Валерий Замулин.

Прохоровка. Неизвестное сражение Великой войны



скачать книгу бесплатно

С началом войны генерал-майор (с 1940 г.) А.С. Жадов командует 4-м воздушно-десантным корпусом Западного фронта. А в битве под Москвой он участвовал в качестве начальника штаба 3А Центрального, затем Брянского фронта. За успешное планирование и проведение боевых операций на Брянском фронте он получил первую боевую награду – орден Красного Знамени. 11 мая 1942 г. Жадов становится командиром 8-го кавкорпуса Юго-Западного фронта, сменив на этом посту генерал-майора П.П. Корзуна. В первые же дни знакомства с соединением его автомобиль был обстрелян с воздуха. Машина перевернулась, комкор с тяжелым переломом ноги был направлен на лечение в Москву.

После выздоровления Алексей Семенович возвратился в корпус, который вел бои в районе станции Касторное Воронежской обл. В должности комкора, однако, он пробыл недолго – в середине октября 1942 г. был получен приказ о его назначении в 66А Сталинградского фронта. В командование армией пришлось вступать в сложных условиях – она безуспешно пыталась вместе с двумя другими армиями фронта пробиться к Сталинграду с севера и помочь блокированной там 62А. Крайне тяжелая обстановка в городе вынуждала действовать в спешке, при недостаточном материально-техническом снабжении и нехватке войск. Поэтому, несмотря на все усилия и большие потери, цель наступления не была достигнута. Тогда же, в середине октября 1942 г., на Сталинградском фронте произошло личное знакомство Жадова с командиром 7 тк генерал-майором Ротмистровым. Поначалу войска Жадова действовала не вполне успешно, но в дальнейшем положение изменилось – Алексей Семенович сумел переломить ситуацию.

Первых серьезных успехов командарм добился во второй половине ноября – начале декабря 1942 г. в ходе контрнаступления советских войск под Сталинградом. Хотя 66А действовала на второстепенном направлении, она полностью выполнила поставленные перед ней задачи. За умелое управление объединением в Сталинградской битве в январе 1943 г. А.С. Жадову присваивается воинское звание генерал-лейтенанта, он награждается полководческим орденом Кутузова 1-й степени за номером «3».

В период боев на Волге произошел такой примечательный эпизод в жизни Алексея Семеновича. Дело в том, что он родился и прожил более сорока лет под фамилией Жидов, а после 24 ноября 1942 г. стал Жадовым. О том, как это произошло, он сам рассказывал после войны: «Поздно вечером командующий фронтом К.К. Рокоссовский заслушал мой доклад по итогам боев за истекший день и согласился с моим выводом о необходимости соединениям армии закрепиться на достигнутом рубеже.

– Васильев (псевдоним И.В. Сталина. – З. В.) очень доволен действиями армии, – сказал в заключение нашего разговора Рокоссовский. – Однако ему не понравилась Ваша фамилия. Он просил передать пожелание изменить ее. К утру доложите свое решение.

Задача мне была поставлена щекотливая и необычная. Поменять фамилию, с которой родился, прожил почти полжизни! Но пожелание Верховного – больше чем пожелание.

Это приказ! Я рассказал о состоявшемся разговоре члену Военного совета генералу A.M. Кривулину и начальнику штаба генералу Ф.К. Корженевичу. Начали обсуждать различные варианты.

– Не стоит вам, Алексей Семенович, ломать голову, – сказал после некоторого раздумья Феодосий Константинович Корженевич. – Можно сохранить фамилию в своей основе и заменить лишь букву «и» на букву «а».

Его предложение пришлось мне по душе. В донесении, направленном утром 25 ноября командующему фронтом, я просил впредь мою фамилию читать – Жадов. Через несколько дней мне вручили резолюцию Верховного Главнокомандующего: «Очень хорошо. И. Сталин». Этот документ у меня сохранился»[52]52
  Жадов А.С. Четыре года войны. М.: Воениздат,1978. С. 61.


