Валерий Вайнин.

Капуста при свете Луны



скачать книгу бесплатно

– Ясно. – Голос Ивана стал ледяным. – Альку ты накрутила?

– Я?! – Ольга резко села, свесив ноги на пол. – Да Алевтина мне плешь проела: как это бесперспективно, как ей неохота и как перед вами неудобно!

– Вы обе – великие умницы, – буркнул Иван и продекламировал:

У Оли и Али

Анализы брали…

Ольга дала отбой. «Баран!», – огрызнулась она и с трубкой в руке подошла к окну. Жара ощущалось уже с утра: солнце выглядело торжествующе, в небе – ни облачка.

Телефон в Ольгиной руке зазвонил.

– Не понял, – прозвучал голос Ивана, – у меня что-то со связью или ты повесила трубку?

– Со связью порядок, – сказала Ольга. – Но если ты собираешься капать мне на мозги…

– Теперь понял, – перебил Иван. – Захочешь со мной поговорить, начни с извинений. – Послышались короткие гудки.

Ольга вздохнула и принялась убирать постель. Телефон опять зазвонил.

– Ольга Михайловна, здравствуйте, – произнёс вежливый грубый голос. – Где живёт ваш должник?

Ольга взглянула на часы. Было ровно десять, минута в минуту.

– Это Володя? – уточнила она всё же.

– Узнали, богатым не буду. Куда нам ехать?

– Район Смоленской.

– Так, значит… Мы заедем за вами в полдвенадцатого. Ждите у подъезда. – Он повесил трубку.

«Только так», – одобрила Ольга, отправляясь в душ. Она пустила воду под сильным напором и, тихо постанывая, принялась массировать себя пучком колючих холодных струек. Это заменяло ей гимнастику.

Приведя себя в порядок и позавтракав, она критически оглядела свой гардероб. Взяла открытое жёлтое платье, повертела и отложила. Примерила короткую клетчатую юбку и с сожалением повесила на место. В итоге для встречи с бандитами она выбрала белую маечку, джинсы и кроссовки. Это было, так сказать, соломоново решение.

У подъезда Ольгу ждал чёрный «ниссан» с тонированными стёклами. При её появлении передняя дверца приоткрылась и показался могучий торс хмурого детины. Волосы его, как водится, были коротко стрижены, а глубоко сидящие глазки смотрели холодно и цепко.

– Садитесь, Ольга Михайловна. Времени у нас в обрез.

Ольга широко улыбнулась:

– Володя, а вы похудели.

– Похудеешь тут, – вздохнул Володя. – Ничего, если вы назад сядете?

– Да ради Бога. – Открыв дверцу, Ольга проскользнула на обитое кожей сиденье. Машина мягко тронулась. – Ну и жара! Стекло опустить можно?

– Зачем? – Сидящий за рулём парень нахально разглядывал её в зеркальце. – У нас кондишн, как в лучших домах.

– Знакомьтесь, Толян, – обернувшись, представил Володя.

Толян был худощав, не так накачан и волосы его были собраны в косичку. Если бы не дебильная ухмылка, лицо его можно было бы назвать красивым и нежный мальчишеский румянец укрепил бы это впечатление.

Ольга держалась с простотой английской королевы.

– Очень приятно. Оля, – представилась она в ответ.

Толян провёл ладонью над приборной панелью.

– Кондишн тянет как зверь, – удовлетворённо заключил он. – Чё-то я не въехал, Оль…

– Ольга Михайловна, – поправил Володя.

– Да брось ты: свои люди! – Толян через плечо подмигнул Ольге.

Ольга благоразумно промолчала.

Полуобернувшись к Толяну, Володя вонзил в него свои колючие глазки.

– Ты слышал? Или тебе уши прочистить?

Повисло тяжёлое молчание.

Оба парня были в тренировочных штанах и в модных майках без рукавов. На груди Толяна покачивался крест на золотой цепи, а бычью шею Володи, как ни странно, ничто не украшало.

– Я не понял, Ольга Михайловна, – с утрированной учтивостью проговорил Толян, – мы должника вашего должны отметелить или так… просто чайку попьём?

Володя приоткрыл было рот, но вдруг обернулся и вопросительно посмотрел на Ольгу. Она деловито сообщила:

– Мой должник, между прочим, женщина.

