Василий Цветков.

Белое дело в России: 1917-1919 гг.



скачать книгу бесплатно

Одно из последних киевских донесений «Азбуки» отмечало: «Гетман совершенно бессилен, бросается от самостийности к федерации и обратно». Не исключалось и возобновление контактов с Национальным Союзом, и отказ от провозглашенного «нового курса». Последним, во многом решающим фактором, определившим судьбу «гетманщины», стал подписанный 13 декабря договор между германским командованием и Директорией о «нейтралитете». Более того, солдатские комитеты и советы, создаваемые в немецких воинских частях под влиянием начавшейся в Германии революции, явочным порядком заключали «перемирия» с петлюровскими и советскими войсками.

14 декабря 1918 г., всего лишь месяц спустя после формально провозглашенного объединения с Белым движением, Скоропадский отказался от власти, подписав Грамоту об отречении. Сугубо эмоциональный акт не содержал указаний на правопреемственность власти: «Я, Гетман всея Украины, в течение семи с половиной месяцев все силы свои клал на то, чтобы вывести страну из того тяжелого положения, в котором она находится. Бог не дал мне сил справиться с этой задачей. Ныне, ввиду создавшихся условий, руководствуясь исключительно благами Украины, я от власти отрекаюсь».

Решать вопросы преемственности пришлось Совету министров. Последним своим постановлением, «обсудив требование Директории, Совет министров постановил сложить полномочия и передать власть Директории».

Специфическая роль Украинской Державы в истории антибольшевистского сопротивления заключалась главным образом в создании условий для формирования общественно-политических и военных структур, связанных с южнорусским Белым движением. Могла ли стать гетманская Украина центром «борьбы с большевизмом», подобным Добровольческой армии или казачьим областям? Однозначно ответить на данный вопрос трудно. Можно лишь отметить, что до середины ноября 1918 г. никакого формального взаимодействия между Алексеевым, Деникиным и Скоропадским не было. Единственным фактом стало обращение Деникина по поводу ареста немецкими властями полковника Ряснянского, объезжавшего с нелегальной инспекционной поездкой добровольческие Центры на Украине. Одной из главных причин отсутствия сотрудничества Добрармии с Гетманом было, помимо «самостийности» и «германофильства», наличие договорных отношений Украины не только с Германией, но и с Советской Россией. Получалось, что Гетман де-юре, на уровне послов, признал советскую власть, с которой велась непримиримая вооруженная борьба, и сотрудничал с государствами Четверного Союза, против которых с 1914 г. шла «Вторая Отечественная война» и любое соглашение с которыми считалось «страшным предательством» интересов России и воли отрекшегося Императора. Украина признавала РСФСР субъектом международного права в условиях изоляции «большевистского режима» и, одновременно, в ожидании международного признания Белого движения. Все это, с точки зрения командования Добрармии, свидетельствовало о политической «беспринципности» «гетманщины». Даже возврат к дореволюционному законодательству и лозунги восстановления монархии не меняли сути отношения к Скоропадскому.

Лишь после 15 ноября открывались перспективы сотрудничества. Но для этого, очевидно, нужна была не только «смена курса», но и «смена лидера». Вполне возможно, что в случае признания графа Келлера «военным диктатором» сотрудничество с Добровольческой армией стало бы прочнее. Но этого не произошло. Задержки в политической «эволюции» оказались для режима Скоропадского роковыми.

* * *

1. Врангель П.Н. Записки, ч. 1. // В кн.: Белое дело. Летопись белой борьбы, т. V. Берлин, 1926, с. 62; Царинный А. Украинское движение. Берлин, 1925, с. 129–130.

2. Андриевский В. 3 мынулого. Берлин, 1921, часть 2, с. 114–115; Царинный А. Указ, соч., с. 109–110; Безместъев Ю.В. Россия в XX веке. Нью-Йорк, 1990, с. 164–165.

3. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Лл. 60–60 об.; Ф. 6396. Оп. 1. Д. 41. Лл. 1–2; Из истории национальной политики Временного правительства // Красный архив, 1928, т. 5, с. 49–55.

