Василий Цветков.

Белое дело в России: 1917-1919 гг.



скачать книгу бесплатно

Отдельно отметим книги, написанные и изданные потомками белых вождей. По своей структуре и содержанию они вполне могут считаться самостоятельными исследованиями и при этом содержать большое количество документов, имеющихся только в частных, семейных архивах. Таковы воспоминания дочери генерала Алексеева В. М. Алексеевой-Борель, дочери генерала Деникина Марины Грей (28).

В настоящее время продолжается активная работа по выявлению, изданию и переизданию различных источников, связанных с историей Белого движения.

Интересны и содержательны издания серий, содержащих документальные материалы, соответствующие определенным тематическим или хронологическим принципам. Серия книг «Белое дело» была начата еще в 1992 году по инициативе и под редакцией С. В. Карпенко. Здесь книги группируются, исходя из регионального и хронологического принципов (29).

В течение 2001–2009 годов в издательстве Центрполиграф была издана серия книг, объединенных наименованием «Россия забытая и неизвестная. Белое движение». Ее редактор-составитель С. В. Волков также следовал хронологическому принципу и региональности фронтов отдельных белых армий. Примечательно, что в серии собраны объемные фрагменты из воспоминаний и публикаций из эмигрантской периодики, из журналов «Первопоходник», «Вестник первопоходника». Во всех вышеназванных сборниках присутствуют обширные комментарии и вступительные статьи (30).

Если в 1990–2000 годы были опубликованы источники из эмигрантской периодики XX столетия (републикация), то в настоящее время преимущественное внимание уделяется публикации документальных материалов из архивов, рукописных и машинописных источников. Степень оригинальности при этом существенно возрастает, а проблема невозможности более раннего издания этих материалов из-за финансовых причин, стоявших перед многими эмигрантами, сдававшими свои рукописи в архив, таким образом решается. Активно в публикации рукописей участвует издательство «Кучково Поле», сотрудничающее с Государственным архивом Российской Федерации. Здесь используются материалы из обширного фонда рукописей т. н. «Пражской коллекции» ГА РФ (фонд 5881). Серия «Живая история», в рамках которой издаются «рукописи из фондов государственных и частных архивов», включает в себя как книги, отражающие события российской истории начала XX века, так и непосредственно отражающие военно-политические проблемы в истории Белого движения (31).

Историография Белого движения характеризуется наличием обобщенных работ, отражающих особенности его изучения в разные периоды XX столетия и в настоящее время. Еще в начале 1990-х исследователем А. И. Ушаковым была предпринята систематизация историографических проблем, рассматривавшихся в русской эмиграции. Изучение данных проблем продолжалось, и в свет вышла его книга в соавторстве с Г. А. Бордюговым и В.Ю. Чураковым (32). Аналогичные темы рассматривались в монографии В.Т. Тормазова (33).

Монография В. И. Голдина посвящена анализу историографических процессов в изучении гражданской войны в целом и Белого движения в частности.

Автор сосредоточивает внимание на изучении таких его особенностей, как политическая структура, периодизация, экономические вопросы (34).

Из последних историографических исследований, специально затрагивающих проблематику изучения Белого движения, следует отметить работу П. И. Гришанина (35).

Несомненно, подобные работы представляют собой одно из приоритетных направлений отечественной историографии, поскольку позволяют представить динамику исследования конкретных проблем истории Белого дела, побуждают к выходу в свет новых научных изданий.

В изучении Белого движения весьма плодотворными следует признать работы, отражающие региональные особенности, деятельность конкретных белых правительств. По сути, это рассмотрение проблематики по принципу «от частного к общему», то есть от отдельных регионов к всероссийскому масштабу. Кроме того, это активизирует краеведческую деятельность, позволяет вводить в научный оборот документы местных архивов, практически неизвестных большинству историков.