Парни обменялись взглядами.

– Клёво. – На губах Толяна заиграла привычная ухмылочка. – А она как на внешность, ничего?

Ольга пожала плечами.

– На чей вкус?

Володя обратил на неё буравящий взгляд.

– Ольга Михайловна, Валентин говорил: мужик.

– Значит, он что-то напутал, – захлопала ресницами Ольга. – Я ему сказала: мне должны. Возможно, это прозвучало как «должник». Вероятно, он решил, что должник – обязательно мужчина.

Не сводя с неё взгляда, Володя почесал переносицу.

– Лабуда какая-то. Я думал, вас динамят внаглую…

– Что ж, по-вашему, – перешла в атаку Ольга, – женщинам долги надо прощать? Они что угодно вытворять могут?

– Угу, им только дай! – поддержал её Толян. – Руку отхватят! Какие подлянки бабы устраивают – мужику не снилось! Тут, Вова, нельзя спускать на тормозах!

Володя перевёл на него хмурый взгляд.

– В левый ряд давай: сейчас поворот будет.

Дальше ехали без разговоров. Лишь короткие реплики Ольги указывали дорогу.

В подъезд вошли гуськом: Ольга, Толян, Володя. Дом был старый, что называется, «сталинской постройки». На лестнице валялся мусор, пахло мочой.

– Чё-то я не въехал, – Толян брезгливо повёл носом, – тут лифта, вообще, что ли, нет?

Володя хмуро на него покосился.

– Взять тебя на руки?

– Третий этаж, – бросила через плечо Ольга и зашагала вверх по лестнице.

Металлическая дверь, обитая дерматином, имела смотровой глазок. Володя и Толян проворно распластались по стеночке. Ольга нажала на кнопку звонка. Громыхнули засовы, дверь открылась, и Галина зачирикала:

– Привет, Оль! Шубу мне через часик привезут. А пока мы дёрнем кофейку, потреплемся…

В квартиру они вошли тем же гуськом, и последний, Володя, тщательно закрыл за собой дверь. Огромная с высокими потолками комната походила на лавку старьёвщика: массивная мебель, хрусталь, керамика, пыльные пейзажи – всё без порядка, всё в куче.

– Здравствуйте, – вежливо сказал Володя. – Красиво живёте.

Деловито и неторопливо изучал он обстановку. Толян тем временем ел глазами хозяйку. Длинные волосы Галины были собраны в пучок, лицо без косметики выглядело бледным и потасканным. Куцый халатик, однако, едва прикрывал богатую грудь и худощавые стройные ноги.

– Извините, что без приглашения, – ухмылочка Толяна обещала многое, – мы на пару слов.

– Это вы извините: я не ожидала… Оль, что же ты не предупредила: я бы хоть приоделась, – лепетала по инерции Галина. Но Ольга без церемоний её оборвала:

– Плевать, в каком ты виде. Мне нужны мои деньги.

– Но, Оль, я же сказала: в конце месяца или, в крайнем случае…

– Разговор конкретный. – Володя навис над ней, как утёс. – Завтра, до шести вечера, вы должны вернуть Ольге Михайловне всю сумму. Никакого базара.

– Но это же нереально, где я возьму…

– Ваши проблемы. Займите, продайте что-нибудь, но, – Володя поднял указательный палец, – завтра до шести вы должны вернуть долг. Ни минутой позже.

Ольга достала сигареты и закурила. Рука её подрагивала.

– Три тысячи двести баксов, – уточнила она.

Галина обратила на неё взгляд побитой собаки.

– Но, Оль, десять процентов – это слишком. Ведь я же тебя выручала… Побойся Бога, Оль.

– Ну, вы даёте, кисуля! – гоготнул Толян, вертя в руках фарфоровую чашку. – А тридцать пять процентов не хотите? А пятьдесят?

– Не важно, – отмахнулся Володя. – Ольга Михайловна, дайте-ка расписку. – Он взял у Ольги сложенный вчетверо листок и развернул перед носом Галины. – Вы писали?

Глаза Галины забегали.

– Я, но… ведь юридической силы это не имеет…

Толян фыркнул и уронил чашку. Она разбилась с треском сухой скорлупы,

– Ой! – сказал Толян.