4. Дорошенко Д. И. Война и революция на Украине // Историк и современник, кн. IV. Берлин, 1923, с. 193–195; кн. V. Берлин, 1924, с. 77–78.

5. Якушев И. А. Очерки областного движения в Сибири // Вольная Сибирь. Прага, т. 3, 1928, с. 16.

6. Киевская мысль. Киев, № 20, 8 марта (23 февраля) 1918 г.; № 24, 13 марта (28 февраля) 1918 г.; Правда. Москва, № 84, 30 апреля 1918 г.; Красная Армия. Москва, № 6, 17 мая 1918 г.

7. Годы смут и надежд. 1917–1919. Монреаль, 1981, с. 75.

8. Освободительная война украинского народа против немецких оккупантов. Документы и материалы, 1937, с. 28–35.

9. Э.Г. фон Валь. Значение и роль Украины в вопросе освобождения России от большевиков на основании опыта 1918–1920 гг. Таллин, 1937, с. 17–18.

10. Крестьянское движение в 1917 г. Центрархив, 1927, с. 234.

11. Царинный А. Указ, соч., с. 125–126.

12. Там же, с. 127–128; Дикий А. Неизвращенная история Украины-Руси. Нью-Йорк, 1961, т. 2, с. 145–146.

13. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 146. Лл. 1—33; Словцов Р. Гетман Скоропадский и немцы // Последние новости. Париж, 5786, 26 января 1937 г.; Дикий А. Указ, соч., с. 154–157.

14. ГА РФ. Ф. Varia. Оп. 1. Д. 127. Лл. 8-10.

15. Гольденвейзер А. А. Из киевских воспоминаний // Архив русской революции,

т. VI. Берлин, 1922; Блакитный Ж. Роковые ошибки гетманского правительства на Украине (1918 г.). Константинополь, 1921, с. 8–9, 11–13; Могилянский Н.М. Трагедия Украины (Из пережитого в Киеве в 1918 г.) // Архив русской революции, т. XI. Берлин, 1923, с. 95–97.

16. Чубинский М.П. На Дону (Из воспоминаний обер-прокурора) // Донская летопись, № 1, 1923, с. 137–138; Державный Вестник, № 24, 19 июля 1918 г.

17. Черячукин А. В. Донские делегации на Украину и в Берлин в 1918–1919 гг. // Донская летопись, № 3. Белград, 1924, с. 165–166, 173, 191–193; ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Лл. 13–14.

18. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 1. Д. 14. Лл. 11–12.

19. Дикий А. Указ, соч., с. 159–161; ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 470. Лл. 15–20; Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Лл. 12–13.

20. Б. Аграрный вопрос на юге России в 1918—20-е гг. // Крестьянская Россия. Прага, 1922. Вып. 1. С. 87–88, 95–97; Киевская мысль. Киев, № 174, 21 октября 1918 г.; Державный Вестник. Киев, № 8, 31 мая 1918 г.; № 17, 19 июня 1918 г.; № 52, 18 октября 1918 г.

21. Дневник П. Н. Милюкова. 1918 год // БФРЗ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 30. Лл. 28, 30–31, 54.

22. БФРЗ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 9. Лл. 5–5 об.; Гетман Скоропадский и немцы // Последние новости. Париж, № 5786, 26 января 1937 г.

23. ГА РФ. Ф. 6611. Оп. 1. Д. 1. Лл. 385–390; Дневник П.Н. Милюкова. 1918 год // БФРЗ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 30. Л. 191.

24. Мякотин В. А. Из недалекого прошлого // На чужой стороне, кн. V. Прага, 1924; ГА РФ. Ф. 6396. Оп. 1. Д. 93. Лл. 12 об. – 13.

25. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Лл. 55–55 об.

26. Бортневский В. Г. К истории осведомительной организации «Азбука» // Русское прошлое, № 4, 1993, с. 162–165.

27. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 606. Лл. 5, 33; Шульгин В. В. «Азбука» // Последний очевидец: Мемуары. Очерки. Сны. М., с. 501–507; Бортневский В. Г. К истории осведомительной организации «Азбука» // Русское Прошлое, № 4, 1993, с. 163.

28. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 607. Лл. 44–44 об.

29. РГВА. Ф. 40238. Оп. 2. Д. 34. Лл. 7–7 об.

30. Последние новости. Киев, № 5215, 30 (7) сентября 1918 г.; ГА РФ. Ф. 5881. Оп.

2. Д. 789. Л. 3. Следует отметить, что если о царских министрах были отслужены панихиды, то в отношении Государя и Царской Семьи киевское духовенство служило молебны, не считая возможным служить панихиды (сведения об их судьбе в советской прессе не представлялись достоверными).

31. Безак Ф.Н. Воспоминания о Киеве и о гетманском перевороте // Верная Гвардия. М., 2008, с. 418–419; Мосолов А. А. При дворе последнего Императора. СПб., 1992, с. 245–246; ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Лл. 36–36 об.

32. Гурко А. И. Из Петрограда через Москву, Париж и Лондон в Одессу // Архив русской революции, т. XV. Берлин, 1924, с. 31–32.

33. ГА РФ. Ф. 5913. Оп. 1. Д. 144. Л. 1–1 об.; Ф. 5881. Оп. 2. Д. 789. Л. 4.

34. Гурко А. И. Указ, соч., с. 32.

35. Э.Г. фон Валь. Значение и роль Украины в вопросе освобождения России от большевиков на основании опыта 1918–1920 гг. Таллин, 1937, с. 35–36, 55–56.

36. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Лл. 10–11; Каклюгин К.П. Донской атаман Краснов и его время // Донская летопись. № 3. Белград, 1924, с. 92–93.

37. Мельгунов С.П. Судьба Императора Николая II после отречения. Париж, 1951. С. 303; РГВА. Ф. 40238. Оп. 2. Д. 34. Лл. 20–20 об.

38. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Л. 3; Ф. 5881. Оп. 2. Д. 606. Лл. 10–12.

39. Гетман Скоропадский и немцы // Последние новости. Париж, № 5786, 26 января 1937 г.

40. Документы германского посла в Москве Мирбаха // Вопросы истории, № 9, 1971, с. 124–129; Мельгунов С.П. Немцы в Москве. 1918 г. // Голос минувшего на чужой стороне, № 1. Париж, 1926, с. 166–168; Дневник П.Н. Милюкова. 1918 год //

БФРЗ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 30. Лл. 56–57; Милюков 77. Н. Мои сношения с генералом Алексеевым // Последние новости (Париж), 3 апреля 1924 г., 6 апреля 1924 г.; Красная книга ВЧК. М., 1920, т. 1, с. 187–189.

41. ГА РФ. Ф. 5881. Он. 2. Д. 245. Лл. 7–8; Д. 255. Лл. 229–230.

42. Деятельность Таганрогского Центра // Белый Архив. Т. 2–3. Париж, 1928, с. 135; РГВА. Ф. 40238. Оп. 1. Д. 1. Лл. 12–14.

43. РГВА. Ф. 40238. Оп. 1. Д. 5. Лл. 6, 15 об.; ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 754. Лл. 58–73; 134–135.

44. РГВА. Ф. 40238. Оп. 1. Д. 5. Лл. 16 об. – 17, 40–42; Д. 15. Лл. 1–3; Гурко В. Указ, соч., с. 46–47.

45. РГВА. Ф. 40238. Оп. 1. Д. 1. Л. 15 об.; ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 535. Лл. 13–14, 29–30, 33–36, 39, 67.

46. Залесский 77. Южная армия (Краткий исторический очерк) // Донская летопись. Белград, № 3, 1924, С. 235; ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Лл. 10–11.

47. Шинкаренко Н.В. Вечер в Оргееве // Донская волна. Ростов-на-Дону, 1919, № 2 (30), с. 6–7.

48. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 754. Лл. 89–90; Э.Г. фон Валь. Значение и роль Украины в вопросе освобождения России от большевиков на основании опыта 1918–1920 гг. Таллин, 1937, с. 40; Казанович Б. Поездка из Добровольческой Армии в «Красную Москву» // Архив русской революции. Т. VII. Берлин, 1922, С. 201–202.

49. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 754. Лл. 93–95.

50. Деникин А. И. Очерки русской смуты, т. 3, с. 255–256.

51. Деникин А. И. Очерки русской смуты, т. 3, с. 124–125; ГА РФ. Ф. 7030. Оп. 2. Д. 172. Лл. 14–16.

52. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 789. Лл. 8–9. Д. 790. Л. 43; Гершельман А. С. В рядах Добровольческой Северо-Западной армии. Вооруженная борьба с III Интернационалом. 1919 год (Военно-историческая библиотека «Военной Были», № 3 (20), I ч.). М., 1997, с. 4.

53. Деникин А. И. Очерки русской смуты, т. 3, с. 125.

54. ГА РФ. Ф. 7030. Оп. 2. Д. 172. Л. 38.

55. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 607. Лл. 45–47; Д. 245. Лл. 5, 7–8; Д. 606. Лл. 10–11; Деникин А. И. Очерки русской смуты, т. 3, с. 119–121.

56. Залесский 77. Указ, соч., с. 232, 257, 259; Г. Лейхтенбергский. Как начиналась «Южная армия». // Архив русской революции. Берлин, 1923, с. 180–181; Алексеев В. Гражданская война в ЦЧО. Воронеж, 1930, с. 34, 38.

57. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 789. Лл. 9, 12; Д. 790. Лл. 43, 162.

58. Деникин А. И. Указ, соч., т. 3, с. 121, 256.

59. РГВА. Ф. 40238. Оп. 1. Д. 15. Л. 41 об.; БФРЗ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 9. Л. 17.

60. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 16. Лл. 2–3.

61. ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 754. Лл. 95, 156–157; Ф. 5936. Оп. 1. Д. 257. Лл. 4–4 об.; БФРЗ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 9. Лл. 1–2 об.; Нова Рада. Киев, № 5, 28 декабря 1918 г.; Кислицын В. А. В огне гражданской войны. Харбин, 1936, с. 9—12.

62. Гетман Скоропадский и немцы // Последние новости. Париж, № 5786, 26 января 1937 г.

63. Дикий А. Указ, соч., с. 166–169; ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Лл. 18–19; 51–52.

64. БФРЗ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 9. Лл. 9-11; ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Л. 55.

65. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Лл. 25–26; Д. 16. Лл. 3 об. – 4; Голос Киева. Киев, № 157, 17 ноября 1918 г.

66. На Украине. Повстанчество и анархическое движение. Буэнос-Айрес, 1922, с. 10–12.

67. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 16. Лл. 1 об. – 2.

68. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 16. Лл. 3 об. – 4; Трубецкой Е.Н. Из путевых заметок беженца // Архив русской революции. Берлин, 1926, т. XVIII, с. 146–147.

69. Наш путь. Киев, № 1, 19 ноября 1918 г.; № 3, 21 ноября 1918 г.; Последние новости. Киев, № 5317, 20 ноября 1918 г.; Черячукин А. В. Донские делегации на Украину и в Берлин в 1918–1919 гг. // Донская летопись, № 3. Белград, 1924, с. 214.

70. ГА РФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 14. Лл. 12–12 об.; Д. 16. Лл. 4–4 об.; Переписка белых вождей и пр. документы // Белый архив, т. 2–3. Париж, 1928, с. 191.

71. БФРЗ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 9. Л. 12; Черячукин А. В. Донские делегации на Украину и в Берлин в 1918–1919 гг. // Донская летопись, № 3. Белград, 1924, с. 209–210.

Раздел 4
Белое дело и государства на территории бывшей Империи. 1917–1919 гг
Глава 1

Особенности политического курса Белого движения в отношении государств Закавказья в 1917–1919 гг.


Политика Белого движения по отношению к Закавказью, охваченному сепаратизмом, исходила из допустимости исключения его территорий из состава Российского государства без соответствующих на то санкций Всероссийского Учредительного (или Национального) Собрания. По словам Деникина, «главной целью моей было удержание в государственной связи с Россией закавказской окраины или, по крайней мере, территориальное ограничение распада» (1). Возникшие здесь «государственные образования» (по тогдашней терминологии) считались «временными». Но если, например, Всевеликое Войско Донское, Кубанский Край, сибирские областники никогда не заявляли о своем «отделении» от России, то этого нельзя было сказать по отношению к Финляндии, Украине и Закавказью. С 8 марта 1917 г. Закавказье, как единый регион под «верховенством России», управлялось специально созданным Особым Закавказским комитетом (Озаком) во главе с социал-федералистом К. Абашидзе, а после его кончины – депутатом IV Государственной Думы, будущим председателем Донского Войскового Круга В. А. Харламовым. Но основные вопросы управления – от автокефалии грузинской церкви до введения земского самоуправления – продолжали обсуждаться в Петрограде. Проектируемая должность Верховного комиссара Кавказа (на нее предполагалось назначить бывшего председателя II Государственной Думы Ф. А. Головина) не была создана (2). Партийно-политическая картина Закавказья характеризовалась преобладанием здесь социалистических организаций, пользовавшихся авторитетом противников «русского самодержавия, враждебного народам Кавказа». По довольно точному определению Деникина, «история Закавказья в годы смуты есть история его интеллигенции, преимущественно социалистической. Только она являлась вершительницей внутренних событий, и только на ней лежит поэтому историческая ответственность за судьбы закавказских народов». И если Киев в 1918 г. называли «монархической Меккой», то Тифлис именовали не иначе как «цитадель меньшевизма» (3).

Закавказские социалисты не признавали советскую власть, считая ее полностью зависящей от интересов одной партии – большевиков. Отчасти этому способствовало противостояние между Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов и первым составом ВЦИК во главе с известным грузинским социал-демократом, депутатом IV Государственной Думы и участником «февральского переворота» Н. С. Чхеидзе. Но еще летом 1917 г. помимо Советов рабочих и солдатских депутатов в крае стали создаваться многочисленные т. н. «Национальные Советы», возникшие в условиях типичного для 1917 г. увлечения «партийно-общественным строительством». В основу их формирования был положен принцип представительства от многочисленных национальностей, населявших Закавказье. Были созданы грузинский, армянский и татарский (азербайджанский) Советы. В целом деятельность Советов не способствовала централизации управления: «губернские комиссары и исполкомы только номинально сохраняли свою власть, фактически же она принадлежала Национальным Советам». К ноябрю 1917 г. в Тифлисе официально работали грузинский, армянский, мусульманский Советы, располагавшие даже собственными вооруженными формированиями. На их основе весной 1918 г. были созданы правительства независимых Грузии, Армении и Азербайджана. Были образованы также осетинский Совет, отделения Украинской и Белорусской Рады, латышский союз и ассирийская группа. Советы получали право формирования собственных вооруженных сил по национально-территориальному признаку, в частности, предполагалось создание четырех корпусов (грузинского, армянского, азербайджанского и русского) (4).

Эти национальные корпуса нужно было вооружить. Запасы оружия Кавказского фронта, имевшиеся в тыловых складах, перешли к национальным Советам на основе «пулеметного права». Но этого оказалось мало, и в январе 1918 г. под станцией Шамхор несколько эшелонов уходивших с фронта русских солдат было расстреляно, а их оружие отобрано («Шамхорская бойня»).

В таких условиях становилось очевидным, что русское население Закавказья действительно нуждается в защите и самоорганизации. Общество русской культуры в Тифлисе, Русские культурно-просветительные общества в Баку и Батуме инициировали формирование Русского Национального Совета. В конце 1917 г. была создана «Соединенная Комиссия по образованию межпартийного и внепартийного Русского Национального Совета», в работе которой, забыв на время разногласия, работали представители местных Советов рабочих и солдатских депутатов и члены кадетской партии, группы кооператоров и представителей торгово-промышленного союза, правые из организации «Закавказская Русь» и эсеры. Накануне праздника Рождества Христова, 22 декабря 1917 г., Русский Совет официально приступил к работе. При Совете действовали «военная секция», «секция по защите русского населения, пострадавшего от разбойных нападений», юридическая комиссия и даже комиссия по организации собраний и митингов русского населения. Финансирование Совета проводилось за счет добровольных взносов, и первоначальные поступления были невелики (касса началась с 10 рублей).

11—16 марта 1918 г. в Тифлисе прошли заседания «учредительного» 1-го Русского Национального Съезда. Русский Совет был окончательно оформлен. Его председателем стал полковник Ф.Н. Лебедев, а секретарем юридического отдела – опытный юрист Н. Г. Шубинский. В итоговой резолюции съезда отмечалось: «Признавая, что русское национальное меньшинство на Кавказе имеет неоспоримые права на национальное самоопределение и на защиту своих национальных нужд и интересов, первый Съезд русского населения Закавказья считает, что защита принадлежит Закавказскому Русскому Совету, избранному по пятичленной формуле (всеобщее, прямое, равное, тайное голосование по пропорциональной системе. – В.Ц.) всеми признающими себя русскими гражданами Закавказья». «Принадлежность к русской национальности» устанавливалась «местными национальными советами», учреждаемыми в отдельных городах, уездах и округах. Совет полностью брал на себя защиту и представительство «русского населения» в крае «перед Закавказской краевой властью и другими органами управления». Съезд предполагал учреждение Закавказской Русской Краевой Думы, которая из своего состава (сроком на два года) избирала Совет (из 45 членов), возглавляемый пятичленной управой (директорией). И хотя по партийному составу Совет отражал характерное для Закавказья преобладание социалистов (против 10 кадетов в Совете состояло 35 представителей социалистических партий), в отличие от аналогичных межпартийных структур периода гражданской войны Совет продемонстрировал убедительное единство в защите российских интересов. За довольно короткий период работы Совет, не считаясь с финансовыми трудностями, поддерживал русских рабочих и служащих, отстаивал преподавание русского языка в средних школах, защищал русских беженцев, поддерживал организацию Русского корпуса во главе с полковником Д.П. Драценко (7 полков, формировавшихся в разных районах Закавказья), финансировал расходы Учительского института в Тифлисе. Национальный Совет обладал неоспоримой легальностью и легитимностью, имея официальный статус и выражая интересы практически всех общественно-политических структур русского населения (5).

Таким образом, в период 1917–1918 гг. согласование всероссийских и региональных интересов строилось на фундаменте равноправных, договорных отношений, при формальном признании верховенства существующих коалиционных структур власти. Позднее, в 1919 г., подобная «низовая» инициатива рассматривалась не только с точки зрения самозащиты интересов русского населения. В случае восстановления всероссийской государственной юрисдикции русские национальные Советы могли стать основой формирования будущей администрации.

Осенью 1917 г., в условиях резкого ослабления центральной власти и начавшегося «парада суверенитетов», партийные и общественные организации Закавказья на съезде в Тифлисе 15 ноября 1917 г. образовали Закавказский Комиссариат под руководством меньшевика Е.П. Гегечкори. Своей задачей Комиссариат считал создание государства, основанного на общности политического курса. Отношения с соседями (Кубанью, Доном, Союзом горцев) должны были строиться как с «равными государствами». После разгона Всероссийского Учредительного Собрания его депутаты, избранные от Закавказья, создали Закавказский сейм во главе с Чхеидзе. Сейм не признал советской власти, Брестского мира и 9 апреля 1918 г. заявил о создании Закавказской демократической федеративной республики (ЗДФР) и о полной независимости. Три главные политические партии Кавказа – социал-демократическая рабочая партия Грузии, армянский Дашнакцутюн (Союз) и азербайджанский Мусават (Равенство) – провозгласили создание государства с общим сеймом и правительством. Ведущее положение в нем занимали грузинские политики. Однако история ЗДФР оказалась недолгой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40