Ванесса Келли.

Как соблазнить горца



скачать книгу бесплатно

Он улыбнулся.

– Да, но вы вызываете такое беспокойство, какое любой мужчина готов испытывать.

Она покраснела, но затем лукаво улыбнулась.

– А как насчет мамы? Вы считаете, что ради нее тоже стоит терпеть беспокойство?

– Мне не хотелось бы отвечать на этот вопрос, – сказал он, снова выводя Иди на улицу. – Однако должен сказать, ее поведение во время путешествия гораздо лучше, чем я ожидал.

– Мама очень выносливая женщина. Однако нельзя сказать, что эта зима не окажется для нее проблемой. – Иди бросила на него испытующий взгляд. – Надеюсь, ваш дед не будет испытывать серьезных неудобств из-за навязанного ему продолжительного визита незнакомых людей.

Алек не сомневался, что дед будет недоволен. Он направил графу короткое сообщение перед самым отъездом из Лондона, чтобы у старика не было возможности прислать ответ с отказом. Он надеялся только, что дед будет рад видеть его и не обратит внимания на двух англичанок, вторгшихся в его цитадель.

– Уверен, все будет хорошо. К тому же я не предоставил ему выбора.

Иди удивленно вскинула брови.

– Звучит неубедительно. Что он сделает – выгонит нас, угрожая кинжалом?

– Не беспокойтесь. Я защищу вас, – сказал Алек с улыбкой.

– Звучит так, словно мы будем обузой, – сказала Иди поморщившись. – Как я смогу отплатить вам?

В голове у Алека возникло несколько вариантов, но не один из них не был подходящим, чтобы его можно было озвучить в разговоре с леди.

– Вы можете начать с рассказа о том, какое прозвище было у вас в детстве, – предложил он.

Когда она резко остановилась и пристально посмотрела на него, Алек был вынужден увести ее с дороги движущегося на них двухколесного экипажа. Иди испуганно огляделась, и это еще раз подтвердило, что плохое зрение подвергает ее опасности. Он должен что-то предпринять в связи с этим, когда они прибудут в Глазго.

Когда они продолжили движение, Алек снова обратился к Иди.

– Так как насчет прозвища?

– Вы действительно хотите заставить меня рассказать эту ужасную историю?

– Вы сказали, что в долгу передо мной, не так ли?

Она тяжело вздохнула, но затем улыбнулась.

– Хорошо. Меня и сестру называли толстушками. Я была толстушкой номер один, а Эви – толстушкой номер два.

Алек засмеялся.

– Кто же дал вам такие прозвища?

– Мой брат. Мама рассердилась, но на самом деле никто не осуждал его. В детстве мы обе были довольно кругленькими, и мама любила одевать нас в пышные платья в кремовых и желтых тонах. Я уверена, мы были очень похожи на что-то круглое, покрытое заплесневелым маслом.

Сейчас Иди выглядела особенно очаровательной в своей синей ротонде, плотно облегающей пышную грудь и мягко ниспадающей на округлые бедра. Должно быть, она была пухленькой девочкой, но выросла в соблазнительную женщину с приятным лицом и привлекательными округлостями, которые, казалось, призывали, чтобы их обняли мужские руки.

– Уверен, что вы и Эви были восхитительными детьми.

– Я так не думаю.

Фактически, я постоянно совершала вместе с сестрой какие-нибудь шалости, вероятно, в качестве протеста против наших ужасных прозвищ и одежды. Хотя, к сожалению, порицание за наши проделки в основном получала бедная Эви.

Иди искренне вздохнула. Алек решил, что она подумала о своей сестре и о том, как скучает по ней. Ему захотелось обнять ее и утешить. Однако они находились на оживленной улице, и Иди, вероятно, влепит ему пощечину, если поймет, что у него на уме. Поэтому он ограничился сочувственным молчанием.

Иди с улыбкой отбросила воспоминания.

– Кстати, куда мы идем? Мама едва ли одобрит развлечения в местных вертепах, поэтому предлагаю что-нибудь менее опасное. – Она окинула взглядом довольно приличные магазины из серого камня, выстроившиеся вдоль Хай-стрит. – Впрочем, кажется, в Уэзерби не поощряется распутство.

– Мы могли бы обнаружить крайне неприличное поведение людей в некоторых общественных заведениях, однако ограничимся спокойной прогулкой к реке. Там есть старый мост, с которого открывается великолепный вид.

– Даже мама не возражала бы против этого. Я все время думала, как развеять дремотное состояние и скуку.

– Я постараюсь сделать все возможное, чтобы развлечь вас приемлемыми, по моему мнению, шутками.

– Вы можете развлечь меня своим провинциальным акцентом, – сказала она. – Меня всегда чрезвычайно забавляет, когда вы используете его.

Алек усмехнулся.

– Думаю, скорее, чрезвычайно раздражает.

– Почему вы считаете необходимым применять его? – спросила она теперь серьезно. – Я никогда не понимала смысла в этом. Вы достаточно хорошо образованы как средний аристократ…

– То есть хотите сказать, что не очень-то образован.

На лице ее промелькнула улыбка.

– Замечание принято. Однако я узнала от Эви, что вы действительно хорошо образованы. Вы говорите на французском, испанском и португальском языках и, кроме того, знаете греческий и латынь. Вулф также говорил, что вы талантливый чертежник и довольно хороший историк. Думаю, ваш нелепый акцент едва ли может ввести в заблуждение разумного человека.

Алек испытал удовлетворение от того, что она интересовалась его личностью. Она могла отрицать это, но все свидетельствовало о ее интересе к нему.

Он подмигнул ей.

– Нет, девонька, вам не удастся выведать все мои секреты, – сказал он с нарочитым акцентом.

Она застонала.

– Пожалуйста, не шутите. Звучит так, словно кто-то скребет ногтями по грифельной доске.

Он засмеялся.

– Вам лучше постараться привыкнуть к этому, потому что вы будете слышать подобную речь в течение нескольких месяцев.

– Но, надеюсь, не в такой ужасно преувеличенной манере?

– Вы будете поражены, насколько эффектной может быть такая речь.

– В это трудно поверить. Вы выглядите очень глупо, когда говорите так.

– Это спорный вопрос. Я подыгрываю таким образом людскому высокомерию и фанатизму. Вы были бы удивлены, узнав, как многие англичане и прочие люди теряют бдительность в общении со мной, когда я изображаю здоровенного шотландского олуха.

Иди поморщилась, вероятно вспомнив ту встречу, когда назвала его здоровенным шотландским олухом прямо в лицо.

– Как это ужасно. Хотя должна сказать, на женщин ваш акцент производит противоположный эффект.

– Да, девонька, это так, – сказал он, пошевелив бровями.

Иди невольно засмеялась.

– Скажите, вы посещали престижную школу в Итоне?

– Нет, но у меня был превосходный учитель в лице моего отца. Он известный ученый, и своим образованием я обязан ему.

– Это удобно и рентабельно.

– Мой дед согласился бы с вами.

– А в каком университете вы учились потом? Это был Оксфорд, Кембридж или университет в Эдинбурге?

Он посмотрел на нее с любопытством и подумал, стоит ли продолжать рассказывать о себе. Поскольку она рано или поздно узнает о его юношеских приключениях, лучше самому рассказать о них. При этом он сможет предоставить информацию в наиболее выгодном свете.

– Я никогда не посещал университет, – сказал он.

– Тогда полагаю, ваш отец обучал вас до поступления в армию?

– Не совсем так.

Глаза ее округлились.

– Вы всегда такой таинственный? Я понимаю, вы агент…

– Был агентом.

– Значит, бывший агент. Следовательно, вы не обязаны больше скрывать информацию о себе. Почему же вы намеренно усложняете все?

– Сейчас расскажу, – сказал он.

Они приблизились к мосту, который изогнулся над рекой подобно горбу морского чудовища. Дорога там сужалась, уплотняя движение, и Алек отодвинул Иди назад, пока фаэтон, плохо управляемый молодым, явно подвыпившим парнем, не проехал мимо. За ним последовала почтовая карета с несколькими пассажирами. Когда шум стих и пыль рассеялась, Алек подвел Иди к той стороне моста, которая была направлена против течения.

Они оперлись локтями на парапет и стали смотреть на бурлящий поток внизу. На северном берегу виднелся желтый особняк с нелепой ярко-красной крышей. На лугу, простиравшемся на другом берегу, паслось стадо лохматых шотландских коров, которых, несомненно, направляли на юг на лондонские рынки. Это была мирная пасторальная сцена, которую Алек посчитал чрезвычайно скучной. Она напомнила ему то, что ждет его по возвращении домой. Единственное, что представляло для него интерес в этом провинциальном городе, – это стоявшая рядом с ним девушка.

– Как красиво, – сказала Иди. – По крайней мере, мне так кажется в наступающих сумерках. Трудно сказать, как все это выглядит ясным днем. Однако мне нравится журчание воды, переливающейся через дамбу.

– Скажите, ради бога, почему вы так упорно не желаете носить очки и остаетесь полуслепой? – спросил Алек. – Неужели вы не хотите видеть, что происходит вокруг вас?

Она раздраженно отмахнулась от его замечания.

– Я признаю, что недостаток зрения иногда создает неудобства, но у меня нет желания говорить с вами на эту тему, так как я уже все сказала прежде. Теперь пришло время вам отвечать на мои вопросы, не так ли?

Алек повернулся спиной к реке, опершись обоими локтями на парапет. Иди приняла такую же позу.

– Я не ходил в школу, потому что сбежал из дома, когда мне было шестнадцать лет, – сказал он. – И я не поступал в армию в течение еще двух лет.

Ее глаза комично расширились, когда она взглянула на него.

– И что вы делали?

– Я же сказал, что сбежал из дома. Я не думал, что у вас проблема со слухом, как и со зрением.

Она опять махнула рукой.

– Нет причины раздражаться в связи с этим. Господи, я не могу представить, чтобы мальчики с вашим положением совершали такие странные поступки. Почему вы сделали это?

Это был коварный вопрос.

– Потому что мой дед настаивал, чтобы я сделал кое-что, чего я не хотел делать, – уклончиво ответил Алек.

Иди скрестила руки на своей пышной груди, ожидая продолжения. Когда он не ответил, она недовольно покачала головой.

– И это все? Это единственная причина, по которой вы сбежали из дома?

Он поднял руки, как бы говоря: «Что еще могло быть?»

– Вы просто невыносимы, – проворчала она. – Если не хотите говорить почему, то, может быть, скажете, куда вы сбежали.

– Сначала в Лондон. Оттуда я двинулся в Неаполь, а затем в Грецию и случайно попал в Персию с британским консулом.

Иди резко выпрямилась.

– В самом деле? Вы были в Греции?

– Да.

– Я всегда хотела побывать там. Вы непременно должны рассказать мне об этой стране. – Ее красивое лицо светилось от возбуждения.

Алеку хотелось прильнуть к ее губам жадным поцелуем, впитывая в себя ее энергию.

– Там довольно пыльно и жарко. Вряд ли вам понравится.

Она сморщила свой носик.

– Я становлюсь вялой на жаре. Полагаю, Эви говорила вам об этом. Тем не менее я все-таки хочу повидать Грецию когда-нибудь.

Он улыбнулся.

– Возможно, ваше желание исполнится.

Ему понравились те два года, хотя работа порой была каторжной и условия первобытными. Однако впервые в жизни он принадлежал самому себе, делал, что хотел, а не то, что требовал от него дед. Это приключение закончилось, когда его призвали в армию. При этом там, где закончилось одно приключение, началось другое. Алек никогда не думал, что станет тайным агентом, но жизнь, полная опасностей и угроз, вполне устраивала его.

– Полагаю, оттуда вы сразу попали в армию, – сказала Иди. – Вы там познакомились с Вулфом?

– Да. Мы вместе выполняли большинство заданий. Мы были партнерами и друзьями в течение почти семи лет. – Более того, они были близкими по крови, учитывая необычные обстоятельства их рождения. – О боже, как я скучаю по этому глупому ублюдку.

Он вдруг осознал, что только что сказал.

– Простите мой язык, мисс Уитни. Сам не понимаю, как это вырвалось.

Она положила руку на его предплечье. Даже сквозь перчатку и несколько слоев материи он почувствовал жар от ее прикосновения.

– Я понимаю, – сказала она с мягким сочувствием в глазах. – Вулф для вас как брат.

– Да, это так. – Затем Алек встряхнулся, испытывая неловкость от такого проявления чувств. – Однако Вулф теперь сам по себе, как и я. Но жизнь продолжается.

Иди рассеянно откинула назад локон волос, который выбился из-под шляпы и щекотал ее щеку. Алек с сожалением ощутил отсутствие ее прикосновения.

– И все эти годы вы ни разу не возвращались в Шотландию? – спросила она.

Он отрицательно покачал головой.

– Почему? Неужели вы все еще отдалены от вашей семьи?

– Нет, я виделся с отцом несколько раз в Лондоне в течение нескольких лет, и мы с дедом регулярно переписывались.

Ее лицо снова приняло недовольное выражение, очевидно потому, что он скупо выдавал информацию о себе.

– Что вы скрываете от меня? – спросила она подозрительно. – Я знаю, вы не хотите возвращаться домой. Эви сообщила мне об этом. Но чего именно вы избегаете?

«И чего не можете преодолеть».

– Я стараюсь уклониться от встречи со своей невестой, – сказал он. – Формально, мисс Уитни, я был обручен последние десять лет. Вот что явилось главной причиной моего побега из Шотландии.

Иди уставилась на него с открытым ртом и смотрела так, казалось, целую вечность. Затем закрыла рот и снова открыла его мгновение спустя.

– Оставьте меня, шотландский олух.

Она резко отстранилась от него и зашагала решительной походкой назад по Хай-стрит.

Глава 6

– Ты уверена, что чувствуешь себя все так же плохо, мама? – спросила Иди. – Последние три дня ты провела в постели. Врач говорит, что тебе значительно лучше.

Мать редко болела, но когда такое случалось, она драматично заявляла об этом, ложась в постель, и начинала принимать лечебные настойки и порошки. Иди всегда подозревала, что это было временное отступление от бремени ее положения в качестве одной из главных хозяек в светском обществе. Хотя леди Риз не обладала большим состоянием и не имела политического влияния среди наиболее уважаемых и выдающихся женщин Лондона, она компенсировала этот недостаток непоколебимой волей, проницательностью и умением ловко польстить тем, кто мог быть ей наиболее полезным.

Иди знала, что мать была такой честолюбивой только из-за детей. Она хотела, чтобы все они в отличие от нее удачно вступили в брак и достигли высокого положения среди британской аристократии. Хотя отец был достойным и добрейшим человеком, для матери он был не более чем сельским сквайром, тратившим с удовольствием время на свой фруктовый сад и встречи с фермерами. Отсутствие у него стремления добиться чего-нибудь ради своей семьи сводило ее с ума.

Иди прислонилась к резной дубовой стойке балдахина и ободряюще улыбнулась матери.

– Доктор сказал, что состояние твоего здоровья достаточно хорошее, чтобы продолжить путешествие завтра, и нам остался лишь день пути до замка Блэргал.

Мать пристально посмотрела на дочь, опираясь на гору подушек.

– Аделин, я не хотела схватить простуду. Однако она явилась результатом того, что мне пришлось провести свыше недели в дороге и ночевать в сырых гостиницах. Я благодарна только, что мы достигли одного из поместий лорда Риддика, прежде чем я умерла от болезни. – Она энергично высморкалась в носовой платок, как бы подчеркивая сказанное.

Последние дни, проведенные в дороге, действительно были сырыми и холодными. Постоянно моросил дождь, который усиливал ощущение приближающегося севера. К тому времени, когда они прибыли в одно из второстепенных поместий лорда Риддика в деревне близ Глазго, Иди, как и мать, была рада, что они отклонились от пути. Леди Риз тотчас отправилась в постель, и Иди ничего не оставалось, кроме как дожидаться ее выздоровления и по возможности избегать капитана Джилбрайда.

Это была сложная задача. Она старалась принимать пищу вместе с матерью в ее прекрасной гостевой комнате или удалялась в свою довольно просторную спальню, когда мать хотела отдохнуть. Прошедшие три дня были ужасно скучными, но терпеть скуку было предпочтительнее, чем провести остаток жизни в Ньюгейтской тюрьме. Такое непременно случилось бы, если бы она продолжала общаться с Алистером Джилбрайдом – самым скрытным и раздражающим человеком, какого она когда-либо встречала.

Иди с извиняющимся видом улыбнулась матери.

– Я знаю, дорогая, что поступаю ужасно, проявляя нетерпение, когда ты плохо чувствуешь себя. Может быть, принести тебе чашку чая?

– О да. И почему бы тебе не принести мне также одну из тех пшеничных лепешек? Должна сказать, что еда здесь вполне приемлемая и слуги очень предупредительные, хотя это поместье не является резиденцией графа. Надеюсь, что замок Блэргал такой же комфортабельный, как Брейди-Мэнор.

– Блэргал – старинный замок, мама, – сказала Иди, взяв чайную чашку у матери. – Вероятно, он унылый, сырой и с постоянными сквозняками.

– Не могу поверить в это. Граф чрезвычайно богатый человек. Думаю, там все в должном порядке.

Иди бросила на мать оценивающий взгляд, собирая угощения на тарелку. Она знала, что означает такое выражение ее лица, – леди Риз, несомненно, пыталась определить размер состояния Джилбрайда. Иди не могла больше избегать этой темы, однако ее смущали чувства, которые она испытывала к этому человеку. Ей не хотелось даже говорить об этом.

– Мама, надеюсь, ты не намерена оставить меня на попечение капитана Джилбрайда. Он нисколько не интересен мне.

– Аделин, нет необходимости выражаться так вульгарно. Я просто отметила превосходную организацию домашнего хозяйства лорда Риддика. Брейди-Мэнор очень приятное поместье, ты не находишь это?

– Прекрасное намерение, мама, – сказала Иди, возвращая чайную чашку. – Я знаю, чего ты добиваешься. Ты нашла сыну и дочери довольно приличные партии и теперь помышляешь, как добавить в семейный список богатого шотландского графа.

Мать поморщилась, принимая чашку.

– Ты считаешь меня ужасно корыстной. Но что плохого в том, что я хочу видеть свое любимое дитя счастливой и с прочным положением в обществе? Ты не становишься моложе, дорогая, и после недавних событий… ну, мы все не хотим, чтобы ты оставалась в девицах до конца дней своих.

Иди выразила свое возмущение, резко поставив тарелку на прикроватный столик. Мать никогда прежде не беспокоилась по поводу ее возраста и дальнейших перспектив в жизни, но «пагубный проступок» явно привел ее в замешательство. По правде говоря, он привел в замешательство Иди тоже.

– Капитан очень привлекательный и обаятельный мужчина, – добавила мать, – хотя у него довольно странное чувство юмора. Помимо этого, я не нахожу у него недостатков. К тому же, – сказала она, пристально глядя на Иди поверх чашки, – я совершенно уверена, что он тебе нравится.

– Поверь, мама, он нисколько мне не нравится.

Мать удержала на дочери взгляд в течение нескольких секунд, прежде чем на лице ее отразилось нехорошее предчувствие.

– Как это понять? Только не говори, что ты пыталась поцеловать его, или… или…

Иди уперлась руками в бока.

– Ты действительно думаешь, что я способна на такую глупость после того, что случилось? Я не стала бы флиртовать с этим мужчиной, будь он даже последним оставшимся холостяком в Англии.

– В самом деле, дорогая? Не смеши меня. Капитан Джилбрайд – один из самых приемлемых для брака мужчин. Ты сама считаешь его красивым.

Иди повернулась и пошла к камину; густой ковер заглушал ее шаги. Она посмотрела вверх на декор в римском стиле, украшавший стену над каминной полкой. Там была изображена нимфа в окружении херувимов, обрамленная лепным лиственным орнаментом с позолотой. Одетый в тогу мужчина смотрел на спящую нимфу с сентиментальным выражением лица.

– Подойди сюда, Аделин, – сказала мать решительным тоном.

Иди вздохнула, опасаясь продолжения унизительных разговоров. Отвернувшись от нимфы и ее сентиментального окружения, она устало двинулась назад.

Леди Риз похлопала ладонью по матрасу.

– Сядь рядом со мной, милая.

– Мама…

– Сядь, Аделин.

Она села. Обычно Иди могла легко обмануть своих родителей и всех в доме, но, по-видимому, сейчас мать руководствовалась своими материнскими инстинктами, и ее трудно было провести.

– Скажи, чем вызвана твоя размолвка с капитаном Джилбрайдом. И, пожалуйста, не притворяйся, будто ничего не произошло.

– Оказывается, он был обручен, мама, десять лет назад. По-видимому, с тех пор он покинул Шотландию.

Мать удивленно вскинула брови.

– Откуда ты узнала это?

– Он рассказал мне об этом, когда мы гуляли после обеда.

Лицо матери приняло напряженное выражение и, казалось, кожа натянулась на скулах.

– Не могу поверить. Я ничего об этом не слышала.

Иди вдруг все поняла.

– Мама, значит, в голове твоей родился безумный план провести зиму в Шотландии, потому что ты решила, что Джилбрайд может пожелать жениться на мне?

Леди Риз на какое-то мгновение почувствовала себя виноватой, но затем быстро пришла в себя.

– Нет, конечно. Просто Уильям убедил твоего отца и меня, что твой отъезд в Шотландию будет наилучшим выходом из сложившейся ситуации. Ты же не думаешь, что твой зять взял на себя роль свата?

– Нет, но я могу поверить, что эту роль решила взять на себя ты.

Мать опустила глаза и посмотрела на свой слегка покрасневший нос.

– Я не намерена извиняться за то, что хочу видеть своих детей с достойными их партнерами.

– Разумеется, не надо извиняться.

Мать была настолько обескуражена услышанной новостью, что не заметила сарказма в словах Иди.

– Не понимаю, почему Уильям никогда не упоминал об этом в разговоре со мной или с твоим отцом. Я крайне недовольна, что он скрыл такой важный факт.

Иди равнодушно пожала плечами.

– Едва ли это имеет значение, потому что Джилбрайд нисколько мне не нравится. Я знаю, у тебя были определенные виды на него, мама, или, по крайней мере, на его деньги…

– Аделин!

– Не могу представить себя замужем за этим человеком. Он вызывает у меня раздражение, и я уверена – мы не подходим друг другу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35