгу бесплатно

© Василий Федорченко, 2017


ISBN 978-5-4485-7056-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Одухотворение мира

Василий Федорченко – автор восьми ранее изданных сборников поэзии: «Ты лучше всех» (2013), «Венок любви» (2014), «Любите!» (2014), «Гармония чувств» (2014), «Берег счастья» (2015), «Побережье крылатых снов» (2016), «Капли времени» (2017), «Ты самая-самая…» (2017).

Как и любовные стихи поэта, его пейзажная лирика вводит читателя в художественное пространство красоты и трогательных светлых ощущений. Автор в лёгких, мелодичных и образных стихах описывает впечатления от мира природы, в котором он живёт. Этот мир красив, добр и полностью открыт тому, кто рождён его любить, кто способен видеть в нём большое и малое, кто в своём восприятии не может не одухотворять его.

В поэзии Василия Федорченко живыми представляются солнце и звёзды («В раме зеркала овальной», «Омовение», «Солнце и ветер»), небо и облака («Облака в пруду», «Облачные метаморфозы», «Опустилось небо к полю…»), речки и дожди («Музыка», «В дебрях тростника», «Арбузный круг на блюде золотом»), деревья и цветы («Любимой берёзке», «Крокусы», «Цветок из детства»). Они умеют по-человечески радоваться, грустить, восторгаться и тем самым вызывать у поэта, понимающего их, сопереживания и желание поделиться ими с людьми.

Особенностью стихов о природе Василия Федорченко является и то, что нередко в них всплывают мотивы любви к женщине, причём естественно и гармонично. Поэт воспринимает союз Природы и Любви как божественную основу жизни.

1. Мой мир

 
Хочу о птицах, звонкой роще
Стихи красивые сложить,
Мир рисовать как можно проще,
Чтоб мог любой зайти и жить.
 
 
Хочу слагать легко, свободно
Без заковыристых затей,
Чтоб без ключей, паролей, кодов
Он открывался для людей.
 
 
Прошу в мой мир великодушно
Хоть в час полуночный, хоть днём.
А если вам здесь станет скучно, —
Не вас, простите, ждал я в нём.
 

2. Здесь моё сердце


 
Причащённый росою деревьев
И умытый ветрами степей,
Врос я сердцем влюблённым в деревню
И всю жизнь верен ей и себе.
 
 
Просыпаясь на зорьке рассветной,
Не спеша я иду в огород.
Льётся ключ вдохновенный из сердца
То и дело стихами в блокнот.
 
 
Прохожу мимо речки и рощи —
И такая вокруг красота!
Птахи смотрят на новые строчки
И поют их, читая с листа.
 
 
Подпеваю я весело птицам —
Почитателям вечным своим.
Исполняем деревне – столице
Малой родины нашей – мы гимн.
 
 
В нём мелодия птичья – всех лучше
И рождённые сердцем слова.
Поднимается солнце нас слушать,
И, растрогавшись, плачет трава.
 
 
Фото автора.
 

3.
Шалфей

 
Из душистой травы шаловливые феи
Пили чай для красы молодильный горячий.
И назвали траву ту шутливо «шал-феем»
В честь любимых себя. Ну, а как же иначе?
 
 
И шептали они заклинанья, готовя
И отвары для ванн, и на веки примочки,
И от хвори любой добрым людям снадобья
Да и крепкий настой от загадочной порчи.
 
 
И росла та трава в их саду заповедном,
Где волшебный шалфей тайно феи растили.
И никто не слыхал, не видал и не ведал,
От чего же они так умны и красивы.
 
 
Но проник как-то в сад ночью старый
                                                                 бродяга,
Лёг в ложбине в траву, чтоб усталость
                                                               развеять,
А наутро он встал посредине оврага,
Что был прян и лилов от соцветий шалфея.
 
 
Сладкий запах пьянил, омолаживал душу.
Но старик осознал, что он встретился
                                                                  с чудом,
Лишь когда увидал в чистом зеркале лужи
На коленях себя удивительно юным.
 
 
От испуга он сел, но, опомнившись, понял
То, что эта трава – чародейное зелье.
И, взбираясь наверх, вырвал бережно
                                                            с корнем
Лишь один только куст колдовского шалфея.
 
 
И с тех пор тут и там можно заросли
                                                          встретить
Из потомства того кочевого шалфея.
Но теперь от людей держат в большем
                                                                 секрете
Сад иных чудных трав шаловливые феи.
 

