Валерий Захаров.

Кащей



скачать книгу бесплатно

Часть первая


Кто туда неосторожно

Из другой страны заглянет,

Тот, – предание неложно,

– В изумленьи камнем станет.

(Константин Бальмонт)

Глава 1

Шотландия, древняя страна с прекрасной, суровой и жестокой природой! Родина легендарного верескового мёда, волынок и кельтов…. Ледяные воды Северного моря разбиваются об утёсы, рокоча и свирепствуя, увлекают в морские глубины неосторожные суда. Суровая природа, суровые люди. «Nemo me impune Uicessit», в переводе с латинского означает «Никто не тронет меня безнаказанным» – таков мрачный и роковой девиз шотландцев, врезанный в древние камни крепостей, которых не могли покорить ни викинги, ни даны, ни римляне. Казалось, этих людей выковала сама природа, создавая неколебимые скалы в человеческом облике. Многочисленные легенды окружают этот народ, давший миру самую древнюю ветвь властителей, правивших миром.

В одной из областей Шотландии, Восточном Лотиане, приблизительно около 20 миль к востоку от Эдинбурга, среди непроходимых болот и дремучих лесов тут и там видны одиночные скалы, называемые чёртовыми пальцами. Словно окаменевшие часовые, наполовину скрываемые стелющимися туманами, они придают пейзажу таинственный, сказочный вид. Попавшему туда путнику пришлось бы пробираться через топи, обходить скалы и вересковые заросли, брести по узким звериным тропам, чтобы добраться до цели путешествия.

На громадной, одинокой скале, словно венчая её, расположились живописные руины замка Дирлетон. Пролетевшие бурные века пощадили древнее строение, и, освещаемое закатным солнцем оно до сих пор кажется грозным и величественным. Так же, как столетия назад, над замком плывут облака, бросая причудливые тени на живописные развалины, да зоркий беркут, раскинув мощные крылья, очерчивает круги над своими обширными владениями.

На этой самой скале, Джон де Во, потомок верховного шерифа Камберленда Роберта де Во, решил воздвигнуть замок. В 1225-м на скале появилась первая постройка – “castellum”, дом-башня. К первой башне он пристроил ещё две, создав небольшой, но грозный замок – крепость. Основание замка – кала сама по себе являлась оборонительным укреплением, и увенчанная крепостью, лишала врагов, вооружённых луками и копьями, какой либо надежды на успех.

В 1239-м Джон де Во получил должность стюарта (управляющего делами) королевы Мэри, супруги Александра II, что положительно повлияло на его финансовое состояние. Он продолжил строительство замка, архитектуру которого он перенял у родового замка королевы – Шато де Куси во Франции.

Сложенная из массивных тесанных плит, башня, к которой де Во впоследствии пристроил еще две башни, поменьше, занимала территорию сто двадцать на восемьдесят футов, но более свободного пространства не было. Таким образом, строение являлось и замком, и крепостью, и, разумеется, тюрьмой, где в мрачных, стылых подземельях томились пленники.

Замковый подъемный мост, переброшенный через ров, шириной сорок пять футов, вёл к высоко расположенному входу в замок.

Хорошо простреливаемая из бойниц, оборонительная территория приводила к многочисленным жертвам штурмующих, и погребальной замковой команде приходилось немало потрудиться после каждого штурма, увеличивая маленькое кладбище на опушке леса.

Замок защищал дорогу, ведущую к Эдинбургу, и, принимая на себя первые удары, нападающих, служил форпостом для областей, лежащих западней замка.

В одну из тёмных, ненастных ночей, когда раскаты грома сотрясали окрестности, а молнии непрерывно прорезали дождливое небо, у замковых ворот раздался плач.

– Слышишь? – вдруг поднял палец хромоногий Бернарнард. В одном из сражений с пиктами он получил увечье бедра, но благодаря своей верности и храбрости был оставлен на службе, охраняя ворота замка.

– Показалось! – махнул рукой молодой стражник, отхлёбывая из фляги вино. Как и все молодые, необстрелянные воины, он был неосторожен и самонадеян, и поэтому сэр Джон ставил таких юнцов со старыми и опытными бойцами. Однако, прислушавшись, он тоже услышал странные звуки.

