Василий Баранов.

Скиталец. Флибустьерское синее море



скачать книгу бесплатно

– А сейчас он где?

– По дому шляется. Откуда я знаю. – Ответил капитан. – Поищи. С тобой он, наверно, не так, как со мной будет разговаривать. Важный сеньор на пирата смотрит свысока.

– Это как, батя? – Вот это номер! Забавный парень Хуан.

– Прикатился. Зашел в мою комнату. Важный. И заявил: этот таз (это он о моем тазике для умывания) мы выбросим. Кувшин тоже. Заменим. Капитану надо что-то другое. Представь, это он мне. В моей комнате! – Капитан был возмущен, но и посмеивался.

Дэн знал, как трепетно относится отец к своим вещам и милому сердцу беспорядку в своей комнате. За подобное он и убить мог. Но Хуаны это не грозило.

– Я хотел запустить в него чем-нибудь. Но под руку ничего не попало. Он важно вышел и прикрыл за собой дверь. Я минут десять не мог в себя прийти. Иди, сам разбирайся со своим Хуаном. – Махнул рукой. Свен все же любил этого проказника.

Даня вышел из комнаты. Испанец в своей комнате укрылся, решил он. Про себя Дэн мог сказать строчками своего стишка.

Море мне мать, отец – капитан.

Рожью наполнен дырявый карман

Родиной страннику станет чужбина,

Горстка соломы станет периной.

Ляжет земля одеялом на грудь

Даст после странствий мне отдохнуть.

Где-то по мне плачет стая волков,

Слезы прольются из облаков.

Я человек, что не знает смиренья,

Крест свой несущий с рожденья.

Я лишь скиталец средь этих миров,

Ждущий карету последних даров.


Он заглянул в комнату Хуана. Остолбенел. Остановился на пороге. На полу толстый дорогой ковер. Раньше был обычный. В углу резная тумбочка, фарфоровый таз тонкой работы. Серебряный кувшин для умывания. Комод дорого дерева. А стол? Резная отделка с позолотой. Резные кресла со львами на подлокотниках. На стенах тканевая обивка. Кровать? Здоровенная кровать под балдахином. Занавеси с оборочками. Это, да! Сеньор! Не слишком ли жирно?! Ленив, нерадив и прожорлив. Это пустяки. Ты спесив! Самого владельца этой роскоши на месте не было. Дэн пошел искать этого управдома дальше. Может он во внутреннем дворике? Данька был прав. Хуан сидел в тени в плетеном кресле. Перед ним кувшин с прохладным лимонадом. Парень попивает прохладный лимонад из чаши венецианского стекла и задумчиво смотрит в пространство. Даня подошел ближе и громко сказал:

– Хуан! – В ответ парень лениво поднял взгляд на пришедшего.

– Дэн, ты? – Испанец королевским жестом поставил чашу на стол.

– А кто еще, Хуан? – Рука Даньки зачесалась. Отвесить бы по шее.

Хуан лишь махнул рукой.

– Хуан, я жрать хочу! – Заявил Даня. Может хоть это приведет в чувство наглеца.

– Господи, ты мешаешь мне думать. – Заявил Хуан.

– Нечестивец, что ты говоришь. Это Господь мешает тебе думать. Он просто отнял у тебя разум. Ты о чем думаешь? Паршивец!

– Кто?! – возмутился Хуан. – Как ты меня назвал?

– Паршивец!

– Я главный управляющий дома. Сейчас решаю важную задачу. Как преобразовать этот дом, что бы он выглядел достойно.

Даня про себя выругался.

Еще один считает, что ему известно, как обустроить Россию, мир. Этот о доме.

– Я тебе выпишу очень достойную затрещину. А? – Заявил Дэн.

– Не посмеешь. Жаннетта тебя кормить перестанет. – Но покосился на боцмана с опаской. Этот может.

– Меня перестанет кормить Жаннетта? – Дэн возмутился.

– Конечно. Ты не испытываешь никакого почтения к главному управляющему. – Хуан приободрился, вспомнив о величии своей должности.

– Иди на кухню, иначе я поволоку тебя туда за шкварник.

– Чего это ты? Ну, Дэн, ты чего? Совсем уже. Сейчас я иду. – Важность слетела с этого испанского гранда. – Что хотел?

– Собери мне поесть. Потом думаю съездить к Ронни. Гостинцы пацанам, его братьям, отвезу.

– Давай. – Хуан согласился. Но на кухне он вновь набросил на себя важность.

– Встал бы пораньше. Не пришлось бы мне разогревать. Огонь разводить.

– Хуан! – Предупреждающе воскликнул Дэн.

– Хорошо, хорошо. – Испанец начал собирать Даньке на стол. После взял корзину и сложил угощение для братьев Ронни. Младших братьев рыбака он любил. Расстарается. Дэн поел. Хуан отдал ему корзину.

– Держи. Тоже мне, боцман. Коляску сам запряжешь? – Ворчал Хуан. – А то у меня дел невпроворот.

– Какие у тебя дела? – Похоже, придется выписать лекарство этому малому.

– Мне надо обдумать, какую мебель поменять в твоей комнате и у капитана. Прежде всего, у капитана.

– Хуан, – начал Даня увещевать больного звездной болезнью, – в комнату Свена не суйся. А то он тебя порвет, как Тузик грелку.

– Кто порвет? Как? – Заморгал глазами Хуан.

– Тебя разорвет. Как лев добычу. Шпагой. Понял?

– Понял. – Но взгляд говорил об обратном.

– Все. Я уехал к Ронни.

Дэн взял коляску и выехал. Знакомая мостовая городской улицы. Этот город он принял поначалу за город мечты, Зурбаган. Столицу лихих пиратов принять за город романтиков. Мечта здесь не живет. Но городишко не плохой. И живут славные люди. Ему здесь все нравится. Он привык к нему. Как и к своей Тракторной улице. Коляска выехала на грунтовую дорогу. Лошадка пошла быстрее. Этой дорогой он не раз ездил в поселок, где жил Ронни. Каждое дерево, каждый куст были знакомы. Даня остановил коляску. Подошел к дереву. Набрал пригоршни сливы. Вновь залез в коляску. Ехал и с высоты коляски сплевывал сливовые косточки. Попадались крестьянские домики. Нищие, бедные. Ронни. Юный рыбак, которого он спас. Не дал утонуть. Парень запутался в собственных сетях. Данька увидел со скалы, на которой сидел, как рыбак тонет. Он спрыгнул, подплыл. Кинжалом перерезал сети. Вытащил из воды. Привез домой и встретился лицом к лицу с ужасающей нищетой. Тогда решил помочь этим людям. Не справедливо, у кого-то есть все, а кто-то голодает. У кого-то жемчуг мелок, у кого-то щи пустые. Так началась эта дружба с Ронни и его семьей. Со стариком Мартином, лежащим со сломанной ногой. С его женой Теей. С младшими братишками. Славные ребята. Они так его любят. Вот сейчас приедет, они выбегут встречать с криками радости, со смехом. Какой это прекрасный мир. Даня не понимал, прекрасным мир делаем мы сами. Как много его связывает с этим миром. Не только отец, капитан пиратского корабля «Скиталец». Жаннетта, кухарка в доме капитана. Ее муж, Леон. Бывший матрос и друг капитана. Он заправляет домом Свена и его деньгами. Матросы на корабле, его друзья. Брайан, Сайрус, Сол. Все ребята. Он был с ними в бою. Одолевал шторм. Они морские разбойники, головорезы. И его братья. Он так много знает о них, об их былой жизни. Этих ребят он не предаст, как и они его. Сол, вредный парень. С острым язычком, любитель пари. Сайрус отличный моряк. А Эрл? Немного важный. И Брайан ОТул, что не раз спасал ему жизнь. Капитан – душа их корабля. Он особенный. Боцман Брин? Дэн его боялся, когда был юнгой. Грозный морской волк. Теперь это его учитель. Иногда суровый учитель, но Дэн любит его. Старпом Колин, немного холодный, равнодушный. Как он может жить без этих людей. Ему суждено жить в двух мирах. Он не может вырваться из этого. И не хочет. Такая жизнь ему нравится. Он подъехал к поселку. Как все здесь изменилось за последнее время. Многие дома отремонтировали, поправили. Люди выглядят более счастливыми, чем раньше. Те, кто заметил его, машут рукой. Приветствуют. И он им отвечает. Вот и дом Ронни. Его почти полностью перестроили, расширили. Не та лачуга, в которую он вошел впервые. Дэн выскочил из коляски, пошел к дому. На порог вышел старик Мартин. Опирается на трость.

– Дэн, – кричит он. – Приехал. Здравствуй.

– Мартин. – Старик спешит на встречу гостью, опираясь на трость.

На порог дома выбежали ребятишки. Они бегут к нему с криками: дядя Дэн. Дядя Дэн. Что ты нам привез?

– Ну, осторожнее. Все в коляске. Забирайте. Это Хуан сложил. – Ребята знают, Хуан обязательно им самое вкусное пошлет.

Парни не заставили себя просить. Кинулись за гостинцами. Данька вошел в дом вслед за Мартином. И внутри все иное. Хорошая мебель, шторы на окнах. Ковры. Все говорит о достатке. Вышла Тея.

– Дэн. Приехал, мальчик. Проходи. – Она бросилась обнять его. А вот и Ронни. Они пожали друг другу руки.

– Мама, собери на стол, угостить Дэна. – Ронни рад приезду друга. В этом доме всегда рады боцману Дэну.

– Сейчас, сынок. Уже собираю. – Женщина засуетилась. Такой гость. Он спас ее старшего сына.

Через несколько минут они сидят за столом.

– Как у вас дела? Сколько я не был, пару недель? – Данька, когда «Скиталец» стоял в порту часто наведывался в этот поселок.

– Поменьше, но ты долго не приезжал. – Мартин считал, деньги любят счет. И прежде всего надо с ними все решить. – Мы деньги приготовили. С последних продаж.

– Оставьте эти деньги себе, – Данька не нуждался в деньгах. Ремесло пирата и удача капитана Свена приносили хороший доход.

– Как? Это твои деньги. – Заявил старик. – Земля твоя, значит, деньги твои.

Мартин не понимал, как Дэн может отказываться от денег.

– Мы договорились, часть земли ваша и Ронни. Часть моя, часть капитана. И Брайана. Это наша общая земля. – Потом повторил, – наша общая земля. Вкладывая в эти слова не понятное Мартину значение. Общая. Земля людей.

За обедом Мартин сказал:

– Я задумал женить своего старшего. – Старик кивнул в сторону Ронни. – Через пару месяцев сыграть свадьбу. Главное, что б ты был здесь на свадьбе.

– На ком Ронни собирается жениться? А не рано? – Дэн посмотрел на друга. Не заметил счастья на лице.

– Я в его годы уже женат был. Женили нас родители с Теей, и живем. Счастливо живем. Нечего ему одному ходить. Пора.

– А на ком, Ронни, ты собрался жениться? – Даня вновь посмотрел на молодого рыбака.

– Это как отец скажет.

Так. Сам парень не горит желанием жениться. Что удумал этот старик, его отец.

– На ком ты его женить собрался, Мартин? – Отчего все родители думают, что знают, как жить их детям.

– Как на ком? Думаю, на дочке старосты. Другие нам не ровня. Она девчонка хорошая. И приданное богатое. У отца денег достаточно.

Ясно, – сделал вывод Данька, – на деньгах женит. Осуждать Мартина можно, но стоит ли. Он столько лет прожил в бедности. Теперь ему хочется, что б сын был при деньгах.

Мартин продолжал:

– За Ронни сейчас любая пойдет. – Отец с гордостью посмотрел на сына.

Данька ухватился за эти слова.

– Любая, Мартин, за такого ладного парня и не бедного пойдет. Только зачем женить на ком подвернется. Надо на лучшей, побогаче.

Слово побогаче запало в душу Мартина. Он начал чесать затылок.

– Побогаче? – А что, его сын может и девчонке из очень состоятельной семьи женится. Красивый, сильный, весь в него, в Мартина.

– Да. – Даня решил выручить друга. – Поищем в городе. Может и из кого познатней. Капитана попросим. С его словом считаются. Жаннетта всех невест в городе знает. Лучшую выберем.

– Можно немного подождать. – Согласился Мартин. Дело стоящее, подождать немного, а то и прогадать можно.

После обеда Ронни предложил Дэну сходить на берег. Там начали строить небольшой причал. И рыбакам удобно, и в порт можно товары по воде отвезти. Они спустились к морю. Мужики вбили сваи, настелили часть досок.

– Вот, – хвастался Ронни, – причал построим. Отлично будет.

– Ронни, ты хозяин, тебе решать. – Дэн не собирался по мелочам лезть в хозяйственные дела. Да и понимал в этом мало.

– Так ты хозяин, Дэн. Твои деньги. – Честный парень, он ни одной чужой монеты не возьмет.

– Заладили. Сказал, общее. А ты нашей общей землей управляешь. И деньгами. Можешь их вкладывать, куда считаешь нужным.

Потом перевел разговор в другое русло. Волны набегали на берег. Это не просто яма в земле, где много воды. Соленой воды, как он однажды сказал капитану. Это грудь планеты, на которой покоятся материки. И на ней сверкающие бриллианты кораблей.

– Ронни, а ты сам, что думаешь о женитьбе? О дочке старосты.

– Я о ней и не думаю. Как отец скажет….

– Опять заладил, отец скажет. У тебя своя голова есть? Тебе с ней жить, а не отцу. – Как здесь все запущено. Родительское слово, родительская воля.

– Я … – потупился Ронни.

– Мартину скажем, я в городе ищу тебе невесту. А ты сам выберешь. Потом отцу скажем, я посоветовал. Меня он послушает. Приданное я дам. У капитана попросим. А?

– Можно. – Ронни повеселел.

– Так и решим, – Подвел Дэн черту под разговором. – Все отлично. Я сейчас домой поеду. Свен что-то замышляет. Без меня все решит. Упрямые у нас старики. Все за нас хотят по-своему.

Они вернулись в дом. Данька попрощался с хозяевами и уехал. На душе было легко. Он побывал у друга, помог ему.

Когда Дэн приехал, Жаннетта и Леон были дома. Жаннетта сразу же бросилась хлопотать, что бы накормить своего маленького мальчика.

И вот Данька снова на своей Тракторной улице ломает голову, чем заняться. Куда себя деть. Из этих раздумий его вывел телефонный звонок.

– Алло.

– Даня, это я, Гриша. – Знакомый голос.

– Привет, Гриша.

– Ты что делаешь? – Ясно, Гриша тоже мучается от безделья.

– Бездельем мучаюсь. – Даня похвалил себя за догадливость.

– Я тоже.

– Может, куда смотаемся. Я у отца с вечера машину выпросил. Можем прокатиться.

– Давай. – Данька ухватился за эту идею. Чего сидеть дома.

– Я минут через двадцать подъеду. Выходи.

– Жду.

Данька положил сотовый в карман. Скоро приедет его новый друг. Вдвоем они придумают, чем заняться.

Часть 5

Рэм посмотрел на экран монитора. Он нашел объявление соискателя работы. Мысленным взором дотянулся до него в пространстве. Молодой парень обувался в прихожей. Собирается куда-то идти. Приятная внешность. Ничего угодливого, холуйского в его лице. Одет скромно. Нуждается в деньгах. И скорее всего не откажется от хорошей зарплаты. Если его поманить призраком власти, то будет верным рабом. В случае чего у Рэма найдется, чем образумить непокорного. В его возрасте хочется жить. Он набрал номер телефона. Парень откликнулся.

– Вы Антон Славин?

– Да, я. – Парень заинтересовался. Он давно ждал, когда откликнуться на его объявление.

– Я по вашему объявлению. Мне нужен личный секретарь. Оплата достойная. – По мере того, как Рэм говорил, на лице Антона все больше отражалась заинтересованность. – Условия при личной встрече. Подъезжайте прямо сейчас.

Рэм назвал адрес. Антон поспешил на встречу. Он давно искал работу, кажется, что-то подвернулось. Он не подозревал, что попался самому искусному ловцу. Из этих сетей не вырваться. Мотылек летит на яркое пламя свечи. Его будущий господин улыбается. Игрушки в его умелых руках.

Гриша еще с вчера выпросил у отца машину. Он зашел в его кабинет вечером. Отец приходил домой обычно поздно, продолжал работать и тут.

– Пап, – сказал он с порога.

– Да, Гриша, – Игорь Иванович, перелистывал бумаги и не сразу поднял взгляд на сына, – что ты хотел, сын.

– Можно, я завтра возьму машину. Ты же все равно на служебной поедешь. – Гриша очень надеялся, что отец не откажет. Что толку от машины в гараже.

– Зачем тебе машина? – Спросил отец. Он старался контролировать сына. Никакой вседозволенности.

– Мы, может быть, завтра куда-нибудь прокатимся. – Гриша и сам не знал, куда поедет, но если машина будет, то он точно не проведет день в четырех стенах.

– Кто это мы? – Поинтересовался Игорь Иванович. Не иначе покрасоваться перед девчонками. А потом начнутся вечерние клубы, вино и, не дай бог, наркотики. Это лучше пресечь сразу.

– Мы с Даней. Я тебе говорил, мы с ним познакомились на зачислении. Вот я и хотел….

– Ну, ну. Хорошо. А что ты об этом Дане знаешь? Кто его родители? – Поинтересовался Игорь Иванович. Сын говорил ему об этом Дане. На одном курсе будут учиться. Ну что ж, можно будет разрешить.

– Он так забавно о них говорил, – Гриша улыбнулся, – они в пыли копаются. В музее работают.

– В музее. Хорошо. На завтра дам тебе машину. Сейчас. – Игорь Иванович достал из кармана ключи, протянул, – Держи.

Работники музея. Скорее всего, люди образованные. И их сын должен быть не самым глупым парнем. На зарплату музейного работника не разгуляешься, значит, поступил в академию не по протекции.

– Говоришь, в пыли копаются. Этот Даня, – отец посмотрел на сына вопросительно.

– Даня Гринев, он отличный парень. – Заявил Гришка.

– Ладно. – Махнул рукой Игорь Иванович.

Сын ушел, а отец пристально смотрел в сторону двери. Что-то знакомое в этой фамилии. Очень знакомое. Даня Гринев. Даниил Гринев. Как же он упустил.

Игорь Иванович был генералом ФСБ. Его перевели в этот город недавно. Он вспомнил, ему говорили о странном молодом курсанте. Ему нет восемнадцати лет. Какой – то вечерник – заочник. Бог знает откуда. Он хотел разобраться с этим вопросом. Но дела, текучка. Игорь Иванович тогда принимал дела, да и другая работа шла. И он это упустил. Того курсанта зовут так же, это точно. Он ли это? Генерал встал и пошел в комнату сына. Тот сидел за компьютером.

– Гриша, – спросил отец, – твой друг далеко живет?

– Что ты хотел, папа? – Гриша немного удивился. Может отец решил забрать ключи.

– Я о том.… Если он не близко живет, то машина, действительно, будет тебе нужна. Может, чаще тебе машину давать. – Генерал лукавил. Он хотел узнать, где живет этот друг сына, но задавать вопрос в лоб не хотел.

– Да, папа, почаще будет здорово, – Гришка обрадовался. Он и не заподозрил, щедрость отца объясняется тем, что тот хочет осторожно уточнить, кто этот друг. – Он живет на Тракторной улице. Я туда его в первый день подвозил.

– На Тракторной улице. Ладно. – Генерал махнул рукой, словно вопрос был пустяковый.

– На счет машины, – он обернулся, выходя из комнаты, – я подумаю. Сейчас решать не буду. И вышел.

Гриша позвонил снизу от подъезда, и Данька сразу выскочил из дома. Было почти десять часов утра. Хорошее время для поездок по городу. Час, когда на дорогах много машин миновал.

– Садись, – бросил Гриша, и они поехали.

Выехали с Тракторной улицы, проехали мимо любимой Данькой троллейбусной остановки.

– Куда едем? – Спросил Данька. Гриша, скорее всего, уже придумал, как они сегодня будут развлекаться.

– Поедем в боулинг? Как? Отдохнем, разомнемся. – Чем еще заняться в скучном городе.

– Нет возражений. Мне лично все равно. – Даньке идея друга понравилась. Отличная игра. Это не с ребятами на «Скитальце» кости кидать. В кости он играл, когда заняться было совсем нечем.

Они приехали в боулинг. Гришка рассказывал о себе.

– Я говорил, мы в этом городе недавно. Никого не знаю. И город не очень знаю. По интернету посмотрел карту. Немного сориентировался. Но в живую, лучше. Вот и решил с тобой встретиться. Отец по назначению приехал раньше нас с матерью, я говорил. Я уже привык, мы часто переезжаем. Для матери это трагедия.

– А почему? Что не нравится? – Интересовался Даня. Он бы с радостью переезжал из одного города в другой. В нем жила тяга к путешествиям.

– У нее сад. Она садист. Так называют наших огородников. Они все садисты. Над собой издеваются и над нами, над родственниками. Особенно, надо мной. – Гришка помрачнел.

Данька смеялся.

– А над тобой как издеваются? – Перед ним образец современного мученика. Даньке и в голову не приходило считать себя жертвой тяжких испытаний в дни, когда осваивал корабельную премудрость. И еще капитан с ежедневными тренировками.

– Как?! Выходные, меня за шкварник и в сад. Лопату в руки, и вперед. Все выходные там.

– Мать так любит сад? – Вот неожиданность.

Они приступили к игре. Метали шары и болтали.

– Не то слово. – Возмущался Гриша. – Можешь себе представить, всю неделю она в походах за красотой. Массаж, маникюр, прическа. А в выходные с этим маникюром на грядку. Два дня там пашет, а потом…. Представь, что с этим маникюром и прической. Естественно, всю неделю опять в походах за красотой.

– А сейчас у вас сада, наверно, нет. – Даня озорно подмигнул другу. Получил передышку от садовых дел.

– Она уже ищет. Вот-вот что-нибудь купит. Как обычно, в болоте. Развалюху. Будет бегать вокруг крошечного домика и кудахтать. Ягодки. Ягодки. Помидорки.

– А тебе ягодки не нравятся? – От спелых ягод никто не откажется. Выращивать хлопотно, но потом удовольствие.

– Их купить можно. Что пахать-то. Что с ней делать. Ее не перековать. Ты помнишь, говорил, ты в архивах не хочешь копаться.

– Говорил. – Как то резко от грядок они перешли к архивам.

– Я об этом с отцом разговаривал. Он у меня в Конторе работает. Ты об этом только никому не говори. – Гриша испытующе посмотрел на друга. Нет, такой не проговориться.

– Не скажу. – Он понимал специфику этой службы, чуждой рекламе. Говорят, деньги любят тишину. Символом этой работы мог бы стать бог Гарпократ – мальчик, прижимающий палец к губам. Безмолвие.

– Он говорит, полицейские часто в архивах копаются. Без документов, без доказательной базы преступника не прижмешь. Сидят, бумажки перекладывают, думают. А погони и стрельба на втором месте. Если получится. В жизни иначе, чем в кино. Никаких приключений тебе, Даня, не светит. – Сказал Гришка, метнув очередной шар.

– Как это не будет?! – Данька был с этим не согласен. – Будет, еще как будет. Мать говорит, тебе там не достаточно приключений, так ты здесь приключений хочешь найти.

Гриша заметил это слово: там.

– А где это там приключения? – Любопытно, где его новый друг находит приключения и какие они.

– Везде бывают приключения, – Данька понял, сболтнул лишнее. – Мать считает, что я на свою голову всегда найду приключений. Характер у меня такой. И отчим, Аркадий, с ней согласен. А потом, приключение приключению рознь.

– А что для тебя приключение? – Гришка хотел понять, что может добавить адреналина в кровь этого спокойного человека.

– Приключения? Они разные бывают. Если ты идешь по улице и начался дождь. Ты зонт открыл, а тут ветер. И он вырвал зонт из твоих рук. Зонт летит на проезжую часть. Тут машина. И она проехала по зонту. Ты возвращаешься домой мокрый с головы до ног. Без зонта. Вот это приключение. А бывают они и другими.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7