Заметный вклад в изучение Белого дела на Европейском Севере России внесен В. И. Голдиным. Им подробно рассматривались вопросы формирования антибольшевистской власти, Верховного Управления Северной области и Временного Правительства Северной области в течение 1918–1920 годов. Им был подготовлен двухтомник опубликованных документальных материалов «Белый Север. 1918–1920 гг.». В нем публиковались документы участников Белого движения – российских политиков и военных. А в изданном сборнике документов «Заброшенные в небытие» В. И. Голдин опубликовал воспоминания иностранцев – участников антисоветской интервенции на Севере (36). Исследования М.В. Таскаева и И. А. Соловьевой касались аспектов антибольшевистского движения в Коми крае и внутренней политики Верховного Управления Северной области (37).

Примечательна проблематика статей по региональным вопросам, отраженная в опубликованных сборниках «Гражданская война в России и на Русском Севере», «Русский Север в историческом пространстве российской гражданской войны». Так, например, П. С. Журавлевым рассмотрены взаимоотношения белых правительств на Севере с Российским правительством адмирала Колчака, В. В. Оспиповым изложена история земского самоуправления в Северной области (38). Не остается без внимания краеведческий аспект проблемы, глубоко исследуемый историком-краеведом Е.И. Овсянкиным (39).

Среди работ, вышедших в свет в последние годы, можно отметить монографию Л. Г. Новиковой, вошедшую в серию Historia Rossica. В ней рассматривается широкий круг вопросов политической истории белого Севера (40).

Сохраняет актуальность проблематика взаимоотношений белого Севера с иностранными государствами, как в контексте военного сотрудничества («интервенция»), так и с точки зрения развития экономического взаимодействия, решения идеологических проблем. Традиционно актуальной для изучения истории Белого движения остается тема взаимоотношения военной и гражданской власти в регионе. Недостаточно изученной представляется попытка «демократизации» власти при поддержке земско-городского самоуправления, предпринятая по инициативе Командующего Северным фронтом генерала Е. К. Миллера в последние месяцы существования белой власти (январь – февраль 1920 года).

Проблематика формирования и развития Белого движения на Северо-Западе России, история возникновения и деятельности русских политических структур на территориях, провозгласивших независимость от России (Финляндия, Прибалтийские республики), рассматриваются в различных исследованиях современных историков.

В фундаментальной монографии А. В. Смолина данные вопросы освещаются на основании документов не только из фондов ГА РФ, но и обширной коллекции архива Гуверовского института войны, революции и мира (США). При этом затрагивается специфика как политических проблем, так и вопросов региональной экономики, ход боевых операций Северного корпуса и Северо-Западной армии (41).

Большое значение для Северо-Западного фронта имели проблемы его внешнеполитического статуса. Его формирование и успех боевых действий в значительной степени зависели от поддержки как со стороны союзников по Антанте (прежде всего Великобритании), так и Прибалтийских республик и Финляндии. Тезис о полной зависимости фронта от иностранной военной помощи нуждается в уточнении. В. И. Мусаев еще в начале 1990-х годов исследовал отношения Северо-Западного фронта с иностранными государствами (42).

Известным историком Русского Зарубежья Н. Н. Рутычем был опубликован биографический сборник военных чинов Северо-Западной армии (43). В нем, помимо оценок военных перспектив наступления армии Юденича на Петроград, разбирался также вариант координации усилий белого фронта с белым подпольем, и хотя реальные возможности последнего явно переоценивались, в целом это представлялось интересным тезисом, требующим дальнейшего изучения.

История боевых действий Северо-Западной армии, формирование и участие в боях под Петроградом осенью 1919 года – предмет обширного исследования Р. Розенталя. Однако при обращении к военной проблематике автор постоянно отмечает особенности комплектования армии, ее отношения с местным населением, ее политический статус на территории Эстонии и в отношении к другим белым правительствам (44).

Не так много работ, в которых изучалась бы проблематика взаимодействия антибольшевистских сил в Карелии, активизация здесь сторонников создания независимой Ингерманландии, самостоятельной Карелии. Этому посвящены исследования А. Ю. Пюккенена, А. Ю. Осипова (45).

