Варвара Еналь.

#Ключ Иоко



скачать книгу бесплатно

– Этот мир – не то, чем кажется…

Я желала увидеть их сущность.

И она предстала передо мной. Ворота вздрогнули и подернулись мелкой рябью. Их створки отошли от каменных стен, а вороны взмахнули крыльями, отделились от железного полотна, взлетели в небо и сделали круг над головой, после чего опустились мне на плечи.

Их острые коготки приятно покалывали кожу, напоминая об Иоко, а мягкие перья слегка щекотали уши и шею. Ворота стали прозрачными и совсем исчезли. Земля задрожала под моими ногами, и прямо из воздуха сами собой появились синие камни, складываясь в длинную дорожку, уводящую вдаль.

– Ворот на самом деле нет, – спокойно произнесла я. – Здесь было открыто, но вход сторожили заколдованные птицы.

Одна из них ласково потерлась о мою шею, и я мотнула головой, чтобы унять щекотку.

– Молодец, – улыбнулась Эви, – мы можем идти.

2

Наконец опустилась ночь, и черная, непроницаемая мгла поглотила стены города и лежавшую перед нами дорожку. Я привыкла путешествовать в темноте, но Туманная Зыбь была иной, не такой, как в других местах. У нее тоже имелась собственная история.

– Идем дальше? – осторожно поинтересовалась я у Эви. – У нас ведь мало времени.

– Да, надо торопиться, – согласно кивнула девочка, и цветы на ее венке засияли ярче.

Мой Посох тоже освещал темноту, так что мы могли видеть дорогу.

– Мне так и шагать с этими воронами на плечах? – недовольно спросила я.

Птицы мешали идти, и я понятия не имела, что с ними делать.

– Они как проводники, просто проведут нас и вернутся к Зыбким воротам. Они тоже зачарованы, как и все в этом месте, – пояснил Хант.

Один из воронов сорвался с моего плеча, сделал круг над нами и снова вернулся на место. А затем заговорил. Голос его оказался хриплым и тихим, но я разобрала слова.

– Только Проводники ходят этой дорогой. Они водят подопечных к Хозяину, а мы должны помогать им. Здесь много поворотов, и вам нужно выбрать верный путь. Мы укажем его, – проговорил ворон.

– Значит, вы все-таки служите Хозяину? – уточнила я.

Мне вдруг стали неприятны прикосновения заколдованных птиц, я повела плечами, будто мне больно, переложила Посох из одной руки в другую и, резко повернувшись, смахнула их с себя. Вороны взметнулись вверх черными кляксами, захлопали крыльями, но тут же вернулись на место.

– Мы будем рядом с тобой, – хрипло продолжала птица. – Так происходит всегда. Дорога пропустит тебя, только если мы будем на плечах. Кто твой подопечный? Кого ты ведешь к Хозяину? Мы видим только призраков, но не людей.

– Я сама иду к нему, – выдала я первую мысль, что пришла в голову. – Мой Проводник пропал.

– А кто твой Проводник? – не унимался ворон.

– Иоко.

Наступила тишина. Эви осторожно дотронулась до моей ладони и приложила палец к губам, как бы говоря, что я должна меньше болтать.

– Мы знаем Иоко, он водил нашей дорогой своих подопечных. Мы всегда приводили его туда, куда он желал: в убежище Агамы.

– Я тоже хочу попасть в это убежище.

Вы укажете мне путь?

– Мы и без них знаем, как идти, – заметил насупленный Хант, который снова обзавелся рожками и угрожающе щелкал хвостом по каменной плитке.

– К Агаме ведет второй поворот справа, – охотно пояснил ворон, – сейчас нужно свернуть туда. Это будет до следующей ночи, а потом все изменится. Дорога Зыбких ворот меняется каждый вечер, и мы нужны вам, чтобы вы не сбились с пути.

– Что значит меняется? – не поняла я.

– Она двигается. Повороты, изгибы – каждый вечер она становится другой. Невозможно сосчитать все перекрестки на Зыбкой дороге, – продолжил ворон все так же хрипло и тихо.

А мы между тем двигались в темноте, единственными светлыми пятнами в которой были цветы на венке Эви и огонек на конце моего Посоха. По бокам от дорожки клубился серый туман, который еле заметно выделялся в ночи, и иногда я могла рассмотреть что-то похожее на стены домов, кованые решетки или высокие деревья, стоявшие в ряд. Только они не шелестели ветвями, не скрипели и вообще не издавали никаких звуков. Тишина вокруг стояла такая, что хриплый голос ворона отдавался эхом в густом тумане.

– А вы всегда знаете, куда повернуть? – зачем-то уточнила я, хотя и так было понятно, что птицы заколдованы и привязаны к Зыбкой дороге.

– Да, – спокойно согласился ворон.

Говорил только один из них, второй все время молчал и лишь время от времени переступал с лапы на лапу и царапал своими острыми когтями мое плечо.

– Зачем тебе столько призраков? – спросила птица, и слабое эхо тумана повторило ее вопрос.

– Они мне помогают, – коротко пояснила я.

– Иоко никогда не водил с собой призраков, – сказал ворон.

– А кого же он водил?

– Последний раз он провожал к Хозяину молодую девушку, почти такую же, как ты. У нее были длинные светлые волосы, светлые глаза и рюкзак за спиной. И такая же странная обувь, как у тебя, – птица рассказывала охотно и даже немного весело.

Или мне показалось?

– Он точно привел ее к Хозяину?

– Мы не знаем, да и не можем знать. Они шли по этой дороге, и мы показали нужный поворот к Последнему убежищу Агамы. Куда он двинулся дальше, нам неизвестно. Мы никогда не покидаем этого места.

– Потому что заколдованы?

Ответа не последовало.

Мой Иоко ходил этой дорогой и водил по ней людей. Девушку, которую выкрал из моего мира. Неужели он не пощадил ее и просто передал Хозяину? Действительно ли она не смогла достучаться до его сердца и разбудить в нем ничего человеческого?

Как же получилось, что мне удалось изменить Иоко, и вышло так, что черный колдун стал моим Хранителем?

Мы выбрались к развилке, где в четыре стороны разбегались тонкие каменные дорожки. Привычный указатель сообщал, что перед нами «перекресток», как будто без него никто не понял бы. Огонек моего Посоха выхватил из темноты огромный каменный валун, из которого был выточен ворон. Одна из тропинок огибала фигуру и скрывалась в темноте.

Вдоль той дороги, что пролегала перед нами, возвышалась каменная кладка – такая высокая, что было непонятно, башня это или просто стена. Она терялась в сером сумраке, неподвижная, темная, мрачная, и оставалось только догадываться, какие призраки обитают за ней.

Дорожка казалась безупречно ровной и гладкой. Я ступила на нее, и ворон на плече, тот самый, говорливый, тут же принялся направлять меня:

– К Агаме ведет второй поворот справа, то есть следующий. Сейчас иди прямо.

Я оглянулась на Эви, та спокойно кивнула и ободряюще улыбнулась.

– А что это за каменный ворон? – поинтересовалась я. – Вы бывали там, куда ведет эта тропа?

– Конечно. Мы там живем.

– Вы живете на воротах, – хмыкнула я.

– Ворота призрачны, их не существует. Они лишь призывают нас, когда нужно указать путь очередному Проводнику с подопечным. Мы привязаны к своему месту обитания, к дому, что находится за этим поворотом.

– А как вас можно расколдовать, знаете? – спросила я.

Я подумала о том, что мне уже удалось снять заклятие забвения с Иоко, то есть почти снять. Вместе с ним мы расколдовали Ходящего, справились с чайками и вообще сделали много чего необычного. Возможно, мне удастся снять заклятие и с этих птиц, и они станут нам помогать. Вдруг это тоже дети, которые на самом деле ни в чем не виноваты…

– Ты желаешь нам помочь? – встрепенулся ворон на моем плече. Его перья снова защекотали ухо, и я не удержалась, скинула птицу и принялась яростно растирать шею, ухо и плечо.

– Я постаралась бы, если бы ты так не царапал меня, – пробормотала я в ответ.

Вторая птица была гораздо осторожнее: от нее я не слышала ни звука. Она лишь медленно переступила, пряча коготки, и удобнее устроилась на другом плече.

– У тебя есть Посох – значит, ты можешь колдовать, – согласился говорливый ворон.

– Нам надо торопиться, – осторожно напомнила Эви. – Ты же помнишь, что мы нужны Иоко?

– Помню…

С тоской посмотрев на уходившую вперед дорогу, я оглянулась на развилку с каменным изваянием. Иоко нужна была помощь, я это знала. Вся моя душа изболелась от тревоги и страха, все мысли стали горькими, как воздух, которым была наполнена Туманная Зыбь. С каждым шагом, движением я надеялась на то, что приближаюсь к моему Проводнику.

– У тебя есть Посох Хранителя, ты можешь освободить нас, – снова прохрипел говорливый ворон и с наглой настойчивостью опустился на мое плечо. – Помоги нам. Это очень тяжело – все время сторожить ворота.

Что мне оставалось делать? Еще достаточно свежи были воспоминания о Храме Хранителей и ясно помнилось о том, что нужно быть милосердными.

Помог бы Иоко этим двум воронам?

Иоко – может, и нет, но Им-Сиан – непременно.

– Ладно, – тихо сказала я, – только не знаю, что должна делать.

– Всего-навсего пройти Воронью тропу и разрушить камень, в котором заключено наше заклятие.

– Это опасно, Со, – предупредила меня Эви.

– Да ну их к лусам! – тут же возмутился Хант и скорчил мерзкую рожу. – Пусть сидят себе на воротах! Если спасать каждую поганую птицу, то мы совсем застрянем в Туманной Зыби. Мы тут вам не спасатели!

Наверное, именно слова Ханта заставили меня решиться. Я посмотрела, как он скалит длинные белые клыки и злобно вращает глазами, вздохнула, сжала покрепче свой Посох и двинулась по каменной дорожке, огибавшей фигуру ворона.

– Ну вот, новые приключения, – вздохнул Лука, но больше ничего не добавил.

Его ведь тоже выручили мы с Иоко. Он все понимал.

3

Столько изваяний в виде птиц мне еще никогда не доводилось видеть. Огромные, выточенные из черного камня, они сидели вдоль дороги, пристально уставившись на нас неподвижными пустыми глазами. Мне все время казалось, что они наблюдают за нами.

Наш маленький отряд заметно уменьшился. Миес сказала, что не желает странствовать по тайным закоулкам Туманной Зыби.

– Про?клятые это места, – тихо пояснила она. – Мы подождем вас на дороге. Если уверены, что нужно идти, – вперед.

Ее братья и лохматый мальчишка-чайка Тимай остались ждать на перекрестке.

Хант, услышав это, тут же заколебался, но Эви глянула на него так, что мальчишка-призрак моментально присмирел.

– Идешь с нами, ты знаешь, – тихо и решительно сказала она.

Что знал Хант, о чем эти двое успели договориться, я так и не поняла, но спрашивать не стала. Нас сопровождали незнакомые птицы, так что стоило помалкивать.

И мы зашагали по длинной узкой синей дорожке, которая петляла и вилась среди пригорков, словно веревка, брошенная как попало на землю. Я с двумя птицами на плечах, верный Лука, притихшая Эви и наглый, угрюмый Хант, даже не пытавшийся скрыть, как сильно не нравится ему это путешествие.

Серая мгла наконец расползлась, и я смогла увидеть сам город. Он казался необычным и даже странным, и я не была уверена, можно ли считать его городом в прямом смысле этого слова. По обеим сторонам дорожки громоздились черные, неровно сколотые камни, как будто здесь бушевал великан, разбросав повсюду булыжники. Выше моего роста, острые и неприступные, они теснили дорожку так, что временами она сужалась до узкого прохода, в котором я пробиралась с трудом. Вороны на моих плечах вынуждены были подниматься в воздух.

Призракам, понятно, тесные проходы не являлись помехой, но Хант время от времени бурчал, что это «поганые места» и что «нам делать нечего, раз мы забрели сюда».

Неожиданно на одном из камней проступила голова ворона, искусно вырезанная из черной толщи. Она щелкнула выступающим клювом и чуть не ухватила меня за край плаща.

– Пошел вон! – буркнула Эви и стукнула камень ногой.

Голова тут же пропала. Говорливый ворон на моем плече выдал ряд хриплого карканья, от которого я поежилась, а Хант снова ругнулся.

– Безвременье за Воющим проливом становится особенно переменчивым, – задумчиво проговорила Эви, – не всему надо верить.

– Призрак верно говорит, – согласился ворон.

– Я не с тобой разговариваю, птица, – быстро ответила Эви.

Я ее поняла.

Совсем скоро камни закончились, и мы вышли на узкую, тесную улочку, где стояли такие странные дома, что я невольно открыла рот и задрала голову, стараясь рассмотреть их получше.

Вы видели фильм про Гарри Поттера? Помните, каким изобразили там домик семьи Рона? Этакая высокая деревянная халупа с нагроможденными кривыми этажами.

Передо мной предстало нечто похожее, но дома были сложены из камня. Каждый этаж у них походил на положенный как попало куб, углы нависали над дорожкой, и поддерживали их только квадратные колонны, на каждой из которых, конечно, были выбиты вороны в самых разных позах.

Но самым удивительным оказалось то, что в окошках домов горел свет, а из труб валил дым. Столько дыма мне еще видеть не приходилось. Он стелился над острыми треугольными крышами, тянулся к земле и опускался под самые ноги.

– Здешние повара готовят похлебку, – загадочно прохрипел мне в ухо ворон, – и нам нельзя их отвлекать. Пусть себе готовят.

– Что еще за похлебку? – не поняла я.

– Тсс! – Эви прижала палец к губам. – Тихо. Ты узнаешь.

– Вот наш дом. Мы залетаем в него через трубу, тебе же нужно войти в дверь. А для этого разбить камень. Только человек может сделать это, и тогда заклятие спадет, – сообщил ворон, взмыл в небо и камнем упал в узкую черную трубу, единственную на этой улице, из которой не валил дым.

Дом, принадлежащий двум воронам, теснился между двумя другими, у которых я насчитала три этажа и шесть труб. Он оказался одноэтажным, с крошечными круглыми окошками, в которых мерцал желтоватый свет, и высоченной треугольной крышей. Он весь был сложен из камней, и даже ставнями на окнах служили круглые каменные плиты.

Дверь, полукруглая, крепкая и очень тяжелая на вид, представляла собой огромный кусок черного камня. Ни ручки, ни дверного кольца, ни петель – ничего у нее не было. С первого взгляда стало ясно, что сдвинуть или открыть ее невозможно.

– Ладно, попробую, – пожала я плечами и ударила по ней Посохом.

С дверью ничего не случилось, зато от резкого звона завибрировали каменные плиты под моими ногами.

Застучали двери соседних домов, и, увидев отсветы на дорожке, я обернулась.

Хант свистнул и тут же пропал.

На меня, Эви и Луку пялилось множество странных существ, лохматых, уродливых, сморщенных и сгорбленных.

– Здешние тролли, – тихо проговорила Эви.

Глава 3

1

Голоса у троллей были низкими, а речь – быстрой. Звучало так, будто кто-то громыхает по дну железного ведра.

– Это еда, – проговорил ближайший тролль с торчащими лохматыми ушами. Края его ушей действительно покрывала шерсть, делая своего хозяина еще уродливее.

– Это хорошая еда, – тут же согласился второй, толстый и носатый. На одном глазу у него сидела здоровенная бородавка, и потому казалось, что тролль хитро щурится.

– Хватай девчонку и тащи в котел! Нам нужна хорошая похлебка! – крикнул еще один, и на меня кинулась толпа мерзких тварей.

Чьи-то когтистые пальцы схватили меня за руки, другие потянули за плечи, за волосы, и спустя мгновение я поняла, что иду, подталиваемая сзади, к распахнутым дверям ближайшего дома. Все это действие сопровождали щипки и мерзкое повизгивание.

Посох остался лежать где-то у каменных дверей вороньего дома: кажется, я пока не научилась крепко держать оружие в руках.

– Пошли вон! – раздался крик за моей спиной, перекрыв ворчание и визжание троллей. – Быстро пошли вон!

Толстые пальцы троллей так крепко сжимали мои руки и плечи, что не было возможности оглянуться, поэтому я не видела говорившего. Но звонкий высокий голос принадлежал девушке, и в нем звучало столько ярости и властности, что тролли замерли. Их бурчание на миг умолкло, но тут же вспыхнуло с новой силой.

– Ниса… Это только она может быть. Но ее нет, давно нет! Ниса не станет трогать бедненьких троллей, – раздавалось со всех сторон.

– Ниса не станет трогать троллей… – повторил тот, что с бородавкой, и отпустил мою руку.

Воспользовавшись моментом, я подумала о Посохе – и он оказался в моей свободной ладони. Первых два мерзких создания тут же получили по голове крепкой палкой и отлетели к дверям, вереща и ругаясь. Поднявшись на ноги, я отбилась от остальных – их было трое или четверо, не могу сейчас вспомнить.

Посох действовал на них так, как прут – на овец. Тролли разлетались в стороны и быстро уползали, даже не пытаясь подняться на ноги. Каменные двери домов захлопывались одна за другой, и совсем скоро улица погрузилась в привычную тишину. Лишь дым из труб повалил еще гуще.

Я оглянулась.

У дверей вороньего дома стояла Эви, и цветочки на ее голове странным образом переплелись, образуя корону с зелеными зубцами и блестящими рубинами. Желтые же цветы напоминали алмазы, такие же прозрачные и солнечные, словно в них отразились капельки света, да так и застыли в переливающихся гранях.

Лицо Эви казалось строгим и серьезным, как будто ей было не семь лет, а все сорок семь.

Это она напугала троллей. И это ее тролли почему-то называли Нисой.

– Со, времени мало, – тихо проговорила девушка своим обычным голосом.

И я снова принялась стучать Посохом в каменную дверь вороньей хижины. Улица опять наполнилась гулким звоном, но на этот раз тролли боялись высовываться из своих домов.

2

Посох выбивал из камня крошечные искры, но сама дверь оставалась неподвижной и неприступной, сколько бы я ни ударяла по ней.

Появился Хант. Наверное, решил, что опасность миновала и можно уже не прятаться. Он посмотрел на меня склонив голову, после чего решил дать добрый совет:

– Ты колотишь так, будто орех пытаешься разбить. Но это не орех, а заклятие. Оно твердое, как камень, из которого сделана дверь, потому что обладает собственной силой. Тебе надо почувствовать ее и отыскать подсказку, как с ней справиться. А твоя сила связана с Посохом. Вот и подумай!

И Хант выразительно постучал по своей голове. Звук при этом получился такой, будто кто-то ударил поварешкой по пустой железной кастрюле.

– Он прав, – согласилась Эви.

Я покосилась на венец на ее макушке и вздохнула.

Что делать? Снова представлять, что двери на самом деле нет? Так вот она, настоящая, каменная и твердая, и о нее можно в кровь разбить кулаки. На ней изображены все те же вороны и сухие деревья без листьев и цветов – контуры пустых веток, над которыми кружат птичьи силуэты.

Камень вокруг дерева потрескался – сеть трещин была тонкой, как паутинка, и почти незаметной. Когда я провела пальцами, поверхность показалась шершавой и холодной, но в расщелинах мне почудилось странное тепло.

В тот же момент резьба на Посохе вспыхнула слабым светом – только сейчас древко покрывали не бабочки, а вьющиеся растения, множество веточек с листьями и цветами. Они горели, сияли и, казалось, даже двигались, словно им не терпелось обрести свободу, как совсем недавно – бабочкам.

Значит, сила и правда заключена в Посохе? Так пусть же переходит на дверь!

И, как только я об этом подумала, Посох ожил. Светящиеся нити призрачных растений потянулись с древка к холодному камню, оплели его, заискрились и засияли так ярко, что пришлось зажмуриться. Дверь низко и протяжно загудела, а свет от растений становился все сильнее и сильнее.

– Отходи! – закричал Хант.

Едва успев отскочить, я с удивлением увидела, как дверь рассыпалась на мелкие камни, и перед нами открылся проход, темный и дымный.

Наступила тишина, такая звонкая, что я невольно вздрогнула и покрепче сжала Посох. От этого еще острее ощущалось произошедшее чудо, ведь я только что смогла разгадать еще один ребус Безвременья!

– Они свободны? – тихо спросила я и оглянулась на Эви.

Подруга казалась сосредоточенной и напряженной. Она сжала губы и кивнула. Корона на ее голове снова стала венцом, а платье из дерюги вдруг превратилось в длинный черный плащ с капюшоном.

– Пойдем, посмотрим на этих воронов, – сказала она и шагнула в темноту.

В лицо мне ударил запах горелых листьев и каменной пыли, затем из серой дымки показалась высокая фигура. Черноволосый, темноглазый парень смотрел на меня и улыбался. У него были белоснежная улыбка, смуглая кожа, низкие брови и крошечное колечко в ухе, а еще красивая синяя рубашка и того же цвета штаны.

– Ты сняла проклятие. Как мы можем тебя называть? – хрипло и немного смущенно проговорил он, сложив перед собой ладони и слегка поклонившись.

– София, – пролепетала я.

Мне не хотелось называть ему прозвище, которое мне дал Иоко. И я вдруг снова вспомнила о своем родимом пятне и обрадовалась, что его теперь почти не видно.

Он был красив, этот парень: волосы убраны назад, подбородок высоко поднят. В чуть прищуренных глазах читался вызов.

– София, позволь спросить тебя: из какого ты Вороньего Удела? Я не слышал, чтобы в последнее время здесь появлялись Хранительницы. Как такое может быть?

– Ты не слышал потому, что нет этого «последнего времени». Вообще нет времени, призрак, – почти прошипела Эви.

– Я – человек. А ты, мерзавка, пошла вон! – резко воскликнул незнакомец.

Я знала, что все Проводники ненавидят призраков, поэтому лишь, как обычно, поморщилась.

– Они со мной. Теперь ты и твой второй ворон свободны, а я могу идти дальше, к убежищу Агамы.

– Мы проводим тебя, – невозмутимо ответил парень. – Мой брат пойдет с нами. Мое имя Дан-Тиун, а его зовут Даг-Адмар.

– Вы проводите меня? – уточнила я.

– Безусловно. Следует торопиться, потому что совсем скоро дорожки наполнятся вороньем, – отрезал Дан-Тиун и решительно зашагал вперед.

Мне оставалось только следовать за ним.

3

Братья совсем не походили друг на друга. Даг-Адмар оказался невысоким и худым. У него были такие же черные волосы, которые свисали длинными сосульками, но худое и скуластое лицо делало его похожим на злого индейца.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8