Вардан Шолинян.

неВЕСЕЛЫЙ КРУИЗ



скачать книгу бесплатно

Редактор Александра Короткова


© Вардан Шолинян, 2017


ISBN 978-5-4485-1938-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава первая

«Дрим» – детище компании «Карнивал Круиз Лайнз». Освещенный яркими праздничными огнями, он шел по ночному Карибскому морю, с легкостью рассекая серебристые волны, не обращая внимания на слабые потуги встречного ветра. Казалось, даже море признавало превосходство лайнера.

Пассажиры «Дрима» находили себе занятия по вкусу. В переполненных ресторанах, барах, танцевальных клубах закатывали торжества. В полном азарта казино проигрывали деньги. Большинство старичков уже видели сны. Влюбленные предавались амурным утехам. Некоторые до глубокой ночи просиживали в сигар-лаунже, наслаждаясь выступлениями кантри-гитариста. Отдыхавшие на открытых палубах сидели в креслах и потягивали коктейли, а кто-то задумчиво всматривался в морскую даль, опершись на металлические перила и ощущая на лице дуновения игривого ветерка. И только члены экипажа занимались вполне обыденными делами: отсыпались в каютах перед новым рабочим днем; ели в столовой или созванивались с родственниками; занимались в тренажерном зале; иные попросту выпивали в баре для персонала. А ночная смена и вовсе трудилась не покладая рук.

Артур проснулся от звонка будильника, установленного на шесть десять утра, ровно за двадцать минут до начала рабочей смены. Именно за двадцать минут Артур успевал одеться, привести себя в порядок и вовремя прибыть в столовую для персонала, где работал младшим официантом. Чувствуя, что совершенно не выспался, он решил подремать еще минутку и, казалось, только прикрыл глаза, как треск стационарного телефона огласил комнату. Аппараты были установлены в каждой каюте и издавали крайне неприятный, всем ненавистный звук. Артур бросил взгляд на часы и понял, что задремал не на минуту, а на целых тридцать. Предполагая, что звонит супервайзер, официант вскочил с кровати и прежде чем ответить на звонок, попытался придумать достойное оправдание. Телефон продолжал трезвонить, а в голову ничего не шло. Мельком глянув на себя в зеркало, Артур увидел заспанное, бледное лицо, покрытое легкой, темной щетиной. Вот и отговорка. Администрации так важно, чтобы мужчины в сфере обслуживания были гладко выбриты и аккуратно, коротко подстрижены. Артур рванул трубку и услышал, как супервайзер Джоэль раздраженно процедил:

– Ты снова опоздал!

– Прости Джоэль, просто… – протянул Артур, задумавшись, не сказать ли правду, но быстро отказался от этой мысли и решил держаться первоначального плана, – я вышел из каюты и понял, что забыл побриться, дай мне еще пять минут, и я буду на месте.

– Снова оправдания, – продолжал Джоэль в том же духе, – они мне надоели до чертиков. Ты постоянно опаздываешь. Сейчас же проинформирую господина Серрано о сегодняшнем опоздании и всех предыдущих.

– Понял, понял, скоро… – не успел Артур договорить, как услышал короткие гудки и тоже повесил трубку.

Он умылся, почистил зубы и наспех побрился, прежде чем надеть униформу.

Выйдя из каюты, расположенной на палубе «А», Артур потрусил по ярко освещенному коридору с синим полом и белыми металлическими стенами к лестнице на нулевую палубу. Заспанное лицо и слипавшиеся веки являли миру, как мучительно трудно молодому официанту держаться на ногах. Каждое такое ненавистное утро Артур задумывался, не уволиться ли, не вернуться ли к прежней киевской жизни, но не решался – стабильность и отсутствие альтернативы пока брали верх. Беспокоила его не профессия, а ощущение, что ты никто в этом огромном колесе, переполненном белками. Дни похожи один на другой, никакого разнообразия, повторяются действия и диалоги, а ты машинально проходишь по тому же коридору с тем же угрюмым лицом, стараясь скрыть депрессивное настроение от окружающих.

Поднявшись к нулевой палубе, Артур в первую очередь направился к «фан тайм машине»11
  Компьютерная система учета рабочего времени. При приеме на работу в компанию за каждым работником закрепляется идентификационный номер. Перед началом смены на сенсорном мониторе компьютера необходимо ввести идентификационный номер и четырехзначный ПИН-код. На экране появится ярлычок «клок инн» как отметка начала рабочего времени. Ту же процедуру следует проделать по окончании рабочей смены, после чего появится ярлычок «клок аут».


[Закрыть]
, зафиксировал время начала рабочего дня и уже через минуту прибыл в одну из четырех столовых для персонала под названием «стафф месс»22
  Столовая для административного персонала, медицинского штата, работников СПА, программистов, музыкантов, певцов, танцоров и службы охраны.


[Закрыть]
, где работал по утрам. Обед и ужин он дорабатывал в столовой капитана. В зале Артур поприветствовал клиента и подошел к Джоэлю, который внимательно осматривал столы, выискивая недочеты в работе официантов. Артур еле слышно поздоровался, уткнувшись взглядом в пол. Джоэль указал на часы на стене и заговорил уже менее резким тоном.

– Ты опоздал на двадцать минут! Это последнее предупреждение. В следующий раз пойдешь к метрдотелю.

– Ясно. Я в той же секции работаю?

Артур немного успокоился, осознав, что супервайзер не слишком взволнован его опозданием, и кажется, забыл про угрозу доложить обо всем первому ассистенту метрдотеля – перуанцу Лукасу Серрано.

Джоэль ответил на вопрос кивком и устремился на своих коротеньких ножках в центральную часть столовой, что-то усмотрев на линии питания.

Завтрак в «стафф мессе» был не особо занятным. Немногим тамошним посетителям приходилось работать столь ранним утром. И если для сервировки обеда требовалось пять-шесть официантов, то по утрам хватало трех. Остальных отправляли на подмогу в обслуживание номеров, где каждое утро случался завал.

Сегодня Артур обслуживал клиентов в паре со светловолосой девушкой из Украины по имени Алина, а на линии питания трудился индонезиец Маде. Маде был старательным парнем и, в отличие от Артура, всегда появлялся на рабочем месте вовремя. Его примерное поведение объяснялось тем, что всего месяц назад он получил повышение – из мойщика посуды в официанты. Проведя пять лет на тяжелой, низкооплачиваемой работе, в поступках и мышлении он стал похож на большинство своих коллег. Вследствие чего частенько доносил на других, стараясь всячески угодить начальству.

Один из столов освободился, и Артур принялся его протирать, когда Алина стала накрывать соседний столик. Молодые люди кивнули друг другу в знак приветствия. Убедившись, что Джоэля нет поблизости, Алина тихо заговорила.

– Выглядишь замученным. Сильно досталось за опоздание?

– Нет. Кажись, обошлось, – улыбнулся Артур, его беспокоил один вопрос. – А Лукаса случайно не было? Джоэль грозился рассказать ему про опоздание.

– Нет, не переживай. Наверное, он в обслуживании номеров, там у них как всегда… Хотя советую особо не заигрываться. Сам понимаешь, если Лукас тебя невзлюбит, поедешь домой, как и все остальные.

– Ну, не знаю. Ко мне он нормально относится. Порой мне кажется, слухи о его антипатии к европейцам сильно преувеличены. Если не косячить, то и претензий не будет.

Алина с насмешкой покосилась на Артура.


– Ладно, ладно, – улыбнулся тот, – постараюсь больше не опаздывать.

Артуру было интересно болтать с землячкой. Тем более в свете последних событий на Украине. За новостями с его родины теперь следил весь мир. Время от времени ребята встречались в «крю мессе» и за чашечкой чая обсуждали различные темы.

– Как тебе ситуация с Максом? – прервала недолгую паузу Алина. – Казалось, работал себе парень годами без единого замечания, а стоило раз поцапаться с Лукасом, со всех сторон упреки посыпались.

– Да, я наслышан об их баталиях.

– Жалко его венесуэлку. Столько лет вместе с корабля на корабль – и на тебе. Придется теперь одной ипотеку выплачивать.

– Постой, – удивился Артур, – почему одной? Макса уволили?

– Ну да, я думала, ты в курсе. Уже три дня прошло. Ты что, не слышал, как она ревела? Лукас очень искусно подставил Макса.

В зал вошел Джоэль и, заметив болтающих официантов, одарил их недовольным взглядом. Те мигом принялись за дело и, как только супервайзер отвернулся, шепотом условились закончить беседу вечером.

Артуру было интересно, что случилось с Максом и как именно ассистент метрдотеля его подставил. Странно пропустить развязку такого конфликта. Раньше Артур регулярно общался с Максом, но в последнее время все чаще предпочитал здоровый сон пустой болтовне. Как же сейчас не терпелось вернуться к интригующему разговору.

Тем временем Алину подозвала массажистка Эрика и заказала омлет с ветчиной и сыром. Официантка вежливо улыбнулась и отправилась на кухню.

Эрика была из Англии. Привлекательная особа с правильными чертами лица. По вечерам она создавала впечатление ухоженной блондинки с голубыми глазами, но утром не слишком отличалась от других девчонок из СПА-салона. Те начинали день в очереди у кофемашины – невыспавшиеся, с опухшими лицами и в мятых белых халатах. Эта категория людей попадала на лайнер ради развлечений и путешествий, а работа для них была делом второстепенным. Они почти каждый вечер напивались в баре и плясали до закрытия, а рано утром шли на работу и проводили там по десять, а то и более часов. Артур восхищался их запасом энергии. После ухода Алины он поздоровался с Эрикой и поинтересовался, как она поживает.

– Уф, даже не спрашивай, – натянуто улыбаясь, ответила массажистка и принялась накладывать фрукты с холодной линии питания.

Артур решил ей не докучать, пожелал приятного аппетита и хорошего рабочего дня. Она снова улыбнулась и направилась к горячим закускам. Артур симпатизировал Эрике, но мешал языковой барьер. Имевшейся базы хватало, чтобы поговорить с клиентами, но для продолжительных бесед и флирта такой английский не годился.

В столовую вошли несколько человек из службы охраны и направились прямиком к кофемашине. Вслед за ними вплыла Алина, неся в руках тарелку с коричневой крышкой. За столом с Эрикой сидели две шведки тоже из СПА и молча дожевывали завтрак. Эрика поблагодарила Алину и из вежливости поинтересовалась как у той дела.

– Все хорошо, спасибо. Только устала немного, – ответила Алина.

– Да-а, – выдавила Эрика, – как и все мы. А сколько времени ты уже на борту?

– Почти пять месяцев.

Эрика скорчила сочувственную гримасу.

– Ну, ничего, дорогая. Потерпи, немного осталось. К тому же у тебя есть Руди, разве он не поддерживает?

– Уж и не знаю, дотяну ли. Так скучаю по родным.


А наши с Руди отношения, наверное, единственная причина, по которой я все еще здесь.

– Понимаю, – протянула Эрика.

– Ладно, пойду. Приятного аппетита.

– Спасибо, дорогая, – ответила массажистка и уже вдогонку бросила, – кстати, передавай Руди привет.

– Обязательно, – с кривой улыбкой ответила Алина, притворяясь, будто не замечает симпатии Эрики к Руди.

Обернувшись, Алина заметила, что к ней идет темноволосый мужчина низкого роста в белой офицерской форме с погонами. Это был ассистент метрдотеля перуанец Лукас Серрано.

– Доброе утро, Алина, – деловито начал Лукас. – Тут у меня список от отель-директора. В нем имена всех работников нашего департамента, которые не фиксируют время регулярно. К сожалению, твое имя тоже проскакивает. Не в первый раз. Объяснишься?

Алина, задумалась.

– Иногда я просто забываю это делать. Поймите, я уже пять месяцев нахожусь на борту и порой после работы не могу думать ни о чем, кроме отдыха.

Лукас не любил жалоб на усталость и прочих отговорок.

– Я понимаю, но это не оправдание. Я уже почти двадцать лет работаю в компании и каждый контракт не менее восьми месяцев, поверь мне, я знаю, какие желания превалируют в конце рабочей смены. Дело привычки. После работы ты должна машинально шагать к «фан тайм машине», это очень важно. Все отчеты по фиксации времени автоматически отправляются в центральный офис компании. А там из-за таких неоправданных ошибок решают, что мы перерабатываем. Они шлют возмущенные письма отель-директору и спрашивают, почему тот или иной работник находится на смене больше десяти часов в день. Отель-директор, конечно, рассылает письма главам департаментов, а они своим заместителям вроде меня. А мне, вместо того чтобы идти на заслуженный перерыв, приходится общаться с каждым персонально. Предупреждаю тебя, как и всех остальных, – если это повторится еще раз, я вручу тебе письменный выговор и отправлю на разговор с метрдотелем, хоть и очень этого не люблю. Мы поняли друг друга?

Давно Алину так не отчитывали. Неприятно. Но в ответ она лишь смиренно кивнула, ничего не сказав.

– Вот и замечательно, спасибо, ничего личного, – заключил ассистент метрдотеля и направился к линии питания. Осмотрев ее, с тем же недовольным видом подозвал Маде. Индонезиец мигом подлетел к боссу.

– Понимаю, что ты здесь новичок, но тебе нужно усвоить одно, самое важное правило, – Лукас подождал секунду и добавил, – быть внимательным.

– Я понимаю, сэр.

– А если понимаешь, потрудись объяснить, почему на холодной линии пустой поднос для грейпфрутов, а на горячей так мало риса и картошки?

– Я… Я непременно все исправлю, извините, сэр, сейчас же все сделаю, – судорожно протараторил Маде.

– Знаю. Просто хочу, чтобы ты был внимательней. Больше я ничего не требую. Вижу, ты славный парень и трудишься изо всех сил, но излишняя старательность тебе мешает. Не пытайся произвести впечатление, просто концентрируйся на работе. Остальное мы сами заметим, когда придет время, поощрим. Все понятно?

– Да, сэр. Все будет выполнено, как вы сказали.

– Спасибо, приступай к работе.

Лукас еще немного походил по залу, разглядывая, что творится на столах. Вошел Джоэль и, увидев начальника, быстро зашагал к нему.

– Джоэль, попроси кого-нибудь из ребят до обеда наполнить все солонки и перечницы на столах, я нашел несколько пустых.

– Да, конечно, сэр, сейчас же сделаем.

– Спасибо, я позже зайду. Если что, звони, – подытожил перуанец и, упиваясь собственной важностью, направился к выходу.

Лукас уже давно работал в «Карнавал Круиз Лайнз». Из всех перуанцев он один дорос до ассистента метрдотеля. Очень редко представители стран третьего мира занимали такие высокие административные позиции, особенно не имея подходящего образования. Лукас тяжело трудился на протяжении почти двадцати лет. Начинал мойщиком посуды, как Маде. А теперь старался держаться у начальства на хорошем счету, кичился своей строгостью, справедливостью и исключительной пунктуальностью. Он никогда не опаздывал на работу, казался вездесущим и полным энергии, будто не спал вовсе. Всегда держал при себе бутылочку энергетика «Hybrid Boost» и время от времени заливался им вместо кофе. Слухи о неприязни Лукаса к европейцам были вполне достоверны, и дело тут в элементарной зависти. Выходцы из Старого света получали должность младшего официанта с первого контракта, тогда как Лукасу пришлось семь лет мыть посуду, прежде чем пойти на повышение и начать бегать с подносами. Однако он легко находил неприятелей и среди земляков, отчитывал каждого, кто ниже рангом.

Джоэль подозвал Артура, который общался с одним из посетителей.

– Господин Серрано, – заговорил супервайзер деловитым тоном, – только что сказал, чтоб ты меньше трепался со своими пайзано33
  На корабельном сленге означает «земляк».


[Закрыть]
, а больше работал. Я заметил несколько пустых солонок и перечниц, так что можешь начать их наполнять.

В ответ Артур улыбнулся, взял большие пластиковые бутылки с солью и перцем и принялся неспешно обходить столы, заправляя пустые солонки и перечницы. Он раздумывал, чем заняться в полуторачасовой перерыв до обеденной смены. Обычно шел в каюту немного подремать, но в этот раз решил вызвать Алину на продолжение разговора. Однако по окончании завтрака Алина все же отложила беседу на после ужина.

Глава вторая

Прелесть работы в круизных компаниях в том, что другие не знают, кем ты был раньше, никому нет дела. Это возможность начать новую жизнь, выстроить ее по собственному плану. У всех имеются скелеты в шкафу, и не хочется, чтобы твой круг общения о них знал, а тем более их обсуждал. На круизном лайнере ты можешь создать новый образ себя. С такой целью и прибыл на корабль голубоглазый мальчишка со светлыми вьющимися волосами по имени Игорь, отказавшийся от жизни сына богача, равнодушного к нуждам общества и мнению отца.

Когда Игорь покидал каюту и шел на очередную рабочую смену, в голове нередко мелькали картинки из прошлого. Образы наслаивались один на другой и наводили на размышления. Похождения в ночных клубах, домашние вечеринки, богатенькие дружки и развратные, корыстные подружки. Появлялась неодолимая тяга вернуться обратно – там было здорово и просто. Но недавний разговор с отцом придавал сил и вынуждал двигаться вперед.

Отец Игоря Андрей Григорьевич владел в России сетью прибыльных автосалонов. Он был незаурядного ума человеком, с бизнес-партнерами вел себя строго и рассудительно, но к избалованному сыну питал слабость и потакал всем его прихотям. Андрей Григорьевич знал цену деньгам, ведь сам двадцать лет назад переехал с севера в Москву и работал не покладая рук, чтобы прокормить жену и маленького сына.

Игорь был единственным ребенком в семье, из-за чего получал безраздельное внимание родителей и невольно научился ими манипулировать. Когда ему исполнилось восемнадцать, родители развелись. Он остался жить с матерью. После развода Андрей Григорьевич стал еще заботливее к сыну – боялся окончательно потерять семью. Отцовская покорность обернулась для Игоря вседозволенностью. Ему не было нужды контролировать поступки. Он попадал в передряги, которые частенько заканчивались приводами в полицию. Но Игорь не беспокоился о последствиях – отец вытащит из любой беды. Андрей Григорьевич давно заметил, что сын не ценит его стараний, но не осмеливался принимать меры.

Однажды возмущенный Игорь ввалился в кабинет отца с претензией: платиновая карта по неясной причине не работала. Андрей Григорьевич обсуждал по телефону сделку и попросил Игоря полчаса подождать. В тот день Игорь был сам не свой не только из-за карты – окружение и новые привычки давали о себе знать.

– У меня нет времени ждать! – закричал Игорь так, словно пришел выбивать долг.

– Чего у тебя нет? – недоуменно уточнил отец.

– Времени нет, меня ждут.

– Значит, подождут! – отодвинув от уха телефонную трубку и уже повысив голос, ответил Андрей Григорьевич.

– Нет, не подождут! Ты можешь и позже по телефону договорить.

Бизнесмена передернуло. Он почувствовал, как сжалось сердце, и замер с телефонной трубкой в руке. Из динамика доносился голос собеседника, но Андрей Григорьевич слышал только гул в голове. Он впервые ясно увидел, что родной сын его ни в грош не ставит, нисколько не заботится о его чувствах. Едва сдерживая слезы и желая не испортить отношения еще больше, отец дрожащей рукой достал из ящика стола пачку стодолларовых купюр. Игорь внимательно наблюдал за действиями отца, который медленно и неуверенно протягивал деньги. Вдруг Андрея Григорьевича будто подменили, и он сказал то, чего долгие годы не осмеливался произнести.

– Сам бы хоть копейку в жизни заработал, тогда, возможно, оценил бы мои старания, – деньги улетели обратно в ящик.

Игорь не сразу отреагировал. Он молча таращился на отца, решая, как действовать дальше. Наконец с отвращением процедил:

– Не нужны мне твои подачки! Я сам заработаю еще больше, чем у тебя. Не буду унижаться попрошайничеством.

Андрей Григорьевич чувствовал, что их отношения скатились в глубокую пропасть и этого ему никак не изменить. Не совладав с собой, возмущенный отец вскочил и влепил сыну пощечину. Игорь пошатнулся, задержался на несколько секунд, посмотрел отцу в глаза и молча вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Дрожа от страха, Андрей Григорьевич сел в кресло и подумал, что теперь долго не увидит сына. Только бы он себя не погубил. Тем же вечером Игорь изрядно напился в одном из местных баров. А на следующее утро, вспомнив о разговоре с отцом и поразмыслив, решил все-таки сдержать данное слово.

Не зная, с чего начать, он стал обдумывать варианты. Пришел к выводу, что новую жизнь нельзя строить на прежнем месте. Он всегда любил путешествовать. Почему бы не совместить хобби с профессией? Игорь прочел в Интернете несколько тематических статей и понял, что выбирать надо между круизными лайнерами и международными авиарейсами. Оформление документов и обучение для работы в море занимали меньше времени. Это оказалось решающим фактором.

Американская круизная компания «Карнивал Круиз Лайнз» в тот момент проводила массовый набор официантов и уборщиков. К претендентам особых требований не предъявляли, закрывали глаза на недостаток опыта и плохое знание английского языка. Благодаря этому Игоря приняли младшим официантом. Он пустил остатки сбережений на оформление документов для выезда.

Андрей Григорьевич, узнав о намерениях сына, не решился позвонить, а отправил сообщение: «Остался я один в огромном доме, а что мне тот дом…» Ответа он так и не дождался.

После длительного перелета из Москвы в Майами с пересадками, бесконечных проверок иммиграционной службы, бессонной ночи в гостинице круизной компании, а также трехчасового переезда на автобусе до мыса Канаверал, где стоял на причале «Карнивал Дрим», Игорь чувствовал себя изможденным. По прибытии на корабль хотелось поскорее получить ключи от каюты и завалиться спать. Но обстоятельства сложились иначе. Как только Игорь прошел паспортный контроль и получил ключи, ему сообщили, что через тридцать минут в комнате СТС состоится собрание для новобранцев.

Отыскав свою каюту, Игорь увидел на двери забавную наклейку «Here is heightened sexual voltage»44
  В этом месте, повышенное сексуальное напряжение (англ.)


[Закрыть]
. Улыбнулся, глубоко вздохнул и в предвкушении распахнул дверь.

Комната оказалась просторней, чем ожидалось. Посередине стоял черный раскладной стул. На столе, приделанном к стене, красовался пятнадцатидюймовый телевизор, а под столом разместился мини-холодильник. В дальней стене два встроенных шкафа, справа от входной двери двухъярусная кровать. На нижней койке сидел теперешний сосед Игоря. В каюте было прохладно – работал кондиционер. Встав с кровати, сосед протянул руку и приветливо заговорил по-английски.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4