[Закрыть]
.

9 мая 1943 г. войска 5 гв. А по приказу Ставки ВГК начали перегруппировку в район г. Старый Оскол. Здесь на участке Заосколье, Александровка, Белый Колодезь армия должна была создать оборонительный рубеж Степного военного округа. К этому времени армия имела тот боевой состав, с которым и вступила в Прохоровское сражение: 32-й и 33-й гвардейские стрелковые и 10-й танковый корпуса.

В состав 32 гв. ск входили: 13 гв. сд под командованием генерал-майора Г.В. Бакланова, 66 гв. сд генерал-майора А.И. Якшина и 6 гв. вдд полковника М.Н. Смирнова.

33 гв. ск тоже имел три дивизии: 9 гв. вдд полковника М.И. Сазонова, 95 гв. сд генерал-майора Н.С. Никитченко и 97 гв. сд полковника И.И. Анциферова.

Резерв командарма составляла 42 гв. сд под командованием генерал-майора Ф.А. Боброва. Для прикрытия с воздуха армии передали 29-ю зенитно-артиллерийскую дивизию полковника Я.М. Любимова.

В боях под Прохоровкой приняли участие все дивизии армии, но основную роль в сражении сыграл три из них: 9 гв. вдд, 95 гв. сд и 42 гв. сд. Поэтому более подробно рассмотрим боевой путь этих соединений.

Управление 33 гв. ск до начала Курской битвы в боевых действиях участия не принимало. Оно было сформировано в апреле 1943 г. и до мая находилось в Московском военном округе, а затем было передано Степному военному округу, где вошло в состав 5 гв. А.

Тогда же корпус возглавил генерал-майор И.И. Попов. Иосиф Иванович родился 15 сентября 1898 г. в г. Рыльск Курской обл. В 1916–1917 гг. служил в русской армии, в Красной Армии с 1918 г. В период Гражданской войны командовал кав. полком и бригадой. После окончания боевых действий до начала 1930-х гг. служил в кавалерии. С 1932 г. по июнь 1941 г. преподавал в Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева. С августа 1941 г. Попов – заместитель коменданта и начальник южного сектора обороны Москвы. С января по октябрь 1942 г. командовал 135-й стрелковой дивизией 4А Волховского, а затем Ленинградского фронта. Его дивизия вела бои по расширению плацдарма на левом берегу р. Волхов. Затем Попов был переведен на Калининский фронт – заместителем командующего 41 А. Войска армии оборонялись в районе г. Белый и вели бои против ржевско-вяземской группировки противника. В этой должности он находился до назначения в 5 гв. А.

Таким образом, для И.И. Попова Прохоровское сражение стало дебютом в новой должности. И как свидетельствуют архивные документы, комкор-33 показал себя в нем не с лучшей стороны. Отсутствие ясного понимания оперативной обстановки, стремление сделать все самому, неумение организовать работу штаба себе в помощь и, наконец, потеря управления соединением 11 июля во время атаки корпуса СС на Прохоровку – это лишь небольшая часть ошибок и просчетов генерала, на которые указывало руководство армии впоследствии при анализе проведенной операции.

95-я гв. стрелковая дивизия – бывшая 226 сд, которая была сформирована в июле 1941 т. полковником И.В. Чугуновым в районе г. Орехов Запорожской обл. Через полтора месяца, 30 августа, соединение комбинированным маршем вышло в район Павлограда, где вошло в состав 6А. Утром 31 августа у с. Подгорное Днепропетровской области части дивизии приняли боевое крещение. Во второй половине сентября в составе 38А Юго-Западного фронта дивизия вела тяжелейшие уличные бои, защищая Полтаву.