– Поаккуратней там, – проворчал Володя.

Лицо Галины окаменело. Она села на кушетку, положила ногу на ногу и процедила сквозь зубы:

– Козлы вонючие. Я вас в милицию сдам.

– Чего, чего? – воззрился на неё Володя. Он снял телефонную трубку и протянул ей. – На, сдавай: мы вот они!

Замерев с дымящейся сигаретой меж пальцев, Ольга исподлобья наблюдала за Галиной. Однако та сидела тихо: бравада её мигом испарилась.

– Ну? Чего ж ты? – Володя положил трубку на рычаг. – Могу навестить тебя с твоим участковым. Поговорим за жизнь, расскажешь о своих проблемах… Хочешь?

Галина затравлено посмотрела на Ольгу.

– Всё, кончаем базар! – тряхнул косичкой Толян. – Ты, Вова, подожди где-нибудь… с Ольгой Михайловной. А я ей кое-что растолкую.

В колючих Володиных глазках будто промелькнула неуверенность.

– Мне позвонить надо, – проворчал он.

– На кухне есть аппарат, – подсказала Ольга. – Пойдёмте. Володя мрачно на неё покосился.

– Ладно, на кухню так на кухню.

Кухня была большая и замызганная. В раковине громоздилась немытая посуда. Погасив окурок струйкой из-под крана, Ольга швырнула его в жирную тарелку. Володя прикрыл дверь.

– Зачем вы дали ей в долг? – спросил он хмуро. – Проценты вам были нужны?

– В смысле? – подняла брови Ольга. – Уверяю вас, она в состоянии расплатиться.

Володя поморщился.

– Она же без понятия. С ней хлопот не оберёшься.

– Теперь уж вижу, – вздохнула Ольга и указала на заклеенный скотчем аппарат. – Вот чудо техники. Звоните.

Присев на табуретку, Володя снял трубку. Он быстро дозвонился и принялся занудливо с кем-то препираться. Разговор, в основном, состоял из жаргона и полунамёков. Тем временем Ольга примостясь на подоконнике, рассеянно следила за двумя дерущимися воробьями. Вдруг из-за двери послышался негромкий сдавленный вскрик. Володя не прореагировал: он продолжал что-то сердито вдалбливать своему невидимому собеседнику.

Ольга осторожно приоткрыла дверь, проскользнула в комнату и застыла на пороге. Завалив хозяйку дома на кушетку, Толян стягивал с неё трусики и одновременно зажимал рот. Вернее, пытался. Галина отчаянно извивалась и повизгивала.

– Пожалуйста… пожалуйста… я отдам…

– Сперва дашь, потом отдашь, – сопел Толян. – А потом стучи ментам, курва!

Ольга прислонилась к дверному косяку. Зрачки её расширились, дыхание участилось.

Сопротивление Галины слабело.

– Ну, пожалуйста, – скулила она, – я клянусь, я никуда звонить не буду.

– Ты мне по-любому дашь. – Толян рванул на ней халатик, и отлетевшая пуговка покатилась по полу. – Раз попала, кисуля, не дёргайся. Может, я сам за тебя слово скажу.

При появлении Володи Ольга вздрогнула. Слегка её отодвинув, он протопал в комнату, как медведь, и буркнул:

– Вот это вряд ли. – Он сгрёб Толяна своими ручищами и сбросил на пол. Запахнув халатик, Галина забилась в угол. Челюсть её дрожала.

Толян поднялся с пола и шагнул к Володе.

– Ты чё, основной тут?! Тебя ещё не учили?!

– Меня-то? – Володины глазки буравчиками впились в Ольгу, затем обратились на Толяна. – Учили, вроде. Пойдём, пошепчемся. – Он вытолкал его в прихожую.

Ольга вытерла потные ладони о джинсы.

– Ну как, прошмандовка? – криво усмехнулась она. – Будешь свой язык поганый распускать?

Галина смотрела на неё как кролик на удава.

Из прихожей донёсся звук оплеухи. Ойкнув, Толян что-то пробубнил с угрозой.

– Ты в претензии, что ли? – удивлённо прозвучал Володин голос, и вновь зазвенела оплеуха. – Жди в тачке. Пли-из!

