Валерий Замулин.

Курск– 43. Как готовилась битва «титанов». Книга 2



скачать книгу бесплатно

2. Всем начальникам гарнизонов населенных пунктов, командирам частей и подразделений принимать все меры к сохранению государственного, колхозного и личного имущества, для чего в необходимых случаях делать специальные караулы и патрулирование.

3. Командирам частей; а также начальникам гарнизонов по поступлению жалоб от представителей местной власти или отдельных граждан о случаях расхищения и уничтожения жилых строений, инвентаря и т.д. Немедленно принимать меры к расследованию и поимке виновных и привлечению их к ответственности.

Предупреждаю всех командиров частей, что они будут нести личную ответственность за непринятие мер к сохранению государственного, колхозного и частного имущества.

4. Приказ объявить всему начальствующему составу до командира взвода включительно»[250]250
  ЦАМО РФ. Ф. 361. Оп. 6099. Д. 59. Л. 375, 375 обр.


[Закрыть]
.

Остро стояла проблема и разрушения уже подготовленных к использованию объектов на оборонительных полосах, в первую очередь на армейских тыловых и фронтовых, но не только. Причем её размах оказался значительно больше, чем растаскивание жилфонда в оставленных населенных пунктах, поэтому ею занимались даже не командармы, а руководство фронтов. Вот цитата из постановления Военного совета Воронежского фронта №0062 от 5 июня 1943 г.: «На оборонительных рубежах Воронежского фронта имеют место случаи разрушения фортификационных сооружений местным населением и отдельными воинскими частями на топливо и другие хозяйственные нужды.

Военный совет постановил:

1. Запретить местному населению и воинским частям разрушение фортификационных сооружений на оборонительных рубежах.

2. Нарушителей привлекать к строжайшей ответственности вплоть до придания суду Военного трибунала.

3. Командующим армиями, командирам отдельных фронтовых соединений, начальникам Управлений Оборонительного строительства Воронежского фронта, производящим работы по строительству оборонительных рубежей, организовать охрану строящихся оборонительных рубежей и отдельных фортификационных объектов, а по окончанию строительства передавать их под охрану начальников гарнизонов, а там, где нет таковых, под охрану районным или областным исполнительным комитатам. Организацию охраны на строящихся оборонительных рубежах, а также восстановление разрушенных фортификационных сооружений закончить к 15.06.1943 г.»[251]251
  ЦАМО РФ.

Ф. 341. Оп. 5312. Д. 12. Л. 104.


[Закрыть].

Этот документ появился после того, как завершилась майская проверка офицерами штаба фронта хода оборонительных работ в войсках и состояния армейских полос, в ходе которой были обнаружены, даже на второй полосе, ряд разрытых ДЗОТов и укрытий для личного состава. Безусловно, уничтожение с таким трудом возводимых объектов, предназначенных для сохранения жизни бойцов и командиров, готовившихся отразить удар мощной вражеской группировки, невозможно оправдывать, и по законам военного времени это деяние являлось серьезным преступлениям. Однако важно понять и мотивы тех, кто этим занимался, а они оказались совершенно разными. Местное население на эти шаги толкала беспросветная нужда, а воинские подразделения – безответственность и нерасторопность их командиров, так как проблемы и возможности боевой части и обычного человека, у которого война в одночасье отобрала все имущество, были несоизмеримы. Как выяснилось, брёвна из огневых точек жители сел переносили к себе во дворы, где ими перекрыли вырытые в земле рядом с разрушенными домами землянки, чтобы пережить зиму. Куски же досок, которыми были обшиты амбразуры, использовали для разведения костров, на которых готовили пищу. А воинские подразделения вырытый стройматериал перевозили в тыл для строительства штабных землянок и блиндажей для личного состава, который приказом фронта в мае должен был быть выведен из населенных пунктов в поля, а частично для топлива полевых кухонь.

А теперь вернемся на юг Курского выступа и посмотрим, как здесь шла подготовка полевой обороны.

На 25 марта 1943 г., когда обстановку в районе Белгорода удалось окончательно стабилизировать, Воронежский фронт имел полосу 264 км[252]252
  ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 365. Л. 75.


[Закрыть]
. В апреле была проведена перенарезка участков для армий и примерно 19-км фронт передал своим левому соседу, Юго-Западному фронту. В результате общая протяженность его полосы сократилась до 245 км, которые удерживали четыре общевойсковых армии, занимавшие оборону в первом эшелоне на участках:

38А под командованием генерал-лейтенанта Н.Е. Чибисова (правофланговая): ст. Шептуховка – Угроеды, протяженность передовой линии на апрель – 75 км (на март – 80 км), в её составе находились 6 стрелковых дивизий (сд), одна стрелковая бригада, сводные бригады учебных батальонов.