3 октября на должность комдива прибыл комбриг А.В. Горбатов, будущий командующий 3-й гв. армией и известный военачальник. В это время соединение находилось в составе 21А, которая с боями отходила в направлении Белгород – Старый Оскол. 24 октября дивизия заняла рубеж на р. Северский Донец в районе Сажное, Гостищево, Шебекино. Вплоть до начала марта 1942 г. 226 сд вела бои на Белгородской земле. 5 января 1942 г. дивизия вместе с 76 сд 38А участвовала в первой, неудачной попытке освобождения г. Белгород от фашистских захватчиков. С марта по май она наступала на салтовском на правлении, участвовала в обеих Харьковских операциях.

С начала октября 1942 г. и до конца войны дивизия входила в состав 66-й (5-й гв.) армии. С октября 1942 г. по февраль 1943 г. части соединения сражались в Сталинграде и на его подступах. При ликвидации окруженной группировки фельдмаршала Паулюса в полосе 989 (290 гв.) сп был пленен генерал-полковник фон Штреккер, командир 11-го корпуса 6-й полевой армии противника.

За успешные боевые действия по окружению вражеской группировки на Волге и уничтожению остатков немецких войск в районе Сталинградского тракторного завода приказом Верховного Главнокомандующего войскам дивизии дважды – 25 января и 2 февраля – объявлялась благодарность. С 23 марта по 15 апреля дивизия в составе армии была переброшена в район г. Лиски Воронежской обл., где вошла в состав Степного военного округа. Приказом Верховного Главнокомандующего № 202 от 4 мая 1943 г. 226 сд была преобразована в 95-ю гв. стрелковую дивизию. Это была высокая и справедливая оценка ратного труда воинов соединения. С 16 мая по 10 июля части дивизии занимали оборонительный рубеж в 5 км сев. сел Скородное, Белый Колодец, примерно в 50 км от излучины р. Псёл, где с 11 июля ей предстояло вести тяжелые и кровопролитные бои.

В середине мая по состоянию здоровья был освобожден от должности заместитель командира дивизии полковник Дорохов. На его должность был назначен 33-летний полковник А.Н. Ляхов, бывший до этого командиром 287 гв. сп. В связи с болезнью командира соединения генерала Н.С. Никитченко А.Н. Ляхов 27 июня 1943 г. назначается исполняющим обязанности комдива. Под его руководством 95 гв. сд будет участвовать в Прохоровском сражении.

Андрей Николаевич родился в с. Константиновское Орджоникидзевского края. До вступления в ряды Красной Армии он в 1932 г. окончил сельскохозяйственный техникум. Перед началом войны успел окончить два курса Академии им. М.В. Фрунзе и 7 декабря 1941 г. был назначен на должность начальника штаба 987 сп, а 24 сентября 1942 г. стал его командиром. За личное мужество и отвагу, проявленные в боях 1942 г., Ляхов был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги». 20 сентября 1943 г. А.Н. Ляхов погиб в бою под Полтавой.

После зимних 1942–1943 гг. боев 95 гв. сд имела большой некомплект личного состава. Пополнение приходило в основном из Башкирии. Недостаток в подготовленном личном составе Красная Армия начала испытывать практически с первых месяцев войны. Сказались большие потери в боях и оставление значительной территории европейской части страны. Руководству страны не удалось в полном объеме эвакуировать граждан призывных возрастов с оккупированной врагом территории. Многие эвакуированные на восток работали на оборонных предприятиях. Призывной ресурс таял, а потери надо было восполнять. В конце 1942 г. в связи с тяжелой обстановкой, сложившейся на сталинградском направлении, для пополнения боевых дивизий, особенно гвардейских, начали использовать курсантов пехотных и пулеметно-минометных училищ. Их выпускали досрочно в звании «рядовой» или «сержант» и тут же направляли в действующую армию.

«Прибывших в дивизию курсантов Гурьевского, Урюпинского, Уфимского, Рязанского пехотных и Пермского пулеметно-минометного военных училищ распределили по полкам, а вскоре многие из них приказом командира дивизии были назначены командирами отделений и помощниками командиров взводов. Им было присвоено звание «сержант», – вспоминал один из тех курсантов, помощник командира взвода минометной роты 1-го батальона 287 гв. сп И.С. Вахромеев. – Кроме курсантов, полки дивизии были пополнены солдатами, возвратившимися после излечения из госпиталей, призванными досрочно в начале 1943 г. молодыми ребятами 1925 г. рождения, прошедшими краткосрочное обучение в пехотных училищах и запасных полках, а также пожилыми солдатами из среднеазиатских республик… Более половины личного состава стрелковых подразделений дивизии составляла молодежь 1924–1925 гг. рождения (17–19 лет), которая имела хорошую выучку и была решительно настроена на победу в предстоящих боях»[53]53
  Фонды ФГУК «Государственного военно-исторического музея-заказника «Прохоровское поле» (далее – Фонды ФГУК «ГВИМЗ «ПП»).


[Закрыть]
.

Многие ветераны, которым довелось пройти войну с первых до последних дней, утверждали, что в 1943 г. советский солдат качественно изменился. На фронт пришло поколение, уже рожденное и воспитанное при Советской власти, в большинстве своем (в силу возраста) не испытавшее на себе ее перегибов и ошибок и преисполненное высоких патриотических чувств. Большинство из числа прибывших окончили семь, иногда и десять классов. Все это в сочетании с юношеским максимализмом давало «нового» солдата. Изменился и офицерский состав, особенно в звене «взвод – рота – батальон». Пришли 22–26-летние, имевшие определенный жизненный опыт молодые люди. Единственным их недостатком на первых порах было отсутствие боевого навыка. И, надо сказать, на Курской дуге это, несомненно, сказалось – как на ходе боев, так и на величине потерь. В то же время эта грандиозная битва закалила тех, кто остался в строю, позволила приобрести необходимый боевой опыт.

«Командование нашей армии того времени уделяло большое внимание воспитанию солдат, готовившихся к тяжелейшим боям, и принимало решительные меры против проникновения в солдатские ряды пораженческих настроений, – писал И.С. Вахромеев. – Так, в батальонах нашего полка, в качестве рядовых, была довольно значительная прослойка прошедших соответствующую проверку солдат и офицеров, находившихся в немецком плену под Сталинградом и освобожденных в ходе наступления. В плен они попали в 1942 г. в период отступления нашей армии и находились при фашистских войсках на подсобных работах. Двое таких военнопленных поступили и в наш взвод. До плена они служили в армии на должностях офицеров среднего звена. Это были люди средних лет, физически крепкие, хорошо знавшие оружие и умело им пользовавшиеся. На рытье окопов и на занятиях по боевой подготовке в присутствии командиров взводов они образцово выполняли задания и вели себя безукоризненно. Однако в минуты отдыха, когда мы – рядовые и сержанты – оставались одни, эти бывшие военнопленные рассуждали о вероятной тщетности нашей боевой учебы и бесполезности строительства укреплений: «Вот двинется немецкая армия летом в наступление, и не остановят ее ни укрепления, ни огонь ваших пулеметов, автоматов и минометов! Это столь организованная, дисциплинированная и до зубов вооруженная сила, что противостоять ей невозможно». Несомненно, они были не тайными агентами немецкой разведки, а просто внутренне сломленными людьми, искренне делившимися с окружающими своими впечатлениями первого года войны… Среди нас они находились все три месяца, предшествовавшие немецкому наступлению на Курск. Не стало их в ночь на 10 июля, непосредственно перед началом нашего марша к Прохоровке. Поздним вечером по команде «отбой» они легли спать среди нас, а на рассвете, когда прозвучала боевая тревога, их в наших рядах уже не было – ни в нашем, ни в других батальонах полка. Ночью тихо, чтобы не тревожить солдатский сон перед выступлением на передовую позицию, всех их собрали и увезли из расположения полка. Считаю, что это было сделано предусмотрительно. Бойцы с подобными упадническими настроениями не устояли бы перед яростным натиском танков и пехоты противника, который привелось испытать нам под Прохоровкой. Они могли побежать, увлекая за собой других»[54]54
  Фонды ФГУК «ГВИМЗ «ПП».


[Закрыть]
.

Рассказ ветерана имеет документальное подтверждение. 8 июля 1943 г. было подписано распоряжение № 00У/ 0169 по 5 гв. А об откомандировании из боевых частей в тыл военнослужащих, ранее находившихся в плену. Всего по армии было откомандировано 824 человека, в том числе из 6 гв. вдд – 69; 9 гв. вдд – 11; 13 гв. сд – 95; 42 гв. сд – 65 (приказ 42 гв. сд № 074 от 28.06.43 г.); 66 гв. сд – 87; 95 гв. сд – 326 и 97 гв. сд – 171. Чуть раньше, в конце июня, в тыл откомандировали военнослужащих некоторых национальностей: эстонцев, латышей, литовцев.

9-я гв. воздушно-десантная дивизия была сформирована в ноябре – декабре 1942 г. в Московской обл. на базе 204, 211-й воздушно-десантных и 1-й маневренной воздушно-десантной бригад. Как самостоятельное соединение впервые участвовала в боевых действиях в составе 14 гв. ск 1-й ударной армии Северо-Западного фронта в районе Старой Руссы. Наступление результатов не принесло и из-за наступившей весенней распутицы было приостановлено. В двадцатых числах марта дивизия была переброшена на 50 км южнее – в район Спехово, Пеньково, Краснове, Лубино. Более месяца дивизия вела оборонительные бои против 2-й авиаполевой немецкой дивизии.

Вот как вспоминали о том периоде бывший начальник штаба 32 гв. ск И.А. Самчук и начальник разведки дивизии П.Г. Скачко: «Бои на Северо-Западном фронте показали хорошую одиночную боевую подготовку личного состава дивизии и сколоченность взводов, рот, батальонов и полков. Но взаимодействие частей с танками и артиллерией было слабым и требовало отработки в ходе боевой подготовки. Массированный артиллерийско-минометный огонь в лесистой местности по площадям был малоэффективен, так как оборона противника строилась по принципу отдельных, хорошо увязанных между собою узлов сопротивления и опорных пунктов. Опыт использования артиллерии показал, что артиллерийских разведчиков и корректировщиков необходимо выдвигать в первые подразделения пехоты, а артиллерийских командиров – располагать на наблюдательных пунктах командиров стрелковых подразделений и частей, которым они приданы или которых поддерживают»[55]55
  Самчук И. А., Скачко П.Г. Атакуют десантники. М.: Воениздат, 1975. С. 22


[Закрыть]
.

Следует отметить, что приобретенный в этих боях опыт оказал большую помощь бойцам и командирам дивизии в Прохоровском сражении. В конце апреля части 9 гв. вдд сдали полосу обороны и комбинированным маршем (сначала пешком, затем по железной дороге) были переброшены юго-восточнее г. Бобров Воронежской обл. Здесь дивизия вошла в состав 33 гв. ск 5 гв. А. В период с 10 по 16 мая шестью ночными переходами дивизия вышла в район Кутузово, Сергеевка, совхоз «Старый Оскол», что в 20 км западнее г. Старый Оскол. Здесь развертывался второй эшелон 33 гв. ск, ее четырем полкам предстояло оборудовать оборонительную полосу на участке Салтыково, Богословка.

После боев под Старой Руссой командиром дивизии был назначен полковник A.M. Сазонов. Александр Михайлович родился в 1897 г. в Саратовской обл., в крестьянской семье. В Красную Армию был призван в сентябре 1918 г. После Гражданской войны остался на военной службе. В 1923 г. окончил Высшую объединенную школу, а затем командные курсы «Выстрел». В действующей армии подполковник Сазонов с августа 1941 г. был заместителем командира стрелковой дивизии Северо-Западного фронта. В 9 гв. вдд он прибыл на должность заместителя командира дивизии 19 марта 1943 г., а уже через четыре дня стал ее командиром.

