Ванесса Келли.

Как соблазнить горца



скачать книгу бесплатно

– Он делал все возможное, мама, но в гостинице не было свободных отдельных комнат. Кроме того, я уверена, он должен был позаботиться о размещении двух карет, наших служанок, его камердинера и трех вооруженных грумов. Наше путешествие обходится не дешево.

Мать что-то проворчала в ответ.

– О, дамы, вот и вы, – сказал Джилбрайд с улыбкой, когда они подошли к карете.

Этот мужчина был удивительно красив и любезен, когда хотел казаться таким. Это удручало Иди, вероятно потому, что она привыкла, чтобы такие мужчины, как он, падали к ее ногам. Однако, по-видимому, Джилбрайд был совершенно невосприимчив к ее чарам.

Вероятно, с его точки зрения, она была всего лишь далеко не юной незамужней женщиной со скромным приданым и запятнанной репутацией. Если Джилбрайд решит обзавестись женой, он найдет какую-нибудь более молодую, красивую и богатую девушку.

Иди мысленно убеждала себя, что это ее не касается. И все же, когда он смотрел на нее серебристо-серыми глазами и тепло улыбался, она не могла подавить волнительную дрожь в ногах.

– Вы готовы продолжить путешествие? – спросил Джилбрайд. – У нас есть еще несколько часов до наступления сумерек, когда придется сойти с дороги.

– Конечно, готовы, – сказала мать, поднимаясь на ступеньку кареты. – Чем скорее мы оставим это ужасное заведение, тем лучше.

– О, мама, – чуть слышно произнесла Иди. Когда она сморщила нос, молчаливо извиняясь перед Джилбрайдом, он только пожал плечами и улыбнулся. Казалось, ничто не трогало его, даже раздраженная матрона. К тому же он все равно не собирался ехать вместе с ней.

Подав руку Иди, Джилбрайд удивил ее, войдя в карету и заняв место напротив.

– Вы не поедете верхом? – спросила она. – Сегодня такой прекрасный день.

Она произнесла это с тоской, вспомнив о своем любимом коне Касторе. Иди была вынуждена оставить этого красивого мерина, несмотря на неоднократные просьбы взять его с собой.

– Я не собираюсь просить капитана или его деда обеспечивать содержание твоего коня и конюха, чтобы заботиться о нем, – твердо заявила тогда мать. – Мы гости в его доме и не должны злоупотреблять радушием хозяина.

Иди казалось, что включение одного мерина в общее стадо едва ли будет заметно. Мать не сомневалась, что у лорда Риддика, несомненно, найдется подходящая лошадь для нее, но Иди знала, что это невозможно. С ее плохим зрением езда верхом без очков была рискованным делом. Она несколько месяцев занималась с Кастором, чтобы он привык к ней, а она к нему. Она приобрела уверенность в своей способности управлять Кастором и в его способности реагировать на ее желание. Он был спокойным и хорошо приспособленным к своей хозяйке. Мать забыла, как долго Иди тренировала своего коня, и оставалась глухой к попыткам напомнить ей об этом.

Джилбрайд устроился внутри, и его мускулистая фигура заняла значительное место в карете. Иди подобрала под себя ноги, чтобы предоставить ему больше места, и вопросительно приподняла бровь.

– Ах да, мой конь, – сказал Джилбрайд.

– Мой конюх доставит его в гостиницу. Я решил проехать с вами некоторое время. Мне приятно путешествовать в компании таких очаровательных дам.

Мать издала звук, подозрительно похожий на фырканье, и даже Аделин не смогла найти приемлемый ответ на такую откровенную ложь. Она только вежливо улыбнулась, прежде чем обратить взор в окно.

Когда карета снова выехала на большую дорогу, Иди с тоской смотрела на великолепного черного жеребца Джилбрайда, который двигался легким галопом. Лошадь была достаточно сильной, чтобы носить своего мускулистого хозяина, но при этом казалась хорошо обученной и с мягким нравом. Может быть, в связи с тем, что они продвинулись далеко на север и движение на дороге значительно сократилось, Джилбрайд позволит Иди проехать немного верхом на лошади. Сколько еще неудобств ей придется терпеть в карете, которая двигалась со скоростью семь или восемь миль в час?

Есть только один способ узнать это.

– Капитан, вы кому-нибудь еще позволяете ездить на вашей лошади?

– Иногда. Это зависит от наездника, – сказал он, устраиваясь поудобнее. Иди испытывала некоторую неловкость, оттого что он пересел к ним в карету, тем не менее она должна была признать, что это не вызывало у нее особых возражений. Она посмотрела на его длинные мускулистые ноги, и он старался подобрать их, чтобы не занимать лишнее пространство.

Иди улыбнулась ему, зная, что ее улыбка обычно действовала безотказно на знакомых мужчин.

– Я очень хорошая наездница, поэтому думаю, что вы могли бы позволить мне немного проехать верхом. Всего час или чуть более, чтобы избавиться от утомительной езды в карете.

И от постоянного контроля со стороны матери.

Услышав эти слова, мать сердито посмотрела на нее.

– Аделин, я думаю, что едва ли тебе подобает ездить верхом по общественной дороге позади кареты. Что подумают люди?

– Никто здесь не знает меня, поэтому какое это имеет значение?

– Такой поступок может создать для тебя серьезные проблемы. Нам хватает скандалов и без спектакля, который ты собираешься устроить на Грейт-Норт-роуд.

Испытывая раздражение от полученного выговора, Иди все же заставила себя взглянуть на Джилбрайда, чтобы узнать, какова его реакция. Однако его внимание было сосредоточено на леди Риз.

– Я не возражаю, если мисс Уитни прокатится немного верхом на Дариусе, леди Риз, – сказал он. – Особенно по менее загруженным участкам дороги. Мои грумы поедут с ней, и она все время будет в пределах видимости со стороны кареты.

В ответ леди Риз только презрительно поджала верхнюю губу. Иди всегда поражалась способностью матери выражать эмоции таким незначительным жестом, заставляя членов семьи чувствовать себя виноватыми и приносить извинения.

Однако это нисколько не подействовало на капитана Джилбрайда. Он приподнял брови и, откинув голову назад, высокомерно посмотрел в ответ. Это напомнило Иди, что Джилбрайд не только красивый повеса, щеголявший в обществе. Он был настоящим солдатом и агентом, получившим хорошее образование и обладавшим как властью, так и богатством, более значительным, чем у любого из членов ее семьи.

Иди взглянула на мать, чтобы понять, как она восприняла вызов ее авторитету. Потребовалось несколько напряженных мгновений, в течение которых Джилбрайд смотрел, прищурившись, на леди Риз, прежде чем та ответила:

– Естественно, я должна считаться с вашим мнением, поскольку вы здесь хозяин, – сказала она великодушным тоном.

Иди едва удержалась, чтобы не закатить глаза. Конечно, мать будет считаться с ним. Джилбрайд был богатым аристократом, и это она ценила больше всего.

– Ну, значит, договорились, – сказала Иди. Она улыбнулась Джилбрайду. – Благодарю вас, сэр. Возможно, я смогу поехать верхом завтра, если погода будет способствовать этому.

– При одном условии, – сказал он.

Аделин нахмурилась.

– При каком условии?

– Вы должны надеть очки. Я не могу позволить вам ехать на моей лошади, если вы не сможете видеть, куда направлять ее. Это было бы безрассудством.

– Надеть очки на публике? – в ужасе воскликнула мать. – Вы хотите, чтобы она выглядела так нелепо!

Иди мысленно выругалась. Эвелин все время носила очки, и они нисколько не портили ее внешность. Однако Иди не нравились очки так же, как матери не нравилось видеть дочь в них. Одно дело надевать очки для езды верхом на лошади, и совсем другое дело воспринимать их как неотъемлемую часть личности.

– Мне не нужны очки, чтобы ездить на лошади, – сказала она. – Я всегда ездила без них.

– Вы делали это на своей лошади, – возразил Джилбрайд. – На той, которую вы лично обучали. И вы ездили верхом по знакомой местности, в Мэйвуд-Мэноре или в Гайд-парке. Я не могу позволить вам ездить на чужой лошади по незнакомым дорогам, поскольку у вас слабое зрение.

Иди испытывала одновременно раздражение и удивление. Раздражение – по очевидной причине, а удивление – потому что он знал о ней то, что знали очень немногие. Отчасти она была польщена тем, что он позаботился узнать о ней так много.

«Должно быть, Вулф рассказал ему». Она приподняла подбородок.

– Я не взяла с собой очки. Но уверяю вас, капитан, я вполне способна управлять вашей лошадью и вообще любой лошадью без них.

Он посмотрел на нее с видом приводящего в ярость мужского превосходства.

– Возможно, но вы не будете проверять на практике эту теорию ни на одной из моих лошадей.

– Вы хотите сказать, что я не смогу ездить верхом в Шотландии, если не надену очки?

– Именно это я хочу сказать.

Мысль о том, что она будет лишена возможности ездить верхом в течение почти пяти месяцев, была столь шокирующей, что Иди не могла найти слов для ответа.

Теперь, когда Джилбрайд сообщил об этом запрете, мать изменила свою точку зрения на желание Иди. Она заявила, что обе ее дочери способны хорошо управлять лошадью без очков. Иди была уверена, что мать не имела намерения использовать игру слов, но это не остановило Джилбрайда, который невольно улыбнулся.

К сожалению, этот разговор продолжался еще довольно долго.

Глава 5

Алек поднялся из-за обеденного стола, когда леди Риз встала.

– Извините, капитан, – сказала она, – я очень устала и хочу отдохнуть.

– Еще нет семи часов, – заметила Иди, пристально глядя на мать. – Ты никогда не ложилась спать так рано. Можно подумать, что ты превращаешься в простолюдинку.

Иди опять прищурилась, очевидно, ее зрение требовало этого из-за сумерек и слабого освещения в гостиничной обеденной комнате с низким потолком. Хотя при этом ее нос слегка сморщился очаровательным образом, Алек не мог понять, почему эта девушка так упорствовала относительно очков.

Он подумал, что, вероятно, трудно жить с таким физическим недостатком, но леди Риз, судя по всему, убедила свою дочь, что очки придают ей вид старой девы.

Эта глупость открывала брешь в обороне, которую Иди выстроила вокруг себя. И это в большей степени говорило об ее сознании своей уязвимости. Несмотря на дерзкое поведение, она была милой и доброй девушкой, без высокомерных манер и заносчивости, известных в обществе.

В связи с тем, что ее репутация сильно пострадала в последнее время, Алек подозревал, что она боялась носить очки, чтобы ее положение не стало еще более сомнительным. Он сделал все возможное, чтобы убедить ее, что безопасность важнее тщеславия. При этом он надеялся, что соблазн покататься на его великолепном жеребце возьмет верх, но Иди оставалась непреклонной. Алек относился с уважением к способности девушки ориентироваться в океане жизни, но сейчас она плыла в неизвестных для нее водах. Его долг – обеспечить ее безопасность, даже если придется ответить ей отказом.

Естественно, учитывая, что ей редко отказывали в чем-то, его твердая позиция вызовет холодное отношение к нему в карете в течение следующих нескольких дней со стороны Иди и ее матери. Однако сейчас Иди, по крайней мере, не выглядела так, словно для нее наступил конец света. Она была эмоционально подавлена в тот день, когда они покинули Лондон, и Алеку крайне тяжело было видеть ее в таком состоянии. Если раздражение, которое он вызывает у Иди, поспособствует ее оживлению, он рад, что тем самым отвлекает ее от горестных мыслей.

Кроме того, он нуждался в помощи Иди, когда они прибудут в замок Блэргал, а это значит, что к тому времени он должен заручиться ее хорошим расположением. Да, он негодяй, который рассчитывает безжалостно использовать девушку в своих планах, но при этом он убежден, что и Иди нуждается в человеке, который позаботился бы о ней. Каждый момент, проведенный в ее обществе, убеждал его, что он на правильном пути.

Конечно, Алек предполагал, что, отводя ей определенную роль в своих планах, он в некоторой степени руководствовался сексуальным влечением, которое трудно будет контролировать.

– Никто не может посчитать нас простолюдинками, – ответила мать на насмешливое замечание дочери. – Однако у меня разболелась голова. Дорога сегодня была ужасной.

Она бросила осуждающий взгляд на Алека, как будто в плохом состоянии дороги была его вина.

– Да, у меня зад болит от этой тряски, – сказала Иди.

– Аделин Уитни, тебе следует в приличном обществе воздержаться от упоминания таких частей тела, – воскликнула мать. – Несмотря на то что капитана Джилбрайда можно считать частью семьи, такой вульгарности нет оправдания.

Алек подозревал, что столь откровенное замечание Иди сделала под влиянием двух больших бокалов вина, которые выпила за обедом. При этом он предпочел воздержаться от комментария. Ему потребовалось немало усилий, чтобы вытеснить из головы мысли об этой части ее тела. Он не раз наблюдал, как покачивались ее бедра, когда она шла по двору той или иной гостиницы, либо оказывались перед его лицом, когда он помогал ей сесть в карету. Еще больше его приводил в смятение вид ее грудей, которые подпрыгивали, когда колеса кареты наезжали на особенно глубокую рытвину на дороге. Алек подумал, что хорошо бы дорога везде была такой плохой, чтобы он мог наблюдать, как восхитительно колышутся пышные груди Иди под плотно облегающим корсажем платья.

Она робко улыбнулась матери.

– Извини, мама. Я не знаю, что нашло на меня. Полагаю, я тоже немного устала.

– В таком случае предлагаю тебе также отправиться спать, – сказала мать. – Несомненно, мы, как обычно, рано отправимся в путь.

Леди Риз явно была недовольна тем, что Алек вынуждал их продолжать движение в половине восьмого каждого утра. Тем не менее Иди никогда не выражала протеста по поводу того, что не могла изменить. Во время своих длительных путешествий он слышал гораздо больше жалоб даже от офицеров его бывшего полка.

– Может быть, принести вам еще что-нибудь, леди Риз, прежде чем вы отправитесь отдыхать? – спросил он.

– Нет, благодарю вас, однако попрошу, чтобы вы не задерживали Аделин надолго. Моя дочь тоже нуждается в отдыхе.

– Я чувствую себя хорошо, мама, – сказала Иди. – На самом деле я собиралась попросить капитана совершить со мной прогулку, пока не стемнело. Мне хочется подышать свежим воздухом после целого дня пребывания в тесной карете.

Когда Аделин одарила Алека своей самой обаятельной улыбкой, он невольно насторожился. Если она пытается его очаровать, значит, у нее есть на то причина.

«Интересно, чего она хочет».

– Я с удовольствием составил бы вам компанию, – вежливо сказал он. Нельзя позволить Иди понять, какое сильное воздействие оказывает она на него. Она относилась к тому типу девушек, которые завладеют мужчиной целиком, стоит только ему проявить хоть малейшую слабость.

Леди Риз посмотрела на Алека внимательным взглядом. Это не был обычный взгляд матроны, имеющей в виду сватовство и стоящей перед выбором между богатством и единственным претендентом в лице восьмидесятилетнего старика. Скорее это был взгляд, в котором чувствовалось замешательство, словно он был диковинным животным, вид которого она не могла определить.

– Ну, хорошо, – согласилась ее светлость, бросив резкий взгляд на дочь. – Я пошлю Кору вниз с твоей ротондой и шляпой, и она принесет также ваши вещи, капитан. Однако не уходи слишком далеко, Аделин. Нам не нужны новые сплетни.

– Нет, мама, – сказала Иди страдальческим голосом. Алек не должен осуждать ее за это, так как они едва ли могут столкнуться с неодобрительными взглядами лондонских матрон во время прогулки по йоркширской ярмарке.

Леди Риз удалилась, и Алек сел, чтобы допить свое вино. Когда Иди опять улыбнулась ему, он скептически приподнял бровь.

– Что-то не так? – спросила она. – Вы не хотите прогуляться? Но ведь вы, несомненно, утомились, как и я, сидя в карете.

– С двумя столь очаровательными путешественницами? Как вы могли предположить такое?

Она подозрительно прищурила глаза, но затем пожала плечами.

– У вас, по крайней мере, есть возможность ехать верхом на лошади.

– Мисс Уитни, мне почему-то кажется, что у вас есть какой-то скрытый мотив просить меня сопровождать вас на прогулке.

– Может быть потому, что для вас присуща врожденная подозрительность? – сказала она. – Я не шутила, когда говорила, что мой… эээ… что испытываю боль от тряски в карете. Боюсь, в конце путешествия от длительного сидения я могу получить серьезную травму.

– В таком случае я с удовольствием возьму вас на прогулку. Фактически я сам собирался предложить это.

Она посмотрела на него с явным недоверием.

– В самом деле? Кажется, я начинаю нравиться вам, как плесень на старом кусочке сыра?

– Вы выглядите лишь немного зеленоватой по краям, если пользоваться таким сравнением. Как будто вы провели слишком много времени в сыром погребе.

– Может быть, я просто пошутила, болван, – сказала она.

Он засмеялся, не обращая внимания на ее грубый тон, однако воздержался от ответа, когда в комнату вошла служанка с вещами. В то время как Кора помогала Иди облачиться в одежду для прогулки, Алек надел куртку. Вскоре явилась одна из гостиничных служанок и начала убирать посуду после обильного и удивительно вкусного обеда.

– Вам понравилась еда? – обратился Алек к Иди. – Мне кажется, здесь кормят гораздо лучше, чем в предыдущих гостиницах, где мы останавливались.

– Слава богу, иначе нам пришлось бы опять выслушивать жалобы матери, – шутливо сказала она. – Мне очень понравилась еда. Фактически я уже наелась, когда в конце подали бисквит, но не смогла удержаться, чтобы не попробовать его.

– Ты и Эви всегда наслаждались десертами, как маленькие девочки, – сказала Кора с ласковой улыбкой, слегка поправляя ленту на шляпе Иди. – И дочиста вылизывали тарелки.

– Спасибо за рассказ о столь очаровательных подробностях из детства сестер Уитни, – сказала Иди. – Уверена, капитан будет в восторге, если ты поделишься еще более смущающими подробностями из моей частной жизни.

– Я могла бы рассказать ему о том, какое у тебя было прозвище в детстве, – сказала Кора, подмигнув.

Иди фыркнула.

– Отправляйся наверх. Я сброшу тебя с ближайшей горы, когда мы прибудем в Северную Шотландию. И тогда никто ничего больше от тебя не услышит.

Улыбнувшись их добродушному подшучиванию, Алек проводил Иди по коридору к боковой двери старого постоялого двора. Гостиница «Ангел» являлась оживленной стоянкой на Олд-Норт-роуд. Свыше сотни лошадей размещались в конюшнях позади побеленного здания с большим количеством гостевых комнат и приватных гостиных в дополнение к общим помещениям. Это было самое элегантное и дорогое заведение в Уэзерби, где обычно останавливались работники Королевской почты.

Алек старался по возможности уберечь Иди и ее мать от неудобств длительного путешествия. Они страдали от того, что им приходилось проводить ночи на несвежих простынях и часто просыпаться от звуков рожков кучеров. Хотя Алек взял с собой в путешествие достаточно денег, решительно отказавшись от благородного предложения лорда Риз оплатить расходы, его бумажник уже значительно похудел. По прибытии в горную Шотландию средств у него останется совсем немного.

– Можно только еще раз посмеяться над нашей семьей, не так ли? – сказала Иди, криво улыбнувшись. Она приняла руку Алека и двинулась вперед. – Однако Кора не хотела проявить неуважение ко мне. На самом деле я не знаю, как обходилась бы без нее, если бы она отказалась отправиться в это путешествие. Я выросла в полной зависимости от нее, особенно когда… – Она умолкла.

– Вы разлучились со своей сестрой? – закончил Алек. – Это вполне понятно.

Он придвинул Иди к себе, испытывая удовольствие от ее близости. Она была довольно привлекательной, исполненной жизненной энергией девушкой. И ни в коей мере не жеманной, в отличие от некоторых изнеженных леди, старавшихся казаться особенно утонченными. Иди шла широко шагая, что говорило о ее физической активности и о том, что она проводила много времени на воздухе. Она обладала крепким телосложением и достаточной силой для прогулок по горам Шотландии. Она отличалась от томных мисс, каких он немало встречал в Лондоне.

Иди вздохнула.

– Вы очень любезны, но я понимаю, что вы, должно быть, ужасно устали от нас. Я сожалею, что мы возложили на вас такую тяжелую ношу. Но я искренне благодарна вам. Вы не заслуживаете того, чтобы терпеть меня, маму и наших слуг в течение целых пяти месяцев.

В ее голосе прозвучала озабоченность. Хотя Алека порадовало случайное проявление женской уязвимости, ему не нравилось, когда Иди испытывала неуверенность в себе. Он всегда восхищался ее самоуверенностью и агрессивным остроумием и не хотел думать, что события последних нескольких недель разрушили эти качества.

Он ответил не сразу, минуя с ней грубую таверну под названием «Черный кабан» и уклоняясь от стада домашнего скота, которое гнали на юг к реке. Он остановил Иди в дверном проеме мануфактурного магазина, так что они оказались вне людского потока на все еще оживленной улице.

– Почему мы остановились? – спросила она. – Вы уже устали от меня?

Она устремила взгляд в сторону, как будто внезапно заинтересовалась рулонами холста на витрине магазина. Когда Алек провел кончиком пальца по ее подбородку, Иди вздрогнула, и ее голубые глаза расширились. Она выглядела решительной и настороженной, словно ей пришлось испытать что-то неприятное.

– Мисс Уитни, – сказал Алек. – Для меня честь помочь вам. Я хочу, чтобы вы уяснили это и то, что мне приятно находиться в вашем обществе.

Это была истинная правда.

Она заморгала, и ее красивые губы удивленно округлились. Это выглядело так искушающее, что Алек с трудом подавил желание поцеловать ее.

– Довольно неожиданно, – сказала она. – Я думала, вы считаете меня источником беспокойства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35