Варвара Еналь.

Земля будет принадлежать нам



скачать книгу бесплатно

– Корабль синтетиков не отстал от нас? Так и преследует? – первым делом осведомился Ник.

Боевой корабль синтетиков действительно преследовал крейсер с детьми.

Эмма хорошо помнила: класс Ви, три десятка беспилотников на борту. Он привязался, точно шнурок к ботинку, и тянулся, тянулся за ними. Держался на безопасном расстоянии от лазерных пушек. Время от времени выпускал беспилотники, досаждавшие, словно мусор на ковре.

Впрочем, с беспилотниками Ник и Жак легко управлялись.

– Вот они, синтетики, – сказал Люк.

Он быстро провел правой ладонью над пультом, один из ростков слегка отодвинулся, и перед Ником и Эммой тут же появилась выпуклая карта межпланетного пространства. Той его части, где находились «Дракон», крейсер с детьми и корабль синтетиков.

Тут же пунктиром обозначилось расстояние до Марса, на самом деле уже не такое длинное. Появились обтекаемые фигурки космических кораблей. Все как на ладони, только не прозрачное, не голографическое, как это получалось у Мартина-Моага.

Живой металл умел создавать объемную карту, которую можно было потрогать, пощупать, ощутив приятную теплую гладкость уникальной плазмы.

– Да, вот он, – пробормотал Ник, всматриваясь в изображение. – Летит за нами. Чего он хочет?

– Я не могу понять! – Люк покачал головой.

– А вот это что? Вон там, впереди, вдалеке? Видишь? – вдруг спросил Ник. – Пусть деревья приблизят этот предмет…

Люк кивнул, и ему не пришлось даже формулировать просьбу. Ростки сами сдвинулись, и пространственная карта тут же изменилась. Повернулась, удивительным образом увеличилась и показала отдаленный объект, казавшийся ранее жирной точкой.

Теперь все увидели странный дискообразный корабль, выпуклый, огромный, трехуровневый. Судя по его темным иллюминаторам, жизни там не осталось. Мертвый, заброшенный, опустошенный.

– Что это? – не поняла Эмма.

– Очень похоже на станцию. Такую же, на какой жили вы, – пояснил Люк и нахмурился.

Он говорил на чистейшем всеобщем языке, и звук его низкого голоса, настоящего мужского голоса, по-прежнему иногда казался Эмме немного странным. Никогда еще в жизни ей не доводилось встречать взрослого мужчину, как, впрочем, и взрослую женщину.

Люк и Мэй-Си были первыми настоящими взрослыми в ее жизни.

Эмма приблизилась к изображению, вгляделась и отпрянула. То, что показал им Живой металл, действительно было станцией. Такой же, как Моаг, только совершенно мертвой.

– Это станция, – тихо сказала она. – Что с ней могло случиться? И как она оказалась так далеко от земной орбиты?

– Нам надо туда попасть! – решительно заявил Ник. – Мы не должны пролететь мимо.

– Но мы и не должны оставлять крейсер без защиты, – сказал Люк и серьезно посмотрел на брата.


Глава 3
Таис. Обезьяны

1

Как бы ни было сложно выживать на острове нелегалов, но здесь Таис наконец-то обрела относительное спокойствие.

Это значит, что их не преследовали ни роботы, ни фрики и не надо было прятаться, скрываться и спасать свою жизнь.

Четыре с половиной недели, тридцать два дня. Федор оставлял на деревянных перекладинах мостика длинные зарубки по счету прожитых дней. Этакий примитивный календарь, чтобы не потеряться во времени. В самой деревне дни и месяцы считали на главной площади, где Йомен раскладывал круглые белые камешки в небольшие выемки каменного круга. Но не будешь ведь каждый раз ходить к центру деревни, небольшой утоптанной площадке перед сторожевой вышкой, чтобы посчитать дни. Поэтому Федор и завел свой календарик на перекладине деревянного мостика. Того самого, что вел к лестнице, поднимающейся к огородным грядкам.

И вот, глядя в лицо перепуганной Амалике, у которой разве что волосы не стояли дыбом, Таис вдруг поняла, что покой закончился. Не осталось его совсем, ни крошечки, ни капельки. Снова надо доставать меч и драпать, спасая собственную шкуру. Уносить ноги непонятно куда, оставляя обжитое и теплое жилище на разграбление диким животным.

– Чего им надо, этим обезьянам? – возмутилась Таис.

Уходить не хотелось совсем, и сама мысль о блуждании по лесным зарослям навевала тоску.

– Бегите, – только и успела пробормотать Амалика и выскочила за дверь. – Торопитесь! Мы не можем ждать!

Амалика была единственной дочерью Йомена. Его жена умерла, и на попечении пятнадцатилетней девочки осталось четверо братьев. Двое вполне себе взрослых, а двое совсем малыши, им еще и семи не было. С такой обузой быстро не убежишь, мальчишки будут цепляться за юбку, ныть и отставать.

Таис взглянула на Федора и увидела, что он успел вооружиться.

– Бери бластер! – тихо приказал он. – У меня будет меч. Пошли посмотрим, что это за обезьяны.

Таис вздохнула, покачала головой и направилась к грубо сколоченному сундуку, в котором хранились штаны, куртка и кроссовки. Лучше переодеться: длинная юбка и накидка будут только мешать.

2

Таис не знала, что брать с собой, что спасать, а что оставлять. У нее не было никаких идей, никакого представления о том, как действовать в такой опасной ситуации. Что им сейчас делать? Сразу бежать в лес? Или спуститься к морю и попробовать отплыть на лодках?

– Сам не знаю, – хмуро проговорил Федор, засовывая за пояс грубых домотканых штанов рукоять меча. – Посмотрим, что остальные делают. Может, придется сражаться. Это не сложнее, чем убивать фриков, поверь, Тай. Это же просто обезьяны.

– Ладно, – кивнула Таис. – Ладно.

Это просто обезьяны, просто проклятые белые обезьяны, чьи деревянные изображения украшали деревенскую площадь. Они не должны быть страшнее фриков по идее.

Федор проворно зашнуровал ботинки, и они выскочили за дверь. В лицо ударила волна потеплевшего воздуха, щедрые солнечные лучи сушили мокрые доски мостика. Под ногами, в опасной глубине, шумел прибой, но его рокот не мог заглушить крики, вопли и странный высокий визг, наполнявший округу.

С мостика имелся только один путь – наверх, по ступеням, через огород на единственную деревенскую улицу. Григорий уже поджидал их у конца лестницы, клинок его меча отражал слепящие лучи солнца, и Таис вдруг успокоилась.

Да что с ними случится, когда они вооружены? И они взрослые. Они ведь с Федькой давно уже не дети, а значит, не беспомощные и не беззащитные. Взбежав по ступеням, Таис оглянулась и вздрогнула.

Буквально через два огорода от них, на соседнем участке, десяток обезьян с корнями вырывали посевы, время от времени пронзительно кричали, а еще парочка здоровенных тварей потрошила соседскую козу. Ростом обезьяны были с десятилетнего ребенка, но их длинные лапы с большими когтями представляли реальную угрозу. Животных было много: в клубах дорожной пыли, приближавшейся к огородам, угадывался не один десяток обезьян. Звери бежали на четырех лапах, задирали хвосты и скалили в странных улыбках длинные клыки.

– Они здесь, – тихо пробормотала Таис и пожелала всем обезьянам сдохнуть.

– Сейчас сдохнут, – хмыкнул Федор и двинулся вперед, навстречу рычащему клубку пыли.

– Не стоит этого делать, уходим! – крикнул ему вслед Григорий.

– И бросим детей? – тихо проговорила Таис, показав на три худенькие скорченные фигурки, видневшиеся на невысоком дереве на краю двора. К ним уже прыгала парочка обезьян с высоко задранными хвостами, и можно было не сомневаться, что детей ожидала участь несчастной козы.

– Черт бы их побрал, – буркнул Григорий.

– Пошли, не поберет. Черти только на станциях храбрые, а тут, видимо, забыли о своих обязанностях, – зло улыбнулась Таис.

Покой неожиданно закончился. Наступило время войны. Снова наступило время войны.

Интересно, человечество сможет хоть чуть-чуть пожить в мире?

Первых двух обезьян Федор снес одним ударом. Глупые твари даже не поняли, что с ними случилось. Тех, что неслись в клубах пыли, убил Григорий, он орудовал мечом, раньше принадлежавшим Таис.

Какое-то время Таис просто наблюдала за сражением, чувствуя, как расползается на губах улыбка. Ну наконец хоть что-то на острове нелегалов удается контролировать. Потом спохватилась, подняла пистолет и принялась методично расстреливать особей на соседних огородах.

Люди покинули дома так поспешно, что даже не успели загасить печи, и из дымоходов все еще тянулись длинные струйки дымка. Соседка оставила на ступеньках крыльца кувшин с водой, который белые твари тут же опрокинули и разбили.

Но хуже всего было то, что некоторые семьи бросили детей. Малышей, которые стали бы обузой при бегстве. Пяти-семилетних карапузов мамки закинули на ветки деревьев, как будто это могло спасти от бешеной обезьяньей оравы. Таис еле успела освободить двоих недалеко от своего дома.

Расстреляв настырных тварей, она перепрыгнула через их трупы и очутилась перед раскидистой алычой с толстым стволом и удобными развилками. Малыши, которых она не раз видела играющими на пыльной дороге, оказались невредимыми, хоть и не на шутку напуганными. Они цеплялись за ветки с животной яростью, и их не сразу удалось снять.

Никто не плакал, ребятишки лишь таращили темные глазенки и перепуганно икали. Таис вдруг поняла, что малыши и не ждали освобождения, даже не надеялись остаться в живых. Конечно, они маленькие, они не так много понимают. Но то, что обезьяны несут смерть, это дети знали, безусловно знали.

Таис развернула детей – это были мальчики – и пихнула их по направлению к своему огороду. Надя в битве не участвовала, она позаботится о малышах.

И действительно, Надя тут же подхватила мальчишек и направилась с ними в дом. У края лестницы ее поджидала еще парочка спасенных. Судя по всему, детей у них в хижине сегодня будет немало.

Обезьяны не сразу сообразили, что их убивают. Видимо, в деревнях им еще не доводилось встречать отпор, поэтому они ничего не боялись и буквально лезли на мечи. Их белая с темными подпалинами шерсть тут же окрашивалась кровью, и они падали, так и не поняв, что мертвы. На самом деле их сила была в количестве. Огромная стая, заполнившая деревню, не заметила потери нескольких десятков зверей, и твари продолжали разорять дома, убивать скотину и грабить огороды.

Некоторые обезьяны почему-то воспылали лютой ненавистью к посуде: практически везде Таис натыкалась на глиняные черепки, разлитую воду, рассыпанные продукты. На пороге одного дома она увидела сразу трех обезьян, лопающих кашу из горшка. Они черпали ее пальцами, после долго облизывались и довольно скалили здоровенные рты. Или пасти?

У обезьян, скорее всего, пасти.

Таис убила сразу троих, а горшок сердито спихнула с крыльца. Обезьяны гадили прямо там, где ели, и резкий запах их испражнений мешался с запахом крови.

Людских жертв не оказалось, чему Таис была несказанно рада. Все-таки сторож сумел вовремя предупредить деревню, и люди успели уйти, хотя и оставили на растерзание стае несколько маленьких детей. Малышню удалось спасти, а к Таис твари, растерянно гибнущие от лазерных выстрелов, даже не успевали подобраться.

Правда, одно животное все-таки прыгнуло ей прямо на голову. Приблизившись к одному из домов, Таис не заметила притаившуюся на крыше обезьяну, и та напала на девушку, готовая впиться клыками ей в горло. Ее когти зацепились за куртку, вонючая пасть распахнулась, и мокрые зубы оказались совсем рядом. Мерзкие обезьяньи зубы.

Горящие злобой маленькие глазки взглянули прямо в лицо Таис.

Девушка пронзительно и яростно закричала, с размаху стукнула пистолетом по маленькой голове и с огромным трудом оторвала от одежды острые когти. Еще чуть-чуть, и тварь разодрала бы ей ноги и руки. Обезьяна отпрыгнула и тут же приготовилась снова напасть, но не успела. Меткий выстрел разнес в клочки ее небольшую голову с розовыми ушами по бокам.

Но большинство обезьян не нападало: они просто не успевали. Занятые разграблением деревни, они погибали от ударов мечей и выстрелов бластера. Их трупы оставались лежать на дороге, на огородных грядках, и теплый воздух, казалось, набух и отяжелел от запаха крови.

Вожака стаи первым заметил Григорий. Он окликнул Федора, махнул мечом, призывая к себе. Таис оглянулась, удивленная: что, мол, еще такое?

Оглянулась и увидела огромную серую обезьяну с белыми кругами вокруг красноватых глаз. Вожак стоял на задних лапах перед поверженным трупом одного из животных и яростно ревел, стуча лапами себе в грудь. Видимо, только сейчас до него дошло, что не все гладко в его обезьяньем королевстве.

Крупные белые клыки выступали из его пасти далеко вперед, здоровенные пальцы заканчивались острыми длинными когтями. С таким встречаться было опасно, он на целую голову превышал средний человеческий рост. Одним словом, вожак обезьяньей стаи.

Остальные обезьяны, заслышав его горестный и злой рев, остановили грабеж, замерли, повернули к нему морды. Огромное множество обезьян, все еще продолжавших разорять деревню. До них вдруг дошло, что надо сражаться, а не воровать.

Еще ни разу в жизни обезьяны не встречали отпора, и потому на их мордах отразилось смешное и бестолковое замешательство. Они слышали призыв к битве, но не видели врага. Озирались и не могли понять, с кем сражаться.

А вожак между тем оборвал свой яростный призыв, потянул носом воздух, коротко рыкнул, опустился на четыре лапы и быстро направился к Федору и Григорию. В его намерениях можно было не сомневаться. Он желал уничтожить чужаков, осмелившихся восстать против стаи.

Впрочем, его боевой порыв продлился недолго. Едва вожак приблизился, Григорий ловким ударом снес ему голову. И тогда обезьянье стадо словно лишилось воли. Твари растерялись, забегали по грядкам, запрыгали по крышам, застучали лапами по ступеням.

К концу битвы появился Пушистик. Как обычно, он спустился с лесистого склона после охоты, но, учуяв кровь, коротко взревел и белым пушистым шаром кинулся в битву. Драться он умел, его прыгучесть, наглость и прыткость вдвойне превосходили обезьянью. Все-таки фрики были прирожденными убийцами.

Пушистик напугал обезьян окончательно. После того как первые несколько тварей пали жертвами его когтей, другие поторопились отступить. Они забрались на крыши, подальше от бушующего фрика, что-то возмущенно залопотали на своем обезьяньем языке и принялись выдирать пучки покрывавшей кровлю травы и кидать вниз, как будто это могло повредить беснующемуся хищнику!

Да он даже не замечал этих выходок! Он находился на пике вдохновения, он совершал убийства и наслаждался этим.

3

Битва подходила к концу, и стая все больше отступала к выходу из деревни, когда подключились местные жители. На дороге появилось несколько мужчин, вооруженных луками. В животных полетели не только стрелы, но и камни, палки и просто комья земли. В ход пошло все, что оказалось под руками.

Лишившись вожака, стая, которая все еще оставалась многочисленной, растерялась, и обезьяны решили убраться в свои леса, на восточные склоны гор, откуда они и явились. Опустившись на четыре лапы и задрав высоко хвосты, звери поспешили прочь.

Таис устало вытерла заливавший глаза пот, вздохнула и поискала глазами Федора.

Тот, целый и невредимый, стоял, опершись на поваленный забор какого-то огородика, и победно улыбался. Он перехватил взгляд Таис, довольно поднял брови, показал клинком на последних убегающих тварей, которых преследовал только злой Пушистик, и сказал:

– Мы их прогнали!

– Знай наших! – довольно улыбнулась Таис.

4

После нашествия стаи деревня выглядела просто ужасно. Развороченные огороды, поваленные заборы, убитые козы, куры и индюшки. Разбитая посуда и множество трупов животных. Такого количества мертвых обезьян Таис еще ни разу в жизни не видела. Впрочем, как и живых.

Стая, уменьшившаяся почти на треть, уходила вверх, и белые спины животных с редкими черными подпалинами скрывались под изумрудными кронами деревьев.

– Зря мы на них напали. Жрецы будут нами недовольны, – тихо проговорил высокий мужчина, державший в руках лук со стрелой. Он по-прежнему был готов стрелять и убивать, но уже сожалел о своих поступках.

Таис удивленно уставилась на него. Самый обычный рыбак: светло-каштановая короткая бородка, загорелое и обветренное лицо, две длинные продольные морщины на лбу и желто-серые глаза, словно окошки, в которые видно небо. На шее веревочка с неизменной иглой морского ерша – здешним символом удачи.

– Вы никогда не задавали обезьянам приличной трепки! – Федор подошел к рыбаку и пристально посмотрел на него.

Это был не вопрос, а утверждение, Федор знал, о чем говорил.

– Обезьяны – это священная пища священных животных, – устало проговорил мужчина. – Только семукам позволительно поедать обезьян.

– Какая разница, кто их убивает? – нахмурился Федор. – Нет ничего священного на самом деле.

– Не богохульствуй! – резко оборвал его мужчина. – Вам просто повезло, с вами семук. Он пожелал напасть на обезьян, и потому мы вступили в бой, приняв нападение семука за добрый знак. Но неизвестно, как посмотрят на это жрецы.

– Не рассказывайте им. Сейчас закопаем трупы, наведем порядок, и через два дня тут все будет по-прежнему. Никто и не узнает.

– Жрецы всегда все узнают. Им не обязательно рассказывать. Обо всех событиях их оповещают духи предков.

Федор только вздохнул в ответ, покачал головой, убрал клинок меча и сказал, что пора приниматься за уборку.

Таис сунула бластер за пояс штанов, оглядела пыльную деревенскую дорогу, повернулась и направилась к дому. Убирать трупы она не будет, даже если все здешние женщины займутся этой мерзкой работой. Она не рабыня островных мужчин, пускай сами трудятся. Хватит уже того, что Таис сегодня спасла нескольких деревенских малышей.

Интересно, как они там?

Чтобы попасть домой, пришлось миновать некрутой поворот, где пыльная дорога выходила на главную площадь, – такую же пыльную, выбеленную солнцем и просоленную океанскими ветрами. Каменный часовой стол, на котором в специальных выемках лежали камешки, отмечающие прошедшие дни, деревянные фигурки обезьян. Таис привычно насчитала шесть фигурок и вдруг пнула одну – ту, у которой с одного глаза слезла краска, так что морда казалась полуслепой.

Потом зачем-то прикоснулась к деревянной маленькой голове, теплой и шершавой. На ум вдруг пришла старая считалочка:

 
Вышел месяц из тумана,
Вынул ножик из кармана.
Буду резать, буду бить.
Выходи, тебе водить…
 

Какую странную и жестокую игру затеяли со здешними жителями жрецы? И неужели водить опять выпадет Федору и Таис?


Глава 4
Эмма. Гость незваный

1

Навигаторами для «Дракона» являлись все те же Настоящие деревья. Большую часть времени они обитали в центре управления кораблем, и их мощная корневая система погружалась в прозрачную емкость с Живым металлом, расположенную прямо в полу. Сине-голубой куб, в котором длинные коричневые корни находились в неразрывном симбиозе с плазмой.

Из плазмы вырастали два крепких толстых ствола с гладкой шоколадно-коричневой корой, множеством веток, листьев и мелких цветочков. Настоящие деревья оживляли центр управления, делая его воздух прозрачным, чистым и каким-то… настоящим, что ли. Воздух, которым можно было дышать бесконечно, который прояснял ум, убирал тревоги и заставлял сердце биться ровнее.

Благодаря то ли кристальному воздуху, то ли собственной интуиции Эмма почувствовала странную молчаливую угрозу, исходящую от умершей станции. Это не было ясной мыслью, скорее наваждением, мрачными воспоминаниями о темных коридорах и жутком вое.

У Эммы не было права голоса на совете «Дракона», ее никогда не спрашивали, как поступить. Она считалась почетной гостьей, не более того. Потому, когда тишину нарушил нерешительный Эммин голос, к ней не сразу повернулись.

– Может, просто пролетим мимо? – тихо проговорила Эмма.

Люк посмотрел на нее – серьезно и немного снисходительно: мол, что может знать эта девочка с отсталой планеты? Потом отвел взгляд, прикоснулся к пульту.

– Станция молчит? – спросил он.

Вопрос был адресован Настоящим деревьям. Тонкие усики с крошечными листочками слабо шевельнулись, оплели пульт еще плотнее, выпустили несколько розовых цветочков с малюсенькими желтыми тычинками. Потом вздрогнули, и Эмма уловила ясную мысль.

Станция просит о помощи. Отправлено послание, умоляющее помочь. На станции находятся дети, и они в беде.

– Еще одна станция с детьми? – удивился Ник.

Он сделал несколько шагов и уперся ладонью в объемное изображение. Отодвинул один из усиков, всмотрелся в темный диск.

– Вы уверены?

– Они уверены, – вместо деревьев ответил Люк. – Теперь нам решать, что будем делать.

– Надо пролететь мимо, – упрямо проговорила Эмма.

На нее не обратили внимания. Теперь решение принимали Люк и Настоящие деревья, и даже Ник был лишен права голоса.

– Пойду готовить катер, – весело сказал Ник. – Это дело быстрое. Скоро мы приблизимся к станции, и можно будет выслать катер и все осмотреть. Если нет электричества, то нет и синтетиков. В таком случае мы будем в безопасности, цемуки нам не страшны. Правда, Эмма?

Он широко улыбнулся и подмигнул ей.

– Полечу я, – решительно заявил Люк. – Вы останетесь на «Драконе».

– Чего? – Ник перестал улыбаться и перешел на язык родной планеты.

Эмма понимала каждое слово благодаря Настоящим деревьям.

– Чего это мы опять должны отсиживаться на крейсере? Ты снова самый храбрый, так, что ли? – возмутился Ник.

– Даже не спорь, – хмыкнул Люк. – Я сказал, значит, так и будет. Мой катер в боевой готовности. Как только приблизимся на достаточное расстояние, я вылетаю.

Ник сморщился, скорчил рожу, хлопнул себя по бедрам и выставил вперед ладонь правой руки. Загадочный жест, который частенько использовали братья. Что он означал, Эмма не знала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6