Название соединения с момента формирования и до конца войны никак не было связано с ее структурой и боевым применением. Оно комплектовалось по штату обычной гвардейской стрелковой дивизии. Ее состав был таким: 23, 26, 28-й воздушно-десантные стрелковые полки (вдп), 7-й гв. воздушно-десантный артполк (вдап), 10-й гв. отд. истребительно-противотанковый артдивизион, 10-й гв. саперный, 2-й медико-санитарный батальоны, 8-я гв. разведрота, 1-я гв. рота связи, 3-я гв. отд. рота химзащиты, 4-я автотранспортная рота, 5-я полевая хлебопекарня, 14-й дивизионный ветеринарный лазарет, 2629-я почтовая станция и 1821-я полевая касса Госбанка.

Основа огневой мощи дивизии – ее артиллерийские части. Артполк состоял из трех дивизионов, каждый из которых имел три батареи, две были вооружены 76-мм пушками образца 1942 г., а одна – 122-мм гаубицами образца 1938 г. Каждая батарея имела четыре орудия. Таким образом, артиллерийский полк состоял из 24 76-мм орудий и 12 122-мм гаубиц. Отдельный истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион включал в себя четыре батареи – по четыре 45-мм противотанковых орудия обр. 1942 г. в каждой, всего 16 ПТО.

После зимних боев дивизия была укомплектована молодежью до 30 лет из областей и краев Дальнего Востока, моряками Тихоокеанского флота, а также добровольцами с уральских заводов.

Войска 9 гв. вдд стали прибывать под Прохоровку между 21.00 и 23.00 10 июля 1943 г. И сразу же начали выдвигаться к передовой – для создания второго эшелона обороны юго-западнее станции на направлении главного удара 2 тк СС. В силу сложившихся обстоятельств утром основной удар боевой группы моторизованной дивизии (мд) СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» приняли на себя батальоны 26 гв. вдп. Полк сыграл важную роль при обороне станции Прохоровка 11 июля, поэтому здесь уместно сказать несколько слов о его командире 41-летнем подполковнике Г.М. Кашперском. Это был хорошо подготовленный офицер-штабист, но к тому времени не имевший боевого опыта строевого командира. Когда началась война, Григорий Мануйлович учился в Военной Академии им. М.В. Фрунзе. В сентябре 1941 г. был произведен досрочный выпуск слушателей академии. Старшего лейтенанта Г.М. Кашперского направили в группу офицеров Генерального штаба. С октября по начало декабря он служил при штабе 16А Западного фронта. Затем был прикомандирован к штабу 18А Южного фронта. Участвовал в оборонительных боях в Восточном Донбассе и при отходе войск армии в предгорья Главного Кавказского хребта, на туапсинское направление. В июне 1942 г. ему присваивается звание майора, и он назначается на должность старшего офицера Генерального штаба. За отличие в боях в апреле 1943 г. Г.М. Кашперский был удостоен орденоа Красного Знамени, а в мае того же года его назначили начальником оперативного отдела во вновь сформированный 33-й гв. стрелковый корпус 5 гв. А. Однако с этим назначением начались неприятности в его военной службе. 2 июня Г.М. Кашперскому присваивают очередное воинское звание подполковника, а в конце июня его снимают с должности в связи со «служебным несоответствием». Сегодня сложно сказать, каковы были причины появления этого приказа. Сначала Г.М. Кашперского назначили помощником начальника оперативного отдела того же корпуса, а через шесть дней – командиром полка. Таким образом, он принял полк за две недели до Курской битвы[56]56
  ЦАМО РФ, картотека офицерского состава.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

Поделиться ссылкой на выделенное