Издательством Европейского университета в Санкт-Петербурге (в специально подготовленной серии «Эпоха войн и революций») были выпущены в свет документальные сборники, переиздания воспоминаний иностранных военных, отражающие историю антибольшевистского движения в Прибалтике, Карелии и Финляндии (46). Начинает изучаться и история Западной Добровольческой армии, и, в частности, проблема отношения Германии к Белому делу в Прибалтике (47).

Интерес к участникам Белого движения на Северо-Западе пока сосредоточен в основном на военных, тогда как политическим деятелям уделялось недостаточно внимания.

В развитии историографии того или иного региона в гражданской войне традиционно заметную роль играет проведение научных конференций, семинаров, круглых столов с последующим изданием сборников статей их участников. Так, в Пскове с 2003 года регулярно проводятся «Калкинские чтения» (названные по фамилии их инициатора, псковского краеведа О. А. Калкина) по теме «Белое движение на Северо-Западе и судьбы его участников» (48).

История Белого движения на Востоке России изучается весьма активно. Безусловно, этому способствует наличие здесь академических центров, научных школ, ориентированных не только на изучение региональных аспектов, но и на специфику деятельности Российского правительства адмирала А. В. Колчака, призванного решать вопросы внутренней и внешней политики всероссийского масштаба. Период т. н. «демократической революции», предшествовавший установлению власти Колчака, подробно рассматривался в монографии Л. Г. Прайсмана. По мнению автора, «третий путь», выраженный правительством поволжского Комитета членов Учредительного Собрания (Комуча), оказался бесперспективным в условиях жесткого военного противостояния «красных» и «белых» (49).

Немаловажными факторами, оказавшими влияние на создание антибольшевистских центров в Сибири, явились: деятельность сибирских областников, образование Сибирской Областной Думы, Западно-Сибирского комиссариата, Временного Сибирского правительства и Временного правительства автономной Сибири. Эти структуры определяли свой статус в качестве легитимных органов, опиравшихся на волеизъявление местного населения (выборы Сибирской Областной Думы, представительство органов местного самоуправления) и противостоящих местным структурам советской власти.

Проблемы истории конца 1917–1918 года отразились в трудах Н. С. Ларькова, М.В. Шиловского, В. В. Журавлева. Ларьковым изучались закономерности становления антибольшевистского движения в Сибири. Заметный вклад в изучение этого периода внесла книга «Сибирский белый генерал», посвященная биографии генерал-лейтенанта А. Н. Пепеляева (50).

В работах М.В. Шиловского рассматривались социально-политические особенности формирования сибирских антибольшевистских структур. Особое внимание уделялось проблеме противоречий между представительной и исполнительной властями (Сибирская Областная Дума и Временное Сибирское правительство) (51). В. В. Московкин в своем исследовании проанализировал вопросы формирования белых правительств, дал их сравнительную характеристику (52). А. В. Сушко показал проблематику развития региональных политических сил на примере Сибири и Дальнего Востока (53).

Исследования по истории политических структур Сибири продолжал В. В. Журавлев, рассматривавший особенности становления органов управления, пределы их властных компетенций (54). Под его редакцией вышел в свет сборник документов, отражающий особенности отношения к власти адмирала Колчака со стороны различных партий и общественных организаций белой Сибири (55).

Важно отметить, что в исследованиях, посвященных начальному периоду 1918 года, достаточно четко прослеживался вывод о закономерности укрепления единоличных форм управления, наиболее эффективных в условиях военного противостояния с советской властью. Поэтому поиск лидеров, способных возглавить антибольшевистское движение, неизбежно приводил к усилению роли военных, военной вертикали управления. Это было сложно согласовать с необходимостью сохранения представительных органов власти, с возможностью опоры на «выборное начало», с помощью которого нужно было обеспечить максимально возможную степень поддержки белых властей.