40А генерал-лейтенанта К.С. Москаленко: Угроеды/иск/ – ст. Сумовская, 52 км (50 км), общее количество – 7 сд.

21А генерал-лейтенанта И.М. Чистякова: ст. Сумовская /иск/ – Мелехово, 65 км (64 км) по прямой линии – 58 км, всего в наличии – семь сд (в первом эшелоне – четыре: 71 гв., 67 гв., 52 гв.сд и 375 сд), 27 и 28 оиптабр.

64А генерал-лейтенанта М.С.Шумилова: Мелехово/иск./ – Хотомля, 53 км (70 км)[253]253
  ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 365. Л. 75.


[Закрыть]
, всего 7 сд и 1 иптабр.

Резерв фронта: 69А генерал-лейтенанта В.Д. Крюченкина располагалась в районе Новый Оскол, Никитовка, Готовье, 2 и 5 гв.тк – во втором эшелоне.

Кроме того, под Обоянью была сосредоточена 1ТА генерал-лейтенанта М.Е. Катукова, которая была нацелена в полосу фронта, но пока являлась личным резервом заместителя Верховного Главнокомандующего Г.К. Жукова.

Таким образом, из 35 гвардейских и обычных стрелковых дивизий, которыми располагал к началу июля 1943 г. Воронежский фронт, на главную полосу – в первый эшелон армий – были выдвинуты 17 стрелковых дивизий, остальные 18 располагались на втором и тыловом армейских рубежах, а также резерва. Средняя тактическая плотность составляла 14,5 км фронта на одну дивизию. Учитывая особенности местности, на танкоопасных направлениях участок некоторых соединений уменьшали до 12-13 км, а на второстепенных увеличивали до 16-20 км.

27 марта 1943 г. Военный совет фронта издает приказ № 0087 об организации обороны. В ожидании дальнейшего крупного вражеского наступления приказ предусматривал создание сложной, эшелонированной обороны, опирающейся на разветвлённую систему рубежей и широкое применение инженерных заграждений. Предписывалось на всех направлениях иметь не менее пяти оборонительных полос, эшелонированных на глубину не менее 100 км.

Как и на севере Курского выступа, основными элементами системы обороны войск Ватутина должны были стать три армейских полосы глубиной от 30 до 50 км:

1. Главная полоса с передним краем на достигнутом рубеже. В дальнейшем он именовался первым армейским рубежом и имел протяжённость по начертанию переднего края 245 км.

2. Вторая полоса (или второй армейский рубеж) с передним краем: Любимовка, Басовка, Олешня, Тарасовка, Вел. Рыбица, Стрелки, Угроды, Репьяховка, Семейная, Ракитное, Васильевка, Алексеевка, Дмитриевка, /иск/ Петровский, Сажное, Шляховое, Мясоедово, Шебекино, Поклонное (?). Общая продолжительность – 216 км.

3. Тыловая полоса: Малая Локня, Суджа, Уланок, Камышное, Пресечное, Корочка, Обоянь, Шипь, Богородецкое/иск/, Тетеревино, Жимолостное, Новосёловка, Выползовка, Мазикино, Сороковка, Прудки, Основка, Белянка, Рыбалка, Ефимовка, Нечаевка.[254]254
  ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2845. Д. 227. Л. 1, 2.


[Закрыть]
Она имела протяжённость примерно 250 км.

Кроме того, предполагалось начать работы на трех фронтовых оборонительных рубежах на глубину 180-200 км.

На случай вклинения или прорыва главной полосы обороны планировались отсечные и промежуточные позиции (общей протяженностью 134 км) и промежуточный рубеж, занимаемый 35 гв.ск (86 км), а также фронтовой отсечный рубеж (125 км).

По расчетам командования фронта, эти полосы перекроют все возможные направления ударов противника и позволят его войскам успешно решить задачи удержания своего рубежа.

Сразу отмечу, что в плане построения полос обращает на себя внимание отсутствие подготовленных отсечных рубежей в полосах обороны 7 гв. и 69 А к югу от ст. Прохоровка. Этим не преминет воспользоваться командование ГА «Юг»: после прорыва главной полосы обороны 7 гв. А на корочанском направлении оно повернет основные силы АГ «Кемпф» на север, вдоль оборонительных рубежей, и начнет «сматывать» оборону советских войск.

Следует особо отметить, что на всех стадиях планирования оборонительной операции, а затем и в процессе возведения системы рубежей прослеживается большая работа лично командующего фронтом генерала армии Н.Ф. Ватутина. Кстати, ещё обучаясь в Военной академии Генерального штаба, он в 1938 г. защитил дипломную работу по теме: «Роль укрепленных районов в современной войне». Знания, накопленные в ходе её подготовки, безусловно, были востребованы и помогли ему весной и в начале лета 1943 г.

Как отмечается в ряде документов штаба Воронежского фронта, практически до конца апреля, особенно первые две недели с момента принятия постановления Военного совета о создания оборонительной полосы, работа в войсках велась медленно. Поэтому запланированный объём оборонительных работ в большинстве своём не был выполнен. Связано это было с рядом объективных факторов.

Во-первых, распутица полностью завершилась лишь к 10-12 апреля, до этого момента земляные работы вести оказалось трудно.

Во-вторых, вплоть до начала мая фронт не имел необходимого количества мин. В конце марта и весь апрель из-за плохого обеспечения минно-подрывными средствами минирование в основном велось штатными минами, снятыми со старых оборонительных рубежей (Донской оборонительный рубеж), и трофейными артиллерийскими снарядами, переделанными в мины натяжного действия.

В-третьих, инженерные части и подразделения дивизионного и армейского подчинения не были полностью укомплектованы личным составом, что снижало их возможность, и были сосредоточены на расчистке местности и создании тыловой инфраструктуры, а также возведении КП, НП и подъездных путей (дорог, мостов) к переднему краю. Личный состав стрелковых дивизий вёл оборонительные работы, но соединения после зимних боев были малочисленные, пополнение ещё не поступило, поэтому о значительных запланированных объёмах речи идти не могло. Местное же население в это время проводило весеннюю посевную, отвлекать его полностью было невозможно, ведь урожай не только являлся источником существования изможденных, только что освобождённых от оккупации женщин, стариков и детей, но он должен был поступать в фонд снабжения фронта.

Был ряд и субъективных причин, которые существенно влияли на ход создания рубежей. Командование армий фронта медленно, с большой раскачкой готовило планы инженерного укрепления своих участков. Из-за нерасторопности, а в ряде случаев безответственности и бездействия высокопоставленных командиров войска не имели самого необходимого для того, чтобы приступить к работе. Ощущалась нехватка инструмента: лопат, кирок, пил и топоров, не велся должный контроль со стороны штабов за правильностью выбора командирами тактического звена позиций для своих подразделений и размещения важных инженерных заграждений. До второй половины апреля с выездом в войска руководства фронта и специально определённых командиров стало ясно, что, если ситуацию коренным образом не изменить, создать запланированную систему рубежей не удастся.

20 апреля командующий Воронежским фронтом подписал приказ, в котором вскрываются обнаруженные недостатки и ставится задача немедленного их устранения и развертывания по-настоящему масштабных оборонительных работ.

25 апреля решением Ставки была точно определена 25-км тактическая полоса Воронежского фронта, из которой подлежало выселению всё население. Это было связано, во-первых, с тем, что на всю глубину тактической полосы предполагалось ведение активных боевых действий, поэтому в целях безопасности жители находившихся в ней сёл должны были временно переехать в другие населённые пункты. Во-вторых, в целях установления полного контроля в этой местности военными властями для пресечения разведывательно-диверсионной работы неприятеля и недопущения поступления данных о состоянии оборонительной полосы. Это обстоятельство во многом и предопределило то, что первые две полосы полностью готовились личным составом войск фронта.

Предполье на всём участке фронта создать не удалось. В ходе зимних боёв ситуация на участке обороны фронта сложилась таким образом, что непосредственное соприкосновение с противником имели почти все войска, исключение составляли лишь 38А и 6 гв. А. На их участках имелись разрывы между передним краем германских войск и этих армий. Причём эти разрывы были достаточно существенными – до 6-7 км от окопов до окопов. В местах наибольших разрывов по решению командования этих армий было решено выделить передовые отряды (ПО) – усиленные стрелковые батальоны (численностью от 420 до 472 чел. по 52 гв.сд 6 гв. А) , которые оборудовали узлы обороны на расстоянии 2-3 км от переднего края первого главного оборонительно рубежа. По сути, они являлись усиленным боевым охранением и создавали ложный передний край.

В основном ПО занимали рубежи в небольших населённых пунктах нейтральной полосы и имели перед своим передним краем противопехотные и противотанковые искусственные препятствия. В 6 гв. А, например, это были Бутово (67 гв.сд), Драгунское (67 гв.сд) и к. Стрелецкое и Яхонтово (52 гв.сд). На участке 375 сд передовых отрядов не было.

Слабой стороной ПО являлось то, что они создавались на широком фронте, не имели локтевой и огневой связи, за исключением постов боевого охранения (Б0) дивизий первого эшелона, которые располагались уступом сзади от ПО на расстоянии от 1 до 2 км. Но и боевое охранение в ряде случаев не имело огневой связи с ПО – Герцовка (71 гв.сд), Бутово (67 гв.сд), Драгунское (67 гв.сд).

С захвата позиций ПО 6 гв. А 4 июля 1943 г. войска 4ТА приступят к реализации плана «Цитадель». Противник будет осведомлён не только о местах расположения ПО, но и о его системе обороны. Поэтому, хотя их личный состав и нанёс его штурмовым группам определённый урон, ПО не станут серьёзным препятствием для них. Усиленные батальоны будут удерживать свои позиции 5-7 часов, а затем под напорном превосходящих сил отойдут к первой траншее. Лишь один ПО в Бутово попадет в окружение 4 июля 1943 г. и почти полностью погибнет.

Боевое охранение было выставлено во всех армиях, за исключением 7 гв. А. Обычно БО – это усиленные от 1 до 3 взводов, чьи позиции выносились от главной полосы на 1-2 км вперёд. Они располагались опорными пунктами: занимали круговую оборону, частично или полностью минировали подходы противопехотными минами. В 6 гв. А их число составляло 7-8 постов на дивизию общим числом от 240 до 400 бойцов и командиров. Численность одного поста в зависимости от места расположения колебалась от 21 до 96 человек по 52 гв.сд или от 15 до 50 по 375 сд. В качестве усиления придавались 1-2 станковых пулемёта «Максим», от 2 до 11 ручных ДП-27, 1-2 50-мм миномёта. В редких случаях – 2-4 орудия 45-мм ПТО и даже ПА или 82-мм миномёт. Старший офицер Генштаба при штабе Воронежского фронта 9 июня 1943 г. докладывал:

«Промежутки между взводными опорными пунктами боевого охранения в большинстве случаев никем не охраняются, в результате чего 18 мая на участке 71 гв. сд противник, просочившись в промежутки между боевыми охранениями, перерезал связь БО с батальоном, уничтожил большую часть БО и увел в плен 7 человек.

Патрулирование перед фронтом БО в промежутках между ними и главной полосой обороны не организовано.

Дерево-земляные сооружения в опорных пунктах БО не обеспечивают личного состава от поражения. Узкие щели и бомбоубежища для укрытия пехоты в траншеях отсутствуют, в результате чего прямым попаданием одного снаряда 23 мая уничтожено 5 человек БО 210 гв.сп 71 гв.сд.

Промежутки между взводными БО не минированы, проволочные заграждения и МЗП в промежутках отсутствуют, не все БО обеспечены противотанковыми и противопехотными препятствиями и минными полями с фронта»[255]255
  ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 365. Л. 73.


[Закрыть]
.

Помимо этих недочётов был и ряд других. Не везде готовились запасные позиции, личный состав, выделенный в БО, не везде получал чёткие и ясные инструкции о путях отхода, мало выделялось боеприпасов (на винтовку – 100-150 патронов, на пулемёт – 3-6 дисков, на миномёт – мин на 30 мин боя). Всё это могло и в ряде случаев приводило к уничтожению полностью или частично личного состава БО артогнём враг, противник на плечах отходившего БО врывался в главную полосу обороны.

Ряд замечаний из перечисленных выше к началу вражеского наступления был устранён и, вообще БО полностью справилось с поставленными перед ним задачами по всему фронту.

Важную роль в этом сыграла разработанная система поддержки ПО и БО артогнём. Для поддержки ПО планировалось выделять до двух дивизионов, а БО – в среднем 4-6 батарей. Огневые позиции артиллерии были расположены на расстоянии 1-2 км от переднего края главной полосы и вполне позволяли вести поддерживающий огонь, вместе с тем готовились и запасные 0П непосредственно на переднем крае для орудий и даже «катюш». Тем не менее справедливости ради надо отметить, что не везде командование артподразделений оперативно сработало и своевременно открыло по противнику огонь до того момента, когда личный состав ПО и БО ещё нуждался в нем и не был уничтожен.

