Ванесса Келли.

Как соблазнить горца



скачать книгу бесплатно

– Кто он? – резко спросил Алек, когда она продолжала молчать.

Казалось, Иди была смущена его тоном.

– Сэр Малколм Баннистер. Впрочем, это не ваше дело.

Теперь обе его руки, прижатые к бедрам, сжались в кулаки.

– Баннистер? Вы с ума сошли? Этот человек отъявленный повеса.

Иди поставила свою чайную чашку на стол с громким стуком. Затем скрестила руки на своей впечатляющей груди и посмотрела на него ироничным взглядом. Таким образом, она молчаливо, но ясно дала понять, какова его собственная репутация, и это не улучшило настроение Алека. Да, он любил женщин, но никогда не соблазнял девственниц.

– Итак, – проворчал он, – расскажите подробнее, что произошло.

– Ничего особенного. Именно это я пыталась объяснить всем.

– Тогда почему возникла необходимость предпринимать такие меры?

– Ну, скажем, почти ничего особенного, – неохотно призналась она. – Я наполовину избавилась от него, когда леди Чарлвуд и ее ведьма-мать наткнулись на нас.

Алек закрыл глаза, стараясь подавить гнев, который застлал его глаза. Когда он открыл их, Иди смотрела на него так, словно он потерял ощущение реальности. Возможно, так и было. Когда он представил Иди в объятиях другого мужчины, ему захотелось совершить что-то из ряда вон выходящее.

– Он обидел вас? – глухо произнес Алек.

Она заморгала, словно удивленная этим вопросом, затем небрежно махнула рукой.

– Можно подумать, что я не способна справиться с таким нахалом, как Баннистер. Можете не сомневаться, он больше никогда не подойдет ко мне ближе чем на десять шагов.

Ее наивность и безрассудная самоуверенность граничили с безумием. Однако мало чего можно добиться участием в этом деле. Чем скорее Алек выбросит из головы образ Иди в объятиях распутного Баннистера, тем лучше.

– И после этого неудачного мимолетного свидания с пользующимся дурной славой повесой вы оказались в крайне неловком положении, – заключил он. – Леди Риз, несомненно, опасается дурных сплетен.

Иди была явно раздражена его описанием ситуации.

– Да, мама убеждена, что моя репутация серьезно пострадает. Однако я не согласна с вашей оценкой происшедшего.

– Неудивительно. Тем не менее ваши родители хотят сослать вас в деревню. Полагаю, в Мэйвуд-Мэнор? – Но что он может сделать в этом случае?

Ее полные губы сжались в мрачную линию.

– Мисс Уитни? – обратился он к ней, когда она продолжала молчать.

– Вулф предложил другой вариант, который, я уверена, вызовет у вас такое же недовольство, как и у меня.

Знакомое тревожное предчувствие, которое Алек никогда не игнорировал, заставило его напрячься.

– Какой именно?

– Они хотят отправить меня в Шотландию вместе с вами, – выпалила она. – На всю зиму. Представляете? Я, наверное, покончу с собой, бросившись с ближайшей скалы. Или мы изведем друг друга до смерти, что, полагаю, наиболее вероятный сценарий.

Она вскочила с кресла, явно взволнованная, затем заставила себя снова сесть.

Казалось, сама атмосфера вокруг Иди была пронизана эмоциональным возбуждением.

– Ну не сидите же так, глядя на меня раскрыв рот, как деревенский дурачок, – резко сказала она. – Вы должны немедленно воспрепятствовать этому. Скажите Вулфу и моей матери, что это совершенно исключено.

Колесики в его голове, которые всегда медленно вращались, когда ему приходилось иметь дело с Иди Уитни, теперь пришли в активное движение. Смутное представление о ближайшей перспективе начало обретать определенное очертание.

– Значит, Вулф предложил это? – спросил Алек, стараясь выиграть время.

Иди нахмурилась.

– Да. Я не могла поверить, что он примет сторону матери.

– Ваша мать сочла это хорошей идеей?

Иди закатила глаза.

– По какой-то странной причине, кажется, вы нравитесь ей. Или, должно быть, ей нравятся значительные денежные средства, которыми вы, по ее мнению, обладаете.

Алек постарался придать своему лицу сентиментальное выражение.

– Вы обижаете меня, мисс Уитни.

– Вероятно, вы скрываете свое богатство. Впрочем, какое это имеет значение? Вы же не намерены согласиться с предложением Вулфа?

– Я просто пытаюсь выяснить конкретные обстоятельства, – сказал он. – По-видимому, вы отправитесь со мной в Шотландию в сопровождении подходящей дамы. Едва ли это является предметом обсуждения?

Алек молил Бога, чтобы этой дамой не оказалась леди Риз. Мысль о том, чтобы провести зиму с матерью Иди, была довольно пугающей для любого нормального человека. Может быть, это будут Вулф и Эви, хотя Вулф получил новое назначение в Министерстве иностранных дел.

– Что это значит? – воскликнула Иди, всплеснув руками. Материал ее дорожного платья плотно облегал пышные груди, которые всегда приводили Алека в смятение. – Вы же не хотите, чтобы я находилась с вами в Шотландии, и у меня нет желания ехать туда. Что я буду делать там всю зиму?

«Помогать мне решать проблемы, связанные с моей семьей».

Колесики в голове Алека завертелись еще быстрее, когда он посмотрел на нее, примостившуюся на краешке кресла, а она внимательно наблюдала за ним поверх своих изогнутых очков.

Алек не мог прямо обратиться к Иди за помощью, так как не знал, насколько сложные домашние проблемы ждут его в Шотландии. Его дальнейшие планы представлялись весьма смутными, и он едва ли мог сформулировать их. Кроме того, было мало надежды, что Иди согласится на оказание помощи ему без приложения значительных усилий и тайных манипуляций с его стороны. Ему потребуется много времени, чтобы наладить отношения с ней.

Но все равно это была довольно заманчивая идея.

– Вы скажете что-нибудь, наконец? – спросила она.

– Да, – ответил он с плутоватой улыбкой. – Вам кто-нибудь говорил, что зима самое лучшее время для посещения горной Шотландии?

Глава 3

– Ты готова, дорогая? – спросила Эвелин.

Иди оторвалась от созерцания вечерней суеты на лондонских улицах и встретила обеспокоенный взгляд сестры. Чувство вины мучило ее, словно непрерывная зубная боль. Хотя она полагала, что способна пережить людскую молву, ей было крайне неприятно, что сплетни наносят удар и по ее любимым родственникам. Некоторые из наиболее назойливых членов общества имели наглость являться в дом семьи Риз и делать косвенные намеки. К тому же подруги матери подтвердили, как быстро слухи распространились по городу.

Мать естественно запретила Иди поездки в Гайд-парк и даже прогулки по тихим улицам Мейфэра. Это чрезвычайно расстраивало Иди, так как она не представляла, как плохи ее дела, поскольку пока не испытала непосредственно на себе последствий своего поступка.

Ей предстояло узнать, каково отношение к ней, этим вечером на балу у лорда и леди Нил. Это было одно из значительных событий накануне отъезда большинства членов общества за город на зимние праздники.

Иди улыбнулась сестре.

– Я готова. Что плохого со мной может быть?

Она проигнорировала саркастическое фырканье матери в углу кареты. Леди Риз решительно приготовилась к сражению. Когда Иди вышла из кареты, ей показалось, что она слышит осуждающие голоса.

Иди была поражена, когда и мать присоединилась к ним. Леди Риз шумно возражала против поездки на бал, продолжая настаивать, что дочери лучше собрать вещи и покинуть город. К счастью, Иди удалось убедить отца предоставить ей возможность доказать всем, что дела обстоят не так плохо, как им кажется. Мать наконец согласилась, полагая, что дочь должна сама увидеть, насколько плохим стало ее положение.

Это утверждение прозвучало скорее как угроза, нежели благодеяние, но Иди и не пыталась возмущаться.

На балах у леди Нил всегда присутствовало много гостей, но в этот вечер, казалось, было особенно людно. Когда Иди ступила на тротуар, она заметила большую группу людей, все еще теснящихся у входа в большой особняк на Беркли-сквер. Мать настояла, чтобы они прибыли позже, дабы избежать толпы там, где встречают гостей, но они явно просчитались. Видимо, многие хотели стать свидетелями публичного унижения Иди. По спине ее пробежала дрожь от нехорошего предчувствия.

– Когда Уильям присоединится к нам? – обратилась мать к Эвелин, поднимаясь по ступенькам крыльца.

– Он уже должен быть здесь, – ответила Эвелин, взяв Иди под руку. – Он собирался встретиться с капитаном Джилбрайдом в клубе «Уайтс», а потом вместе с ним прибыть сюда.

– О, я рада слышать, что Джилбрайд тоже будет здесь, – сказала мать, многозначительно взглянув на Иди. – Мне хотелось бы немного поболтать с ним.

Иди с трудом сдержала стон. Меньше всего ей хотелось видеть Алека Джилбрайда после того унизительного эпизода в его кабинете несколько дней назад. Ее злила необходимость просить у него помощи, но еще больше возмутило то, что он согласился с безумными планами леди Риз. Когда Иди пришла в себя в достаточной степени и потребовала объяснений, он сказал, что считает правильным решение матери. Если она чувствует, что следует удалить дочь от общества, он будет рад предложить гостеприимство своей семьи. Их дальнейший разговор превратился в спор, и Иди, в конце концов, не выдержала и назвала его законченным олухом. Его смех еще больше разозлил ее.

Немного успокоившись и проанализировав их разговор, она так и не смогла понять, почему он чувствовал себя обязанным ей помочь. Она поняла только, что не доверяет ему, несмотря на тот факт, что он самый красивый, интригующий и подчас самый очаровательный мужчина, какого она когда-либо встречала.

Иди увидела, как мать расправила плечи, прежде чем погрузиться в толпу, которая продвигалась в вестибюле. Передав лакею верхнюю одежду, она и Эвелин последовали за матерью к лестнице, ведущей в бальный зал. Несмотря на толчею, Иди заметила взгляды, которые бросали ей вслед. Некоторые выражали снисходительное удивление, а некоторые – открытое неодобрение. Были и откровенно злобные взгляды. Мать, тем не менее, с достоинством продвигалась сквозь толпу, кивая друзьям и относясь к прочим с величественным презрением.

– Она замечательно ведет себя в этой ситуации, не так ли? – тихо сказала Эвелин. – Я хотела бы обладать таким умением.

В отличие от матери, Иди не чувствовала себя так уверенно, хотя обычно испытывала удовольствие, находясь в обществе.

Но только не в этот вечер. Она была убеждена, что сможет спокойно пережить неприятную ситуацию, однако нехорошее предчувствие не покидало ее. С каждым шагом по лестнице она все больше сознавала, что совершила ужасную ошибку. Иди ощущала удушливую атмосферу, окруженная со всех сторон шумливыми гостями, большинство из которых источали неприятный запах табака, алкоголя или резких духов. Она с трудом могла дышать и в какой-то ужасный момент перестала чувствовать свои ноги. Голова ее кружилась.

– Держись, – тихо сказала сестра, крепко взяв Иди за локоть. – Толпа впереди редеет.

Слава богу, что Эвелин рядом. Сестры всегда знали, что чувствует и даже думает каждая из них. Надежная поддержка сестры в этот момент послужила поводом для Иди осознать еще раз, как она скучала по ней, после того как та вышла замуж за Вулфа.

– А вот и Уилл, – сказала Эвелин, и лицо ее просветлело. – Он вступится за нас и выставит в глупом свете любого, кто попытается нас оскорбить.