– Надо выйти, посмотреть, – решил Бернард, и, захватив факел, открыл крошечную калитку, врезанную в одну из створок ворот, куда можно было протиснуться только согнувшись, и очутился за воротами. Густая темнота и вспышки молний не позволяли ничего разглядеть, однако, при свете уже затухающего от ливня факела он заметил корзину, стоявшую у ворот.

Подойдя к ней, и развернув тряпочный узел, Бернард с изумлением обнаружил ребёнка, голосившего что есть мочи. Стражник огляделся, словно желая обнаружить того, кто оставил этот странный подарок, он даже взглянул на разверзшиеся небеса, словно оттуда могла появиться таинственная корзинка с младенцем.

– Ты смотри, какой горластый, – проговорил он, и, захватив корзину, скрылся за воротами. – Вот, добыча, – насмешливо улыбаясь, оповестил он товарища, входя в маленькое караульное помещение у ворот, и протягивая ему корзину.– Кто мог принести это в такую ночь, кроме самого дьявола?

Бернард с опаской подошёл к корзине, в которой лежал затихший малыш, и неловкими движениями распеленал его

– Мальчишка! – определил он. – Что будем с ним делать?

Алпин задумчиво почесал затылок.

– Надо доложить начальнику караула, пускай разбирается.

Он дёрнул за конец верёвки сигнального колокола, находящегося в большом караульном помещении. Ждать пришлось недолго. Массивная дубовая дверь, окованная металлическими полосами, растворилась, и вошёл начальник караула в сопровождении громадного роста воина, держащего в одной руке факел, а в другой – обнаженный меч.

– Что случилось? – недовольным голосом произнес вошедший, оглядывая обоих воинов.

Начальник стражи, Гордан, был ещё молод, но воинские подвиги и храбрость в сочетании с находчивостью быстро выдвинули его из рядовых воинов. Мощного телосложения, с небольшой русой бородой, и светлыми голубыми глазами он одновременно походил и на мирного хлебопашца, и на грозного викинга. Гордан чаще улыбался, нежели хмурился, но его миролюбие простиралось не далее первой схватки с врагом, когда ярость искажала черты его лица, а оружие в его руках становилось беспощадным.

Бернард указал ему на корзину, стоящую в углу, где под тусклым светом коптящего факела копошилось крошечное существо. Словно почувствовав внимание к себе, малыш

огласил тесное помещение громогласным рёвом.

– Крикун изрядный! – улыбнувшись, покачал головой Гордан. – Откуда он взялся?

Выслушав немногословную историю о найдёныше, Гордан отворил крошечную калитку и вышел за ворота замка. Внимательно оглядевшись, он вернулся, отряхивая от дождя плащ.

– Действительно, чудеса! Я же говорю, что только дьявол может приносить в такую ночь подарки! – заметил Алпин, но начальник стражи не обратил на него никакого внимания.

– Ребёнок голоден! – заметил Гордан. – В корзинке больше ничего не было? Еда, или какие ни будь знаки, указывающие на его клан, или род?

– Ничего, совершенно ничего! – отвечал Бергнард, подходя к корзине с малышом. – Только корзина, пеленки, и малыш, да ещё вот эта жестянка на шее.

– Что за жестянка?

Гордан склонился над ребёнком, и осторожно рассмотрел металлическую пластинку с непонятными знаками на тонком кожаном ремешке.

– Это не руны, не гэльское и не английское письмо; по-моему, даже и не французское. Пусть болтается на нём, коли так!

– Да, маловато поклажи у нашего путешественника, – озабоченно произнёс Бернард

– Сейчас я пришлю кормилицу, она лучше знает, как поступить, и доложу сэру Джону, – с этими словами Гордан покинул вместе с факелоносцем караульное помещение.

Глава 2

Резиденция Сэра Джона находилась в башне – донжоне, одном из самых неприступных конструкций замка, в которой он коротал ночь за изучением финансовых дел. На стенах были укреплены несколько горящих факелов, освещавших помещение; на столе в тяжёлых кованых подсвечниках стояли свечи, новинка того времени. Кроме бумаг, была разложена карта, на которую сэр Джон время от времени бросал внимательный взгляд. Эта карта досталась ему не дёшево, зато он ясно представлял расположение укреплений врагов.

Сэр Джон был большой охотник до новшеств. Несмотря на чрезвычайную дороговизну, в резиденции красовалось несколько застеклённых окон из толстого, мутного, как его называли – лунного стекла. Но более всего его интересовало оружие. Луки, новые кирасы, мечи, щиты и алебарды из крепкой стали он высматривал и у местных оружейников и приезжих купцов. Была тут и новинка – арбалеты, рычажные, а так же с воротом, позволяющим так натягивать тетиву, что стрела пробивала кожаный и стальной панцирь с расстояния 300 футов, а кольчугу – с 400 футов.

Убойная сила, высокая точность и дальность стрельбы снискала арбалетам грозную славу. На стенах крепости были даже установлены два тяжёлых арбалета, метавших большие тяжёлые стрелы на громадное расстояние. Сам же сэр Джон облюбовал себе стремянной арбалет, где арбалетчик ставил ногу в специальное стремя, и, берясь за тетиву, натягивал её всем корпусом. В сравнении с луком арбалет проигрывал в скорости стрельбы, но под защитой надёжных замковых стен стрелок вполне мог перезарядить своё оружие и произвести смертоносный выстрел. Арбалеты выдавались лучшим стрелкам, остальные воины были вооружены шестифутовыми тисовыми луками.

Для того чтобы сократить расходы на вооружение, сэр Джон приказал воинам самим заготавливать стрелы, и из лесу приносили целые вязанки заготовок для стрел, которые сушились, обрабатывались, снабжались оперением и металлическими наконечниками, которые выковывал искусный кузнец. Тетивы делались из бараньих и воловьих кишок. Всем этим хозяйством заведовал оружейник, опытный воин и мастер, Бетериш, унаследовавший от отца опыт изготовления и ремонта всякого оружия. Это был ещё не старый, немногословный грузный человек, всегда занятый своим делом.

Он долго изучал, взвешивал и опробовал стрелы для арбалета, которые были гораздо короче и тяжелее, чем стрелы для лука, и возился с ними до тех пор, пока изготовленные им стрелы поражали ничуть не хуже тех, что продавались оружейниками. Поговаривали, что он знает, как заговаривать стрелы, но, скорее всего, мастер владел секретом заточки и закалки наконечников стрел и копий. Бетериш постоянно находился то у столяра, то у кузнеца, чиня алебарды, бердыши, луки, латы и кольчуги; приходилось приводить в порядок боевые доспехи коней, ремни, к которым солдаты крепили оружие, ковать наконечники для стрел, работы хватало.

Сэр Джон снял со стены свой арбалет, отделанный серебряной чеканкой, любовно держа его на руках, словно ребёнка. Он уже не раз испытал его в бою и брал на охоту, снимая оленей и кабанов с дальнего прицела. Всё оружие стоило больших денег, которых так не хватало владельцу замка, но сэр Джон всегда отсчитывал за него полновесные шотландские фунты.

Кроме военных действий, сэра Джона одолевали и другие заботы. Нужно было углубить ров, укрепить подъемный мост, пострадавший от последнего нападения, перекрыть деревянными балками строящуюся третью башню, и возвести постройки для гарнизона и слуг, ютившихся во временных сооружениях и палатках. Требовалось много строительного материала, тёсаного камня, леса, и, несмотря на близость лесной чащи и каменоломни, их заготовка и доставка обходились недёшево. Большие денежные затраты шли на закупку железа, меди, свинца и олова.

Для работы требовались плотники, кровельщики, каменщики, и приходилось считать каждый фартинг, (мелкие монеты, 1\4 пенни). Нанятых в Эдинбурге пятерых каменщиков и четырех плотников вместе с сопровождающими их четырьмя солдатами ограбила и убила по дороге шайка разбойников. В разбойничьи шайки постоянно стекались крестьяне, не желавшие выплачивать непосильные налоги, и трудиться за жидкую похлёбку на строительстве замка. Для упрямцев и грабителей под тяжелыми каменными сводами крепости была выстроена тюрьма, и заключённых в ней пленных тоже приходилось кормить.

– Чёрт бы побрал всех, кто сидит у меня в подвале! Неплохо они устроились! Специально разбойничают и лодырничают, чтобы их бесплатно кормили! – ворчал сэр Джон, когда у него просили деньги на прокорм заключённых.

Но деньги приходилось давать, к тому же эти самые заключённые трудились от зари до зари.

– Если плохо работают, не бейте их, – учил сэр Джон. – Просто не кормите, и всё!

По всей округе происходили стычки, кроме пиктов гэллов, и больших разбойничьих ватаг, сражавшихся друг с другом не на жизнь, а на смерть. Так, епископ Кейтнесский в свою пользу считал десятину, – десятую часть крестьянского урожая, которую церковь изымала для себя. Разъяренные жители Кейтнесса убили епископа, предав огню его жилище. Однако, нескольким слугам удалось убежать к графу Оркнейскому, и попросить помощи.

Эта весть достигла ушей Александра II, который в это время направлялся в Англию, и, не раздумывая, бросил войско в Кейтнесс, предав смерти четыреста человек, виновных в убиении епископа.

Все эти события приводили к тому, что лорд Джон страстно желал только одного – как можно быстрее закончить строительство крепости. Он был ещё молод, но трудная военная жизнь уже наложила не него отпечаток. Лоб прорезали ранние морщины, лицо было обветрено, брови сходились к переносице, так, что невозможно было догадаться, хмурится лорд или находится в хорошем настроении. Тяжёлый взгляд светлых, глубоко посаженных глаз казалось, проникал в самую душу собеседника. Высокий рост, тяжёлые плечи, густые светлые волосы и массивный подбородок, обрамлённый небольшой бородкой, довершали портрет сэра Джона.

Глава 3

Стук в тяжёлую дубовую дверь оторвал его от раздумий. В открывшемся дверном проёме он увидел Гордона, своего одногодка и верного слугу, не раз спасавшего своего господина от смерти в сражениях.

– Чего тебе, Гордон? – устало спросил сэр Джон. – В такую ночь вряд ли кто решиться напасть на нас. Тогда зачем же ты пришёл?

Гордон взглянул в глаза своего господина. Он отлично понимал, что оторвал его от важных размышлений.

– Сэр Джон, господь послал нам прибавление!

Сэр Джон с любопытством взглянул на Гордона.

– Неужели король прислал солдат с оружием и провизией? Пикты на подходе, и нам нужно подкрепление!

– Нет, господин, король не прислал ничего такого. Господь прислал одного человека – глядя на мерцающий факел, отвечал солдат.

– Мужчину?

– И да, и нет.

Сэр Джон, окончательно оторвавшись от раздумий, встал, и подошёл к Гордону. Несмотря на то, что солдат был крепким и рослым, сэр Джон возвышался над ним на полголовы.

– С каких пор ты стал говорить загадками, Гордон? Не метишь ли в королевские звездочёты?

– Сэр, стражники нашли у ворот младенца, мальчишку.

– Ты шутишь? В такую ночь даже хозяин не выгонит собаку на улицу, а ты мне говоришь о младенце?

– Альпин сказал, что его принёс сам дьявол.

– Ерунда! – раскатисто рассмеялся сэр Джон, показывая крупные белые зубы. – Дьявол ничего не даёт, только забирает. Каков из себя малец?

Мальчишка крошечный, но крепкий, кричит, как озверелый пикт, не кашляет, хотя был весь мокрый от холодного дождя. Вцепился мне в палец, и чуть не оторвал. Что прикажете с ним делать?

– У начальника плотников есть жена, которая кормит грудью ребёнка. Пусть накормит и этого младенца. Не оставлять же дитя человеческое на улице!

– Уже сделано, мой господин. Женщине приказано накормить его, а завтра…

– Когда наступит завтра, тогда и решим. Иди, проверь и усиль посты; если кто-то в такую ночь наведался к нам с младенцем, значит, могут навестить и с оружием. Да передай Альпину, что если он будет слишком часто прикладываться к фляге с вином, отправится работать в каменоломню!

Он положил тяжёлую руку на покрытое кирасой плечо солдата, и легонько подтолкнул его к двери; однако и от этого лёгкого толчка воин покачнулся. Закрыв за собой тяжёлую дверь, Гордон направился выполнять приказ сэра Джона.

Глава 4

Время шло. Вместе со строящимися замковыми башнями рос и малыш, заброшенный судьбой, а вернее, подкинутый какой-то несчастной в замок. Ему дали имя Койлин, что означало дитя, ребёнок. Он целыми днями лазил по стенам, крышам и подвалам, но большую часть времени посвящал стрельбе из маленького лука и фехтованию мечом, которые смастерил ему Бетериш. Меч был изготовлен из обломка старого меча, однако, будучи в руках Койлина, представлял опасность. Гордон, который считал себя крёстным найдёныша, приглядывал за мальцом, довольный тем, что его воспитанник ловко попадает из лука в птиц, сидящих на деревьях, и храбро сражается с солдатами своим маленьким мечом. – Этот парень прирождённый воин, – говорил он сэру Джону. – Он силён, и хитёр, и, когда сражается, норовит нанести мечом рану.

– Не пора его зачислить в крепостной гарнизон? – шутливо спрашивал сэр Джон. – Не зря будет есть хлеб!

– Сэр, при последнем сражении с пиктами он не уходил с крепостной стены. Я дал приказ закрыть его под замок, но шустрый малый как-то выбрался и дрался с врагами, стоя на стене, до победы. Стрелял из лука не хуже солдат! Настоящий бесёнок!

Несмотря на выгодное расположение замка Дирлетон, он имел существенный недостаток – в нём не было источника воды.

Однако архитектор, возводивший замок, нашёл источник, и скрытно подвёл его к самому подножию скалы. Чтобы обеспечить замок водой, её ежедневно таскали в бурдюках в замок, и сливали в дубовые бочки, создавая необходимый запас. Однако в случае длительной осады, когда за стены невозможно было выбраться, замок лишался воды, обрекая его защитников на капитуляцию. Сэр Джон, собрав старых мастеров, долго советовался с ними, пока не было решено пробить глубокий колодец в скале, из которого можно было бы черпать воду. Это была тяжелая, и долгая работа, которую выполняли заключённые.

Имея запас продовольствия, вооружения, а главное, воды, замок мог выдержать, хоть и с трудом, тридцатидневную осаду, и продержаться до подхода королевских войск.

Поговаривали, что в стене колодца, так же, как и под резиденцией сэра Джона имеется потайной ход, ведущий за пределы замка, но точно никто ничего не знал, а те, которые знали, бесследно сгинули.

Однажды Койлин через подкоп в стене, в который мог пролезть только он, убежал в лес, захватив с собой маленький меч. Он целый день бродил в густых зарослях, пока не наткнулся на трех человек, жарящих на костре кабаний окорок. Подслушав их разговоры, он догадался, что перед ним разбойничья шайка, грабящая всех в округе. Лишь днём, под прикрытием крепостного гарнизона путники могли миновать опасный участок дороги, примыкающий к лесу.

Его неосторожное движение в кустах было замечено часовыми, и они бросились догонять мальчишку, который мчался, не разбирая дороги во весь дух. Он чудом миновал болотную топь, и забежал так далеко, что не сразу смог отыскать дорогу домой. Ночь он провёл под раскидистым дубом, крепко сжимая в руке своё маленькое оружие.

Проплутав ещё день в лесу, он явился в замок голодный, оборванный, но не испуганный, рассказав о своих злоключениях Гордону. Тот внимательно выслушал его, и приказал показать тропу, по которой Койлин добрался до дозорных разбойников. Эта вылазка обернулась удачей, в плен попал сам главарь шайки, мужчина громадного роста, с густой черной бородой, прикрытый кольчугой, которая была ему коротка. Во время боя он подбадривал членов шайки громоподобными криками, призывая на помощь людей из своего становища, которое, очевидно, было далеко.

Один глаз его был прикрыт тряпицей, но и с одним глазом он нанёс ощутимый урон солдатам сэра Джона. Когда из его рук выбили меч, он схватил бревно, и, размахивая им, уложил трёх солдат. Только метко пущенная стрела прекратила его яростное сопротивление. Разбойники дрались с особым ожесточением. Солдаты сэра Джона не могли развернуть строй, чтобы использовать численные преимущества, но, застигнутые врасплох члены разбойничьей шайки вынуждены были сдаться на милость победителя.

Однако милосердие сэра Джона простиралась не слишком далеко. Атаман шайки мужественно вынес пытки, которым его подвергли, чтобы вызнать место, где находится становище разбойников, но когда к его груди кузнец приложил раскалённую подкову, плюнул ему в лицо, после чего был сразу повешен.

Выпоров всех разбойников, сэр Джон приказал посадить их в тюрьму, выводя для тяжелых ежедневных работ по строительству замка. Особенно строптивым давали в руки кайло, и спускали в колодезную шахту. На возражения Гордона, говорящего, что тюрьма переполнена, сэр Джон заметил, что замок у него – не лес, места мало, поэтому узники должны довольствоваться тем, что есть, и быть благодарными за то, что их не повесили у ворот замка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4