Ванесса Келли.

Как соблазнить горца



скачать книгу бесплатно

– Однако…

– К тому же он уже обручен, мама, – твердо сказала Иди. – И с этим ничего не поделаешь.

Леди Риз выпятила нижнюю губу, как капризный ребенок. Ясно, что она строила планы относительно Джилбрайда, и теперь предстояло провести долгую зиму черт знает где без всякой надежды на их осуществление. Иди отнеслась почти с сочувствием к крушению планов матери.

– Он не рассказывал тебе, почему хранил в тайне свое обручение? – спросила она. – Это кажется странным.

– Я не спрашивала его об этом, так как посчитала, что это не мое дело.

Мать усмехнулась.

– Такая щепетильность никогда не останавливала тебя прежде.

Иди печально улыбнулась.

– Должна признать, я была ужасно раздосадована тем, что он мне сообщил, и не могла сдержать раздражения. Действительно, как мог мужчина скрывать этот факт? Когда я думаю о всех тех девушках, с которыми он флиртовал и так бесстыдно… – Она закусила губу, недовольная тем, что в ее словах чувствовалась ревность.

Мать пристально посмотрела на нее, затем пожала плечами.

– Полагаю, нет смысла думать об этом. Мы должны быть благодарны судьбе, что можем воспользоваться гостеприимством графа Риддика, пока не прекратятся сплетни по поводу твоих непристойных отношений с сэром Малколмом. Когда мы вернемся в Лондон весной, будем надеяться, что все придет в норму.

– Уверена, что так и будет, мама.

А пока Иди должна сделать все возможное, чтобы спокойно пережить зиму и не задушить этого вызывающего раздражение шотландца. Джилбрайд, несомненно, женится вскоре после их прибытия в замок Блэргал, и мысль о том, что ей придется жить под одной крышей с ним и его женой в течение нескольких месяцев, наводила тоску.

Раздался легкий стук в дверь, и в комнату вошла личная служанка матери с кувшином и стаканом.

– Прошу прощения, ваша светлость. Я принесла прекрасный свежий ячменный отвар.

– Дэвис, слова «прекрасный» и «ячменный отвар» никак не сочетаются в одном предложении, – сказала Иди.

– Мисс Аделин, – обратилась к госпоже Дэвис, игнорируя слабую попытку ее юмора, – вы должны встретиться с капитаном Джилбрайдом в прихожей через пятнадцать минут. Он сказал, чтобы вы оделись потеплее, так как возьмет вас в поездку по поместью.

Удивившись, Иди едва не свалилась с постели.

– Что? Я не говорила, что собираюсь ехать куда-то с ним.

– Кажется, он думает иначе, – ответила служанка. – А сейчас ее светлость нуждается в отдыхе, и вам необходимо взять свою ротонду и шляпу.

Иди нахмурилась.

– Хорошо, я оставлю маму, однако не собираюсь ехать куда-то с этим ужасным шотландцем.

– Аделин, капитан Джилбрайд, очевидно, хочет сделать тебе приятное, – сказала мать просительным тоном. – Я не вижу вреда в том, что ты немного побудешь с ним на свежем воздухе.

Иди взглянула на подозрительно мягкое выражение лица матери.

– О чем ты, мама?

– Я просто подумала, что нелепо все время скрываться. Я собираюсь вздремнуть, а ты можешь провести немного времени с нашим хозяином.

– Ты забыла, что он обручен?

– Тем более тебе нечего бояться, не так ли? – сказала мать, принимая стакан у Дэвис.

– Капитан – человек чести, и как ты однажды заметила, он практически член нашей семьи.

Аделин уперлась руками в бока.

– Это ты так считала, а не я. Ты хорошо знаешь, что мне не следует оставаться с ним наедине.

– Какой вздор, – чопорно заявила мать. – Нет ничего плохого в том, чтобы немного покататься днем с хозяином, который так любезно принимает нас. Ты сейчас пойдешь в свою комнату, возьмешь свои вещи и встретишься с капитаном внизу.

– Но…

Мать повелительно указала пальцем на дверь.

– Иди.

Иди недоверчиво посмотрела на мать и поняла, что нет смысла спорить с ней. Когда та говорила таким приказным тоном, никто не мог ей возразить. Бормоча себе под нос сдержанные проклятия, она вышла из комнаты и двинулась по коридору в свою комнату, где ее уже ждала Кора. Иди с трудом сдерживала гнев, в то время как служанка помогала ей надеть ротонду и шляпу. Затем она взяла свои перчатки с туалетного столика и решительно пошла к двери.

– Будь любезна с капитаном, Иди, – сказала Кора. – Не капризничай и не злись как старая склочница.

Иди повернулась и пристально посмотрела на служанку, выражение лица которой было очень похоже на ухмылку.

– Вы все сошли с ума, – сказала она, прежде чем захлопнула за собой дверь. Иди отчетливо услышала смех за дубовой панелью. У нее возникло желание бегом спуститься по ступенькам вниз, но она сделала глубокий вдох и заставила себя успокоиться.

Когда Иди медленно спускалась по лестнице, одна из дверей в прихожей открылась, и появился Джилбрайд. Взглянув вверх, он улыбнулся, и Иди едва не пропустила ступеньку. Эта очаровательная улыбка странным образом подействовала на нее, вызвав тепло и трепет внутри. Это было незнакомое чувство, над которым она оказалась не властна.

– Доброе утро, мисс Уитни, – сказал Джилбрайд дружелюбно. Даже слишком дружелюбно, учитывая, что в последнее время они обменивались не более чем парой слов, после того как она назвала его шотландским олухом. Иди поморщилась, вспомнив об этом.

Джилбрайд окинул ее фигуру оценивающим взглядом серых дымчатых глаз, отчего она удивленно заморгала.

– Сегодня вы выглядите особенно привлекательно, – сказал он, подавая ей руку и помогая спуститься с последней ступеньки. – Можно считать, мне повезло, что вы согласились присоединиться ко мне этим утром. Кажется, прошла вечность с того момента, когда мы в последний раз провели время вместе.

Теперь Джилбрайд снова начал поддразнивать ее, пропади он пропадом. Он хорошо знал, что Иди старалась избегать его, и хотел, чтобы она поняла, что ему было это известно. Однако она не намерена играть в эту игру.

– Мама приболела и ни на минуту не отпускала меня от себя. – Иди сообщила эту выдумку с грустной улыбкой, чтобы дать понять, каким тяжелым испытанием были для нее последние несколько дней. На любого из ее прежних поклонников это подействовало бы так, что они смиренно упали бы на колени с извинениями.

Однако Джилбрайд был не из их числа.

Он склонился над ней, и в его блестящих глазах отражалось безнравственное намерение, обещавшее такое, что Иди не решалась бы облечь в слова. Она подавила желание немедленно уйти и осталась, потому что никогда не пасовала ни перед одним мужчиной. Отступив, она тем самым неминуемо показала бы свою слабость.

Кроме того, Джилбрайд только притворялся, что флиртует, чтобы подразнить ее.

– О, девонька, вы не можете обмануть меня, – сказал он с намеренно грубым шотландским акцентом, вызвавшим у нее дрожь. – Я не из тех, кого можно водить за нос, как послушного жеребца. Я хорошо знаю, что вы избегали меня.

Иди приложила руку к его груди и оттолкнула. Он отступил назад, но не от ее толчка – этот мужчина был подобен горе – а потому, что она явно поразила его.

– Я никого не пыталась обмануть, и, пожалуйста, перестаньте использовать этот ваш нелепый провинциальный акцент. Вы похожи на актера второго плана в труппе, гастролирующей с представлением «Макбет».

На мгновение он выглядел ошеломленным, затем разразился смехом. Если его акцент вызвал у нее дрожь, то смех подействовал еще хуже. Она решила, что подобно матери подхватила простуду.

– Мисс Уитни, если вы считаете мой акцент тяжелым для восприятия, то сомневаюсь, что вы сможете понимать кого-нибудь в Блэргале.

– Именно это следует ожидать, не правда ли? Хотя должна сказать, я не испытываю трудностей в понимании персонала здесь, в Брейди-Мэнор.

Он взял ее под локоть и повел через прихожую к входной двери, где лакей в ливрее поспешил ее открыть. Иди поддразнивала мать относительно шотландских килтов и меховых киверов и была слегка удивлена, встретив таких хорошо вышколенных слуг, одетых в красивые ливреи. Они вполне подошли бы для Карлтон-Хауса.

Откровенно говоря, она полагала увидеть здесь только горцев в килтах из клетчатой шерстяной материи и не надеялась встретить хотя бы одного шотландца, способного продекламировать по крайней мере несколько строк из легендарной «Девы Озера».

Они вышли на мраморное крыльцо перед домом.

– Персонал здесь состоит в основном из уроженцев Среднешотландской низменности или Глазго, – пояснил Джилбрайд. – Вы еще встретитесь с настоящими горцами.

Иди посмотрела назад на дом, построенный в неоклассическом стиле. Это никак не вязалось с ее представлением о шотландских строениях графа Риддика. Резиденция из кремового камня с ее классическими внешними чертами отличалась особой изысканностью. Внутри стены и куполообразные потолки были украшены лепниной в светло-зеленых и розовых тонах с позолотой. Если Иди не ошибалась в своем предположении, то интерьер был создан одним из братьев Адамс с присущим им вкусом и изяществом, которыми они славились.

– Брейди-Мэнор – красивое поместье, – сказала Иди. – И очень современное. Ничего подобного я не ожидала от шотландского особняка.

– Полагаю, вы ожидали увидеть рвы, амбразуры и призрачные волынки, звучащие из башен. Увы, мисс Уитни, не каждое поместье в Шотландии является старинным замком. Например, этот дом был построен всего сорок лет назад.

Она драматично вздохнула.

– Какое разочарование. Я так надеялась увидеть хотя бы одно привидение с волынкой. Однако должна признаться, что мне нравятся здесь печи, которые не дымят, и комнаты, в которых нет сквозняков. Этот дом строил ваш дед?

– Да, – ответил Джилбрайд.

– Он проводил много времени здесь?

– Он вел дела в Глазго, а когда посещал этот дом, то предпочитал оставаться в нем, а не в городе, который называл грязным и населенным бандитами и вороватыми торговцами. Что, однако, не мешало ему иметь дело с ними, – добавил он сардонически. – Мой дед был старомодным, когда дело касалось взглядов на семью и клан, тем не менее очень хорошо управлял своими поместьями и инвестициями. Он был очень практичным шотландцем, если такое вообще возможно.

– Он недостаточно романтичен для меня, и думаю, мама будет очень разочарована. Она надеялась увидеть живописную картину с участием Роб Роя и Роберта Брюса.

Алек засмеялся.

– Обещаю вам в изобилии мрачные романтичные замки, пугающие в наши дни.

Иди посмотрела вокруг на аккуратные угодья, окружавшие Брейди-Мэнор. Если не обращать внимания на холмы, которые можно различить в отдалении, казалось, она находилась в процветающем поместье в Хэмпшире или в предместье Кента.

– В самом деле? – спросила она. – Вы собираетесь каким-то волшебным образом создать здесь романтическую атмосферу?

Как только эти слова сорвались с ее губ, она поняла свою ошибку. Джилбрайд взял ее руку, нежно сжимая пальцы.

– Если вы предоставите мне возможность, я непременно сделаю это, – сказал он глубоким приятным голосом.

«Он обручен. Он просто дразнит тебя».

Иди воспользовалась одной из уловок матери – она преувеличенно приподняла брови, выражая тем самым учтивое недоверие.

– Ну, конечно. И вы также собираетесь, как по волшебству, предоставить мне для обозрения замок?

Он понимающе улыбнулся, слегка приподняв уголок рта, когда понял ее небольшую уловку.

– Разумеется. – Он направил Иди по гравиевой дорожке к северному углу дома. – Я хотел сначала показать вам поместье, но в этот солнечный день, что не характерно для Шотландии, решил, что, может быть, лучше сразу отвезти вас к замку Магдок. Это недалеко, и виды поросших вереском пустошей производят глубокое впечатление.

– О, – произнесла она слабым голосом. Одно дело – пойти погулять или прокатиться по поместью в открытой карете, и другое дело – отправиться с Алеком в длительную прогулку. Последнее казалось слишком интимным мероприятием.

– Я не знаю, могу ли оставить маму надолго, – сказала Иди.

Джилбрайд остановил ее под сводчатым проходом, ведущим во внутренний двор, где располагались конюшни. Он оперся рукой о кирпичную стену и посмотрел на свою спутницу сверху вниз. Высокий и мускулистый, он выглядел очень самоуверенным. Иди почувствовала слабость в коленях, и дыхание ее участилось.

– Ваша мать в надежных руках, – сказал он спокойным голосом. – Она может обойтись без вас в течение нескольких часов.

– Но…

– Мисс Уитни, мы оба знаем, что вы намеренно избегали меня, и оба знаем почему, – сказал он необычно серьезным голосом. – Я сообщил неожиданную для вас новость, и прошу прощения за мою глупую и бестактную манеру общения. Вы и ваша мать были вправе знать о моем гражданском положении, и мне следовало информировать вас об этом еще до отъезда из Лондона.

Иди попыталась скрыть свои чувства за вежливым тоном.

– Это ваше дело, капитан Джилбрайд. Вы не обязаны объяснять нам что-либо. Мне не понятно, почему вы решили, будто бы меня беспокоит ваш статус.

– Мне показалось, что прошлым вечером вы были явно взволнованы, узнав об этом, и, обозвав меня шотландским олухом, быстро ретировались. С того времени вы произнесли не более пары слов в мой адрес.

Иди упрямо приподняла подбородок.

– Может быть, мне просто нечего было сказать, – заявила она высокомерным тоном.

Он посмотрел на нее с недоверием.

– У вас всегда есть, что сказать, но вы предпочли объявить бойкот мне после того нашего разговора. Если вас не интересует мое гражданское положение, то почему в последние дни вы относились ко мне, как к изгою?

Ее раздражительность, наконец, вырвалась наружу.

– Потому что вы вели себя как негодяй, флиртуя с каждой женщиной в Лондоне и представляясь подходящим для брака холостяком. Ведь вам хорошо было известно, что многие девушки стремились завладеть вашим вниманием, не так ли? А вы обманывали их самым подлым образом, и теперь я обнаружила, что у вас есть невеста!

Он сердито сузил глаза.

– В последнее время, если вспомните, я был занят предотвращением смертельной опасности, угрожавшей вашей сестре. Когда я мог заниматься флиртами?

Иди разозлилась. Да, он действительно был занят до недавнего времени, но это не оправдывало его поведения, после того как опасность миновала.

– Мы очень благодарны вам за ваши усилия, но это было несколько недель назад. С того времени вы неоднократно имели возможность сообщить о вашем положении. Кстати, – сказала она, внезапно вспомнив комментарий матери, – Вулф знал о вашем обручении, не так ли? Мне известно, что вы оба имеете привычку все скрывать и лгать относительно ваших дел, но вы больше не служите в «Интеллидженс сервис». Вы могли бы вести себя нормальным образом и не пускать пыль в глаза.

Джилбрайд отстранился от нее.

– Вулф не знает о моем статусе.

Это ошеломило Иди.

– Почему вы скрывали это от своего лучшего друга?

Он некоторое время смотрел на нее изучающее, прежде чем ответить:

– Я объясню потом, а сейчас еще раз прошу прощения за мое поведение прошлым вечером. Я сожалею, что поступил так глупо.

Должно быть, лицо ее выражало недоверие, потому что он печально усмехнулся.

– Ясно, что извинения недостаточно. К счастью, я приготовил для вас подарок.

Иди испытала легкое замешательство. Разговор был таким странным, что она не знала, как себя вести. Единственное, что она ясно сознавала, – ее крайне раздражал тот факт, что у него была невеста.

Она небрежно махнула рукой.

– В самом деле, капитан, вам не о чем беспокоиться. Как я уже сказала, ваша личная жизнь меня не касается.

Его губы расплылись в обезоруживающей улыбке, которая была почти по-мальчишески очаровательной.

– Я знаю, но вы, тем не менее, заслуживаете подарка. Он весьма практичный и, надеюсь, хоть немного улучшит ваше настроение.

Прежде чем она успела выразить слабый протест, Джилбрайд извлек из внутреннего кармана небольшой предмет. Он открыл крышку обтянутой зеленой кожей коробочки и осторожно достал изящные, легкие, позолоченные очки с необычной витиеватой дужкой и блестящими чистыми линзами.

Они были очень красивыми.

– Вот, – сказал он. – Вам не придется больше испытывать неудобства, как слепой крот.

Глава 7

Алек наблюдал, как небесно-голубые глаза Иди потемнели от гнева.

– В самом деле? Как слепой крот? – сказала она.

Он поморщился как от своей несдержанности, так и от ее тона. Голос Иди обычно был мягким и слегка насмешливым, с чуть заметной хрипотцой, и это невольно привлекало мужчин. Она никогда не кричала пронзительно, но отношение к ней, как к ничтожному грызуну, явно изменило высоту ее тона.

Иди уперлась руками в перчатках в свои довольно пышные бока и пристально посмотрела на него.

– Так вот какого мнения вы обо мне, капитан Джилбрайд?

Он был так поражен выражением ее лица, когда показал ей очки, что невольно выпалил пришедшую в голову глупость. Ее красивое лицо выражало привлекательную комбинацию удивления, удовольствия и ранимости. Может быть, потому, что Иди не хотела, чтобы кто-то знал слабые стороны ее личности, ее взгляд полоснул по сердцу Алека подобно смертельно острой бритве.

– Кажется, вы сами использовали такое сравнение относительно вашего зрения всего несколько дней назад. Вы, конечно, помните это, – сказал он с очаровательной печальной улыбкой. Это раньше не действовало на нее, но все бывает когда-то в первый раз.

Иди тяжело вздохнула.

– Пусть так, но это не значит, что мне приятно слышать, когда кто-то говорит подобное мне в лицо.

– Я безмозглый невежа и в очередной раз приношу свои извинения. Вы всегда выглядите восхитительно – в очках или без них.

Она сморщила носик.

– Вы несносный льстец, но я принимаю ваше извинение.

– О, вы чрезвычайно великодушны и любезны, мисс Уитни, – сказал он серьезным тоном.

Иди невольно засмеялась.

– Вовсе нет, поскольку я не бросилась к вам в объятия с благодарностью за столь щедрый подарок.

Алек, конечно, был бы рад, если бы она бросилась в его объятия.

– Вам не понравился подарок? – спросил он, стараясь избавиться от мысленного образа обнаженной Иди в своей постели.

– Он слишком щедрый. Я не вправе принять его.

– Вздор. Это в большей степени практичная вещь, чем подарок. Необходимый предмет для сохранения вашей безопасности. Если вы будете хорошо видеть, то сможете ездить верхом и управлять моим парным двухколесным экипажем, когда пожелаете.

Она с надеждой посмотрела на золотую оправу.

– Это было бы прекрасно, но…

– Примерьте их, – попросил он.

Она криво улыбнулась.

– Черт вас побери, вы нашли мое слабое место.

– Какое именно?

– Я неискоренимо тщеславна.

Он засмеялся.

– Я знаю, но в этом нет ничего страшного. Вас никто не знает в Шотландии, поэтому можно не беспокоиться, что кто-то из высшего общества Лондона отнесется с неодобрением к вашей внешности в очках. Уверяю вас, в замке Блэргал это никого не волнует, и вы будете там не единственной женщиной, кто носит очки.

– Вероятно, это пожилые дамы? – сухо спросила Иди.

Алек медлил с ответом.

– Я знаю, что ужасно быть такой тщеславной, но вы не представляете, какими безжалостными могут быть люди в отношении женской внешности. Большинство девушек готовы скорее броситься вниз головой с лестницы, чем рискнуть оказаться заклейменными как безвкусно одетыми или как синий чулок, носящий очки.

– Здесь никто не посмеет назвать вас так. Кстати, разве вы считаете, что ваша сестра выглядит как синий чулок? Эви прелестная девушка, и Вулфа никогда не беспокоило то, что она носит очки.

Иди слегка нахмурилась.

– Да, это его никогда не беспокоило.

– В таком случае примерьте их.

Иди удержала взгляд Алека некоторое время, словно он озадачил ее, затем пожала плечами, взяла очки и осторожно надела их на переносицу. Когда Алек продел свои руки под ее шляпу, чтобы поправить оправу, и коснулся ее щек, она покраснела. Он решил, что она выглядит чрезвычайно милой, напоминая застенчивую школьницу. Она казалась привлекательной и беззащитной в этот момент, и Алек оценил это.

Она оглядела внутренний двор, слегка моргая в ожидании, когда адаптируется зрение.

– О господи, – сказала она со смехом. – В этих очках я вижу гораздо лучше, чем в тех, что у Эви. Где вы приобрели их?

Он взял ее под руку и направил к противоположной стороне двора, где конюхи терпеливо ожидали их с экипажем и парой лошадей.

– Я приобрел очки у специалиста в Глазго. Он делал очки для моего отца и деда.

– Прекрасно. Теперь я пользуюсь такими же услугами, как ваши пожилые родственники. Мать, несомненно, испытает шок в связи с этим. Можно сказать, что я уже дожила до старости.

Алек помог Иди сесть в карету, затем сам забрался внутрь.

– Я позабочусь о вашей матери.

– Похоже, вы способны влиять на нее, – сказала она не слишком радостно.

Он кивнул конюху, чтобы тот направил лошадей через арку, дабы совершить прогулку по поместью.

– Я не уверен, что понял смысл этого замечания, – сказал Алек, как только они двинулись по дороге. – Думаете, ваша мать будет возражать против моего подарка? Эти очки довольно дорогие. Полагаете, мне следует прислать ей чек?

– Вы с ума сошли? Разумеется, мать не будет возражать против того, что вы потратили деньги на нас. Это не одобряю я, но не она.

– Вас беспокоит, что она сочтет их немодными и запретит вам носить их?

Иди покачала головой.

– Нет, она давно потерпела поражение в столкновении по поводу очков Эви. Если я захочу носить очки, то буду их носить.

– Что же вас тогда беспокоит?

Иди выдержала паузу, разглаживая мнимые складки на своей перчатке. Это явно выдавало ее волнение.

– Вы знаете, почему мама так благоволит вам? – сказала она наконец. – Думаю, вы догадались теперь.

Хотя Иди произнесла это весьма прозаичным образом, ее покрасневшие щеки свидетельствовали о том, что она испытывает дискомфорт.

– Полагаю, она думает, что ей удастся повести дело так, чтобы я отказался от определенных обязательств этой зимой, – сказал он.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35