Хлопнула дверь. Володя вошёл и присел на кушетку рядом с Галиной. Запахивая на груди халатик, Галина отодвинулась.

– Никто тебя не тронет, – буркнул Володя. – Не брала бы в долг, голова бы не болела.

Тут Галина разрыдалась гулко и взахлёб. Ольга вздохнула.

– Ну ладно. На чём остановились?

Хмуро на неё покосившись, Володя тронул Галину за плечо.

– Брось реветь. Отдашь не завтра, а через неделю. Сможешь?.. Не слышу ответа.

Галина торопливо кивнула.

– Я постараюсь.

– Постараюсь – не разговор. Отвечай конкретно: через неделю отдашь?

– Да. Через неделю, думаю… железно.

– Так, значит, – Володя решительно встал, – если в следующей вторник Ольга Михайловна мне позвонит и скажет, что ты её продинамила… Поверь, лучше б она не звонила! – Он затопал к выходу.

Ольга поспешила следом.

– Пока, – обронила она, – жду до вторника.

Вниз по лестнице Володя шагал через ступеньку, и его могучая спина маячила у Ольга перед глазами. Выйдя из подъезда, он прищурился от солнца и спросил:

– Как напугали? Нормально?

Ольга с улыбкой подняла большой палец.

– Клиент в полном восторге. Спасибо.

Володя хмуро на неё покосился.

– Вам куда ехать, Ольга Михайловна?

– На Кутузовку. А что?

– Жаль, нам в другую сторону. Извините.

Он влез в чёрный «ниссан» и уехал не прощаясь.

«Гуд лаг, биг бой!», – буркнула Ольга и, перекинув сумку через плечо, зашагала к метро. Джинсы слегка давили в бёдрах, зато кроссовки были гораздо удобней, чем туфли на высоком каблуке.

До встречи с арабом времени оставалось достаточно: Ольга успела посидеть на лавочке и съесть мороженое. В два ровно она позвонила в дверь.

Открыл переводчик Константин. Сегодня он был в элегантном костюме цвета «хаки» и без галстука.

– По вам часы проверять можно, – улыбнулся он.

Улыбка получилась кислой, но Ольга не придала этому значения.

– Стараемся, Костя, стараемся! – Она впорхнула в прихожую. – Как там наш договорчик?

Переводчик вздохнул.

– Ваш договор, Ольга Михайловна, сгорел синим пламенем. Весьма сожалею.

– Как это? – Ольгина улыбка погасла. – Тофик раздумал покупать?

– Нет, вам элементарно перебежали дорогу. Сегодня с утра.

Ольга прислонилась к стенке.

– Другой особняк предложили?

– Особняк тот же, – усмехнулся Константин. – Условия другие.

– Какие, если не секрет?

– Полтора миллиона через банк, кэш – сто пятьдесят тысяч и ремонт пополам с префектурой. Разница существенная, не так ли?

Ольга сердито тряхнула головой.

– Этого просто не может быть.

Константин развёл руками.

– Однако.

Подумав, Ольга спросила:

– Могу я поговорить с Тофиком?

– Он уехал.

– Как уехал… без вас?

– У них в посольстве мероприятие, переводчик не требуется. А я тут на звонки отвечаю.

Они помолчали. И Ольга тронула Константина за локоть.

– Скажите, а… кто предложил такие сказочные условия?

– Ольга Михайловна, я вовсе не уполномочен…

– Ну, Костик, подумайте сами, – Ольга умоляюще заглянула ему в глаза, – разве засяду я на чердаке со снайперской винтовкой? Но могу я при таком обломе хотя бы выяснить…

– Некто господин Шевчук, – со вздохом сообщил Константин. – Вам это говорит о чём-нибудь?

Ольга пожала плечами.

– Как он хоть выглядит?

– Маленький, седовласый, юркий. Всё время кашляет.

– Андрей Петрович! – ахнула Ольга.

– Да, – кивнул Константин. – Вы знакомы?

– А то! – Ольга открыла входную дверь. – Но чума на мою голову, если я что-нибудь понимаю! – Она вышла и вызвала лифт.

– Удачи вам, Оленька, – проговорил переводчик, и дверь захлопнулась.

Накупив телефонных жетонов, Ольга кинулась звонить. Было занято, потом автомат съел два жетона. Ольга перебежала к другому таксофону, руки её ходуном ходили. Снова занято, снова проглочен жетон. И опять занято, занято, занято.