Несомненно, развитие подобной тенденции сделало возможным события т. н. «омского переворота» 18 ноября 1918 года и приход к власти Верховного Правителя адмирала А. В. Колчака, опиравшегося на аппарат управления Временного Сибирского правительства, трансформировавшегося из региональной структуры в структуру всероссийского статуса. С одной стороны, это укрепляло власть, усиливало ее централизацию, с другой – отталкивало от нее противников военной диктатуры и авторитарных методов управления, считавших необходимым противостояние большевикам на максимально широкой общественно-политической основе.

Центральное место в истории Белого движения, как в Сибири, так и в России в целом, занимают события, связанные с подготовкой созыва, работой и результатами работы Уфимского Государственного Совещания. Это стало первой и достаточно результативной попыткой создания всероссийской власти, альтернативной советской. Принятие политической общероссийской программы (т. н. «Конституции») и образование всероссийской власти в форме Уфимской Директории – вопросы, затронутые в монографии А. Д. Казанчиева. Однако нельзя не признать, что изучение политической истории данного периода еще только начинается (56).

Адмирал А. В. Колчак, его военная и политическая деятельность, равно как и его личность и взгляды, изучаются достаточно активно. В последние годы этому интересу способствуют неоднократные попытки добиться политической реабилитации Верховного Правителя и членов Российского правительства. Одним из первых историков, обратившихся к биографии адмирала, был И.Ф. Плотников (57).

Важное значение имеет научно-исследовательская работа В. И. Шишкина, не только издававшего документальные сборники о работе колчаковского правительства, но и тщательно исследовавшего «механизм» прихода к власти Колчака, политико-правовые особенности становления белой власти в Омске 1918 года. Примечательный вывод, сделанный в ходе исследований, – замена коллегиальной власти Директории единоличной властью Верховного Правителя прошла при существенной поддержке со стороны правых политических структур (58).

Обобщенным исследованием, написанном на основе многочисленных опубликованных и архивных источников, стала монография «Колчак» П. Н. Зырянова, изданная в серии «Жизнь замечательных людей» (59). Широкая проблематика формирования и эволюции политического курса колчаковского правительства, идеология Белого движения рассматриваются в исследованиях В. Г. Хандорина (60). Интересная и показательная во многом оценка Колчака в его психологических чертах дана А. С. Кручининым в книге «Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память» (61).

Аппарат власти колчаковского правительства, работа отдельных его структур, направления внутренней и внешней политики продолжают привлекать внимание историков. Исследования, сопровождавшиеся публикацией документов, имеют в этом отношении особый приоритет, поскольку позволяют сопоставить сделанные выводы с приводимыми фактами. Здесь показательны книги, изданные А. В. Квакиным (62). Структура и деятельность пропагандистских органов белой Сибири рассматривалась в монографии Е. В. Лукова и Д. Н. Шевелева (63).

В. А. Кожевников публиковал материалы о проектах образования представительных органов белой власти в 1919 г. (64). В. Г. Кокоулин рассмотрел динамику развития политических партий в белой Сибири в 1918–1919 годах (65).

П.А. Новиковым на основе региональных архивных материалов было написано исследование, посвященное особенностям Белого движения в Восточной Сибири (66).

В отмеченной выше серии «Эпоха войн и революций» увидела свет монография A. В. Шмелева, посвященная анализу внешнеполитического курса Российского правительства (67).

Следует отметить, что специальных исследований по внешней политике белых правительств на сегодня недостаточно. Вследствие этого распространение получают тезисы о тотальной зависимости Белого движения от иностранных государств, о невозможности возникновения антибольшевистского сопротивления без поддержки интервентов; нужно четкое представление, каковы реальные масштабы подобной поддержки, ее условия и, самое главное, изменения в ее направленности на протяжении гражданской войны.

Правоохранительная система, созданная в белой Сибири, особенности ее работы подробно анализировались С. П. Звягиным, организатором регулярных научных конференций «История белой Сибири» (68).

Остается мало изученной социально-экономическая проблематика. Однако развитие данных исследований также может считаться приоритетным. В монографии В.М. Рынкова рассматривались как особенности организации финансовых структур, так и общее направление финансовой политики восточно-русского Белого движения (69).

Так же как и в изучении других российских регионов, в исследовании Белого движения на Востоке России особое значение имеет публикация сборников региональных научных конференций, в частности в сборниках «История Белой Сибири» и «Сибирь в период гражданской войны» (70).

Интересны многочисленные статьи по тематике Белого движения в Сибири, опубликованные на страницах екатеринбургского исторического ежегодника «Белая армия. Белое дело» (71).

Одним из приоритетных направлений исследования Белого движения в России является его история на Дальнем Востоке в 1920–1922 годах. Достаточно полно эта тема рассматривалась Ю.Н. Ципкиным, в частности история Приамурского правительства братьев Меркуловых, история Приамурского Земского Края (72). Среди работ, отражающих региональные военно-политические аспекты белого Забайкалья, следует особо выделить монографии В. И. Василевского и работы

B. Г. Кокоулина. Несколько изданий было посвящено исследованию деятельности атамана Г. М. Семенова. Однако политико-правовые вопросы этого периода остаются до сих пор недостаточно изученными (73).

Весьма привлекательной фигурой для исследователей дальневосточной контрреволюции стал барон Р. Ф. Унгерн фон Штернберг. Новые исследования показывают особенности его деятельности не только в контексте противостояния советской власти, но и в условиях межгосударственных противоречий на Дальнем Востоке (между Китаем, Японией и Россией). Уделяется внимание его роли в формировании монгольской государственности (74).

Белый Юг России – не меньший по значимости для всероссийского Белого движения регион – традиционно пользовался повышенным вниманием исследователей. В ходе изучения возможно проследить наиболее важную тенденцию – эволюцию принципа военной диктатуры. Показательно, что данный принцип организации власти существовал в этом регионе фактически с момента зарождения Добровольческой армии в конце 1917 года. Наличие большого числа офицеров, руководства со стороны таких авторитетных военных лидеров, как генералы М.В. Алексеев, Л. Г. Корнилов, А. И. Деникин, П.Н. Врангель, при отсутствии влиятельных представительных структур (исключая органы самоуправления южнорусского казачества), – все это оказало влияние на специфику белой власти.

История первых антибольшевистских центров, их формирования и развития нашла отражение в монографии С. В. Карпенко «Очерки истории Белого движения на Юге России». В ней заметное место уделено также социально-экономическим, финансовым проблемам белого Юга в 1917–1920 годах (75). Особенности комплектования и руководства Добровольческой армией, ее политический статус в конце 1917 – начале 1918 года исследовались И. Н. Гребенкиным (76). Выражения политических взглядов офицерства Добровольческой армии рассматривались в монографии Р. М. Абинякина (77).

Национально-государственная политика становилась одним из наиболее важных элементов всего внутриполитического курса белого Юга. Понимание национальной политики сводилось к простому восстановлению унитарного устройства России. Формирование национальных государственных образований, отношение к этому со стороны деникинского правительства необходимо для понимания проблемы т. н. «областной автономии» (а по сути, федерации) в политических программах белых. Изучение национальной политики на белом Юге позволяет понять существо центрального лозунга Белого движения – «За Единую и Неделимую Россию». Эта проблема отражена в исследованиях А. С. Пученкова (78). Характер взаимоотношений белого правительства и политических режимов гетманской Украины, Украинской Народной Республики, оккупационного немецкого командования исследован в книге В.Ф. Солдатенко (79).

Другой аспект национальной политики – отношения белой власти с народами Северного Кавказа. И здесь региональные исследования также имеют приоритет. X. М. Доного изучал вопросы как антиденикинского повстанчества в Чечне и Дагестане, так и деятельность тех, кто поддерживал белую власть (80). Исследования С. А. Орешина позволяют понять особенности деникинской национальной политики на Кавказе в контексте общего социального положения региона в период гражданской войны (81).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40