Валерий Тимофеев.

Сказка дедушки Скрипа. Почти правдивая история



скачать книгу бесплатно

© Валерий Тимофеев, 2016


ISBN 978-5-4483-3296-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1 Как Лучик познакомился с нотами

На пыльном чердаке старинного дома среди поломанной мебели и забытых игрушек лежала распухшая потрепанная книга. Распухла она от дождя и снега, проникающих через дырявую крышу, а истрепали ее холодные ветры, которые чувствовали себя хозяевами везде, куда им случалось залететь.

Когда солнце заглядывало в круглое чердачное окно и будило забытые вещи, книга, шелестя страницами, закрывалась и становилась неподвижной до наступления следующей ночи. Каждое утро Лучик солнца, опускаясь на нее, читал одно и то же слово, выбитое крупными, некогда позолоченными буквами – «Симфония». Больше ничего невозможно было разобрать на истертой обложке.

– Симфония… Что же это такое – симфония?..

Лучик каждый день читал это слово и каждый день задавал себе этот вопрос, но лишь сегодня произнес его вслух, и, скользнув по книге, он совсем было собрался перепрыгнуть на поломанный стул, как вдруг остановился, заслышав многоголосый шепот:

– Ах, ах, ах! Как возмутительно!

– Он не знает, что такое – симфония?!.

– Стыд!

– Позор!

– Ах, ах!..

Голоса раздавались из книги.

От удивления в первый момент Лучик растерялся, но, обиженный такими неприятными словами, быстро ответил:

– А вот и не стыд! А вот и не позор! Это вам стыд и вам позор!

– На—ам? – переспросили из книги. – Вы слышали? Он сказал «нам».

– Да вам! – Лучик присел на краешек покосившегося стула. – Столько лет я приношу вам свет и тепло, хочу познакомиться, а вы вместо благодарности ругаетесь. Если вы такие ворчливые, то очень скоро все ваши листы покоробятся и распухнут, да так, что на вас никто и взглянуть не захочет.

– Почему? Почему?

– А потому! Я больше не приду на этот чердак. Пусть дождь и снег делают с вами все, что ни пожелают.

– Ах, ах, ах! – раздались испуганные голоса. – Мы будем плохо выглядеть.

– На нас никто не пожелает взглянуть?!

– А мы такие хорошие…

– Какое несчастье!

– Нет – нет! – поспешил успокоить их Лучик. – Не расстраиваетесь! Это я сказал от обиды на ваше ворчание.

– Мы больше не будем!

– Не будем, не будем, – пообещали из книги.

– Вот и хорошо! – Лучик спрыгнул со стула. – Тогда давайте знакомиться. Меня зовут – Лучик.

И он запел, рассказывая о том, что в любое время года никакие тучи не смогут помешать солнцу принести в наш дом утро и зажечь улыбку на наших лицах.

 
Я в каждый дом
Я каждый день
Вхожу зимой и летом.
Гоню я сон,
Гоню я лень
И согреваю светом…
 

Как только по чердаку проплыли первые звуки, край книги приподнялся. Оттуда выглянули маленькие человечки, очень похожие на большие точки.

Они восторженно смотрели на Лучика и качали в такт мелодии головками, отчего банты на их косичках весело подпрыгивали.

А Лучик летал, и все, чего он касался, вспыхивало ярким светом.

– Какая солнечная песенка! – воскликнула одна точка.

– А голос, сестренки, какой чудесный голос! – удивлялась другая.

– Кто бы мог подумать, что от песни становится так тепло и светло! – заметила третья.

Лучик закончил петь и опустился около книги.

Ему дружно аплодировали.

– Здравствуйте, – сказал он, увидев обитателей книги. – Теперь вы знаете, кто я. А вы – кто?

– А мы… а мы… – разнеслись звонкие голоса. – А мы – ноты!

И они, построившись в ряд, быстро представились:

– Я – До…

– Я – Ре…

– Я – Ми…

– Я – Фа…

– Я – Соль…

– Я – Ля…

– Я – Си.

– Вот тебе раз! – опешил Лучик. – Да как же я вас отличать буду? Вы похожи как две капельки росы на утренней зорьке!

– Неправда! Неправда! – запротестовали ноты. – Мы совсем-совсем разные.