Тормознув зазевавшегося «москвича», Ольга за тридцатник домчалась до дому. Когда она влетела к себе в квартиру, её белая маечка прилипла к спине, что выходило, так сказать, из ряда вон. Лежащий на диване радиотелефон верещал истошно и настойчиво.

– Алло, чтоб вам провалиться! – запыхаясь, выпалила Ольга.

– С удовольствием! Скажи только куда! – гаркнул голос Валентина. – Что ты там за спектакль устроила?!

– Лап, извини, я только что ввалилась и… Ты о чём?

– Брось придуряться! Обидели её, должник-сволочь!

– Валь, погоди! Я же не говорила…

– Помощь тебе нужна, да? Чтобы изгаляться над какой-то… жалкой курицей?!

– А ты на меня не ори! – повысила голос Ольга. – Прислал, понимаешь, эту мразь Толяна… Да по нему психушка плачет!

– Чёрт бы тебя драл! – ещё пуще завёлся Валентин. – Если б Володька знал, что у тебя разборки с тёлкой, он Толяна и на порог бы туда не пустил! Понятно тебе?!

– А ты мне дела не шей! – заорала Ольга. – Я не утверждала, что мой должник – мужчина! Словечком даже не обмолвилась!

Было слышно, как Валентин сделал глубокий вдох и медленный выдох.

– Ты не утверждала, – согласился он почти спокойно, – это я утверждал. А ты меня не поправила, душа моя. Словечком даже не возразила. – Он повесил трубку.

Опустившись на диван, Ольга всхлипнула: «Только этого мне не хватало». Она стала набирать номер Валентина, однако на последней цифре передумала и набрала другой номер.

– Слушаю, – отозвался солидный женский голос.

– Капа, наконец-то! – обрадовалась Ольга. – Два часа к тебе прорываюсь!

– Алён, ты? У меня тут столпотворение. Может, перезвонишь через…

– Нет, Капитолина Евграфовна! – отрезала Ольга. – Я сама столпотворение!

Голос в трубке хмыкнул.

– Это верно. Что там у тебя?

– У нас, Капа! У нас увели араба!

После тяжелого молчания голос будто выплюнул:

– Кто?

– Самой интересно. Думала, ты знаешь. Опять возникла пауза.

– Информация есть? – хищно полюбопытствовал голос.

– Есть. Ему впаривают наш объект, но условия другие. Сказать, какие?

– Не сейчас. Давай встретимся в шесть. Нет, в полседьмого.

– Где?

– Где обычно. Форма одежды парадная: поведу тебя в кабак.

– С какой это радости? – спросила Ольга, но в ответ раздались короткие гудки.

Ольга слегка расслабилась, сняла пропотевшую майку и, развалясь на диване, закурила. Зазвонил телефон. «Я на тебя не сержусь, лап, – приготовила она. – Тебе надо хорошенько отдохнуть, подлечить нервишки…» Но это оказалась всего лишь Алевтина.

– А пьеска-то ничего, – с удивлением проговорила она. – Может, сыграем?

– Вперёд. – Ольга выпустила дым через ноздри. – Флаг тебе на башню.

Алевтина откусила что-то хрустящее и пожевала.

– А ты как бы непреклонна? – съязвила она. – Как бы недоступна уговорам?

Держа трубку возле уха, Ольга встала и поправила букет, подаренный вчера Валентином. Розы уже начали осыпаться.

– Идите в жопу со своим спектаклем, – сказал Ольга.

Алевтина опять хрустнула и пожевала.

– В жопу не хочу. Ванька стишок про это сочинит: «Оля и Аля в жопу попали…»

– Без меня, дорогая, – возразила Ольга, – только без меня. И прекрати чавкать в ухо.

– Ах, простите, графиня, моё плебейское воспитание…

– Я знаю, баронесса, что вы из кухарок.

– Да, Ваша светлость. Но прежде вы были ко мне так добры.

– Прежде, мон ами, вы не опускались до сомнительных постановок.

Алевтина вздохнула.

– Думаешь, надо отказаться?

– Ах, баронесса! Вы уже взрослая леди!

– Оль, я серьёзно!

– Аль, мы ведь это уже обсуждали. Я потная, мне в душ надо.

– Ладно. Пожалуй, откажусь. Сука ты, я тебя целую. – Алевтина положила трубку.

«От суки слышу», – огрызнулась мысленно Ольга и отправилась мыться. Потом она перекусила остатками вчерашних салатов. Затем почитала, подремала и посмотрела телевизор. В шесть вечера она вышла из дома в своём шикарном зелёном платье, в зелёных туфельках и с бирюзовым ожерельем на шее. Гуляющим у подъезда соседям, вероятно, казалось странным, что она не умчалась в карете, а пешком зашагала к метро.

В условленном месте, у табачного киоска, её ждала пышнотелая дама в строгом сером костюме. Гладко зачёсанные волосы подчёркивали греческий овал её располневшего, но всё ещё привлекательного лица. Окинув Ольгу взглядом, дама со вздохом развела руками.

– Нет слов! А я даже переодеться не успела.

– Ты в любом наряде – большой начальник, – утешила Ольга.

Дама игриво толкнула её ладошкой.

– Язва! Пойдём, я вон там припарковалась.

«Жигуль» бордового цвета явно дышал на ладан. Ольга брезгливо отворила дверцу и, подобрав платье, опасливо влезла внутрь.

– Купила бы что поприличней, – проворчала она.

Сев за руль, дама приоткрыла окно.

– Зачем? Для представительства у меня служебная есть. А в личное пользование… – она лукаво подмигнула, – пускай все видят, на каком драндулете ездит Зудина. Ты сама-то почему колёса не купишь?

Машина выехала на шоссе.

– Не трави душу, – вздохнула Ольга. – Думала, с этой сделки наскребу… Видать, не судьба.

Дама вновь подмигнула.

– Хорош прибедняться!

– То есть? – Ольга села к ней вполоборота и, что называется, распахнула глаза. – Кап, ты на что намекаешь?

Капа мастерски вела свой «жигуль» в сплошном автомобильном потоке.

– Я не намекаю, – ответила она примирительно, – даже привычки такой не имею.

– Неужели? – не отставала Ольга. – А по-моему, ты уверена, что у меня денег куры не клюют.

– Алён, остынь. Кусок мимо рта ты, конечно же, не пронесёшь, а особнячок этот… не последний особнячок в нашей жизни.

– Ах, Капитолина Евграфовна, – усмехнулась Ольга. – Вам бы только смущать простодушных девушек! Только бы пользоваться их доверчивостью!

Капа с улыбкой на неё покосилась.

– А это что за намёк?

– Я не намекаю, мадам Зудина, я говорю прямо: вы деспот из Центральной префектуры. Я преследую, можно сказать, как борзая, богатых зарубежных недоносков. Я рискую чистотой своей и непорочностью, трепеща от их похотливых взглядов…

Капа рассмеялась.

– За что тебя люблю, Алён…

– Ну да, я скрашиваю твою унылую жизнь. Однако ты почему-то не интересуешься, какие условия предложили арабскому другу наши конкуренты.

– А вот мы сейчас приедем в уютный подвальчик, закажем вкусный ужин и поглядим, какие мысли бродят в наших бестолковках.

Подвальчик под вывеской «Ресторан Орфей» и вправду оказался уютным: дизайн, освещение и мягкий джаз моментально создавали настроение. Не успели дамы войти, как перед ними возник пожилой лилипут в смокинге.

– Капитолина Евграфовна! Боже мой! – Он раскинул ручонки для объятий.

– Привет, Макс! – Капа присела, и они расцеловались. – Ну как бизнес? Процветает?

– Какой бизнес в этой стране! – отмахнулся лилипут. – Вот посетили меня две красавицы – это сюрприз! Вам столик на двоих или кто-то ещё подойдет?

– На двоих, Макс. В уголке, и чтоб никто не беспокоил.

– Разумеется, – кивнул лилипут. Он проводил дам до столика, отодвинул перед каждой стул, зажёг свечи и с достоинством удалился.

– Обалдеть! – Ольга с любопытством огляделась. – А народ тебя уважает.

Капитолина сосредоточенно пудрила нос.

– Народ от меня зависит. Это надёжней.

– Тебе виднее. Так по какому случаю гуляем?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7