4. Усатые сородичи

 
Пропищало тонко-тонко
Что-то утром в спину мне.
Оглянулся: три котёнка
В винограднике на пне.
 


 
Смотрят дружески  и смело:
Мол, айда в компашку к нам!
Посредине – чёрно-белый,
Серых два – по сторонам.
 
 
– Вы, наверное, близняшки?
Так похожи – ну и ну!
Справа брат зевнул с протяжкой,
Чёрно-белый – мне кивнул.
 
 
А мечтатель – тот, что слева,
Опустил мордашку вниз.
И в зрачках посоловелых
Дым фантазии повис.
 
 
Я бы рад лечь с вами, братцы,
И балдеть хоть целый год!
Если трезво разобраться,
Я и сам почти что кот.
 
 
Не такой, как вы, красивый:
Нет ни шерсти, ни усов,
Но меня зовут Василий —
Многих так зовут котов.
 
 
Да из кошки в человека
Превратил меня мой труд.
Так что я валяюсь редко.
Ну, пока! Дела не ждут.
 
 
Я пошёл, а мне вдогонку
Вместо братского «пока»
Пропищали тонко-тонко
Три призывных голоска.
 
 
Фото автора.
 

5. Душистый чай из листьев и цветков

 
Люблю я чай с лавандой, бергамотом,
Шалфеем, липой, мятой, чабрецом.
Во всяком чае есть такое что-то,
Чего не ощущается в другом.
 
 
И ходит голова порою кругом,
Какой же заварить сейчас себе:
Тот пахнет садом, тот цветущим лугом,
А тот – цветастой скатертью степей.
 
 
Люблю я чай с мелиссой, зверобоем
С ромашкой, хвоей ели и сосны.
Тот – сердце возбудит, тот – успокоит,
А от того – уводят в детство сны.
 
 
Чай лиственный, плодовый и цветочный
Любителю – такая благодать,
Что может он от них с утра до ночи
Себя героем сказки ощущать.
 
 
Люблю я чай с пахучими цветками,
Календулы, боярышника, роз.
Ах, сколько же чаёв на пару с мамой
Когда-то мне испробовать пришлось!
 
 
И я чаи всё так же собираю
В лесу, у речки, в поле, по селу
И, прикасаясь к чашке, ощущаю
Душистый тёплый мамин поцелуй.
 

6. Петунии

 
Птица, ранняя певунья,
Росы стряхивает с ветки
На живой ковёр петуний
Фантастической расцветки.
 
 
Те, как крошечные звёзды,
Дружной стайкой рядом сели
Под холодный росный дождик
На воспрянувшие стебли.
 
 
В клумбу радуга упала,
Приодев цветки в убранство
Для торжественного бала
В тридевятой сказке царства.
 
 
Рты раскрыв от удивленья,
Пьют цветки капель рассвета.
И волшебным сладким зельем
Во дворе запахло лето.
 
 
Подлетел вдруг ветерок к ним.
Снизу вверх взмахнули листья —
И в распахнутые окна
Аромат цветов полился.
 

7. По законам мистики и волшебной лирики…

 
Кустик-малолеточка —
Пара тонких веточек —
Вырос вдруг навстречу мне
У тропы лесной.
По законам мистики
И волшебной лирики
Сохранил все листики
Он в снегу зимой.
 
 
Под пушистым пледом их
От морозов ветреных
Лаком фиолетовым
Покрывала тьма.
Но знобить умаялась
Стужа окаянная —
И, как сон, растаяла
Лютая зима.
 
 
К золотистым лучикам
Потянулись прутики —
Им в сердечных улочках
Тьму рассеял свет.
Две ручонки поросли
На ладошках с росами —
В дар весне от осени
Праздничный букет.
 
 
Прошептали листики
По законам мистики
И волшебной лирики
Правило любви:
«Если всё хорошее
Мы храним из прошлого —
Часть того, что прожито,
Можно оживить».
 

8. Опуститесь ко мне, облака


 
Опуститесь ко мне, облака,
Подхватите на белые крылья,
Чтобы мне, как и вам, свысока
Неоглядные дали открылись.
 
 
Унесите в простор голубой,
Чтобы в небе, кружась вместе с вами,
Смог увидеть я землю, какой
Вам дано её видеть веками.
 