Первые две полосы обороны – первый (главный) и второй армейские оборонительные рубежи – составляли тактическую зону обороны, причем основой ее являлся первый (главный) рубеж, куда выделялась большая часть сил и средств дивизий (корпусов) армий первого эшелона. Она имела наиболее развитую систему траншей, ходов сообщения, огневых позиций и других инженерных сооружений. Впервые за годы войны глубина тактической зоны обороны составила 15-20 км. «Исходя из рельефа местности и его тактической оценки, – докладывал полковник Костин, – передний край главной полосы обороны выбран правильно, за исключением некоторых участков. Извилистость рубежа, по которому проходит передний край, создаёт естественные огневые мешки и имеет благоприятные условия для создания косоприцельного фланкирующего и перекрёстного огня».Главная полоса обороны 6 гв. А представляла собой батальонные районы обороны (2-3,5 км по фронту и от 800 м до 1 км в глубину), которые, в свою очередь, состоят из ротных районов, позиций батальонного резерва и позиций средств усиления. Два-три таких района, расположенных в один или два эшелона, были сведены в полковые участки (4-7 км по фронту и 3-4 км в глубину) с позициями полкового резерва: стрелковая рота, рота автоматчиков, взвод ПТР, сапёрные подразделения. Три участка стрелковых полков составляли полосу обороны дивизии.

Стрелковые дивизии со средствами усиления на главной полосе имели среднюю глубину обороны 6-7 км, что соответствовало требованиям боевых уставов того времени. Общий резерв комдива составляли учебный батальон и спецчасти, которые располагались на подготовленных позициях в удалении 3-4 км от переднего края на наиболее вероятных направлениях удара противника. На наиболее танкоопасных направлениях, каковым командование фронта считало 6 гв. А, командиры ряда дивизий, в том числе 67 гв.сд и 52 гв.сд, получили спецрезервы: истребительно-противотанковые и танковые полки непосредственной поддержки пехоты, а также самоходно-артиллерийские полки, дивизионы тяжёлой гаубичной артиллерии, зенитные полки и даже дивизионы PC.

Слабой стороной обороны главной полосы являлось то, что дивизии, окопавшиеся на ней, в том числе и на направлении главного удара 4ТА, располагались в один эшелон, то есть позиции все трёх их стрелковых полков были вытянуты в одну линию. Сдерживать противника продолжительное время при таких условиях, особенно танки, было практически невозможно. Это решение было принято большинством командиров дивизий и поддержано командованием армий и фронта. Оно было вызвано тем, что из-за нехватки сил фронт был вынужден нарезать участки дивизиям больше, чем положено по уставу 1942 г. (14-15 км вместо положенных 12 км). Стрелковые полки в среднем обороняли участки З-б км.

Как правило, первая линия траншей занималась автоматчиками и истребителями танков. Основными огневыми сооружениями были противоосколочные гнёзда для стрелков, а для пулемётов – дерево-земляные огневые точки, которые располагались обычно во второй линии. На участке 52 гв.сд 23 гв.ск 6 гв. А, имевшей три, а в некоторых случаях и две линии траншей, большое развитие получили выносные огневые позиции для станковых пулемётов, располагавшиеся перед первой линией траншей на расстоянии в среднем от 100 до 150 метров. Эти огневые позиции представляли собой открытые пулемётные окопы, хорошо замаскированные от воздушного и наземного наблюдения и имевшие в качестве укрытий щели или блиндажи. Огонь они не вели до начала атаки противника и себя не обнаруживали, имея задачу – внезапное открытие огня и восстановление огневой системы после того, как противник произведёт авиационную и артиллерийскую обработку нашего переднего края и перейдет в атаку[256]256
  ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2845. Д. 227. Л. 3-5, 8, 9.


[Закрыть]
.

К началу немецкого наступления ДЗОТы лёгкого и усиленного типа были возведены в среднем по 6-7 на 1 км фронта главной полосы. ДЗОТ обычно представлял собой деревянный сруб размером 2x2 м, который был почти полностью заглублён в землю, а сверху накрыт несколькими накатами бревен диметром от 12 до 15 см с прослойкой земли между накатами. В зависимости от количества накатов они делились на лёгкие и усиленные. Передняя стенка, где располагалась амбразура, делалась двойной, а между брёвнами также засыпалась земля. Обычно такие огневые точки старались оборудовать для установки в них станковых (реже ручных) пулемётов на труднодоступных высотках или в складках местности с целью перекрыть огнём, определённый участок обороны или усилить огонь стрелковых подразделений, расположенных впереди траншей. В главной полосе все постройки в селах и на хуторах, а также отдельно стоящие хозяйственные подстройки на полевых станах и машино-тракторных станциях (МТС), располагавшихся обычно вне населённых пунктов или на их окраинах, приспосабливались в качестве долговременных огневых точек. Использовалось не только само здание или чердак, но и даже подвальная часть разрушенных кирпичных строений. Все населённые пункты старались приспособить к ведению круговой обороны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20