Варвара Еналь.

Пустыня Всадников



скачать книгу бесплатно

А вот Всадники Городских вовсе не проклинают. Наоборот, даже благодарят за еду.

Закрепив последний ящик на широкой спине Енси, Люк ногой оттолкнул тележку, взлетел в седло и отдал приказ:

– В небо! Домой, Енси! Дело сделано!

Снова простор и облака, снова далекие крики внизу. Видимо, пытаются потушить тот пожар, что успел устроить им Енси.

И только когда крыши теплиц стали маленькими блестящими прямоугольниками, Люк вспомнил о братьях. Хмус так и не ответил на зов!

3

– Зови Хмуса, Енси!

Наклонился, хлопнул дракона по правой стороне шеи, заставляя сделать большой круг. Первый Город простерся внизу неровной глубокой чашей. Каменные дорожки разделяли его на квадраты, и по некоторым густо стелился дым от пожара, устроенного Енси. Тянуло горелыми листьями и какой-то горечью.

Енси вдруг поднял голову, дернул ушами и громко фыркнул. Люк понял, что он услышал голос Хмуса. Значит, тот где-то здесь, в Городе. Своевольничает, что ли?

И тут Люк заметил длинного, отливающего белыми и синими всполохами дракона. Огромная машина бесшумно пролетала около самого края высокого плато, чуть выше того места, где находился сам Люк. Хмус принес мальчишек к хранилищу энергетических камней.

Ну конечно! Отец всегда занимался именно этим – добывал камни, умеющие хранить энергию. Они тоже очень ценились в клане. Благодаря им можно было хоть иногда пользоваться светом и заставлять работать более мелкие машинки, что имелись у клана. Камни энергии служили обменными единицами и ценились очень и очень высоко.

Только вот Жак и Ник понятия не имели, где их можно украсть и как правильно это сделать!

А на плато всегда были ополченцы, стреляющие на поражение.

Люк наклонился к самой шее, велел Енси повернуть и пролететь над Хмусом. Прикрыть их надо, вот что! И заставить уйти. Пусть убираются, улетают, уносят ноги, и поскорее.

– Хмус, домой! – прокричал Люк, как только оказался над черной вытянутой головой отцовского дракона.

Но тот не отреагировал. Он опустился вниз, к высокой белой станции, вытянул шею и пустил длинную струю огня в подбегающих ополченцев. Двое из них вспыхнули на глазах, точно два ритуальных столба, что поджигают на празднике Смелых Наездников. Жуткий крик боли смешался с утробным рычанием Хмуса. Тот вышел из повиновения и теперь не слушал ни Жака с Ником, ни Люка. Вновь распахнулись его жесткие крылья, сметая на своем пути каменные ограждения и небольшие пушки на них. Отлетел железный скромный заборчик, ограждающий башенку-хранилище, в которой не было окошек, а лишь одна узенькая дверь.

Мальчишки пытались его остановить, Люк видел это, но все бесполезно. Хмус делал то, чему, судя по всему, учили его очень давно. Хмус воевал.

В небе показались серые ящеры, на которых сидели ополченцы. Полетели стрелы. Метили в мальчишек в первую очередь. Потому что считали, что именно они управляют драконом.

Люк взмыл вверх с огромной скоростью. Енси даже не надо было давать указаний – он сам знал, что надо делать.

Прикрыть мальчиков и заставить клятого Хмуса улететь домой.

Люк рванулся навстречу первому же ополченцу. Тот выстрелил из тяжелого арбалета, но не успел как следует прицелиться. На него, раскрыв пасть, летел яростный темный дракон, из глотки которого вырывались пламенные всполохи, и ополченец дрогнул. Дернул поводья, заставляя ящера уйти в сторону. Животное, впав в панику, рванулось вбок, чуть не опрокинув своего хозяина, забило крыльями. Набрало высоту. Люк тут же развернул Енси влево, и дракон, резко махнув хвостом, снес со спины другого ящера ополченца, который пытался зайти сбоку.

Двоих убрали. Где-то вверху подлетал третий, но, видимо, уже раненный в бою. Его животное слегка заваливалось набок, и правое крыло ящера поднималось вяло и слабо, будто из последних сил.

С этим война не будет долгой.

Хмус внизу уже разогнал пламенем всех нападавших и теперь щерился в яростном оскале. Угомонить его не удавалось. Мало кто из Всадников умел справляться с драконьей яростью. Есть, правда, Последний Клич Всадников, сигнал смерти. Запрещенный прием, которым можно пользоваться только в крайнем случае. Клич, запускающий самоуничтожение дракона. Но тогда смерть машине. Этим Всадники не любили пользоваться, это был крайний выход, только когда ничто другое не помогало.

А что делать? Хмус уже разворачивался, направляя распахнутую пасть на Город. И Люк с холодным спокойствием угадывал его желание. Хмус желает мести. Отомстить за смерть отца, за жестокое поражение. Он желает сжечь Первый Город – вот зачем он поднялся на высокое плато-стену!

И Люк, хлопнув по шее Енси, наклонился, заставляя его опускаться все ниже и ниже. Еще, еще. К самой голове Хмуса. Если бы получилось забрать со спины старого дракона братьев! Если бы удалось спасти и их!

Плоская голова оказалась совсем рядом. Всего миг был у Люка, пока он пролетал над Хмусом. Но все получилось. Свесившись набок, Люк одним рывком всадил в крохотное отверстие в голове отцовского дракона узенький стержень и взмыл вверх. Последний Клич сам сделает свое дело.

И Хмус вздрогнул. Замотал башкой, пытаясь заглушить то, что уже врезалось в его металлические мозги. Распахнул крылья. Люк снова заставил Енси спуститься, надеясь перехватить братьев. Но ему навстречу рванулось жаркое пламя – Хмус пытался защититься. Огонь не пугал Енси, однако мог убить Люка. Пламя опалило, и все же Люк успел подняться чуть выше. А когда развернул дракона, то увидел лишь хвост улетающего Хмуса.

Только бы мальчишки успели сесть до того момента, как Хмус сгорит! Тогда Люк их найдет, непременно найдет…

Кинув последний взгляд на спасенный слишком большой ценой Первый Город, Люк взмыл в облачную высоту.

Глава 5
Мэши. Братья

1

Драконы черны, потому что Светило прогневалось на них за злость и безжалостность и опалило яростным огнем. Спины драконов почернели, а души их и так были черны. Драконы не знают добра, ведь их Живой металл зарождался в глубине земли, там, куда не может попасть ни один человек и куда не достают лучи Светила. Поэтому драконы темны и злы.

Старая легенда, которую рассказывали в школе, в самых первых классах. Мэши тогда в это верила и считала, что драконы действительно обладают черными душами.

Теперь-то Мэши не признавала наличие души не только у драконов, но и у людей. Все это сказки да прибаутки для малышей. Потому, оставляя за спиной дымящиеся развалины, она не испытывала ни жалости, ни радости. Погибший дракон немало горя принес какому-то Городу. Небось надеялся устроить нападение и поживиться чем-нибудь на стенах. То ли энергетическими камнями, то ли еще чем. А его подбили. И поделом.

О Всаднике-ребенке даже и думать не хотелось. Этот поганец скрывается где-то в лесах, несет с собой драконье яйцо, будущую машину. А отец желает догнать и отобрать это яйцо…

И тут Мэши осенило. Ну конечно! Отобрать, оставить Всадников без боевой машины! Забрать плату себе и самим вырастить дракончика. Это действительно было бы здорово…

Но радость тут же потухла.

В Городах нет Живого металла. Этой драгоценностью теперь обладают только Всадники и тщательно берегут в тайне его местонахождение. А без этого невозможно вырастить большого дракона. Что получится из яйца, если его активировать? Такая же мелюзга, как лека?

Ведь леки не растут без металла, какими были мелкими, такими и остаются. А кто его знает, что бы из них выросло, если бы они могли пить Живой металл, а не только подзаряжаться энергией из энергетических камней? Вдруг бы превратились в большие машины и тоже смогли бы летать? Вот тогда бы и посмотрели, на чьей стороне оказалась сила…

Отец шагал вперед, торопливо пробираясь сквозь частые заросли. Видимо, следы на земле по-прежнему оставались ясными и понятными. От травы потянуло резким и вонючим, и Мэши пришлось перепрыгивать через огромные кучи ящерного навоза. Навалили тут, твари поганые…

– Куда мы забрели? Он что, шагал прямо по говну? – хмуро пробурчала Мэши, обходя очередную приличную кучу коричневого цвета.

– Кучи недавние. А вот и стадо. Стой на месте. – Голос отца стал тихим и напряженным.

Прямо перед ними на широкой прогалине, медленно переступая, паслись узкоголовые ящеры. Небольшие, рогатые, с толстыми, крепкими ногами. Небольшие – это всего лишь полтора отцовского роста. На Эльше бывали ящеры и покрупнее.

Они не нападали на людей, но и не особо смотрели, что там у них под ногами. Такие затопчут и сами не поймут, на что наступили. То ли на человека, то ли на гору собственного навоза.

– Вот он, Всадник. Вернее, их двое, – еще тише проговорил отец и плавно, чтобы никого не спугнуть движениями, повел рукой.

Мэши повернула голову. Сразу за деревом, к ней боком, стоял крупный представитель номусов – так называли этих рогатых и носатых – и обрывал ветви, медленно их пережевывая. А на дереве, на узкой развилке, сидели два мальчика, черноволосые, смуглые, худые. Совсем еще маленькие, может, лет по шесть. И уйти им было некуда.

– Они попались, – пояснил отец.

– Так им и надо, – буркнула в ответ Мэши и развернулась, полагая, что тут делать больше нечего.

В школе учили, что номусы очень пугливы, и, если их что-то встревожит, могут бежать и бежать без остановки. В Городском питомнике разводили номусов, но не давали им вырастать до больших размеров. Их закалывали, пока мясо у них было мягким, а сами они не превышали человеческого роста. Жаркое из номусов получалось отличное, это Мэши хорошо помнила.

– Не успели мальчишки уйти, – снова заговорил отец, – пришлось им спасаться на дереве. А мы знаешь что сделаем? Прогоним стадо. Это просто. Ну-ка, поищи-ка парочку больших крепких палок. И я такие же найду.

– Как можно прогнать такое больше стадо? Они затопчут нас вмиг.

– Вот увидишь: мы с ними справимся. Номусы глупы и пугливы. Побегут сейчас так, что только хвостами будут стегать по деревьям. Там, внизу, судя по всему, река, они двигались к ней на водопой, да застряли на поляне. Глупые, я же говорю. Только ступай очень тихо, совсем тихо. Нам надо будет прогнать их так, чтобы они побежали от нас, в противоположную сторону. Понимаешь, Мэши?

Мэши рассеянно кивнула, оглянулась. Ей стало неуютно и даже страшно. А вдруг побегут на нее и отца? Они даже на дерево залезть не успеют, и от номусов не будет спасения.

– Стучи вот по этим деревьям, – продолжал как ни в чем не бывало отец, – они полые внутри. Дождевые деревья собирают влагу в сезон дождей, а после расходуют ее. Сейчас они наполовину пустые, потому звучать будут хорошо, гулко. И кричи изо всех сил. По моей команде. Готова?

Мэши не была готова, но что делать? Она кивнула, подняла палку, поморщилась и плечом откинула назад растрепанные кудри.

И отец, стукнув по дереву, закричал:

– Ио-ио гоп-гоп! Ио-ио гоп-гоп!

Это была старая речевка, которую учит малышня в младших классах. И Мэши ее учила когда-то тоже. В отцовском исполнении она звучала браво и бодро. Мэши подхватила во все горло и принялась колотить по дереву:

– Ио-ио гоп-гоп! Наси-наши гоп-гоп!

Зеленошкурый маленький детеныш ящера, жующий ветки неподалеку, поднял голову и вытаращился на звук. Нелепо мигнул маленькими глазками. Тревожно замычала за его спиной самка. Медленно повернулся еще один ящер. Отец и Мэши продолжали шуметь, потихоньку приближаясь к стаду.

– Ио-ио гоп-гоп! Наси-наши гоп-гоп! – неслось между стволами.

Первым не выдержал детеныш. Коротко мукнув, он поднял хвост и спрятался за спину самки. Неповоротливая самка переступила, мотнула головой и бросилась прочь. И тут земля дрогнула от множества ног. Стадо номусов понеслось вниз, к редкому леску на противоположной стороне поляны.

На миг топот заглушил и стуки палок по дереву, и детскую речевку.

А когда все стихло, отец весело улыбнулся и сказал:

– Мы их прогнали, Мэши! Мы молодцы!

Он торопливо перепрыгнул через поваленный сухой ствол, раздвинул руками низкие ветки памельника и вышел на поляну. Длинно свистнул, поднял голову и произнес:

– Доброго вам дня, молодые люди!

2

Ответа не последовало.

Мэши приблизилась, задрала голову и улыбнулась. Коротко сказала:

– Попались.

– Сама попалась! – крикнул один из мальчишек и плюнул вниз.

– А ну, слезайте давайте! – велел им отец, слегка стукнув рукой по стволу дерева.

– Вали отсюда, мужаче, а не то заряжу тебе реп промеж гляделок, вот тогда те небо и схлопнется. Червь-зимонаак паршивый! – раздалось сверху звонко и четко.

Мэши не поняла и половину этой речи, потому сморщилась и протянула:

– Чего? Что он сказал?

– Ругается, паршивец. Только репа у вас нет, парни. Видал я по дороге сюда пустой колчан, закинутый в кусты. Кто из вас, обормотов, выкинул колчан? Младший или старший? Что же вы за вояки, если наследили так, что любой дурень вас найти может?

– В колчане жук-икень сидел, – оправдывающим тоном протянул тот самый, что обещал зарядить реп между гляделок. Он посмотрел на своего товарища, получил легкий удар по макушке, повернулся и крикнул: – Ну и шо, шо нет репа? А мы все равно не слезем. Валите отсюда, пока не прилетел наш брат на драконе. А не то живо сгорите, как те ваши только что на Первом. То-то знатное получится жареное мяско.

– Гадьт! – яростно прошептала Мэши. – Они нападали на наши Города!

– Кидай яйцо дракона, и мы уйдем. Понял, малец? – Голос отца стал резким и твердым. Шутки закончились, поняла Мэши.

– Ха, чего захотел! – заговорил потерявший свой колчан для репов, видимо, помладше. – Вошей для твоей матери, понял? Нет у нас яйца, понял?

– Дядька, у нас нет яйца, – более спокойно произнес его старший брат. – Оно сгорело с драконом. Если поднимешься наверх, пройдешь через лес на четверть запада, то сам увидишь останки дракона. И яйцо сгорело. Мне жаль, дядька.

Отец ухмыльнулся, стукнул еще раз по дереву и снисходительно, с нотками насмешки в голосе сказал:

– Малец, ты отменный наездник, но глуп, как яйцо путока. Я нашел тебя потому, что нашел твоего дракона. Ваши следы не увидит только слепой. И если кто еще заприметил вашу машину, то наверняка пойдет по вашим следам. Всем охота раздобыть драконье яйцо.

– Только его нет, – буркнул младший. – Потому вали, мужаче, и не пяль на нас свои гляделки.

– Братец твой невежливый, как я погляжу, – сказал отец, – только байки ваши будете рассказывать своим башмакам. Яйцо у вас. Никогда не поверю, что дракон умрет, не выдав плату. Это заложено в программе, это завершающий этап цикла. Даже если машина запущена на самоуничтожение. Яйцо у вас, и вы его где-то спрятали. А ну-ка давайте сюда, мальчики.

Отец вдруг ударил в дерево плечом. Толчок получился довольно резкий, младший не удержался и заскользил вниз, цепляясь за ветви и яростно ругаясь словами, которых Мэши слышать не доводилось.

Отец тряхнул дерево еще раз. Мальчишка слетел в траву, а второй повис, цепляясь за ветки. Закружились оранжевые и розовые цветочки, все вокруг засыпало большими лепестками, запахло резко и сладко.

Отец проворно схватил упавшего младшего за шиворот, потом за руку, слегка встряхнул, поднял голову и велел:

– Слезай, пока я не свернул башку твоему братцу. Понял?

Младший опять выдал ряд ругни, старший молча отпустил ветки и легко прыгнул вниз. Он был гибким и ловким, этот мальчик. От его прыжка, казалось, не шелохнулась даже трава под ногами. Глянув черными большими глазищами, он поднял тонкие черные брови и спокойно сказал:

– У нас действительно нет яйца. Ты напрасно тратишь время. Ты хочешь отомстить за своих и убить нас?

Ни один мускул не дрогнул на лице мальчишки, когда он произнес последнюю фразу. Младший перестал вырываться, вздернул подбородок и глянул на отца Мэши точно такими же, как у старшего, черными глазами. Глазищами, а не глазами, злыми и блестящими. Легкое недоумение промелькнуло в его взгляде и тут же пропало. Брови сдвинулись к переносице, верхняя губа слегка поднялась, показывая белые крепкие зубы. Весь он ощетинился и стал похож на Хамийе, когда тот злился и пытался дать отпор леке.

– Вы не стали брать яйцо с собой, это слишком рискованно. Вы спрятали его около погибшего дракона. Где-то на тех склонах. А после ушли, надеясь найти своих. Я отыщу яйцо по вашим следам. Прямо сейчас. И вы пойдете со мной, – совершенно спокойно сказал отец.

Младший дернулся и пожелал отцу сдохнуть, как клятым червям, которых жрут ящеры. Старший поник и нахмурился.

– Я прав. Яйцо именно там, дорогие мои. Понять это не сложно, достаточно просто посмотреть на вас. Все написано прямо на ваших глупых лбах. Пошли, деточки. Мэши, мы вернемся немного. Придется потерять денек, но оно того стоит.

– А кто вы такие? – спросил старший.

– Никто. Для вас никто. Пошли.

Отец крепко схватил за руку младшего, дернул его и потащил за собой, шагая широко и быстро. Тот уперся поначалу и мотнул головой, отбросив с лица длинную черную прядь, закрывающую брови. Затрещала под отцовскими крепкими пальцами плотная домотканая рубаха синего цвета, и Мэши показалось, что сейчас рукав просто оторвется, – такая она была ветхая и застиранная.

– Двигай ногами, паршивец, – без всякой злобы, даже немного весело велел отец.

– Сам паршивец, – прошипел мальчишка.

Короткий свист и глухой стук заставили вздрогнуть и Мэши, и старшего мальчика. Черный толстый болт, который Всадники называли репом, воткнулся в ствол рядом с Мэши.

– Ложись! – крикнул отец, толкая в траву мальца.

Мэши тут же бухнулась вниз, слишком поздно соображая, что это, наверное, родич мальчиков. Вот теперь им придется нелегко.

И, словно в подтверждение ее мыслей, еще один болт врезался в соседнее дерево. Старший мальчик вдруг тихо сказал:

– Они убьют всех нас. Это Вурноги. Они участвовали в налете и знают, что наш дракон погиб, оставив яйцо. За яйцо они убьют всех.

Младший громко потянул носом и совсем неожиданно всхлипнул. Мэши оглянулась и увидела, как на поляну из-за трех высоких скал вышли двое людей, черноволосых, широкоскулых и губастых. Типичные западные Всадники, тамошние кланы были совсем дикими. Оба были вооружены арбалетами и лучевыми мечами, оба шагали уверенно и улыбались. Добыча в руках, драгоценное драконье яйцо, можно сказать, лежит у них под ногами. Остается только поднять.

– Мэши, бери мальчиков и беги, – вдруг шепотом заговорил отец. – Беги с ними вперед. Я разберусь с этими двумя. Сначала проползите в траве до деревьев, а потом вниз, по склону, к реке. Чуть правее того места, куда ушло стадо. Поняли? Будьте рядом с Мэши, ребятки, в этих местах опасно. Ну, пошли. Быстро!

Мэши рассеянно глянула на отца, собираясь спросить, как же они будут врозь и как после встретятся. Но старший мальчик уже тянул ее за руку, пробираясь в траве.

– Быстро! – яростно прошептал он, оглядываясь.

И столько решимости и отваги было в его взгляде, что Мэши не стала медлить. Пустилась за братьями, чувствуя, как тихо шелестит трава под животом и как поднимается сзади упругой стеной.

– А что, если с отцом… – начала она, но старший тут же перебил ее:

– Твой отец умный. Он знает, что делает. Так что убираемся, и по-быстрому.

Говорливость младшего тоже иссякла. Он даже не ругнулся. Распластавшись по земле, он двигался проворной ящеркой, и трава лениво качалась над его спиной.

Мысль об отце заколола занозой. Вдруг его убьют? У отца только небольшой арбалет, что он сможет сделать с этими двумя? Отец не воин, он всегда был научным работником, энергетиком на накопительных установках. Он не привык воевать.

Мэши хотелось оглянуться, но ей не давал старший мальчик, который передвигался рядом, плечом к плечу. Он был сосредоточен и постоянно приговаривал:

– Быстрее… быстрее…

Голос тихий, почти шепот, но с таким накалом, что мурашки бежали по спине. Видать, он слишком хорошо знает этих людей, раз предпочитает бежать без оглядки. Значит, действительно стоит опасаться.

Миновали две большие кучи навоза, повернули и добрались до склона, под которым земля уходила вниз, обнажая белые края скал и осыпаясь серыми струйками пыли.

Где-то позади Мэши услышала крик и короткий стук болта, угодившего в дерево. Или это только кажется? Они теперь довольно далеко от злополучной поляны. Куда теперь?

Мальчишки не колебались. Младший уже спускался прямо на заднице – скользил, притормаживая ногами и поднимая серую пыль вокруг себя. Старший схватил Мэши за руку и выдал скороговоркой:

– Давай же, уносим ноги. Быстро! Знаешь, как Вурноги пытают? Лучше не знать, поверь…

С чего это он вдруг стал таким хорошим другом?

Малой уже достиг самого низа обрыва, где блестела ленивая широкая река – не перепрыгнуть, не перейти. Остановился у самого края воды, оглянулся. Лицо в пыли, глаза блестят жарко и яростно. Крикнул:

– Бросай ее, братко! Айда, переплывем и уйдем вверх! Догонят же Вурноги!

– Убьют ее, – хмуро проговорил старший и еще раз посмотрел на Мэши. – Пошли, нельзя ждать. Если твой отец большой воин, он справится. А если нет – они уже убили его и теперь идут по нашим следам. Они и нас убьют. Только если не сбежим.

Мольба в его голосе обдала жаром и тревогой. И Мэши, кивнув, спустилась вниз, перепрыгивая через белесые валуны.

Внизу она оглянулась и заметила, что склон вдоль реки дальше поднимается, становясь отвесным и неприступным. Теперь или идти вдоль них, под самым навесом из ветвей деревьев и травы, или вплавь, через реку. Плавать она умела хорошо, учили в школе в небольшом бассейне. Но то был все-таки бассейн, где дно всегда можно было нащупать ногами. А тут – река, текущая медленно и влекущая по поверхности длинные плети водных растений.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6