– Где же разные? Посмотрите на себя!

– На нас не надо смотреть! Нас надо слушать! – объяснила та, которая назвалась нотой Соль.

– Вы закройте глаза и слушайте, – посоветовала ее соседка нота Ля.

– Хорошо, закрываю, – согласился Лучик.

– Сейчас вы убедитесь, что мы не похожи одна на другую, – и ноты пропели:

– Я – До…

– Я – Ре…

– Я – Ми…

– Я – Фа…

– Я – Соль…

– Я – Ля…

– Я – Си. Ну как?

– Когда глаза закрою, совсем – совсем непохожие, а когда открою, совсем – совсем похожие, – удивился Лучик.

– Хи – хи – хи! – зазвенели ноты.

– Это потому, что вы нас еще плохо знаете.

– Простите, но я не вижу даже самого малого различия. – Он был растерян.

– Нас отличают по голосу, каким мы поем, – сказала нота До.

– И по дорожке, где мы стоим, – добавила нота Ми.

– Где вы стоите? – еще больше удивился Лучик.

– Да – да! Где мы стоим, – подтвердила Ми.

– У каждой из нас свое место, и мы можем ходить только по своей дорожке, – объяснила Фа.

– А как вы встречаетесь? – спросил Лучик. – Как ходите в гости друг к другу?

– Нам не надо ходить в гости. Мы живем рядом и всегда вместе, – ответила Соль.

– Ах, как хорошо! А мне со своими братиками так редко приходится встречаться, – опечалился Лучик.

– Почему? Почему? Почему? – наперебой спросили ноты.

– Надо всем – всем дать свет и тепло. А всех так много! И мы не успеваем встретиться и поговорить, а поиграть и подавно.

– Ах, ах, ах! – сочувствовали ноты.

– И только к ночи мы собираемся вместе, но так набегаемся за день, что валимся с ног от усталости. – Разговаривая с нотами, Лучик медленно передвигался по чердаку. – А утром рано – рано опять спешим.

– Как вам скучно, наверное, жить! – воскликнула Ля.

– Нет – нет! Даже очень весело. И интересно, – улыбнулся Лучик. – Мы все видим, за один день облетаем всю землю. А она такая красивая! И разная. Где – белая зима, а где – разноцветное лето; где – пушистый снег, а где – теплый дождь. И все это за один день!

– Удивительно!

– Это для вас удивительно. Для меня привычно, – похвастался Лучик, но тут же признался: – И все же я удивляюсь. Всегда находится что – то новое, чего не было вчера или много лет назад и чего может не быть завтра и через сто раз по завтра. Если б вы могли хоть один день полетать со мной…

– Ах, ах, ах! – сожалели ноты.

– Хоть один день! – мечтательно воскликнула Ми.

– Если бы это было возможно, – сказала Соль.

– А вы к нам завтра придете? – спросила Ля.

– Обязательно приду, – заверил Лучик.

– И расскажете о своих путешествиях?

– И принесу вам утро! – пообещал он.

– А мы расскажем, что такое симфония, – в свою очередь пообещали ноты.

Лучик выпрыгнул из окна и встал на самый край черепичной крыши.

– Ой, ой! – испугалась Ля. – Вы упадете!

– Держитесь крепче! – крикнула Соль.

Вдруг громкий и строгий голос заглушил их и заставил замолчать:

– От – т – меню! От – т – меню! Всех от – т – меню!

– Проснулся, сестренки, тише, проснулся, – прошептала Ля, прикладывая палец к губам.

Ноты, стараясь не шуметь, столпились у книги. Им было и страшно от этого голоса, и жаль уходить от нового друга.

– Кто это? – спросил Лучик.

– Господин Бекар, – сердито махнула рукой Соль.

– Так вы не одни здесь живете?

– Нет – нет, нас много! – оглядываясь, сказала Ля. – Но тихо…

Она прислушалась.

В книге ворочался разбуженный господин Бекар.

Ноты одна за другой исчезали.

– До завтра, – ответила за всех Соль, но Лучик был уже далеко.

На чердаке снова наступила тишина. Лишь изредка скрипнут поломанные стулья:

 
Ох, ох, ох. Болят наши досочки старые.
 