 
Жизнь красивая – лишь на лету.
Знает сызмалу каждая птица:
Чтобы всю разглядеть красоту,
Нужно ввысь от неё отдалиться.
 
 
Травы, за ноги тело держа,
Не дают мне вспорхнуть, но взлетает
Из земного острога душа
К журавлиным и облачным стаям.
 
 
Я витаю в заре огневой,
Лёжа навзничь в ромашках лилейных.
И, живя с детства жизнью двойной,
Не предам я ни небо, ни землю.
 
 
Сбит в сугроб в небе облачный пух,
Тополиный – кружит снегопадом.
А я свой заколдованный круг
Обвожу очарованным взглядом.
 
 
Фото автора.
 

9. Лесной родник

 
Глазами голубыми над деревьями
В глубь леса небо смотрит свысока,
Как с неуёмной жизненной энергией
В траве клокочет сердце родника.
 
 
Оно качает воды в мёртвой темени
И поднимает их на белый свет.
О, сколько нужно страсти, сил и времени,
Чтоб вычерпать всю кровь подземных недр!
 
 
Но сердце родника вовсю работает,
Напевом ручейка благодаря
И старый лес, и небо синеокое
За дивный дар земного бытия.
 
 
Перед ключом в зной стану на колени я,
Напьюсь живой водицы из него.
Вот так и ты поишь меня, Поэзия,
Струясь на свет из сердца моего.
 

10. Арония

 
В осеннем платье ты, арония,
Нежна, изящна, всех прекрасней.
Не собралась ли ты на родину
Открыть рябиновый там праздник?
 
 
Пленила б ты нарядной кроною
Всех, с кем не виделась ты прежде.
И увенчать тебя короною
Пришёл бы сам таёжный леший.
 
 
Душой ты в Северной Америке?
Но плоть твою здесь держат корни.
И потому ты так, наверное,
Тиха, задумчива, покорна.
 
 
А, может, ты, считаешь родиной
Моё родное Приазовье?
И в руки кисти черноплодные
Как брату тянешь мне с любовью.
 
 
Благодарю тебя, арония, —
И ты мне будешь век сестрицей!
Твою заботу благородную
Я возвращу тебе сторицей.
 
 
Я здесь тебя теплом порадую.
Зачем тебе холодный север?
Приятно быть не только братом мне,
Но и слугою королевы!
 

11. Колосок

 
Среди пыльной травы
                        заблудился я в поле,
 
 
На луче стебелька
                        золотой колосок.
 
 
На границе ветров
                       я сгибаюсь до боли.
 
 
Я ещё не созрел, а уже одинок.
Когда зёрнышком был, от дыхания ветра
Слаб и лёгок, как пух, улетел я сюда.
Колыбельную мне
                       день и ночь пела в детстве
 
 
Из овражного дна
                       ключевая вода.
 
 
То и дело попить
                      к ней слетаются птицы,
 
 
А я дождика жду
                      и ржавею в пыли.
 
 
Мне б спуститься в овраг
                      и в ручье том умыться,
 
 
Да себя не могу
                      оторвать от земли.
 
 
Но, надеясь всегда
                     на счастливую долю,
 
 
Я готов пережить
                     здесь любую беду.
 
 
Я рассыплюсь, созрев, как монисто, по полю,
А  потом по весне
                  я сторицей взойду.
 

12. Полдень приморского лета

 
Летнее щедрое солнце.
Ветер морской опьянелый.
Мягкие тёплые волны.
Крепкое лёгкое тело.
 
 
Чаек галдёж дружелюбный.
Близкие влажные очи.
Сладко-солёные губы.
И поцелуй сочный-сочный.
 
 
Брызги искристые в лица.
Выкрик утробный парома.
Всполох далёкой зарницы.
Взрыв одуревшего грома.
 
 
Дикая хитрая тучка.
Тень на крутом побережье.
Дождик слепой и беззвучный.
Капли – то чаще, то реже.
 
 
С ивы зазывные трели —
Посвист, манящий под зонтик.
Бег по волнам и по тени.
Берег песчаный… и солнце!
 
 
Длинные два полотенца
У перевёрнутой лодки.
Тело, прижатое к телу,
На кулаках подбородки.
 
 
Два очарованных сердца,
Рядом стучащих так часто!
Полдень приморского лета.
Шёпот. Дыхание. Счастье….
 

13. Ах, осень!


 
На блёстки рос под небо чистое
В начале солнечного дня
Ты позвала, похоже, мысленно
В свои объятия меня.
 
 
Иду в твоих палатах царственных,
Красе божественной дивясь.
Ах, осень, осень златовласая,
В какой ты сказке родилась?!
 
 
Ты поразительна нарядами,
Игрой изменчивых небес
И торжеством эскортов свадебных,
В пути сигналящих тебе;
 
 
Волшебной музыкой венчальною
И бормотанием дождей,
Гортанной песенкой прощальною
Летящих к югу журавлей;
 
 
Неутомимым лёгким трепетом
Весёлых листьев на ветру,
А в дни угрюмые свирепые —
С домов тоскливым воем труб.
 
 
Ах, осень, ты такая разная
В погоде и в порывах чувств!
В природе нет другого праздника,
Где б вдруг восторг сменяла грусть.
 
 
Но ты такою мне и нравишься.
Пусть даже спрячет снег тебя,
Я знаю, что не умираешь ты,
А будешь спать до сентября.
 
 
Фото автора.
 

14. Арбузный круг на блюде золотом

 
Днепр солнце поглощает в полутьме,
Как будто ест круг алого арбуза.
Арбузный сок течёт и нас с камней
Поит волною ягодного вкуса
 
 
И, как Нептун, пускай без бороды,
Войдя по грудь в подслащенную воду,
Ныряю от звезды я до звезды,
Что россыпью упали с небосвода.
 
 
Пунктиром прикрепляю их ко дну
По контуру приветливого сердца.
Придёт пора Русалке отдохнуть —
В нём сможет и поспать, и отогреться.
 
 
А на рассвете дюжина чертей
С востока приплывёт, её разбудит
И с блюда золотого вручит ей
На завтрак вновь круг спелого арбуза.
 

15. А на заре…

 
За лесом загорелся горизонт.
Плывут пурпурным дымом облака.
А на заре такой глубокий сон,
Что многие на дне его пока.
 
 
Взметнулись птицы к первому лучу
И манят в позолоченную даль.
Ещё чуть-чуть – и я к ним полечу
И седину покроет мне сусаль.
 
 
И станут чувства так во мне ярки,
Что сердцу описать их невтерпёж.
А на заре легко текут стихи,
Как будто на страницу выпал дождь.
 
 
Спешу я строки рифмами связать,
Сплетая поэтический узор.
И хочется так много мне сказать,
Что тысячи понадобятся зорь.
 
 
Поэтому и днём, и в звёздный час
Опять склонюсь над исповедью чувств.
А на заре я к векам милых глаз
С коленей поцелуем прикоснусь.
 
 
И, встав, пойду на цыпочках во двор,
Где травы в росах, словно в серебре,
И где поёт с деревьев птичий хор
Гимн солнцу не в ночи, а на заре.
 

16. Золотые ключи первоцвета

 
Глянь, любимая: что под сосною
Отражает так солнечно свет,
Словно зеркальце там золотое?
Говоришь, что расцвёл первоцвет?
 
 
Не цветок ярко-жёлтой окраски
Просит в руки его взять скорей,
А в траве обронённая связка
Золотых к двери рая ключей!
 
 
Чтоб с ладони поведать нам тайну,
Как на зорьке вечерней вчера
В перелеске упали случайно
Из-за спешки Святого Петра.
 
 
Возвратившись, искал он на ощупь
На поляне ту связку ключей
И в потёмках вечерних, и ночью,
Но ушёл на рассвете ни с чем.
 
 
А мы их обнаружили просто
В стороне от тропы поутру.
Мы пойдём ею к райским воротам,
Отнесём их Святому Петру.
 

17. Апрельский день

 
В расквашенном саду
                           земля – как донный ил:
 
 
Глотает сапоги,
                                 прожорливо вязка.
Апрельский кислый день
                            вновь нюни распустил.
 
 
С утра в глазах домов —
                                 усталость и тоска.
 
 
В ломоте ветки гнёт
                            озябший старый сад.
 
 
Стеная, он клянёт
                           сырой тяжёлый день.
 
 
А птицы жалкий вскрик
                           роняют невпопад
 
 
В чернила тёмных луж
                            и в чахлую сирень.
 
 
На страже – тополя.
                                И каждый, будто меч,
Пронзает остриём
                           под небом чёрный щит,
 
 
Как будто бы себя
                           пытается поджечь,
 
 
А сверху – только дым
                            и что-то в нём трещит.
 
 
Там гасит сполох искр
                            тягучая капель.
 
 
И плачет ею  ряд
                             невспыхнувших свечей.
 
 
И лишь в твоих глазах
                             смеётся мне апрель
 
 
И душу веселит
                            игрой живых лучей!
 

18. Попутчице

 
Погляди, моя попутчица:
За окном – какая прелесть!
Затерялась в роще улица,
День написан акварелью!
 
 
В круг берёзок выйти хочется,
Пить и пить красу глазами.
Ты, и я, и воздух солнечный
Пахнем хвойными духами.
 
 
У ручья пьёт воду ивушка,
Росным дождиком льёт радость.
Да и ты, как день, красивая,
Напоила меня взглядом.
 
 
Улыбаешься, волнуешься
Несказанно нежным светом.
Хорошо, что ты попутчица,
Что сидишь сейчас с поэтом.
 
 
Хочешь, я прочту вполголоса
Все стихи свои на ушко?
Наклонись, рассыпь мне волосы
На восторженную душу!
 

19. Вьюнок полевой

Согласно легенде, Богоматерь однажды,

помогая извозчику, выпила «стаканчик»

его вина из полевого вьюнка (записана

братьями Гримм)


 
К беленьким и розовым стаканчикам
На покров садятся луговой
Пчёлы и шмели, жуки и бабочки
За нектарным соком и пыльцой.
 
 
А у кромки той душистой скатерти
Вспоминает, глядя ввысь, вьюнок
Поцелуй медовый Богоматери,
Пившей из цветка в пути вино.
 
 
Он всё лето небу улыбается.
Знают тут и птицы, и быльё:
Каждый год он заново рождается,
Чтоб хоть раз увидеть вновь её.
 
 
Верит, что сойдёт та обязательно,
Выпьет из него хмель мёда вновь.
И тогда вьюнок в дар Богоматери
Вплёлся бы в венок среди цветов!
 

20. Молитва утру

 
Утро раннее,
                      утро доброе,
Разбудившее землю уже!
Одари моё
                      тело бодростью,
Дай, пожалуйста, крылья душе.
 
 
Погаси в глазах
                      мысли грустные
И зажги в них весёлую страсть,
Чтоб работалось
                      мне без устали,
А душа над землёй поднялась.
 
 
Помани ко мне
                      музу с лирою.
Строчки песен польются в блокнот,
Как в мой сад ручьи,
                      тем счастливые,
Что в их венах сок жизни течёт.
 
 
Душем радужным и алмазами
Опадает на травы заря.
Утро мудрое,
                      дай мне разума,
Чтоб прожил этот день я не зря.
 
 
Чтобы снова смог
                      воплотиться я
И в стихи, и в земные дела.
Возвращу тебе
                      я сторицею
То, что щедрость твоя мне дала.
 
 
Утро свежее
                      и лучистое!
День пройдёт, потом вечер и ночь.
Выйду я к тебе
                      вновь с молитвою
И опять попрошу мне помочь.
 

21. Ах, утро…


 
Ах, утро, божья благодать!
Дожди цветущий май умыли.
Сейчас бы мне большие крылья —
И над землёй летать, летать,
 
 
Красою полниться, паря.
Чтоб, одаряя вешней силой,
Вином малиновым поила
Меня рассветная заря.
 
 
Чтобы в пожаре облаков,
Как в сказке, смог позолотиться
И сразу с них нырнул жар-птицей
Я в волны белые садов.
 
 
И был бы я безумно рад
Дышать духами каждой ветки,
Чтоб пропитал во мне все клетки
Цветочный сладкий аромат.
 
 
И взвеюсь вновь я в небосвод.
Могло так в прошлой жизни статься,
Что был тогда я птицей счастья —
И сердце просится в полёт.
 
 
Фото автора.
 

22. Берёза и Тень

 
Хвалилась Тень однажды ранним утром
Берёзе, что заплакала росой:
«Пускай ты и красавица как будто,
Но карлик по сравнению со мной.
 
 
Тебе стоять всю жизнь не надоело?
Стоишь и плачешь – смертная тоска!
А я лежу себе, как королева, —
Могуча, величава, велика
 
 
На мягком тёплом ложе огорода.
Со мной тебе сравниться шансов нет.
И будет справедливо, если оды
Лишь мне писать надумает поэт»
 
 
Берёза только ветками качала.
Но чем сильнее разгорался день,
Тем на земле быстрее высыхала
Спесивая распластанная Тень
 
 
И в полдень стала дерева короче.
И тут пришёл поэт с блокнотом к ней.
И Тень, мрачнея, вчитывалась в строчки
В честь… млеющей соперницы своей!
 
 
Не Тенью, а Берёзой ненаглядной
Всё так же любовался стар и млад.
Как некрасиво, если тень таланта
Себя считает выше, чем талант!
 

23. Благодарю тебя, судьба!

 
Благодарю тебя, судьба,
За стаю птиц, плывущих мимо;
За тропку к озеру в хлебах
И за объятия любимой.
За искры звёзд в глазах родных
И звёзд в выси, манящих в вечность;
За все слова, за каждый миг,
Что подарил нам этот вечер!
 
 
Как благодарен я тебе
За счастье жить, любовь и ласку,
Что бережёшь меня от бед,
Вдыхаешь в сердце моё сказку!
Тебя, красивую мою,
Без исключений всю приемлю.
Моя душа сейчас в раю,
А утром спустится на землю.
 
 
Тебя, судьба, благодарю
За все рассветы, что встречаю,
Что я в стихах своих парю
И суеты не замечаю.
За щедрый стол и тёплый дом,
И за весёлую свободу;
За то, что мы с тобой живём
Всю жизнь в гармонии с природой.
 
 
* На стихотворение написана песня.
Автор музыки – Людмила Дудкина.
Исполнители – Людмила Дудкина
и Валентин Козлов.
 

24. В дебрях тростника

 
Заскучал овраг
Без оркестра птах.
Ветром снег в кустах
Сбит.
Здесь покой, пока
Подо льдом река
В дебрях тростника
Спит.
 
 
Скоро всё равно
Солнышко нырнёт
В щель сквозь полотно
Туч.
И пронзит легко
Толстое стекло,
Словно тонкий лом,
Луч.
 


 
И со дна потом
Вспыхнет луч костром
И растает в нём
Лёд.
Полной до краёв
Речка поплывёт
К морю, что её
Ждёт.
 
 
Заблестит теперь
Ночью в речке серп.
Только нет средь верб
Жниц.
Но есть сердце в них —
И скосить тростник
Не позволит крик
Птиц.
 
 
Многие века
Слушает река
В дебрях тростника
Песнь.
Может быть, хранят
Сотни лет подряд
Птицы древний клад
Здесь.
 
 
* На фото автора – р. К а л е ц, правый
приток реки Кальчик. Кальчик в прошлом —
река Калка, на берегах которой 31 мая
1223 г. произошло знаменитое сражение
между соединённым русско-половецким
войском и монголо-татарами.
 

25. Босоногий мальчик убежал со смехом…

 
Что же ты кружишься
                             над подлеском, сокол,
Криком оглашая
                             ширь и глубь небес?
Ну, а ты, рябина,
                             взяв меня под локоть,
Почему так нежно
                             увлекаешь в лес?
 
 
Отчего всё краше
                             переливы звуков,
Веселей росинки,
                             тоньше аромат?
 
 
Потому что после
                             стольких лет разлуки
Край, родной до боли,
                             мне сегодня рад.
 
 
Потому что сам я
                             счастлив, как ребёнок.
Здесь мне даже птицы —
                             верные друзья.
Сколько перемерял
                             я дорог и тропок!
Но всех ближе к сердцу
                             детская стезя.
 
 
Сколько звонких песен
                             ей на пару с эхом,
Ягоды срывая,
                             прежде я пропел!
Босоногий мальчик
                             убежал со смехом
В глушь волшебной сказки
                             по лесной тропе.
 
 
Убежало детство
                             от любви и ласки
И приходит нынче
                             только лишь во сне.
Полети же, сокол,
                             в чащу старой сказки,
Принеси на крыльях
                             вновь его ко мне!
 
 
Я глаза зажмурю
                             и открою в память
Озорному гостю
                             нараспашку дверь.
Обними, рябина,
                             ты его ветвями,
Чтоб не испугали
                             птахи или зверь.
 
 
Напои, малина,
                             детство сладким соком.
Погоди же капать
                             на тропинку, дождь!
Или ты то плачешь
                             в поднебесье, сокол?
Или ты, рябина,
                             с листьев слёзы льёшь?..
 
 
* На стихотворение написана песня.
Автор музыки и исполнитель —
Анатолий Ушанов.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное