Ванесса Келли.

Как соблазнить горца



скачать книгу бесплатно

Иди почувствовала прилив тепла к щекам и шее от стыда, но не потому, что целовалась с сэром Малколмом, а потому, что не смогла сразу разобраться, кем он является на самом деле.

Калиста нервно хихикнула, явно раздраженная тем, что Иди отказалась принять ее скверную игру.

– Действительно, мисс Уитни, как могли вы явиться сюда так нахально? Все знают о вашем бесстыдном поступке. Я не понимаю, как вы посмели показаться на людях. Должно быть, ваша любимая мама испытывает унижение.

– О, прекратите, ради бога, – сказал Вулф, выступив вперед. Он взял Иди за руку, чтобы отвести в сторону.

Она высвободила свою руку.

– Я полагаю, вы имеете в виду мои сомнительные отношения с сэром Малколмом. В таком случае меня удивляет, что вы делаете в его компании. Вы не боитесь, что ваша репутация тоже будет запятнана, леди Калиста?

Эта маленькая гарпия резко втянула воздух, готовясь дать острый ответ, но Иди прервала ее. В отличие от Калисты, она знала точно, куда нанести удар.

– Бедная ваша мама, – сказала Иди, качая головой. – Леди Корнбендейл должна быть потрясена, увидев, до чего вы опустились, так как сэр Малколм не первой выбрал вас. Кроме того, учитывая вашу неспособность привлечь достойных поклонников, полагаю, вам остается довольствоваться охотниками за приданым и престарелыми повесами.

– Слушайте, – возмущенно сказал сэр Малколм. – Надеюсь, вы не имеете в виду меня. Мне всего лишь тридцать пять лет.

Иди недоверчиво хмыкнула. Неужели из всех уничижительных замечаний в его адрес, это оказалось для него самым обидным?

– Конечно, я имею в виду вас, тупоголовый болван.

– Не надо так горячиться, Иди, – предупредила ее сестра. – Мы привлекаем слишком много внимания.

Иди с сердитым выражением лица огляделась вокруг и заметила, что толпа пришла в движение. Очевидно, гости заинтересовались перспективой увидеть остросюжетный спектакль, как древние римляне, ожидающие кровопролития на арене.

Среди зрителей было несколько преданных поклонников Иди, включая тех немногих, кого она считала своими друзьями. Их лица выражали либо хладнокровное ожидание развлечения, либо злорадство, и это потрясло ее. В зале царила душная атмосфера, и у Иди закружилась голова.

Затем пол закачался под ней, и перед глазами возникла красная пелена, сквозь которую проступало лицо Калисты, искаженное ненавистью и презрением, как у злой сказочной принцессы.

– Ну конечно, мисс Уитни, – сказала Калиста звонким голосом, в котором чувствовалось сознание того, что время ее триумфа наконец пришло, – вам должно быть известно, что репутация женщины является ее главным достоинством. И она обязана всячески сохранять ее. Сэр Малколм не виноват в том, что вы сами бросились в его объятия как обыкновенная шлюха.

Вокруг раздались возбужденные голоса, в которых почти утонуло гневное восклицание сестры. Эвелин стремительно двинулась к Калисте, но Иди удержала ее за руку.

– Мы достаточно наслушались этого вздора, – сказал Вулф.

Его властный голос прервал вспышку злобных комментариев и смеха в ближайшем окружении, и во всем его облике чувствовалось царственное величие. – Сэр Малколм, я предлагаю вам проводить вашу спутницу в столовую. Леди Калиста явно не в себе, и ей необходимо выпить что-нибудь освежающее.

– Да, конечно, конечно, – пробормотал явно испуганный сэр Малколм. Он взял Калисту под локоть и попытался увести ее.

Однако Калиста вырвалась.

– Не будьте идиотом, – прошипела она. – Я не намерена уходить отсюда.

– Предлагаю вам воспользоваться советом моего мужа и покинуть этот зал, – решительно сказала Эвелин. – Эта сцена едва ли пойдет на пользу всем нам.

«Невозможно было избежать этого», – подумала Иди. Эта проклятая девица годами вынашивала план мести. Вероятно, с того времени, когда Иди опрокинула ведро холодной воды на ее голову в школе.

– Уйти? – громко крикнула Калиста. – Это ваша сестра должна уйти, а не я. – Когда она выдвинулась вперед, по-видимому, намереваясь нанести очередной удар, у нее был вид готовой ужалить змеи. – Аделин Уитни – женщина легкого поведения, – сказала Калиста сдержанным тоном. – Ей не место в порядочном обществе, я намерена заявить это всем. Сэр Малколм сообщил мне все подробности их интрижки, и, уверяю вас, они чрезвычайно шокирующие.

Когда сэр Малколм издал отчаянный стон, Иди закатила глаза. Он действительно был отвратительным типом.

– О господи! – воскликнула мать, пробравшись сквозь толпу матрон. Она сердито посмотрела на своих дочерей. – Надеюсь, вы не вступили в очередной глупый конфликт с леди Калистой, мои дорогие. Я буду очень разочарована в вас, если такое случилось.

Затем она посмотрела на сэра Малколма неодобрительным взглядом, который в следующий момент стал гневным. Трус съежился и отступил на шаг.

– Что он делает здесь? – резко спросила мать.

– Понятия не имею, – ответила Иди. – Но уверяю тебя, что он и леди Калиста уже уходят.

Иди взяла из рук сестры бокал и плеснула пунш на белоснежный камзол сэра Малколма. Свой бокал она приберегла для кремового корсажа Калисты. В тот момент, когда пунш окрасил его, к их группе приблизилась мать Калисты.

В возникшем переполохе Иди едва не упала. Она зашаталась, и плечи ее соприкоснулись с чем-то твердым, подобным гранитной стене. Большие крепкие руки сомкнулись на ее талии и поддержали ее.

Иди изогнулась и посмотрела вверх на мускулистую грудь и широкие плечи мужчины. На нее смотрели сверху вниз внимательные серые глаза, в которых поблескивали веселые искорки.

Насмешливый голос Джилбрайда с провинциальным акцентом прозвучал поверх общего шума.

– Ну, мисс Уитни, что вы скажете теперь относительно поездки в Шотландию?

Глава 4

Предстояло долгое путешествие на север.

– Пора, – объявила мать, входя в комнату Иди. – Кареты готовы к отъезду. Мы не хотим, чтобы лошади простаивали.

Иди была хорошо информирована о той активной деятельности, которая развернулась вокруг двух больших экипажей, стоявших перед городским домом ее отца. Последние полчаса слуги суетились вокруг карет как рабочие пчелы, закрепляя ремнями дорожные сундуки, запихивая перевязанные коробки, саквояжи, одеяла, корзины с едой и прочие вещи, необходимые для длительного путешествия и жизни зимой в горной Шотландии.

Последние полчаса Иди и Эвелин сидели у окна сложа руки и наблюдали. Не было слов для выражения их горя. Иди испытывала странное чувство, что как только карета минует окраину города, то какая-то невидимая нить, связывающая их, оборвется, и нечто жизненно важное в душе умрет.

Эвелин встала и потянула за собой Иди.

– Я буду всегда с тобой, – бодро сказала сестра. Она взяла руку Иди и прижала ее к своему сердцу. – И ты будешь здесь. Всегда здесь. Ничто не может разлучить нас.

Иди с трудом улыбнулась, едва сдерживая слезы.

– Даже для Вулфа там места нет?

Эвелин решительно покачала головой.

– Даже для него.

– Ты ужасная лгунья. Этому мужчине достаточно щелкнуть пальцами, и ты упадешь к его ногам.

Эвелин засмеялась.

– Это не значит, что я нуждаюсь в тебе в меньшей степени. Кроме того, Уилл никогда не заставит меня делать выбор между ним и тобой, и ты знаешь это.

Вулф, как никто другой, знал о сильной привязанности сестер друг к другу, и понимал, что их жизни тесно переплетены. Он никогда не проявлял ни малейшей ревности и только поддерживал их взаимоотношения. Иди сомневалась, сможет ли она когда-нибудь найти для себя такого же любящего и преданного мужчину, как Вулф Эндикотт.

– Пора, Аделин, – сказала мать. – Уверена, капитану Джилбрайду не терпится отправиться в путь. Чем скорее мы тронемся, тем скорее закончится это ужасное путешествие.

– Иду, мама, – со вздохом сказала Иди.

Мать, казалось, приняла мученический вид после скандала на балу у леди Нил. Иди надеялась, что во время путешествия ей не придется чувствовать себя так, словно ее бросили в клетку с дикими животными.

– Еще не поздно отказаться от путешествия, мама, – сказала она полушутя. – Нет необходимости страдать нам обеим.

Леди Риз устремила набожный взгляд к потолку, словно мысленно представляя вознесение к небесам. Иди решила, что мать воспринимает сложившуюся ситуацию как драму, в которой есть значительная доля ее вины.

Ее предположение подтвердилось.

– Нет, Иди, – ответила она. – Я отчасти ответственна за такой ужасный поворот событий.

Иди и Эвелин обменялись испуганными взглядами.

– Ты? – переспросила Иди.

– Да, я позволила твоему отцу баловать тебя и предоставлять слишком много свободы. Теперь я вынуждена пожинать плоды своего попустительства.

– О боже, – чуть слышно произнесла Эвелин.

– Ты просто святая, мама, – сказала Иди сдержанным тоном. Приняв ответственность за случившееся таким образом, мать возложила основную вину на бедного отца. – Непонятно только, как ты могла решиться отправить меня к этой ужасной старухе.

Своевременное появление Коры предотвратило грядущий выговор.

– Карета с багажом готова к отъезду, миледи, – сказала служанка. – Дэвис уже внизу, и я должна забрать шкатулку с драгоценностями мисс Аделин.

Дэвис являлась личной служанкой матери. Она и Кора должны были ехать во второй карете с вещами.

– Хорошо, – сказала мать. – Если капитан Джилбрайд согласен, ты можешь уже отправляться в путь. Увидимся вечером в гостинице.

Когда Кора взяла небольшой деревянный бочоночек с туалетного столика Иди, мать нахмурилась.

– Это не твоя обычная шкатулка, Аделин. Почему ты берешь так мало драгоценностей?

– Это Шотландия, мама. Сомневаюсь, что там будет возможность демонстрировать семейные драгоценности. Кроме того, вполне вероятно, что мы можем подвергнуться нападению разбойников или каких-нибудь кровожадных шотландцев. Я не хочу отдавать им свои вещи.

– Лучше отдать им что-нибудь вполне приличное, чтобы они не убили тебя, – сказала Эвелин с грустной улыбкой. – Ты знаешь, как шотландские горцы относятся к англичанам.

– Вы обе говорите нелепости, – возразила мать. – Шотландцы весьма популярны в наши дни, благодаря книгам и поэмам мистера Скотта. Кроме того, граф Риддик чрезвычайно богатый человек, и я уверена – все будет хорошо.

– Подожди только, когда они заиграют на волынках, подадут телячий рубец с потрохами и приправой, а также кровяную колбасу, одеваясь в пахучую одежду из овечьей шерсти, – сказала Иди. – Джилбрайд говорил, что они даже не носят нижнее белье под килтами. Представляю, какое шокирующее зрелище будет в ветреный день, мама.

Мать пристально посмотрела на дочерей, затем повернулась и зашагала прочь из комнаты.

– Не надо дразнить ее, – сказала Эвелин. – Этим ты только ухудшаешь ситуацию.

– Ты единственная, с кем я могу нормально поговорить. А ей вообще не обязательно ехать со мной. Уверена, мы могли бы найти какую-нибудь нуждающуюся кузину в качестве сопровождающей.

– Мама убеждена, что она единственная, кто может тебя контролировать.

– И наблюдать, насколько хорошо ссылка подействует на меня, – добавила Иди. Она окинула прощальным взглядом свою комнату, оклеенную обоями в восточном стиле, с изящной мебелью, включающей кровать с балдахином, роскошными постельными принадлежностями и горой мягких подушек. В этой комнате она проводила много часов, читая книги и мечтая о каком-нибудь приключении. Теперь ей предстояло испытать приключение, но только не такое, как она воображала.

Ко всему прочему придется иметь дело с Джилбрайдом. Иди не имела ни малейшего представления, как вести себя с ним, и решила, что лучше держаться от него подальше.

Тем не менее следует отдать ему должное за решительные действия прошлым вечером на балу. Среди скандального столпотворения он вовремя поддержал ее и увел из бального зала. Иди все еще помнила, какое потрясение испытала, ощутив его крепкое тело своей спиной.

Эвелин вышла вместе с сестрой в холл.

– Я сожалею, что ты должна оставаться только с мамой без кого-либо другого из членов нашей семьи.

– Не беспокойся. Она не сможет бесконечно злиться на меня.

– Это потому что она никогда прежде не злилась на тебя долго.

– Верно. Не представляю, как я смогу жить с ней в чужой стране. Я буду постоянно посылать тебе письма с просьбой дать совет.

– Могу прямо сейчас сказать определенно, что делать, – холодно сказала Эвелин. – Старайся реже попадаться ей на глаза.

– Остается только надеяться, что особняк капитана Джилбрайда достаточно большой, чтобы мы с матерью могли избегать друг друга.

– Это замок, Иди. Он очень большой.

Иди остановилась на верхней площадке лестницы.

– Откуда ты знаешь?

– Я расспрашивала его, глупенькая. Алек описал свое жилище, как древний огромный каменный замок в конце долины, с зубчатыми стенами, башнями и привидениями.

– О! Несомненно, там есть и три ведьмы из пьесы «Макбет».

Эвелин рассмеялась.

– По крайней мере, Уилл, папа и я встретимся с тобой во время рождественских праздников в Эдинбурге. Разве это не забавно?

– Надо надеяться только, что мама и я не убьем друг друга к тому времени, – сказала Иди, спускаясь вслед за сестрой по лестнице.

В прихожей царил переполох в последний момент перед отъездом. Слуги сновали туда сюда, и Мэтт при этом прижимался к старинным напольным часам, стараясь быть незаметным. Мать разговаривала с отцом и давала последние указания экономке и дворецкому.

– Не беспокойся, – говорил отец жене. – Домашний персонал и я сохраним все в полном порядке.

– Едва ли ты сможешь управлять домашним хозяйством без меня, – сказала мать раздраженным тоном. – Бог знает, что может случиться в мое отсутствие.

Иди знала определенно, что будет, когда они уедут. Жизнь в доме пойдет своим обычным чередом, так как мать мало что делала в управлении домашним хозяйством. Следить за порядком продолжит Эвелин, как делала это многие годы.

Мать драматично вздохнула.

– Мой дорогой, боюсь, ты пропадешь без меня.

Иди с трудом сдержала смех. Насколько она знала, отец будет чрезвычайно рад перспективе провести пять или более месяцев в тишине и покое. Несмотря на трогательные попытки казаться печальным, радостный блеск в его глазах подтверждал ее подозрения.

Однако его хорошее настроение улетучилось, когда Иди начала прощаться.

– Извини, папа, – прошептала она, когда он обнял ее. – Я не хотела вызвать такое беспокойство.

– Ничего, это пройдет, – сказал он. – Позаботься о матери и по возможности пиши своему бедному старому отцу.

Она с готовностью пообещала, что будет писать. Чем еще заниматься в Шотландии в течение столь длительного времени?

– Держись, милая, – сказал Мэтт, выступив вперед и взяв сестру за руку. – Все будет хорошо.

– Ты говоришь таким тоном, словно она отправляется на виселицу, – сказала Эвелин, когда они последовали за своими родителями наружу.

– Шотландия зимой звучит так же ужасно, как виселица, – мрачно заметила Иди.

Она мгновенно замолчала, увидев Джилбрайда, скрестившего руки на своей широкой груди. Он смотрел на нее насмешливо, и это значило, что он слышал ее комментарии.

– Так что вы там говорили о моей любимой родине, дорогая? – спросил он, стоя рядом с Вулфом. – Уверен, вы не можете думать о Шотландии иначе, кроме как о рае на земле.

– О боже, – пробормотала Иди. – Пожалуйста, только не этот провинциальный акцент.

Он засмеялся.

Аристократичная речь Джилбрайда обычно имела лишь едва заметный оттенок говора, характерного для шотландцев. Но когда он хотел подразнить кого-нибудь или притвориться неотесанным шотландским олухом, его речь становилась практически неузнаваемой. Аделин раздражал этот акцент.

Тем не менее она часто становилась мишенью такой уловки. Когда Иди наконец поняла, что он на самом деле далеко не болван, а опасный, получивший хорошее образование тайный военный агент, то обиделась, поняв, что он дурачил ее все это время.

Но теперь она не допустит, чтобы этот ужасный мужчина опять насмехался над ней.

Она широко улыбнулась ему.

– Капитан Джилбрайд, я вовсе не собиралась порицать что-либо, и вы, должно быть, будете удивлены, если узнаете, что неприлично подслушивать приватные разговоры людей. Впрочем, поскольку вы лишь недавно вернулись в порядочное общество, я уверена, вы не станете возражать, если я буду указывать вам на небольшие промахи с вашей стороны.

– О, Иди, – сказала сестра, давясь от смеха.

– Господи, Аделин, нельзя так разговаривать с нашим будущим хозяином, – возмутилась мать. – Капитан Джилбрайд оказывает нам большую услугу. Я настаиваю, чтобы ты относилась к нему уважительно.

– В этом я должен согласиться с мамой, дорогая, – присоединился к разговору Мэтт. – Нельзя оскорблять человека, в доме которого ты будешь жить следующие пять месяцев.

Прекрасно. Семья осуждает Иди, только этого ей не хватало. Она злилась на Джилбрайда, тогда как он насмешливо улыбался ей.

К счастью, отец нарушил неловкое молчание.

– Иди просто пошутила. Уверен, капитан понял это.

– Не будем забывать, что капитан порой бывает невыносим, – сказал Вулф, подмигнув Иди. – Я понял – надо постоянно стучать ему по голове, чтобы как-то сдерживать его.

Все засмеялись, кроме матери.

– Ты прав, парень, – сказал Джилбрайд, – я уверен, мисс Уитни оценит этот совет. Однако думаю, нам пора ехать.

Это напоминание прервало смех. Иди боялась отъезда и оттягивала его как могла, но теперь оставалось только сесть в карету и тронуться в путь.

В то время как отец помогал своей жене подняться по ступенькам в карету, Иди повернулась к сестре, чтобы попрощаться. Эвелин взяла руки Иди в свои, губы ее трагически изогнулись, а глаза наполнились слезами.

– До свидания, дорогая, – сказала Иди. Грудь ее сжалась, и она едва могла дышать. – Береги себя.

Эвелин обняла ее.

– Напиши мне, если потребуется, – прошептала она горячим шепотом. – Я сразу приеду.

Иди закрыла глаза и обняла Эви в ответ. Она никого не любила так сильно, как сестру, и прощание с ней было тяжелейшим событием в ее жизни. Ее охватила паника, и она постаралась отбросить предчувствие, что может никогда не увидеть ее снова.

Сестра немного отстранилась и положила руки на плечи Иди. Ее взгляд был исполнен любовью.

– Не беспокойся, милая. Обещаю, с нами ничего плохого не случится во время разлуки.

Из груди Иди вырвался невольный смех.

– Я с радостью принимаю такое обещание.

Вулф осторожно разъединил их.

– Я позабочусь об Эви. Можешь не сомневаться.

Иди приподнялась на мыски и поцеловала его в щеку.

– Постарайся, иначе я вернусь и убью тебя. Ты знаешь, какой безрассудной может быть Эви, поэтому надеюсь, ты убережешь ее от необдуманных поступков.

Эвелин усмехнулась.

– Да, я действительно могу быть безрассудной. – Она повернулась к стоявшему у ступенек кареты Джилбрайду с нехарактерным для него мрачным видом.

– И ты позаботься о моей сестре, Алек, иначе я тоже убью тебя. – Тон ее голоса говорил о том, что это была не пустая угроза.

Джилбрайд взял руку Эвелин и склонился над ней.

– Даю слово, что позабочусь о леди Риз и твоей сестре. Обещаю, что никто из членов моей семьи не причинит им вреда.

Его глубокий внушительный голос снова разозлил Иди. Она думала, что Джилбрайд не способен больше вызвать у нее раздражение, но этот ужасный мужчина ухитрился разрушить оборону, которую она воздвигла против него.

Вулф похлопал Джилбрайда по спине.

– Береги себя, старина, – сказал он. – Я буду скучать по тебе.

Когда мужчины прощались, Иди показалось, что для них это не менее мучительное расставание. Вулф и Джилбрайд провели последние несколько лет как братья, как боевые товарищи в войне против французов.

Когда Эвелин и Вулф отступили назад, Джилбрайд взял руку Иди.

– Вы готовы, мисс Уитни? – Он произнес это доброжелательным тоном, в котором все же чувствовался вызов.

Иди заставила себя улыбнуться.

– Готова, как всегда.


– Это была самая ужасная пища, какую я когда-либо ела, – сказала мать, когда они возвращались к карете. – Хотя я предполагала, что будет еще хуже. И мы должны провести здесь ночь. О чем только думал капитан, выбрав это место?

– О, мама, – сказала Иди, стараясь придать своему голосу неунывающий тон, несмотря на печаль, которая тяжелым грузом легла на ее душу. – Здесь не так уж плохо.

Мать остановилась в середине двора и пристально посмотрела на дочь, не обращая внимания на грумов, конюхов, разнообразные экипажи и лошадей, которые сгрудились перед постоялым двором «Рыжая лисица».

Иди пожала плечами.

– Кормят здесь действительно ужасно, но это не вина Джилбрайда. Местная служанка сообщила мне, что повариха вчера сломала лодыжку, а жена хозяина гостиницы только что родила ребенка. Бедный мужчина буквально валится с ног от забот.

– Это не оправдание. Нам следовало остановиться в каком-нибудь другом месте.

Мать была явно не в духе, и Иди не осуждала ее. Их карету трясло с той минуты, как они миновали Лондон. Карета Джилбрайда выглядела роскошной и хорошо оборудованной, но путешествие не оказалось удобным и быстрым. Перспектива провести в столь ограниченном пространстве от десяти до четырнадцати дней внушала страх.

– Где же капитан? – спросила мать, окидывая холодным взглядом двор. Обычно Джилбрайд нравился ей, но не сегодня. Может быть потому, что он оставил их в мрачной тишине и предпочел ехать верхом впереди кареты на великолепном черном гунтере.

Аделин огляделась вокруг. Пусть без очков все имело нечеткие очертания, трудно было ошибиться при виде высокой фигуры и широких плеч Джилбрайда.

– Он возле кареты разговаривает с одним из грумов.

– Капитан провел с нами не более двух минут за ленчем, – раздраженно сказала мать. – Мне крайне не понравилось оставаться одной в общей столовой со всякой чернью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35