Или всплакнут во сне забытые игрушки, вспомнив далекое детство:

 
Ох, ох, ох. Мы никому не нужны.
 

Глава 2 Игра в слуг и господ

Пришло время познакомиться с теми, кто живет в старой книге, и ответить на вопрос: как же получилось, что среди нот и нотных знаков, призванных в равном труде служить музыке, вдруг появились господа и слуги?

А появились они не вдруг.

Долго лежала книга на чердаке. Никто не листал ее страницы, не заставлял ноты сливаться в прекрасные мелодии, и от этого затянувшегося безделья кое – кто вообразил о себе слишком много.

Ноты веселились: они пели, танцевали, придумывали разные забавные игры, но наступил такой момент, когда их фантазия исчерпалась. И тогда партитура, эта хранительница симфонии, провозгласила себя королевой Единого Музыкального Королевства.

– Вас, Скрипичный Ключ, из уважения к старшинству, я назначаю Главным Распорядителем. С этого часа мы начинаем самую интересную игру – путешествие по страницам Симфонии. И вы будете нашим проводником.

Все обитатели книги несказанно обрадовались и встретили предложение Партитуры криками «ур – ра!»

– А кто будет следить за порядком? – задал вопрос Бемоль. – В порядочном королевстве должны быть и советники, и министры.

– Я возьмусь за это нелегкое дело, – предложил свою кандидатуру Диез.

– Почему вы? А я чем хуже? – возразил Бемоль.

– Я повышаю! – важно заметил Диез.

– Ну и что? А я понижаю! – не уступал Бемоль.

– А я вас обоих отменяю, – перебил их Бекар, – и, выходит, мне быть главным!

Они долго спорили, кричали и даже немного потолкали друг друга, пока Бекар, рассердившись, не крикнул:

– От-т-меню!

Диез и Бемоль испугались и безоговорочно признали лидерство Бекара, а между собой быстро выяснили отношения. Во время спора толстенький Бемоль убедился, что с острыми локтями и коленками Диеза лучше не иметь дела, и уступил ему первенство.

Начало игры было забавным, и ноты от души посмеялись над министрами.

– Ваше величество! – под общий смех обратился Аллегро к Партитуре. – Осмелюсь заметить, вы упустили из виду придворных дам.

– Что вы, Аллегро! – прервала его Реприза. – Я уверена, что наша королева ничего не упустила! Первой и единственной придворной дамой будет графиня… – Все замерли в ожидании, следя за взглядом Репризы – на ком же она остановит свой выбор? – Да-да, графиня… Реприза!

– А принц и принцесса? – спросил Бемоль.

– О, ваше величество! – выступил Мажор. – Позвольте предложить на это место Минора и Секту. С нами они не играют, поскольку Минор всегда грустит, а Секта слишком умная.

– Правильно, – одобрил выбор Мажора Аллегро, – с вами они прекрасно поскучают, а мы без них прекрасно повеселимся! – Он засмеялся, а ноты вытолкнули из своих рядов Минора и Секту.

– Получите свои сокровища, ваше величество, – сказала Соль, подводя «принцев» к Партитуре.

Секта встала по левую сторону кресла королевы и, раскрыв книжечку, углубилась в чтение; Минор встал с правой стороны. Глазами, полными печали, смотрел он на Секту и вздыхал.

Бемоль внес новое предложение в надежде, что и ему достанется какой-либо важный чин:

– Где королевская гвардия? Вы забываете самое главное! Нас захватят другие короли! Нас арестуют взбунтовавшиеся слуги, если мы не создадим надежную, хорошо вооруженную гвардию! Играть, так играть по-настоящему!

– Вы правы, господин Бемоль, – согласилась королева.

– Хи-хи-хи! Господин! – засмеялись ноты.

– Но-но! – остановил их Бекар. – Не нарушайте правил игры!

Ноты прекратили смех.

– Пусть господин Диез приведет самого старшего Баса, – приказала королева.

Диез, обрадованный, что его тоже назвали господином, побежал за богатырем.

– Верно, ваше Величество! Лучшего командира и не придумать, – поддержала Реприза. – У меня от одного его голоса волосы дыбом встают и колени дрожат.

– Зачем потревожили? – спросил Бас, выходя с Диезом из подвала.

Королева поднялась из кресла, вытянула перед собой руку и торжественно произнесла:

– Я, Партитура, правительница Единого Музыкального Королевства, назначаю тебя генералом Басом и командиром басовой гвардии!

Бас ничего не понял.

– Что с ней? – спросил он у нот.

– Соглашайся, соглашайся, – шептали ему ноты. – Это игра такая.

– Ах, игра! – улыбнулся Бас и махнул рукой. – Ну, тогда ладно, я согласен.

– Вы, генерал, должны беспрекословно подчиняться вашей королеве…

– И мне, – вставил Бекар.

– Почему? – удивилась Партитура.

– А кто у нас отвечает за порядок? – спросил Бекар.

– Генерал Бас.

– Генерал командует гвардией и подвалом. А я – всем! Нашего Баса пока дозовешься да растолкуешь, что к чему, десять переворотов успеет произойти.

– Пусть будет по-вашему, – отмахнулась от назойливого Бекара королева и обратилась к Бемолю: – У вас все?

Бемоль хотел ответить, но больше ничего не смог придумать.

– А мы? – громко спросила Соль.

– Что нам делать? – поинтересовались ноты.

– Вам?! – строго посмотрела королева. – А работать кто будет? Я?

– Но…

– Никаких разговоров! Игра начинается! Господин Бемоль! Проводите генерала Баса в подвал! Главный распорядитель! Открывайте первую страницу! Господин Бекар! Следите за всем! А я… пойду отдыхать.

Если вы много дней подряд станете играть в одну, пусть даже очень интересную игру, она вам надоест.

Надоело и нотам.

Но господам игра с каждым днем нравилась все больше и больше. Диез на всех повышал голос, Бекар грозился всех отменить, а Бемоль – посадить в подвал. Реприза стала еще капризнее. Она по пять, а иногда и по двадцать пять раз требовала повторять одну и ту же мелодию и только затем, чтобы показать свою власть. Перед нею робел сам господин Бекар.

И, конечно, же, господа всеми силами старались продолжать игру.

– Хватит, покомандовали! – однажды не выдержала Соль. – Будем меняться. Вы – слуги, а мы – господа.

– Что? – спросила Реприза.

– Бунтовать? – крикнул Бекар. – Господин Диез! Бегите за генералом Басом! Господин Бемоль! Ведите всех в подвал! – И пригрозил нотам: – Я вас научу покорности! Вы у меня на цыпочках ходить будете!

И Бекар засадил ноты в темный сырой подвал.

С этого дня жители книги разделились на самых настоящих слуг и господ.

А что было дальше, вы узнаете, прочитав следующие главы.

Глава 3 Открытая страница

Наступила ночь.

Лучик уже спал со своими братьями, когда старая книга проснулась. В тишине чердака, освещаемого лишь бледным светом Луны да мерцающими огнями уличных фонарей, прошелестели страницы.

Раздались негромкие голоса.

Ноты нехотя поднимались со своих постелей.

– До-о-о…

– Ре– е– е…

– Ми– и-и, – потягивались они.

Раньше всех вставала нота Ля. Пока ее сестрички досматривали последние, самые интересные сны, Ля прибирала постель, умывалась и готовила завтрак. Она любила трудиться и не боялась никакой работы. За ее вечные хлопоты и доброту ноты называли сестричку Ля «нашей маленькой хозяюшкой».

– Х-Фа-тит вам ва-Ля-ться! – будила она всех. – Соль-ко можно? Г-Ля-ньте в окно, уже ночь на дво-Ре.

– Ох, кажется, я До-лько уснула и уже пора вставать, – жаловалась нота До.

– Не трогайте Ми-ня! Я полежу еще Минуточку, еще одну Ми-нуточку, – просила нота Ми.

– Сейчас тебе будет минуточка, – пообещала ей Ля. – Видишь, идут господа Диез и Бекар.

– Где? Ой! – воскликнули ноты.

И правда, на страницу поднимались Диез и Бекар.

Увидев ноты в постели, Бекар возмутился.

– Как? Еще не готовы? Еще валяетесь? От-т-меню! Всех от-т-меню! Господин Диез! Срочно поднимите этих ленивиц!