Вулф стоял на верхней площадке лестницы. Он тихо сказал что-то матери, прежде чем та прошла мимо, затем улыбнулся своей жене.

– Привет, милая. Вы с Иди превосходно выглядите. Я счастлив иметь привилегию сопровождать двух красивейших девушек на этом балу. Любой мужчина позавидует мне.

Эвелин засмеялась.

– Какая нелепость, впрочем я согласна, что Иди выглядит великолепно в этот вечер. – Она окинула оценивающим взглядом платье Иди. – Этот цвет очень идет тебе, дорогая. Замечательное платье.

– Должно быть, – сказала Иди. – Папу едва не хватил удар, когда он получил счет.

Она намеренно выбрала для этого вечера свое самое лучшее платье из небесно-голубого шелка с юбкой, пронизанной золотистой сеткой. Голубой шелк подчеркивал цвет ее глаз, золото сочеталось с цветом ее волос, а глубокий вырез на груди выгодно оттенял ее талию. Это платье должно было привлекать внимание мужчин и вызывать у них восхищение. Иди понимала, что не может рассчитывать на поддержку большинства женщин, но если ей удастся вызвать интерес у кого-нибудь из поклонников, то вечер можно будет назвать удавшимся. Она отчаянно нуждалась в обожателях и сторонниках, чтобы пережить порицание общества.

– Это платье стоит каждого потраченного на него шиллинга, – сказал Вулф и любезно предложил свою руку Иди.

Она благодарно улыбнулась, когда Эвелин приняла другую руку мужа.

Вулф слегка наклонился к Иди.

– Я буду рядом в этот вечер, – сказал он. – Если потребуется моя помощь, обращайся.

Она сжала его руку.

– Ты хороший человек, Вулф Эндикотт. Ты вполне достоен моей сестры.

– Не будь так уверена в этом, – внезапно сказала Эвелин. – Это я слишком хороша для него, и он об этом знает.

Настроение Иди значительно улучшилось, благодаря их добродушному подшучиванию. С сестрой и зятем она почувствовала, что готова отважно встретить осуждение старых сплетниц и прочих недоброжелателей.

Они присоединились к матери в приветствии хозяев. Леди Нил, красивая женщина с острым умом и не менее острым языком, бросила неприязненный взгляд на Иди.

– О, мисс Уитни. Я не ожидала увидеть вас здесь сегодня. У меня создалось мнение, что в последнее время вы чувствовали себя слишком неважно, чтобы посещать светские мероприятия.

Иди невозмутимо улыбнулась ей.

– Благодарю за ваше беспокойство обо мне, миледи, но я вполне здорова.

– В таком случае мы должны считать – нам повезло, что вы смогли посетить нас, – холодно сказала леди Нил.

– Разумеется, мы рады, – добавил лорд Нил бодрым тоном. – У нас на балу хорошенькие девушки никогда не могут быть лишними, не так ли, леди Риз? Должен сказать, обе ваши дочери выглядят чрезвычайно привлекательно.

Леди Нил презрительно фыркнула.

Мать любезно улыбнулась хозяину.

– Благодарю, милорд. Пойдемте, девочки. Мы не должны занимать драгоценное время ее светлости. – Ее тон ясно говорил о том, какого мнения она о хозяйке.

Иди благодарно улыбнулась лорду Нилу, проходя мимо него. Когда он подмигнул ей, а затем закатил глаза, повернув голову в сторону своей жены, Иди закусила губу, едва удержавшись от смеха. Его светлость был немного распутным, и дважды украдкой ущипнул ее за зад, но она никогда не держала обиды на него. То, что лорд Нил публично противопоставил себя своей жене, одной из влиятельнейших женщин в Лондоне, являлось хорошим признаком для Иди.

– А где Алек? – спросила Эвелин Вулфа, когда они вошли в многолюдный бальный зал. – Разве он не прибыл с тобой?

Вулф кивнул.

– Алек здесь, но дочь леди Монтит почти сразу утащила его танцевать. Представляю, какого успеха он добьется к тому времени, когда мы отправимся на ужин.

Иди не знала – то ли радоваться, то ли возмущаться. Этот мужчина вызывал у нее раздражение, но и новость о том, как леди Мелисса преследует Джилбрайда, не доставляла ей удовольствия.

Нельзя сказать, что она ревновала. Едва ли Джилбрайд увлечен Мелиссой. Он был готов флиртовать с каждой женщиной, включая зрелых матрон и застенчивых дебютанток, и Иди не винила его за то, что он любезничал с теми, кого игнорировали другие мужчины. По-настоящему ее раздражало то, что большинство женщин отвечали на его заигрывания. Они были готовы упасть к ногам Джилбрайда, включая значительную часть замужних дам. А он принимал их лесть с добродушным высокомерием, словно все это было в порядке вещей.

Джилбрайду все доставалось легко, хотел он этого или нет.

Вулф подвел их ближе к оркестру – туда, где толпа не была такой плотной. Хотя музыка заглушала разговоры, Иди подозревала, что ее зять именно поэтому выбрал такое место. От нее не ускользали недоброжелательные взгляды, когда они прогуливались по краю танцевальной площадки, но если кто-то и делал резкие замечания, она не слышала их.

Сказав что-то своей жене, Вулф удалился, чтобы принести напитки. Иди надеялась, что вскоре появятся некоторые из ее поклонников и присоединятся к их компании. Она понимала, что некоторые флиртовали с ней только потому, что она одевалась по последней моде и весьма эффектно выглядела. Тем не менее были и те, кого она считала своими настоящими друзьями, и Иди нисколько не сомневалась, что они не станут обращать внимания на сплетни.

Однако сейчас никто из гостей не останавливался ближе нескольких шагов от сестер. Словно кто-то очертил мелом круг вокруг нее и Эвелин. Толкаясь в толпе, некоторые люди даже наступали друг другу на ноги, только чтобы не приближаться к ним.

– Можно подумать, что мы прокаженные, – раздраженно сказала сестра. – Это какая-то нелепость.

– Не обращай внимания, – успокоила ее Иди. – По крайней мере, мы можем свободно дышать. – Она привстала на мыски, вглядываясь в направлении входа. – А где мама?

– Ее подстерегли у двери миссис Эглин и леди Джонсон.

– Они начнут читать ей нотации в отношении меня, – со вздохом сказала Иди. – Бедная мама.

Эти две женщины являлись близкими подругами матери, и обе были чрезвычайно высокого мнения о себе. Поэтому чувствовали, что вправе по собственной инициативе давать леди Риз советы, касающиеся скандального поведения ее дочери.

Эвелин фыркнула.

– Не беспокойся за маму. Она ни в чем не уступает им. Конечно, ей кажется странным, что она вынуждена выслушивать нотации, а не читать их самой. Уверена, это весьма поучительный урок для нее.

– Жаль только, что именно я повод для такого урока, – заметила Иди.

Эвелин поморщилась.

– Ты, безусловно, права. Извини, милая.

Иди сжала руку сестры.

– Я нисколько не упрекаю тебя. За прошедшие годы ты вытерпела множество нотаций от мамы за свое поведение, хотя ничего подобного не заслужила. Для нее полезно хотя бы раз узнать, каково это – выслушивать.

В образовавшемся в толпе проходе появился Вулф с двумя изысканными хрустальными бокалами.

– Извините, я смог добыть лишь разбавленный водой пунш. Можно подумать, стол с напитками опустошили полчища саранчи.

– Неудивительно, поскольку леди Нил известная скряга, – сказала Иди. – Здесь всегда не хватает напитков, особенно шампанского.

Эвелин, проигнорировав бокал в руке мужа, сосредоточила внимание на танцевальной площадке. Брови ее слегка нахмурились.

– Что там? – спросила Иди. Она посмотрела в направлении взгляда сестры, но увидела лишь кружащиеся под звуки вальса пары в ярких нарядах.

– Ничего, – бодро ответила Эвелин, снова обратив взгляд на сестру. – Кстати, почему бы нам не спуститься вниз и не поискать столик для ужина прямо сейчас? Я с удовольствием выпила бы бокал шампанского и съела что-нибудь. Боюсь, нам ничего не достанется, если мы задержимся.

Отраженный свет в линзах очков Эвелин мешал ясно видеть ее глаза. Тем не менее Иди поняла, что сестра лжет.

– Ведь тебе никогда не нравилось шампанское, – сухо сказала она. – Давай выкладывай, Эви. Что ты заметила такое, чего мне не следует видеть?

– Ничего особенного, – повторила Эвелин и обратилась к мужу: – Уилл, не мог бы ты пойти поискать маму? Иди и я будем ждать вас в столовой.

– Слишком поздно, – сказал Вулф мрачным голосом. – К нам приближается неприятель.

Проследив за его взглядом, Иди с трудом сдержала ругательство, которое леди не только не должна произносить, но и знать. Вальсируя, к ним приближалась отвратительная пара, так что Иди могла разглядеть танцующих.

Это был Малколм Баннистер, танцующий с самой вульгарной девицей в Лондоне – леди Калистой Фремонт, дочерью маркиза Корбендейла. Иди и ее сестра были вынуждены терпеть ужасную компанию Калисты в течение двух лет в элитной академии мисс Ардмор для юных леди. Калиста и ее приспешницы возымели намерение мучить несчастную Эвелин. Иди в ответ тоже придумала способ досаждать Калисте. Их взаимная антипатия никогда не была проблемой прежде, так как большинству людей Калиста не нравилась, тогда как Иди пользовалась успехом.

– Черт бы их побрал обоих, – проворчала Эвелин.

Иди невольно улыбнулась.

– Эви, дорогая, пожалуйста, позволь мне уладить это дело. Последний раз, когда между тобой и Калистой возникла ссора, ты опрокинула тарелку с клубничным тортом на ее платье.

– Она заслужила это, – ответила сестра.

– Разумеется, но нам едва ли следует участвовать в подобной сцене в этот вечер. Мама нас изведет за это.

Спустя мгновение сэр Малколм остановил Калисту прямо перед ними. Это точным образом совпало с окончанием музыки. Иди поняла, что Калиста так и задумала.

– О боже, как удивительно, – сказала Калиста со смехом. – Я танцевала с сэром Малколмом, когда увидела вас, мисс Уитни, и решила приблизиться, чтобы поздороваться. Меня восхищает ваша смелость появиться так нагло в обществе, которое осуждает вас. Особенно после того как… ну, вы понимаете.

Она вопросительно взглянула на партнера, который, казалось, совсем сник от унижения. Этот сэр Малколм был отъявленным трусом и, по-видимому, служил орудием мести в руках Калисты. Пусть у нее и черная душа, все же она была богатой и красивой женщиной. И сэр Малколм, очевидно, решил, что недостатки ее не столь существенны.

Иди приняла презрительно насмешливый вид, который всегда раздражал ее мстительницу.

– Нет, леди Калиста, боюсь, я не понимаю, что вы имели в виду. Может быть, вы потрудитесь объяснить.

Сэр Малколм издал испуганный стон.

Иди задумалась, почему она могла позволить себе тратить на него время. Он был красивым мужчиной – высоким, широкоплечим, всегда безупречно одетым, – но она не замечала прежде, каким безвольным был его рот и мечущимся взгляд, который никогда не выражал истинных чувств. Он даже не смотрел на нее сейчас, явно готовый развернуться и бежать, словно за ним гонится стая волков, хватая зубами за фалды фрака. Этот мужчина был просто трусливым подлецом, и она поступила глупо, потратив на него время.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35