Василий Федечкин.

Что вижу душой (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Федечкин В., 2018

© «СУПЕР Издательство», 2018

Что вижу душой

 
Что вижу душой я в российской природе:
Надежность и веру, и волю, и честь,
Отчетливо вижу в березе – породу!
А в юной осинке кокетливость есть.
Уверен я сам, и вы все согласитесь —
Железная твердость так дубу к лицу.
Азарт высоты! Вы, рискнув, поднимитесь —
И гордость вершин перейдет к храбрецу.
Окиньте вы взором бескрайние нивы —
Найдёте спокойствие, нежность, уют.
Вам колос склонится в поклоне учтиво,
А липы с улыбкой про верность споют.
Спросите у рек и озер в перламутре,
Откуда зеркальная гладь чистоты?
И ночью, и днем, но особенно утром
Клубится над ними туман доброты!
Пройдись на закате тропинкою узкой,
В прохладу старинного сада войди,
И помни всегда, что от роду ты русский,
И предков заветы в природе найди.
 

И что ж ты, птаха, озоруешь

 
Вода озерная, вскипая,
Сглотила солнца рыжий шар.
Проснувшись, звезды посылают
Свой мягкий свет планете в дар.
Земля кружиться подустала
И погрузилась в полусон,
Ночной симфонией звучала
Песнь соловья всем, кто влюблен…
Ах, что ж ты, птаха, озоруешь,
Со всеми вместе не уснешь,
А все поешь и все колдуешь
И спать влюбленным не даешь?
Вскипает кровь, сердца волнуя,
Как та озерная купель,
Лишь только я сижу тоскуя,
Не слыша радостную трель.
А соловей, лесной проказник,
Все громче гаммы выводил,
Все веселей, разнообразней —
До сумасбродства доводил.
Лишь я сидел в тоске-печали,
А мысли в юность увели,
Когда те песни нам звучали,
В сердца влюбленные текли.
Храню надежно образ милый,
Ночами темными не сплю,
Чтоб сердце чувство не забыло,
Воспоминанья часто пью…
Все в этом мире повторимо,
И крутит жизнь свою спираль,
Лишь соловей неисправимый
Поет про счастье и печаль…
 

Булгаковская Маргарита

 
Камин поблёскивал латунью.
Мешая ложкой сбор из трав,
Ты, как умелая ведунья,
Секреты ведьм в себя вобрав,
В тяжелой ступе варишь зелье.
Горит свеча, вскрывая мглу,
Бросает блики ожерелье
По стенам, раме и стеклу.
Ты ночи ждешь и полнолунья,
Испив отвар из нужных трав,
И, как заправская колдунья,
Законы физики поправ,
Летишь в ночи совсем нагая,
Свой чудный волос распустив,
Земных красот не замечая,
Людских грехов не отпустив.
Покинув землю, нить порвала —
Такую призрачную связь,
Жалеть о чем-то? Не пристало!
Внизу оставив ложь и грязь…
Горят загадочные звезды
И пред тобой, и за тобой.
Летишь к тому, кем мир был создан,
Любуясь Светом и собой…
 

Влюбленность

 
Свет луны, как шелк, струился
И, лаская плечи, грудь,
Он к ногам твоим пролился,
Лишь желая подчеркнуть:
Красоту и стройность тела,
Цвет каштановых волос,
То, что ты давно созрела,
И уж мучает вопрос:
Это блажь? А может, чувство?
По ночам в груди горит
И доводит до безумства,
От людей бежать велит.
Мысли скачут неустанно,
Сердце трепетно дрожит.
Все так ново и так странно —
Будто кто-то ворожит.
С чувством как тебе бороться,
Не дающим ночью спать?
Мотыльком сердечко бьется
И зовет тебя гулять…
Тайный свет луна дарила,
Затмевая свет от звезд,
И тебя заговорила —
Вот и бродишь средь берез,
Чувство благости вдыхая
Каждой клеткой, волоском,
Но пока не сознавая,
Что в любовно-колдовском
Круге мечешься волчком…
 

Природа Сибири

 
Люблю сибирские березы,
И шум листвы, и запах трав,
И освежающие грозы,
И тень задумчивых дубрав.
Люблю бескрайние просторы,
И гладь бесчисленных озер,
И рек извилистых узоры,
И в серебре вершины гор.
Люблю скворца весною трели,
И желтой осени красу,
И песню зимнюю метели,
И изумрудную росу.
Люблю смотреть, как над полями
Встает огромный солнца шар.
Полна отчизна чудесами,
Полна земных, небесных чар.
Я миром этим очарован
До боли в сердце и до слез
И всякий раз всегда взволнован,
Гуляя в роще средь берез…
 

Яблоки

 
Висят желтобокие фрукты на ветках
И спелостью дразнят, на солнце блестя.
Как яблоки красит такая подcветка!
Их ветви клонятся, листвой шелестя.
Налились, созрели, манят ароматом,
Волнуются очень, чтоб наземь не пасть,
А если сорвутся, то станут измяты —
Снимите же фрукты, не дайте пропасть!
Но люди как будто про сад позабыли,
Не очень спешат собирать урожай…
…Вчера на рассвете село разбомбили,
Остался в живых лишь ручной попугай.
Он, бедный, не знает, молчать иль ругаться,
Сердечко от страха струною дрожит,
По клетке закрытой устал он метаться,
А черная смерть над Донбассом кружит.
Но умная птица и сад-долгожитель
Недолго в сиротстве своем проживут,
Поскольку Донбассцы – народ победитель
И яблокам зрелым упасть не дадут!
 

Про отца

 
Отец ушел двенадцать лет, грехов моих не видел,
А был бы жив, предостерег и этим не обидел,
Всегда послушал бы его и сделал, как сказал.
Нас видеть честными людьми открыто он мечтал.
Но будь спокоен, мой отец, хоть ты вдали теперь,
Мне в гости не прийти к тебе и не найти ту дверь, —
Как ты учил меня давно, стараться буду жить
И если надо, если вдруг – против теченья плыть…
 

Про ложь

 
Почему человек безо лжи жить не может,
Отчего всегда правда хуже ножа?
Врет поминутно и совесть не гложет:
С улыбкой – профессор, и нагло – ханжа.
И все б ничего, если ложь во спасенье,
Так нет же, обманы на каждом шагу,
За ложью – неправда, идет наслоенье,
Так что ж там творится в нашем мозгу?
 

Утро туриста

 
В лесу отлично ночью спится,
Костерчик тлеет и дымит,
А ветер дунет – разгорится,
Теплом своим к себе манит.
Ты из палатки выползаешь
Тихонько так, без суеты,
Идешь к костру и точно знаешь,
Что это время для мечты.
В июне ночь всегда красива,
Сверкают звезды в вышине,
Река течет, но молчаливо
Мечтать отлично в тишине.
И мысли все без всякой спешки
Рядами ровными текут,
Бывает слышно, как орешки
Бурундуки в норе грызут.
Нередко сойка слёзно крикнет,
Во сне всхрапнет большой кабан,
Лисица лаем деток кликнет,
К озерам спустится туман.
А ты сидишь, огнем любуясь,
Со вкусом пламя ест дрова,
Невестой юною красуясь,
Стоит березка с краю рва.
Вот первый лучик осторожно
Верхушки тронул у берез.
Молчать в восторге невозможно —
Так мило всё, почти до слез.
Минут пятнадцать наважденья,
Потом над лесом, с края в край,
Начнется солнца восхожденье —
Вставай турист и день встречай…
 

Утки

 
Дождь стучится в двери, окна,
Барабаном бьет по крыше,
Парк затихший стойко мокнет,
Певчих птиц совсем не слышно.
Позапрятались певуньи,
Не хотят, чтоб перья мокли,
Только утки-крякатуньи
Так ни разу и не смолкли.
Крячат громко, веселятся,
Любят утки воду с детства,
Чистят перья и резвятся
С элементами кокетства.
То, расправив крылья, машут,
То до дна почти ныряют,
То забавный танец пляшут
И самцов тем привлекают…
Дождь идет вторые сутки,
Все порядком пострадали,
Только пестренькие утки
Забавляться не устали.
 

Зимние сумерки

 
Зимние сумерки, тайные, тихие,
Вы пересыщены грустью из сказки
И проживаете, в общем, без прихоти,
Вам не хватает веселой раскраски.
Зимние сумерки, длинные тени,
Как разгадать мне природы загадку?
Может, убавить немножечко лени
Или луну разбудить для порядка?
Зимние сумерки, блеклые краски,
Вас бы разбавить зеленью лета,
Брызнуть по капле нежности, ласки
И осветить всё лучами рассвета.
 

Ночи бессонные

 
Ночи бессонные… Плачу и каюсь,
Как мне печаль свою усмирить?
Тебя позабыть я уже не пытаюсь,
Счастливые дни разве можно забыть?
Я бы забыл, но никак не выходит,
Память, как видно, сильнее меня,
Мысли в ушедшем тихонечко бродят,
Каждую мелочь о встречах храня…
В мире по-прежнему звездные ночи,
Речка неспешно воды несёт,
Ярко цветут васильки вдоль обочин,
Только печаль, что на сердце растёт…
Нервы в немыслимый узел скрутились,
Душу сжимает, и давит, и жмет,
Но как-то под утро розы приснились
И женщина та, что любит и ждёт.
 

Зимовка рыб

 
Солнце рыжим самоваром
Греет лед озер и рек,
Будет благо водным тварям,
Как сойдет и лед, и снег.
Ждут тепла давно все твари,
Голод, холод подо льдом,
Чуть друг друга не сожрали,
Еле двигают хвостом.
Кислород уж на исходе,
Все страдальцы так худы,
Солнце в марте поздно всходит,
Не хватает всем еды.
Вот и ждут пока растает
Толстый панцирь изо льда,
А пока пловцы страдают,
И пока во всем нужда.
 

Смерть поэта

 
Уставший от жизни мечтатель поэт
Все отдал отчизне, и сил больше нет.
Решение принял – уйти в мир иной,
Все смерти боятся, но он не такой.
Устал и от славы, устал от людей,
Устал от врагов и от верных друзей.
Лишь Бахус с поэтом бывал заодно,
С утра подливая в бокалы вино.
И нервы шалили, и рифмы не шли,
Зимой в «Англетере» Сергея нашли…
Вся Русь содрогнулась от вести такой,
Но в памяти вечно ты будешь живой.
 

Печаль деревьев

 
Печальные вести по лесу ползут,
И шепчут деревья друг дружке —
Топор уж наточен и люди идут…
И что же нам делать, подружки?
Кто первой узнает удар топора?
За что нам судьбы наказанье?
Ведь солнце светило только вчера,
Сегодня весь лес в ожиданье…
Березы, осины и в возрасте дуб
В великой тоске и печали.
Идет дровосек, но для них – душегуб,
Об этом в тайге не мечтали.
Деревьям хотелось дождя и тепла,
Пусть даже морозы, метели…
Решил человек и истопит дотла,
А лет до двухсот жить хотели.
Печальные вести по лесу летят,
И стонет лесное собратство,
Людишки идут, истребить нас хотят.
Господь! Сохрани, воспрепятствуй.
 

Слива

 
В саду на ветках старой сливы
Раскрылись первые цветы,
Хоть и малы, но как красивы
И как божественно чисты!
Роса поит и увлажняет,
Луч солнца греет лепестки,
Всем спектром радуги сияют
Оттенки красного – тонки.
Бывает холодно ночами,
Но терпят, держатся цветы,
Ведь рождены они бойцами,
Тревога, страх для них чужды.
Цветут цветы почти декаду
И дарят тонкий аромат,
Потом, подобно снегопаду,
Летят листы, летят, летят.
И застилают землю белым
С оттенком розовым ковром,
А сад стоит чуть обеднелый
И вспоминает о былом.
Но есть у сада перспектива,
Лишь только этим сад живет,
Где был цветок – созреет слива,
И кто захочет, тот сорвёт.
 

Поздняя осень

 
Промелькнуло бабье лето,
Лист оранжевый слетел,
Луч от позднего рассвета
Свет дарил, но греть не грел.
Ночью изморозь и иней
Наморозят пленку льда,
Замерцает шапкой синей
Невысокая гряда.
Солнце заспанным ковбоем
Еле выползет из тьмы,
Вкруг осмотрит сухостои
И прибрежные холмы.
Сад без певчих сер и мрачен,
Осень – грустная пора,
Он предчувствием охвачен,
Что снежок пойдет с утра.
Старый сад немало видел,
Он любил тепло, весну,
Но и зимний ход развитий
Был ему не в новизну.
Промелькнуло бабье лето,
Десять теплых тихих дней.
Мягким солнцем чуть согрета,
Жизнь казалась веселей.
 

Весенний адреналин

 
Сильнее гейзера порой
Вскипает жизнь и бьет фонтаном,
Сравнима с горною рекой
И с пляской бешеной шамана.
Неудержимым диким зверем
Бурлит в крови адреналин,
Сжигая стенки у артерий,
Наружу рвется страсти джин.
Процесс природный, объяснимый —
Весной играет в жилах кровь,
Страдаем, мечемся, ранимы…
Вот так рождается любовь!
И жизнь на новый круг вступает,
Где кочки, пропасти, препоны,
Где разум чувствам уступает
И в смех подмешивают стоны…
 

Окудник

 
В майских сумерках сада
Лист случайный кружит,
Очень грустной сонатой
Соловей ворожит.
Замолчи, мой кудесник,
Замолчи, чародей
Сообщили мне вести,
Вести – ночи черней.
Ты не пой о печали,
Сердце болью не рви,
Вспомни, как мы мечтали,
И тоску мне прерви.
Но не знает окудник
О проблемах чужих,
Распевает мой спутник
О заботах своих.
В серых сумерках сада
Я брожу средь теней,
Где ночная прохлада,
Где поет соловей.
 

Совет родителям

 
О, как забавны эти мальчики, девчонки,
В веснушках кто, а кто совсем беззуб,
Восторг отображают их глазенки,
И сыплются вопросы с детских губ:
Зачем деревья? Это что за птица?
А почему сломался карандаш?
За эти дорогие сердцу лица
Ты жизнь свою безропотно отдашь.
И ради детских глаз и малых ручек
Уверен, стоит жить и создавать,
Так пожелаем неба им без тучек,
Писать учились чтобы и считать.
Наш мир велик и девственно прекрасен,
Но мне дороже станет он вдвойне,
Когда детишкам будет неопасен,
Пусть только с книжек знают о войне!
Рисуй же Детство мелом на асфальте
И мультики смотри, но перед сном.
Родители, при детях не скандальте!
И их ошибки правьте не ремнём.
 

Лунные игры

 
В тот час, как день сгущает краски,
А тень видна до косогора,
На круг луна выходит в маске
Царить в надоблачном просторе.
И океанские приливы
По знаку царственной вельможи
Текут волной неторопливой,
Мгновений этих нет дороже.
Луна смеется Арлекином,
Но не снимает рыжей маски
И водам моря, и равнинам
Дарует много желтой краски.
То рассыпает цвет пшеничный,
То выльет отблеск спелой дыни,
Мелькнет на миг желтком яичным,
А то лимоном из витрины.
Меняет цвет волнам свободным,
Но, отражаясь от песка,
Вдруг станет мертвенно-холодным,
Как куст сухого сорняка.
 

Встреча зимы

 
Пока мы спали этой ночью,
Мороз ударил, выпал снег,
Зима вступила в полномочья,
Сковала льдом поверхность рек.
Соткать успела покрывало,
Горит на солнце, как алмаз,
Узором стекла расписала
Таким, что радуется глаз.
В домах повсюду топят печи,
Из труб клубами валит дым,
А где-то там, вдали, в заречье
Снег белый кажется седым.
Какое диво снег пушистый,
Что лес немало удивлен,
Привык к дождю и ветра свисту,
Стоит, как в тайну посвящен.
На каждой лапе стройных елей
Сверкает горкой бриллиант.
Ценней нет в мире ожерелий,
Чем россыпь белая гирлянд.
Народ собрался у церквушки,
Пыхтят цигарками, шумят,
Поодаль шустрые старушки
Ночными сплетнями дивят.
Сорока, знатная плутовка,
Разносит весть, вовсю треща,
Юнцы кричат вослед воровке,
Смеясь, стреляют из праща.
Все рады снегопредставленью,
Морозцу красному с утра,
Встречают зиму с восхищеньем
И с прибауткой, не хандря.
 

Повествование уездного художника

 
Уже порядочно стемнело,
Морфей по комнате летал,
Зима за стенкой свирепела,
Свеча горела, я мечтал…
В окно чуть слышно, осторожно
Младая нищенка стучит:
– Пусти погреться, если можно, —
Стуча зубами, говорит,
– Иду в уездный храм молиться,
Слегла мамаша, брат, сестра,
Но денег нет врачу в больнице,
Пять унций нужно серебра.
Я дверь раскрыл, посторонился
Впуская нищенку в тепло,
И по привычке поклонился,
И тут меня как обожгло!
Глаза богини и горюньи,
Глаза бескрайней доброты,
Глаза кокетки, но не лгуньи,
По-детски праведно чисты…
Смотрели мягко, без смущенья,
Но этот взгляд мне говорил,
Что нет по жизни ей везенья
И чтоб не гнал её – впустил.
Стоим, молчим, минула вечность,
Собрался в лужу талый снег,
И, проявляя человечность,
Дарю девчонке хлеб, ночлег…
Огня! Скорей! О Боже правый!
Побольше праздничных свечей,
Морфея прочь! Рассудок здравый!
Писать красу ее очей!
Всю ночь трудился неустанно,
Пытаясь образ удержать,
Глаза Венеры, щёк румяну
Холсту старался передать.
Ночь пролетела незаметно,
Над лесом солнце поднялось,
Портрет готов, но её бедность
Отобразить не удалось…
 

Выбор

 
Жизнь полна суеты и заботы —
Достаем, покупаем, бежим.
Утром кофе и кросс до работы —
Ежедневный устой и режим.
В том загвоздка, друзья, что когда-то
Жизнь закончится враз и навек.
Хоть ты нищий совсем, хоть богатый,
Будь латыш ты, грузин или грек.
Жизнь не гонка, не залпы парада
И не в этом ни смысл, ни беда —
Человеку всего-то и надо
По-другому взглянуть на себя.
Постоять, оглянувшись, увидеть
В каких красках июньский рассвет
И красотами душу насытить,
Отказавшись от мелких сует.
И тогда слезы счастья, прозренья
По щекам, как дождинки, сбегут,
Ты узнаешь иные волненья,
Все тревожные мысли уйдут.
Уяснишь, может быть с опозданьем,
Что ни роскошь, ни теплый уют
Не заменят красот мирозданья,
И поймешь, как же горы зовут!
Соловья ты ночного услышишь,
Промечтаешь всю ночь у костра,
Той свободой природы подышишь
И постигнешь, что жизнь не игра.
Ты узнаешь, как шепчут туманы,
Как манит заколдованный лес,
Как идут по пескам караваны
К горизонту надежд и чудес.
 

Осенний покой

 
Август сказку вновь дарует,
Удивляет красотой,
То с березкой поколдует,
То с рябинкой-сиротой.
Краски осени не жалко,
Дарит листьям, как привет.
Здесь покрасит в цвет фиалки,
Там в лимонный сочный цвет.
Забавляется, играя,
Будто дождь идет цветной,
Здравствуй, осень золотая!
Здравствуй, благостный покой!
 

Утро в Аксарке

 
Природа в Аксарке неброска,
Но мне и не надо другой,
Там скромной бордовой полоской
Рождается день за рекой.
Не сразу, но все же светлеет,
Уж видно на взгорке село,
И запах из тундры острее,
И лебедя крик донесло.
Небесные звезды бледнеют,
А в окнах домов гаснет свет,
За Обью заря пламенеет
И красит Уральский хребет.
Торопятся мысли о добром,
Мечты по утрам высоки,
Рассветом колор так подобран —
Горит, что тебе цветники.
И так, как вчера, как и прежде,
Обь темные воды несет,
Спешите и взгляд свой потешьте,
Как вечное солнце взойдет.
 

Русь моя!

 
Русь моя! Твое величье —
Восторгает и пьянит,
Говор твой многоязычен —
Поэтичностью пленит.
Мне милы твои просторы,
Гладь зеркальная озер,
Тайна леса, косогоры
И в цветах степной ковер.
Душу греет шепот поля,
Крик вечерний журавлей,
Звон с высоких колоколен,
Шелест листьев тополей.
Русь моя, страна поэтов,
Бунтарей и мудрецов,
Чтущих древние заветы
Землепашцев, кузнецов.
Не хочу судьбу иную,
Все здесь радует мне глаз!
Мать-отчизну дорогую
Прославляю не стыдясь.
 

Осенний мотив

 
Разбросал по тундре август
Гроздья вызревшей брусники,
Крепит крылья юный аист
Под родительские крики.
Солнце медленно, лениво
Поднимается над Обью,
На осенние мотивы
Смотрит хмуро, исподлобья.
Лето круг свой завершает,
Благовонья все растратив,
Сиротливо лист летает,
Дождь проплачет об утрате.
 

Пульсары и ушедшая любовь

 
Взглянув напряженно на звездные дали,
Я понял, что Родина там, где нас ждут.
Мы, может, и зря к Ориону летали,
Ведь жизнь скоротечна, года-то бегут…
Нас нес звездолет, как свободная птица,
Но скорость слаба, и прошли всего треть…
В одну из ночей сон кошмарный приснился,
Что ты, не простившись, должна умереть.
Меняем маршрут – и к черту пульсары,
Помчался туда, где всего был нужней…
Земля на экране! Поймали радары!
А сердцу тревожно, давай побыстрей!
Спешил, торопился, уж видно планету,
Где вянет, тоскуя, мой нежный цветок.
Судьбу не гневил, но, родившись поэтом,
Не сразу я понял, что мир так жесток…
Вернулся на Землю.
Все так, как и надо —
Спешат по весне стаи радостных птиц,
А летом дожди и грозы канонада,
И масса чужих, неприветливых лиц.
 

В грозу

 
Гроза гремела и стращала,
Закрыла тучей горизонт.
Трясясь, как лань, ты замерзала,
А страх твой в крике повторен.
Мрак надвигался вместе с громом,
Вот-вот придавит небосклон,
Повален клен и дуб изломан,
А старый пень в труху столчен.
Припав к земле, ты погибала
И Бога в помощь призвала,
Вокруг тебя и грохотала,
И все проглатывала мгла.
Казалось, мир в дожде утонет,
Его погубит бури шквал.
Твой крик терялся в этом стоне,
Ни мир, ни я о том не знал…
 

Малая Родина

 
Богата Русь красивыми местами,
Я, как кулик, всегда свое хвалю,
И пусть оно не знатно соловьями,
Зато у нас вольготно журавлю.
Душой люблю сибирские просторы,
Степных озер загадочную синь,
Люблю скворцов изящные мажоры,
Еще те дни, когда цветет полынь.
Родимый край застенчивый, неброский
Всего красот-то: колки да река,
Но в свете нет милее той березки,
Что нас с тобой связала на века.
 

Поминальное

 
Ушла мгновенно, не прощаясь,
Не прошептав последних слов,
За ту черту не собираясь,
Где нет реальности и снов.
Еще вчера нам улыбалась,
В глазах сверкал надежды свет,
Ко внукам в гости собиралась,
Шутя, давала свой совет.
Как все, дышать и жить хотела,
Мечтала радость приносить,
Но что-то сделать не успела,
Кого-то, может быть, простить.
Как тяжки ночи, скорбны дни,
Ушла навечно, не простившись,
И поминальных свеч огни
Зажгу я в храме, помолившись…
 

Ностальгия по Ямалу

 
Лелею я веру в спасенье,
Тревогу молчаньем глуша,
В стремленье вернуть вдохновенье
На север стремится душа.
В край дивный, родной, заполярный,
Туда, где писалось легко,
Туда, где рассветы янтарны,
Где чувство к земле велико…
Где ночью над быстрой рекою
Бессмертные звезды горят,
А небо и днем колдовское,
В нем нет для полета преград.
Манит Приуралье загадкой,
В путь сердце, волнуясь, влечет
Пройти те места по порядку,
Красавица Обь где течет.
Взахлеб от природы напиться —
Да так, чтоб не помнить себя,
Проснувшись, росою умыться
И, может быть, встретить тебя…
Стихи чтобы вновь зазвучали
Аккордами флейты в душе —
О счастье, любви и печали
И мне не давали замшеть…
 

Летнее утро

 
Посмотри, от края к краю
Благоденствие небес!
Улыбаясь – засыпаю,
Просыпаюсь – жду чудес.
Чудеса у нас повсюду:
Лес, речушка, поле ржи —
Предрассветные этюды
И дневные миражи.
Явь как сон, все благочинно,
Конь пасется на лугу,
Рад заре не беспричинно —
Насмотреться не могу.
 

Природа Ямала

 
Природа Ямала капризна, строга
Без всякого, в общем-то, лоска,
Но мне, как и многим, она дорога,
Любимчик – подросток-березка.
Пройди вдоль реки и увидишь не раз,
Свисают как гроздья с рябины
И если везучий, иль просто глазаст,
Поешь первоклассной малины.
Здесь в тундре под осень ягодный рай:
Брусника, черника, морошка…
Вставай, не ленись и иди, собирай —
Наполнится быстро лукошко…
Ты где-нибудь видел грибные поля?
Спеши на Ямал – убедиться.
И если фартовый – найдешь экземпляр!
И может, удастся влюбиться:
В красавицу тундру, в песца, лебедей,
Чей крик по утрам слышно в пойме,
И в небо, которое синего моря синей,
В спокойную Обь – и при шторме.
И может, всем сердцем полюбишь мороз,
Хрусталиков снежных сиянье,
И грохот весенних, раскатистых гроз,
И летних деньков обаянье…
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное