Ванесса Келли.

Как выйти замуж за шпиона



скачать книгу бесплатно

– Ты же знаешь, что я не приму твое предложение. – Уилл качнул в бокале янтарную жидкость, прежде чем сделать очередной глоток. Друг заговорил о помощи уже не в первый раз, и ответ Уилла всегда был одинаков.

Алек не стал скрывать разочарования:

– Что ж, тогда не вини меня, если окажешься в работном доме, – сказал он.

Уилл рассмеялся.

– Не буду, – пообещал он. – Почему бы нам теперь не сменить тему?

– Да как пожелаешь!

Добродушный тон Алека не смог обмануть Уилла.

– Слушай, а в Гемпшире ты случайно не захаживал к кому-нибудь из местного дворянства?

Боже! Его кузен неисправим!

– У меня не было времени, – бросил Эндикотт.

Алек с наигранным изумлением приподнял брови.

– Ты не смог выделить ни минуты, чтобы навестить старых друзей? Мне трудно в это поверить.

– Нет уж, поверь, – произнес Уилл. В его голосе прозвучали предостерегающие нотки.

Само собой, Алек не обратил на это внимания.

– Как жаль, что у тебя не нашлось времени нанести визит старым друзьям, виконту и леди Риз. У них ведь, кажется, есть дочери? По-моему, ты упоминал, что они близнецы?

Поставив бокал на смешной хрупкий столик, Уилл прислонился плечом к камину.

– Ты что, нарываешься? Я ведь могу и разозлиться.

Алек недоверчиво хмыкнул.

– Ага, давай, посмотрим, что у тебя выйдет, – отозвался он. – Нет, я с этой темы не слезу. Вернемся к милым дочкам семейства Риз, ты не планируешь увидеться с ними? Мне кажется, что к одной ты не безразличен…

– Боже мой, друг! Ты видел сестер лишь один раз, на военном параде, причем они были от тебя довольно далеко. С тех пор прошло три года! Ты и понятия не имеешь о том, как они выглядят сейчас!

Чувствуя, что Алек прилип как репей, Уилл всерьез подумал о том, чтобы выволочь кузена в сад и врезать ему разок. Ему не хотелось обсуждать ни свое финансовое положение, ни мисс Эвелин Уитни, свою детскую сердечную привязанность. Кто не был в юности увлечен прелестной девушкой? Уилл не исключение. Он не любил вспоминать об этом, но все же Алек прекрасно знал, как он относится к Эви. Но все это было в прошлом, и к чему вспоминать то, что давно кануло в вечность?

Неожиданное появление в комнате Ситуэлла избавило его от необходимости силой заткнуть рот кузену.

– Наконец-то, – пробормотал Уилл, когда дворецкий повел их наверх, в кабинет Доминика.

– Трус, – парировал Алек.

– Напомни мне еще раз, сколько тебе лет? – промолвил Уилл в ответ, когда они поднялись на второй этаж.

Алек посмотрел на него с ухмылкой, но придержал язык, потому что Ситуэлл уже стучал в дверь кабинета Доминика.

– Капитаны Эндикотт и Джилбрайд, сэр Доминик! – объявил дворецкий. – Он отступил в сторону, чтобы пропустить кузенов.

Уилл вошел в кабинет первым, но тут же резко остановился. Алек натолкнулся на его спину и тоже остановился. Господи, они напоминают двух придурковатых школьников – это явно прочиталось на многострадальном лице Доминика.

– Прошу вас, входите, джентльмены, – несколько раздраженным тоном промолвил Доминик. – Не хотите же вы, чтобы его высочество ждал?

– Нет, сэр Доминик, – ответил Уилл смиренно. – Уилл поклонился человеку, сидевшему на одном из кожаных стульев, расположенных перед письменным столом хозяина кабинета. – Прошу прощения, сэр, – извинился он. – Я не ожидал увидеть вас здесь сегодня.

Фредерик, герцог Йоркский и Олбани, главнокомандующий королевской армией и отец Уилла, встал со стула, протянул сыну руку в теплом приветствии.

– Конечно, не ожидал, мой мальчик, – сказал он. – Я знаю, что тебе дали отпуск, чтобы навестить тетю в Гемпшире.

Прими мои соболезнования по поводу кончины твоего многоуважаемого дяди.

– Благодарю вас, сэр. Он был добрейшим человеком, и моя тетя глубоко переживает утрату.

– Как и ты, полагаю, – промолвил герцог в ответ. – Я же, со своей стороны, рад, что ты в добром здравии после военных действий в Бельгии. – Он повернулся к Алеку. – Добро пожаловать в Англию, Джилбрайд. Знаю, знаю, ты тоже неплохо показал себя при Ватерлоо. Тебе и 42-му полку есть чем гордиться.

Алек ответил на похвалу кивком.

– Благодарю вас, сэр, но мой вклад в победу ничтожен по сравнению с вкладом бравых солдат моего полка. – В голосе Алека чувствовалась горечь, ему было нелегко вспоминать погибших и раненых «Черной стражи», пострадавших в тот ужасный день.

– Да, мы потеряли много отличных солдат. Трудно вспоминать об этом, не правда ли? – Легкая тень печали мелькнула на круглом и вполне цветущем лице герцога. Однако он быстро взял себя в руки. – Но я попросил сэра Доминика позвать вас сюда не для этих воспоминаний.

– Само собой, – промолвил Доминик. – Прошу вас присаживайтесь, ваше величество. Мы сможем продолжить нашу беседу.

Уилл с Алеком обменялись любопытными взглядами. Грузный герцог вновь сел на стул. Они сели рядом с герцогом, а Доминик занял свое место за письменным столом.

Вид этого массивного дубового стола порой нагонял страх на тайных агентов, по долгу службы посещавших кабинет грозного начальника разведки. До Уилла доходили слухи о приближающейся отставке куратора шпионов, и он невольно спрашивал себя, имеет ли к ней отношение его женитьба? Окажись сам Уилл в подобной ситуации, не захотелось бы ему отойти от дел, достигнув таких профессиональных высот, к тому же ему было трудно представить, что такой человек, как сэр Доминик, сможет поменять высокое положение на спокойную домашнюю жизнь.

В кабинете возникла тягостная пауза. Герцог, никогда не терявший времени даром и всегда изъяснявшийся прямо, без обиняков, безучастно изучал полотно с охотничьей сценой позади стола Доминика. Он свел широкие брови на переносице и явно был чем-то недоволен. Куратор шпионов хранил молчание, явно ожидая, когда его начальник заговорит.

– Итак, сэр, хочется узнать, зачем вы приказали нам явиться? – наконец не выдержал Алек.

Уилл поморщился – его кузен нарушил порядок. Однако Алека всегда раздражали светские условности, ему было наплевать на хорошие манеры.

Доминик тихо пробормотал что-то неодобрительное, но, к счастью, герцог не обратил внимания на выходку Алека. Он повернулся к Уиллу и произнес:

– Думаю, ты меньше всего ожидал увидеть меня здесь, – начал он.

– Должен признаться, ваш визит оказался для меня настоящим сюрпризом, сэр.

Уиллу показалось странным, что отец предпочел встретиться с ними в особняке сэра Доминика, хотя мог отдать приказ явиться в штаб английского военного ведомства. Герцог был в штатском, да и экипажа его не было видно около особняка Доминика – все это свидетельствовало о том, что он хотел избежать любопытных глаз. – Быть может, вы желаете, чтобы ваши люди в штабе Хорсгардз не узнали о нашей встрече?

– Я желаю, чтобы наша встреча осталась в тайне, черт возьми, – резко произнес герцог. – У нас неприятности, и мне нужно, чтобы вы оба включились в это дело.

– В самом деле, сэр? – спросил Уилл. – И как же мы можем помочь?

Герцог бросил взгляд на сэра Доминика, и тот сразу вступил в разговор:

– Джентльмены, мне хорошо известно, что вы оба заслужили хороший отдых. Тем не менее вы мне нужны для одного срочного дела.

– Боже! – простонал Алек. – Господи, неужели опять Наполеон! Нет!

На лице Доминика мелькнула легкая усмешка.

– Нет, он надежно заперт, можете мне поверить. Отправляться в дальний путь не требуется. По сути, ваше задание скорее всего здесь, в Лондоне.

– И что же это за задание?

Уиллу было трудно справиться с раздражением. Сэр Доминик прав. Они с Алеком должны отдохнуть, и при мысли об очередном шпионском задании ему стало тошно.

– Цель задания – прекратить убийства, – заявил герцог. – Возможно, предотвратить убийство члена королевской семьи, которое может произойти в ближайшее время.

Алек не смог сдержать изумления.

– Вы шутите, не правда ли? – спросил он.

Герцог прищурился.

– Какие шутки, капитан, и я буду очень признателен, если вы перестанете перебивать меня, – раздраженно бросил он.

Алек поморщился, но тихо извинился.

– Простите меня, сэр, – заговорил Уилл, надеясь отвести гнев герцога от Алека. – Откуда такие сведения? Речь идет о принце-регенте или, быть может, о вас?

Уилл и герцог никогда не были особенно близки – в конце концов, Уилл не общался с отцом до своего шестнадцатилетия. Однако при мысли, что отец может подвергнуться такой опасности, ему стало страшно. Всего три года назад премьер-министр Спенсер Персиваль стал жертвой грязного преступления.

Сэр Доминик положил перед собой какие-то листы бумаги.

– Сейчас нам не хватает точной информации. – Он посмотрел на герцога. – Если вы позволите, ваше высочество, я начну с начала.

– Было бы неплохо, – тихо пробормотал Алек, оценив игру слов.

На этот раз уже Уилл бросил на него разъяренный взгляд, умоляя заткнуться, однако Алек только закатил глаза.

– Полагаю, вам хорошо известно, – начал Доминик, – что до подписания акта объединения в Ирландии было немало бед.

Уилл нахмурился. Несмотря на то что в то время он был еще мал, ему было прекрасно известно о кровопролитных беспорядках, которые годами терзали Ирландию. Группировки католиков и ирландских протестантов объединились против английской администрации в Дублине. В 1798 году группа мятежных католиков спровоцировала серьезное восстание, войдя в сговор с французами, пытавшимися поддерживать мятежников оружием. К несчастью для мятежников, им не повезло, плохая погода сыграла с ними злую шутку, французские корабли были захвачены, восстание грубо, но весьма эффективно подавлено. Подписанная в 1801 году уния – акт, объединивший королевства Англии и Ирландии, послужила сигналом окончания революционного периода, и последние четырнадцать лет были относительно спокойными, учитывая боевой ирландский республиканский дух и католическую эмансипацию.

По мнению Уилла, ограничение католиков в правах, навязанное законом и в Англии, и в Ирландии, было явно несправедливым. Он-то прекрасно знал, что такое – быть чужаком. Однако ему было известно, что его отец и некоторые особы королевского семейства были яростными противниками католической эмансипации, так что он предпочел оставить свое мнение при себе.

– Да, – ответил он, – но мне казалось, что ситуация в Ирландии была под контролем, ведь недаром же в прошлом году была создана ирландская королевская полиция.

Роберт Пиль, статс-секретарь по делам Ирландии, руководил созданием ирландской полиции, и впоследствии ирландских констеблей даже стали называть в его честь пилерами.

– Совершенно верно, – согласился Доминик. – Люди Пиля эффективно боролись с беспорядками. Но время от времени все еще происходят волнения, особенно когда речь заходит об имущественном вопросе и беспорядках в сельской местности. Конечно, бунт подавляется полицией, которая, как вы понимаете, очень не по нраву местному населению.

– В таком случае бунтари должны подчиняться закону и не устраивать беспорядок, – раздраженно произнес герцог. – Они сами на свою голову навлекают неприятности, устраивая аграрные разборки. Если лендлорд[5]5
  Лендлорд – крупный земельный собственник.


[Закрыть]
хочет выселить ненужного ему католика-арендатора со своей земли, он имеет полное право сделать это.

Зеленые глаза Доминика стали холодными, как льдинки. У Уилла появилось чувство, что он недоволен словами герцога.

– Ситуация действительно угрожающая, – произнес сэр Доминик, стараясь говорить мирным тоном. – И хотя в большей части Ирландии сохраняется спокойная обстановка, но администрация в Дублине вынуждена пристально наблюдать за обстановкой.

– Для этого, я полагаю, там нужны глаза и уши, – заметил Уилл.

– Ты хочешь сказать, шпионы, – уточнил Алек.

Доминик взмахнул рукой.

– Поясню свои слова. Есть люди, опасающиеся кровопролития, к которому непременно приведет очередной мятеж, хотя они, в общем-то, симпатизируют католикам. Но, учитывая сложившиеся обстоятельства, именно эти люди считают разумным доверить свои тревоги Пилю.

– Иными словами, речь идет об информаторах, – сухо заметил Алек.

Доминик пожал плечами, но ничего не сказал.

Герцог нетерпеливо взглянул на часы, стоящие на каминной полке.

– Продолжайте, сэр Доминик, слушаем вас.

Сэр Доминик кивнул, однако, судя по его поджатым губам, разговор ему не нравился.

– Ходят слухи, что в Лимерике и Типперери, а также на севере, возле Ольстера, формируются команды радикалов. У нас нет точной информации, мы вынуждены доверять слухам. У нас есть источник в Ольстере, на которого можно полагаться. Он дал тревожную информацию. По его словам, группа радикалов готовит убийство высокопоставленного члена правительства или даже члена королевской семьи. Угроза нависла над Пилем, Ливерпулем или, возможно, регентом. Остальных тоже исключать нельзя.

Уилл покачал головой.

– Много неясного, – сказал он.

– Как обычно, – ехидно добавил Алек.

– Защищать страну – дело чести, Джилбрайд, – строго изрек герцог.

Уилл поспешил вмешаться, пока Алек снова не навлек на себя гнев.

– Да, сэр, совершенно верно, – вымолвил он. – И мы с Алистером готовы сделать все от нас зависящее. Однако у вас, несомненно, есть агенты, которые обладают более точной информацией и знают, где в Лондоне можно найти конспираторов.

– Да, конечно, – кивнув, сказал сэр Доминик. – И я окажу вам поддержку в любых вопросах. Но есть одна причина, почему ты, Уилл, больше других подходишь для этой миссии.

Сэр Доминик на секунду замолчал, а в голове Уилла тихонько зазвонили тревожные колокола.

– Что же это за причина? – спросил он.

Доминик склонил голову, и в его глазах промелькнуло незнакомое выражение, которого Уилл у него никогда не видел. Колокола в его голове загудели громче.

– Причина в том, что одна твоя старинная подруга, может быть, связана с этим заговором, – ответил сэр Доминик. – Не хочу сказать, что имею прямые улики, скорее, она общается с подозрительными людьми.

– И что это за старинная подруга? – спросил Уилл.

– Мисс Эвелин Уитни, дочь лорда и леди Риз, – ответил Доминик. – Кажется, ты довольно хорошо ее знаешь, не так ли?

Глава 2

Уилл потерял дар речи. Он искал и не находил смысл в словах сэра Доминика.

– Дьявольщина! – воскликнул Алек. – Этого ты никак не ожидал, не так ли?

– Эви? – переспросил Уилл. – Вы уверены?

– Разумеется, мы уверены! – рявкнул герцог. – Думаешь, мы стали бы шутить такими вещами?

– Нет, сэр, но раз уж ваш источник в Дублине не обладает точной информацией, как вы можете быть уверены в том, что его сведения соответствуют действительности? – Уилл начал нервничать. – У меня не укладывается в голове, что Эвелин может иметь отношение к подобным делам.

Это нелепо! Эви – самая милая и добрая девушка из всех, кого он знал. Она болезненно робка и избегает любых конфликтов. Да никому, кто ее знает, и в голову не придет, что она может иметь какое-то отношение к преступной деятельности, не говоря уже о заговоре или убийстве.

– К сожалению, факты указывают на причастность к заговору мисс Уитни, – спокойно произнес Доминик.

Уилл покачал головой.

– Я отказываюсь этому верить, – заявил он.

– Ты обвиняешь нас во лжи? – холодно спросил его отец.

– Разумеется, нет, сэр, но…

– Тогда ты должен уяснить, что дело тонкое и опасное, а мне нужен человек умный, – перебил его герцог. – Полагаю, тебя не проведешь, не то что твоего главнокомандующего или сэра Доминика, не так ли?

– Но это несправедливо, – возразил Алек. – Уилл на это не пойдет.

Прежде чем отец Уилла успел обратить на Алека свой гнев, Доминик вмешался в разговор:

– Могу я предложить вам выпить что-нибудь, прежде чем мы продолжим? Ваше высочество, не желаете ли бренди?

– Ну вот, стоило вам заговорить о выпивке, я понял, что у меня пересохло в глотке, – проворчал герцог. – Почему вы раньше не предложили мне выпить?

Сэр Доминик улыбнулся. Простолюдин, он, Доминик вырос среди представителей королевской крови и лучше других знал, как вести себя с ними. Он был близок к герцогу Йоркскому, разделял его взгляды в отношении английских военных и заботился о благополучии этих людей.

Куратор шпионов плеснул бренди в два бокала и подал один герцогу, а второй – Уиллу. Он нарочно проигнорировал Алека, и тот, недовольно пробурчав что-то себе под нос, встал и направился за спиртным.

Эта пауза позволила Уиллу прийти в себя. Да, может, герцог ему и отец, но он еще и принц, и может запросто усложнить жизнь и ему, и Алеку.

– Прошу простить мое негодование, сэр, – обратился он к герцогу. – Но сама мысль о том, что мисс Уитни может иметь отношение к преступной деятельности, буквально поразила меня.

– Когда ты в последний раз виделся с мисс Уитни? – спросил сэр Доминик.

Это было в Гемпшире в 1811 году, когда Уилл ненадолго приезжал к тете с дядей. Владения дяди Филиппа вклинивались в поместье Ризов. Уилл был знаком с их семьей с детства и провел немало времени, бродя по полям и лесам с отпрысками Ризов. Тогда он и подумать не мог, что когда-нибудь почти потеряет связь с ними, особенно с Эви.

– Четыре года назад, сэр Доминик, – ответил он.

Уилл припомнил неприятный разговор с Эви на балу. Она не простила ему, что он забыл их мечты о совместной жизни. Девушка нервничала, а ее васильковые глаза были полны слез. Уилла напрягало и то, что Аделин, сестра-близняшка Эви, буквально пустила корни футах в двух от них и все время гипнотизировала Уилла взглядом. После неприятного вечера Уилл решил, что лучшее, что он мог сделать для семейства Риз, – это держаться от их дочерей подальше.

– Выходит, ты больше не знаешься с ней? – спросил герцог.

– Можно сказать и так, но Эви не способна на плохие поступки. В этом я уверен, – упрямо повторил Уилл.

Сэр Доминик наклонился вперед, упираясь локтями в стол.

– Кажется, я кое-что могу добавить к нашему разговору, – сказал он. – Точно известно, что мисс Уитни в скором времени обручится с человеком, связанным с ирландскими радикалами. Вполне возможно, что она не знает об этой преступной стороне его деятельности.

– Эви – невеста? Я смотрю, это дело становится все занимательнее, – встрял в разговор Алек.

Рука Уилла невольно дрогнула, отчего бренди расплескалось из бокала.

– Эви? Обручена? Она же была против брачных уз, это абсолютно точно.

– Похоже, что она изменила свое мнение, – заметил сэр Доминик. – Ее ухажер и возможный подозреваемый – Майкл Боумонт, младший сын лорда Леджера.

Уилл и не подумал скрыть скептическую усмешку.

– С чего бы это вдруг сыну английского аристократа иметь дело с ирландскими мятежниками?

– Да с того, что именно этот сын аристократа – католик, – с явным неодобрением пояснил герцог. – Кстати, как и вся семья Боумонтов.

– Хотел бы добавить, что у нас нет никаких свидетельств против самого графа и членов его семьи, – проговорил сэр Доминик, в голосе которого послышалось легкое осуждение. – Лорд Леджер весьма достойный человек, к нему хорошо относятся и при дворе, и в Уайтхолле.

Герцог фыркнул.

– Коли это так, то почему его сын под подозрением? – поинтересовался Алек.

– Потому что Майкл Боумонт – радикал, поддерживающий католическую эмансипацию, – ответил герцог. – И он не считает нужным скрывать свои убеждения. Боумонт тесно связан с членами партии вигов, поддерживающей его, несмотря на то что у него нет ни единого шанса на успех, черт побери!

– Но все это слабые доказательства, что он вовлечен в заговор, – заметил Уилл. – То, что Майкл болтается по городу, пытаясь набрать себе голоса, может, и делает его человеком, с которым скучно проводить время, но едва ли это можно назвать осторожным или подозрительным поведением и решить, что он что-то скрывает. Как раз наоборот.

– Возможно, – кивнув, согласился сэр Доминик. – Хотя возможно и обратное – Майкл Боумонт, используя свое положение в обществе, отводит от себя подозрения.

Огорченный Уилл встал, подошел к камину и… повернулся лицом к присутствующим.

– Мне трудно поверить в то, что Эви действительно собирается выйти замуж за Боумонта. Он – католик, и я представить себе не могу, что ее родители одобрят подобный брак. Во всяком случае, не леди Риз. Она…

– Очень разумная женщина, – перебил его герцог. – Мне всегда нравилась леди Риз.

«Вообще-то, на самом деле, эта женщина – редкая сучка», – подумал Уилл, но предпочел оставить свое мнение при себе.

– Боумонты очень богатая семья, – сказал сэр Доминик. – И Майкл, без сомнения, процветает, благодаря своему отцу, несмотря на то что он младший сын. А состояние лорда Риза расценивается как среднее, так что ни одна из его дочерей не принесет мужу существенного приданого.

Уилл усмехнулся. Он ничуть не сомневался в том, что сэр Доминик до последнего фартинга пересчитал состояние Ризов.

– Полагаю, официального объявления о помолвке не было? – спросил Уилл, чувствуя при этом неприятное волнение.

– О помолвке будет объявлено в ближайшее время, – ответил сэр Доминик. – Так что у тебя совсем мало шансов.

– И чего именно вы от меня ждете? – осторожно спросил Уилл.

– Ты должен ненавязчиво войти в доверие к девушке и выяснить, что происходит, – сказал герцог. – По словам сэра Доминика, вы были когда-то близки. Вам надо снова сблизиться.

Уилл мрачно посмотрел на сэра Доминика. Откуда, черт возьми, у куратора шпионов эта информация? Спрашивать смысла нет, да Уилл не был уверен, что хочет знать ответ на этот вопрос.

– Вы хотите сказать, чтобы я шпионил за ней? – Шпионить за Эви – самое худшее из предложений, которое он когда-либо получал.

– Ну, это не трудно. Проводи с ней побольше времени, – успокаивающим тоном произнес сэр Доминик. – Возобнови с ней знакомство, и тогда тебе удастся приблизиться к Майклу Боумонту. Настоящая наша цель – он, а не мисс Уитни.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8