– Сей момент будет исполнено! – поспешил заверить Диез. Он побежал среди нот, толкая их острыми локтями; ноты подпрыгивали и вскрикивали, а Диез, исполнив приказание, скрылся со страницы.

– Хорошо, хорошо, – Бекар, довольный услужливостью Диеза, прохаживался между нотами, гордо выставив грудь.

А ноты протирали глаза и занимали свои места на дорожках.

– Живо, живо! Хватит зевать! – не унимался Бекар. – Бар-рабаны! Вперед!

Раздалась густа барабанная дробь: тра-та-та, та-ра-та-та.

Ноты построились.

– Смирно! – скомандовал Бекар.– По порядку рассчитайтесь!

– До, Ре, Ми, Соль, Фа…

– От-ста-вить! – Бекар надулся, покраснел и зашевелил губами, подыскивая нужное слово. – Перестройтесь!

Ноты перестроились. Фа перебежала на дорожку ноты Соль, а Соль – на дорожку ноты Фа. И, хотя беготни было много, беспорядок остался прежним.

– Безобразие, – осерчал Бекар, – Бунт! От-т-меню! Где господин Бемоль? Где господин Диез? Позвать! Немедленно позвать!

На его крики явилась служанка графини Репризы – Пауза. Бекар сразу замолчал, забыв закрыть свой рот, а ноты, воспользовавшись перерывом, уселись на дорожках.

– Господин Бекар, – произнесла Пауза, – господа Бемоль и Диез завтракают у графини Репризы. – Она подняла руку вверх, показывая, где господа завтракают. – Быстрее поднимайтесь и присоединяйтесь к ним. Вас ждут, – с этими словами девочка подала Бекару записку.

Он прижал листок к груди, поцеловал его и замахал на Паузу руками, требуя удалиться. Едва она отошла на несколько шагов, к Бекару вернулся дар речи.

– Ступай, ступай, – прошептал он, – доложи графине, скоро буду. Следом за тобой. Я уже почти там. Нет, я там! В мыслях, в чувствах. Так и скажи. Ступай, ступай.

И не успела Пауза скрыться, как Бекар сильнее прежнего зашумел на ноты:

– Встать! Голоса!

Ноты пропели гамму.

– Чище, чище! Ещ-ще раз! – требовал Бекар. – Пора уже проснуться!

Ноты очень старались. Им не хотелось больше сердить Бекара. Пусть он останется доволен и поскорее уйдет к своей скучной графине.

– Хорошо, – наконец признался он. – Где Аллегро? Мой верный Аллегро!

– Я здесь! Я всегда здесь! – Аллегро появился перед Бекаром.

– Рад тебя видеть, дружок. Ты мне должен помочь, Аллегро.

– Я всегда готов помочь вам, господин Бекар.

– Знаю, знаю, – Бекар подобрел. – Займись ими, – он махнул в сторону нот, – а я должен оставить вас на некоторое время.

– Что-то случилось, господин Бекар? – спросил Аллегро, хотя он отлично знал, в чем дело.

– Понимаешь, – таинственно шепнул ему на ухо Бекар, – меня пригласила на завтрак графиня Реприза!

– Поздравляю! Вам необыкновенно повезло.

– Почему повезло? – надулся Бекар.

– Вас пригласили так высоко, – Аллегро посмотрел наверх.

– Ты забываешься, Аллегро! – Бекар заважничал. – Я тоже высокого рода.

– Ха-ха, высокого! – усмехнулась нота Соль.

– Да, высокого! – повысил голос Бекар, – Правда, мне постоянно приходится сталкиваться с этими безродными нотами, но я поднимаюсь ой как высоко!

– И опускается ой как низко, – дополнила все та же Соль.

Ноты прыснули от смеха.

– Прекратить! Резко обернулся Бекар. – От-т-меню! Всех от-т-меню!

– Отменяйте Бемоля и Диеза, а нас не трогайте, – сказала Соль.

– Руки коротки, – прошептала До.

– Что? Опять?! По подвалу соскучились?

Ноты притихли.

– То-то! – пригрозил Бекар и обратился к Аллегро. – Вот видишь, дружок, с ними надо построже! – Он похлопал Аллегро по плечу. – Так я пойду?

– Идите, идите, – подтолкнул Аллегро. Ему уже надоела болтовня Бекара, и он не знал, как быстрее спровадить его.

– Не стоит заставлять себя ждать, – упирался Бекар. – Это некрасиво.

– Очень некрасиво, – поддержал Аллегро.

– Так ты, дружок, займись ими. – И, глубоко вздохнув, он запел:

 
Их гонять, гонять, гонять…
 

Господин Бекар так увлекся этим словом, что повторял бы его до сегодняшнего дня, но Аллегро вовремя пришел на помощь, больно толкнув локтем в бок.

– Да-да, спасибо, – поблагодарил Бекар. – Ну, я пойду, подкреплюсь немного, С такой работы и похудеть недолго. – Он погладил себя по животу.

Аллегро с трудом сдерживал себя:

– Для вас это нежелательно. Вы растеряете свою солидность и весь свой вес в нашем королевстве.

– Вы так думаете?

– Непременно так. – Он подхватил Бекара под руку и потянул к лестнице. – И не беспокойтесь. Кто-кто, а я им покоя не дам. Вы мой характер знаете.

– Да-да, конечно! Я знаю! Хорошо знаю! – продолжая хвалить Аллегро, Бекар важно поднимался в покои графини Репризы. – Так вы погоняйте их, а мы будем слушать… и кушать. – Бекар засмеялся собственной шутке и скрылся за дверью.

Глава 4 Веселый танец

Ноты обступили Аллегро.

– Милый Аллегро! – наперебой дергали они его за рукава.

– Что мы будем танцевать?

– Найдите что-нибудь веселое, милый Аллегро!

– Но почему вы хотите непременно танцевать? Давайте споем, – предложил он.

– Нет, нет, танцевать!

– Только танцевать, пока не пришел этот противный Бекаришка, – просили ноты.

– Ну, Аллегро! Не мучайте нас! Решайте быстрее!

– Что же мы станцуем сегодня? – задумался Аллегро. – Ну-ка, сознавайтесь. Вы наверняка уже сделали выбор.

– Если можно, ваш танец с тридцать седьмой страницы, – тихо попросила Ля. – Мне он так нравится.

– Нашей маленькой хозяюшке больше нравится Аллегро, чем его танец, – хихикнула Фа.

– И вовсе нет, неправда! – покраснела Ля и спряталась за подруг.

– Когда мы начнем, наконец? – нетерпеливо спросила Соль. – Аллегро, открывайте страницу!

– Помогайте мне! – попросил он.

Ноты, толкаясь и смеясь, ухватились за лист. Страницы одна за другой перевернулись.

С потертого старого дивана поднялся старый и седой дедушка Скрип. Его вообще-то зовут господином Скрипичным Ключом и Главным Распорядителем, но он такой добрый и такой старый, совершенно не похож на господина, к тому же постоянно скрипит. Все зовут его дедушкой Скрипом и не иначе.

Он несказанно обрадовался появлению нот во главе с Аллегро.

– Кхе, кхе… Детки уже разыгрались? Кхе, кхе… Веселитесь, веселитесь. Вы не помешаете мне думать мои стариковские думы. Кхе, кхе… Я вот здесь посижу, у камина, погрею свои косточки. А вы играйте и не обращайте на меня внимания. Кхе, кхе…

Ноты помогли дедушке и поставили кресло ближе к огню.

– Так вам удобно? – спросила Ля.

– Удобно, детки, очень удобно, – ответил дедушка Скрип. – Аллегро, начинай, сынок. Смотри, с каким нетерпением ждут тебя.

Аллегро взмахнул руками.

Заиграла музыка, и он первым пустился в пляс. За ним в веселый танец включились все ноты. Братец Мажор и Секунда подошли к разгару веселья. Они так старались, что успели устать больше всех.

А веселый танец и веселая песенка вливали в них новые силы.

 
Так задорно мы плясать
Дни и ночи рады.
В этом танце обучать
Никого не надо.
 

Дедушка Скрип дремал в кресле у камина. Он изредка открывал глаза и кивал головой в знак одобрения.

Аллегро танцевал со всеми нотами поочередно. Когда танец закончился, уставшие и радостные ноты с шумом расселись вокруг кресла дедушки Скрипа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное