Валерий Теоли.

Сандэр. Князь изгнанных



скачать книгу бесплатно

Не попала бы Наташа в беду.


Снежинки падали с небес, кружась в нескончаемом вальсе, и бесшумно ложились на покатые сугробы по обеим сторонам от тракта. Укрывающих дорогу плит снег не достигал, тая метрах в пяти от каменной поверхности. Эльфийская магия защищает тракт от снега и дождя невидимой воздушной крышей.

Сивый мерин устало плелся по тракту. Хороший коняга, в меру быстрый, по молодости в скачках участвовал, по заверениям косоглазого торговца, продавшего его за три золотых империала и сулившего за золотой сверху отдать свору боевых псов без амуниции.

Я выехал минут через десять после воина, договорившись с торговцем о покупке коня из каравана, и направился к Исиланту на разведку. В селение заходить необязательно. Поймаю кого-нибудь в окрестностях и расспрошу о новостях. Самолично увижу, не превратились ли храмы в развалины. Все нормально – поеду спокойно по маршруту, указанному Смуглянкой. Подтвердится информация от воина – планы кардинально изменятся.

Во-первых, отпадет надобность в посещении Столицы Наемников. Кредит мне не светит, а без денег серьезных бойцов не нанять. Колечко не продам, само по себе пригодится. Сестренке отошлю, и то польза.

Во-вторых, спасать Водяных Крыс стану сам. Конечно, к Марну Извергу стоит заглянуть на огонек и попросить помощи. Сомневаюсь в расторопности имперцев, да ничего иного не остается.

В неспешной поездке верхом – половину расстояния до Лунного сада Сивый покрыл галопом и теперь заслуженно отдыхал – масса плюсов. Едешь, наслаждаешься пейзажем, размышляешь о бытии. Пока ехал, составил подробный план дальнейших действий при худшем развитии событий.

Вот всегда так. Рассчитываешь на одно, строишь планы, и из-за форс-мажора они рассыпаются карточным домиком. Без Смуглянки и ее чар сокрытия спокойно мне не жить. На меня выйдут жрецы Карубиала, и я приму бой. Лучше раньше, тогда удастся избежать угрозы Лильке, Алисии и моим друзьям.

Поскольку раскрытия не миновать, использую свое «воскрешение» по полной. Не только сброшу маскировку, но и любезно предоставлю врагам-ангелианам возможность преследовать меня аж до основного лагеря напавших на Зеркальное озеро троллей.

В подчинении верховного жреца храмовые стражи и отряды эльфийских следопытов плюс наемники. Что сделает главный любитель летающих единорожиков, узнав, где находится величайший враг ушастого народа? Натравит на меня всех оказавшихся в его власти, привлечет кучу профи для выслеживания. И тут я устрою грандиозный сюрприз всем недоброжелателям. Ну, большинству. Демонопоклонников в расчет не беру. Впрочем, зависит от того, кто напал на Исилант. Я бы не удивился, реши темные мне отомстить за демонических жабоидов и выследи меня способом, игнорирующим печати и пространственно-временные «мешки» Клейменых.

Жизнь моя кардинально изменится. Слишком могущественные разумные обратили внимание на чуток необычного иномирянина. Удастся вразумить жречество, отбив желание меня преследовать, обязательно найдутся другие желающие выпотрошить ловца духов и по совместительству носителя некой княжеской древнеэльфийской сущности.

Закончу с защитой Зеркального озера и попрошу Гварда спрятать сестренку.

Пусть даст ей другое имя, составит новую легенду, применит чары изменения внешности и ауры. Никому не должно прийти в голову связать очаровательную молодую зверомагессу с ловцом духов из ксаргской глуши.

Я же поведу лишь мою войну. Во врагах не абы кто, а демоны и кровожадный ангел, до кучи тайная организация наемных убийц и шпионов. Весело.

Эх, маловато я поговорил с Наташей. Она наверняка в курсе всего касающегося меня и, уверен, не соврет, в отличие от Авариэль. Чуть меньше хочу пообщаться со Смуглянкой. Из нее, несмотря на всю ее таинственность и секретность, попробую вытянуть сколько-нибудь правдивые сведения. Инфа мне позарез надобна, я без нее точно слепой котенок.

Девчонки выжили в заварухе. Смуглянку запросто не убить, Наташка Видящая, и в охране у нее цельное древесное божество.

– Эй, человек! – Из-за поворота тракта показалась пятерка всадников на бескрылых единорогах.

Фирменные красно-зеленые доспехи напоминали покров из листьев, облепивших фигуры воинов. У четверых по тонкому длинному копью с алым наконечником-шипом, на боках в ножнах изогнутые мечи. Вроде не патруль Лунного Клейма, те работают незаметно и изящно, не пугая паломников обнаженными клинками, по словам Смуглянки. Напряженные лица бойцов, хмуро глядящие из-под козырьков шлемов, мне совершенно не нравятся. Гербовые накидки, на которых изображены алые цветы на шипастых стеблях, доверия не добавляют. У Клейменых герб связан с лунами.

– Мое почтение, уважаемые, – поздоровался я. – Вам что-то угодно от одинокого путника?

Всадники подъехали вплотную. Бритый эльф в серебристом венце вместо шлема остановился передо мной, двое встали по бокам, четвертый сзади. Пятый занял позицию на дороге неподалеку, наблюдая за трактом и теребя древко копья. Ощущение неясной угрозы, зародившееся при виде герба, нарастало. Не по душе мне действия пятерки, ох не по душе. Окружили грамотно, из такой «коробочки» вырваться шансов мало, попробуешь – и напорешься на словно невзначай выставленные копья.

– Да благословит Карубиал твои благие поступки и направит на правильный путь, человек, – ответил витиеватым приветствием бритоголовый, положив ладонь на торчащий из-за широкого пояса жезл с металлическим оголовьем. – Куда направляешь стопы свои?

Вот не нравится мне лысый, и все тут. Неспроста у него на башке венец, и руку он тоже не для напускной внушительности на жезле держит. Эльфы поголовно имеют склонности к магии и развивают их всю жизнь, с пеленок, вдобавок усиливают с помощью магических предметов. Они прагматики, и любое украшение для них прежде всего волшебный инструмент и показатель статуса. Чем круче артефакт, тем выше положение ушастого в обществе. Красота тоже важна. Уродливых магических предметов у эльфов не увидишь.

М-да, задачку задал бритоголовый. Он в команде шипастых спец по допросам. Ишь, лыбится по-змеиному холодно, и глаза колючие. Интересно, маг разума рассмотрит печать в моей ауре?

– К Исиланту, уважаемый, – признался я. – Сегодня по округе разносятся слухи о нападении на Лунный сад, да благословит его храмы Крылатый Единорог. Я хочу выяснить, правду ли говорят о разрушении Исиланта.

Съел, святоша? И честно, и лишнего не сболтнул. Не прикопаешься ко мне и с Кристаллом Правды.

– Кто ты, человек, и что толкнуло тебя на странствие в наших землях? – улыбчиво допрашивал бритоголовый.

Красиво провел инквизицию, да? Черт говорливый. Честность и еще раз честность, ловкость языка и нуль лжи. Раунд второй, поехали.

– Обстоятельства, уважаемый, и желание обезопасить близких подвигли меня на путешествие в Эладарн. Я пилигрим, нашедший спасение в сих осененных благодатью святейших ангелов краях.

Бритый понимающе качнул головой, пальцы его забарабанили по оголовью жезла.

– Скажи свое имя, странник, и поведай об обстоятельствах, вынудивших тебя искать спасения в нашем благословенном королевстве, – не унимался он.

Мужик, тебе какая разница? В мыслях у меня причинения зла Эладарну и тем паче Лунному саду нет, я путешественник, страдающий излишним любопытством.

– Меня зовут Александр, – пошел я ва-банк. Имя необычное для Ксарга, и? Велик Лантар, имен не счесть в племенах людских. – Волею Судьбы и Творца в империи со мной случилось несчастье, на лагерь, в коем я остановился, напали. Я чудесным образом спасся и, преисполненный благодарности за избавление от врагов и желания защитить близких мне людей, решил обойти святыни нашей ангелианской веры.

Я на самом деле благодарен Смуглянке. Без нее нас с Наташей порвали бы на куски демоны в Спящем лесу.

Ответ не удовлетворил бритого. Сверлящий взгляд требовал подробностей, выдать которые я с ходу не мог, чувствуя себя сапером на минном поле. Ну чего он ко мне прицепился? Чем я ему глянулся? В Эладарне тысячи путешествующих в одиночку пилигримов, и к ним наверняка не подъезжают с претензиями.

– Уважаемый, полагаю, в Исиланте и впрямь случилась ужасная беда? Не припомню, чтобы по тракту в окрестностях священного сада разъезжали патрули, не принадлежащие Лунному Клейму, и тревожили добрых путников.

Красивое лицо бритоголового святоши на неуловимый миг перекосилось.

– Исилант разрушен наследием темных эпох, призванным нашими непутевыми заблудшими братьями, – выплюнул он слова. – Паломники и жители Лунного сада, находившиеся вчера в нем, к величайшему нашему прискорбию, погибли. Где ты ночевал, человек?

– А глава дома Лунного Клейма? – вырвалось у меня, о чем я немедленно пожалел. Бритоголовый подозрительно зыркнул и переместил руку к рукоятке жезла. Я поспешил исправить положение, да зря – святоша потянул жезл, изборожденный магическими знаками, из-за пояса. – Прости, уважаемый. Я провел ночь в «Золотой флейте». Трактир севернее, у тракта. Святые ангелы сохранили меня, направив прочь от Исиланта.

– Встречался ли тебе кто на дороге? Раненый? – Боковым зрением я отметил беспокойно закрутившегося пятого патрульного. И трое эльфов вокруг чаще поглядывают по сторонам.

Все интереснее и интереснее. Шипастые ищут выживших. Зачем?

– В «Золотую флейту» забрел израненный разумный из Исиланта несколько часов назад. Он купил коня и покинул трактир, отказавшись от услуг лекаря.

– Куда он уехал?

Как же не хватает мне повышенной чувствительности к астральным объектам! Тогда бы точно понял, что за фрукт меня допрашивает и для чего ему венец на башке.

– Я здесь, – раздался негромкий голос.

Небо вмиг побледнело, будто пленку натянули. Одновременно с появлением купола меня обдало волной горячего воздуха. Четверо эльфов разом вспыхнули слепящим желтым пламенем, единороги оглушительно заржали, заживо сгораемые вместе со всадниками в объятиях магического огня.

Жеребец стоящего в сторонке воина закричал от боли и встал на дыбы. Всадник продолжал сидеть на спине животного, казалось, пламя ему нипочем, но голова в шлеме сдвинулась и с глухим стуком упала под копыта, отворив кровавый фонтан из обрубка шеи.

События закружились невообразимо стремительной каруселью. Я едва отреагировал на убийство вхождением в телесность и рефлекторно пригнулся, пропуская над собой эльфийское копье. Меня, демон подери, пытаются отправить на тот свет и параллельно занимаются невидимым до сих пор убийцей.

Эльфы не торопились умирать, хотя огонь жадно пожирал их. Доспехи трещали и чернели, кожа обугливалась, волосы сгорали в считаные мгновения, а они, подобно поднятым опытным некромагом неживым, синхронно развернулись.

Боль обожгла левый бок. Ткнувший копьем мне в корпус ушастый гад проделал борозду в моих ребрах, захрипел и свалился с единорога. Из лопнувшей глазницы торчала источающая темно-зеленый дым рукоять метательного кинжала.

Испуганный мерин ломанулся вперед, на бритоголового, единственного из пятерки избегнувшего пламени, и развалился на ходу кусками кровоточащей плоти. Я еле вывернулся из-под конской туши и, перекатившись по глодаемым крошечными язычками пламени плитам тракта, вскочил на ноги. Оставшиеся относительно живыми эльфы ринулись на врага, позабыв обо мне.

Двое ушастых в шлемах погибли мгновенно, за удар сердца, неведомым образом. Они вместе с единорогами на бегу разделились на крупные куски. С хлюпаньем останки покрыли метров десять тракта. За ними стоял раненый воин из трактира. Чем он эльфов рассек? Здоровая рука свободна, зато глаза неспроста блестят золотом. Он вынул меч и шагнул навстречу бритоголовому.

Участь товарищей заставила святошу остановиться и спрыгнуть с единорога. Кристаллы в венце засверкали ярче, гербовая накидка подгорела, в остальном полный порядок.

Ну, ребята, дальше без меня разбирайтесь. Я попятился, не выпуская обоих из поля зрения и на всякий пожарный выставив копье, и копейной «пяткой» наткнулся на препятствие. Осторожно повернулся и про себя выматерился. Оружие завязло в сгустившейся белесой пелене барьера. Проклиная неспособность ощущать энергии, я развернулся к сходящимся противникам. Не хватало влезть в местные разборки.

Извини, Смуглянка, доведется сломать твою астральную печать раньше запланированного срока. Без способностей ловца духов чувствую себя беспомощным смертным. Против врага вроде того раненого воина я в нынешнем состоянии не боец. Твои подарки тут вряд ли помогут, мне управление теневыми духами нужно и энергетическое восприятие, иначе рискую плохо закончить.

Срывать печать не стремлюсь. Пускай сначала мужики выяснят отношения, они напряженные складываются. Прикончу победителя, если тот проявит к моей скромной персоне нездоровый интерес. С перевязи я снял зачарованный метательный нож. Магия ветра, направляющая оружие в цель. Самонаводящаяся железка, ха. Проверим.

Оба – раненый воин и бритоголовый святоша – подобрались, напоминая готовящихся схватиться котов. Венценосец отвел жезл для удара, желтоглазый повторил позу визави. Эльф атаковал первым. Он прыгнул на воина, перемахнув через заляпанный кровью и содержимым внутренностей участок дороги.

Жезл удлинился, выстрелив из нижнего конца узким длинным шипом, оголовье выдвинулось на локоть. Ожидавший атаки воин отступил на полшага и филигранно увернулся от свистнувшего в миллиметре от него клинка. Последовавший с молниеносной скоростью удар оголовьем он заблокировал мечом, однако оголовье почти отделилось от жезла и по инерции врезалось в грудь раненого, в воздухе вырастив кольцевое зазубренное лезвие.

Амба раненому. Ребра порезало и раздробило оголовьем, легкие повредило, а если не повезло, то и сердце с кровеносными сосудами. Без соответствующего лечения помрет, будь он хоть трижды чародей.

Воин зло ощерился, харкнув кровью. Торжествующий святоша, окутавшийся голубоватым сиянием, выдернул оголовье на тонкой цепи из грудины, повторно замахнулся и вдруг застыл. На физиономии бритоголового четко угадывалось удивление, перерастающее в страх. В глазницах его противника полыхало желтое пламя.

Впервые с минуты постановки печати я ощутил ауру настолько могущественной сущности. Эманации власти и ужаса, исходящие от нее, пробились сквозь заслон сковывающих восприятие чар. От влияния несокрушимой воли, направленной на жреца, волосы у меня на затылке встопорщились, внутри заворочался готовый схлестнуться со сколь угодно сильным врагом зверь. Ярость накатила волной, мешая сосредоточиться. Она влекла за собой в мир радостной схватки с достойным умереть от твоих рук противником, в мир постоянного, запредельного голода.

…Собрат…

Жало посоха, образованного из жезла, с хрустом пробило лиственные доспехи и впилось в живот венценосца. Эльф с посеревшим, перекошенным от ненависти лицом вонзал в себя посох, неотрывно глядя в пылающие глаза раненого воина. Тот неподвижно стоял, пока эльф не начал заваливаться набок. Физиономия бритого постепенно утрачивала осмысленное выражение, он упорно нажимал на посох, вводя клинок себе в корпус. Выпустивший меч воин прекратил мучения врага. Он ухватил его за горло здоровой рукой и сжал до треска гортани, после чего расправил плечи и отбросил труп.

Вмятина в груди, оставленная оголовьем жезла-посоха, исчезла, хлеставший из раны поток крови прекратился. Магия. Знать бы ее тип. Одно дело – целительное действие артефакта, и совсем другое – естественная регенерация организма. Меньше всего я бы желал столкнуться с бешено восстанавливающимся существом наподобие оборотня. Не в том я настроении. Мне бы перевязку сварганить, травяного настоя хлебнуть и на покой. Блин, угораздило же подвернуться под копье гадского ушастика.

Желтый огонь в глазницах воина погас, сменившись прежней синевой. Победитель вздрогнул, очевидно приходя в себя, и устремил на меня усталый взор. Он ссутулился, за доли секунды визуально постарев на десяток лет.

– Ты – Сандэр Валирио, – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он.

Удивительная эрудиция, парень. Следил ты за мной от трактира и вмешался в подозрительную беседу со святошей. Смуглянка ставила печать, дабы меня не опознали. Откуда-то тебе известно мое имя? Неуверенность в голосе наталкивает на мысль о нашем заочном знакомстве. Ты, случаем, не на Смуглянку работаешь? И о проблемах с Алыми Шипами ты в курсе. Они тебя искали, между прочим. Либо ты один из напавших на Исилант, либо, согласно теории заговора карубиальцев, выживший Клейменый, коего жаждут убить поклонники Крылатого Единорога.

– Кто ты?

Блеклая пелена барьера бесшумно растаяла в воздухе.

– Со вчерашней ночи свободный наемник, имеющий с тобой общих врагов. Алые Шипы не прочь убить нас обоих. И тот, кто стоит за ними.

– Кто ты? – повторил я. Надоели игры с полуправдой.

– Зови меня Игнасом. Вчера я состоял в первой тройке Ночных Охотников. Полугодом ранее был приставлен наблюдать за ловцом духов по имени Сандэр Валирио.

Глава 4
Дом Белого Лотоса

Ночные Охотники следили за мной с моего появления в Лантаре. Они сверялись с астрологическими картами и пророчествами, вычисляя день и год возвращения в мир древнего князя аллиров, коему тролли дали громкое имя Гор-Джах, в переводе означающее Убийца Шаманов, а эльфы лаконично именовали Врагом. Последние Бури Тысячелетия создатель Ночных Охотников ожидал меня, пришедшего из иного мира, и снаряжал экспедиции в укромные уголки Трехлунья в поисках перенесенных магическим катаклизмом разумных. Кроме того, он собирал ловцов духов, кого мог, и брал под свою «опеку». Устанавливал за ними плотную слежку, проверяя лишь ему ведомыми способами, нет ли среди них того, кого он ждал столько веков. Вступал в контакт, вербовал в созданную им тайную организацию. Не всегда он успевал, порой эльфы опережали его.

Топовые тройки Ночных Охотников – первая, в коей состоял Игнас, вторая и третья – набираются преимущественно из ловцов духов, каждый боец обладает уникальными способностями, которые развивает с помощью наставника. В результате из них вырастают убийцы и шпионы, обученные сражаться против чародеев и преданные учителю. Игнас был одним из таких агентов.

Они узнали обо мне из пророчеств Видящей и обещаний вернуться самого князя. Действовали в основном вслепую, словно сито просеивая через себя разумных из иных миров и ловцов Трехлунья.

Высокорожденные внимательно отслеживали астрал, используя божественные артефакты, и пришли к однозначному выводу: я появлюсь в ксаргской аранье. Верховный жрец Карубиала нанял Ночных Охотников для убийства всех перенесшихся в Лантар иномирян. Тут-то глава организации понял – пробил час возвращения князя. Он лично отправился в Веспаркаст, не побоявшись применить порталы дальнего перемещения. Да, портальная магия, недоступная подавляющему большинству имперских магов, с грехом пополам используется тайными обществами и сильнейшими чародеями, а глава организации причисляется к таковым. Охотники не справились с заданием жреца, зато успешно проверили, несу ли я в себе княжескую сущность. С тех пор за мной начали наблюдать.

Для первой тройки не существовало препятствий в виде сторожевиков тролльих шаманов. Они находились в аранье несколько месяцев, ничем не выдавая присутствия. Они же подстроили встречу с сэккой и манипулировали синекожими колдунами. По сути, в свалившихся на меня и Водяных Крыс проблемах виноваты Ночные Охотники и лично их бессменный глава. Отчасти в происходящем и моя вина, точнее, аллирского князя, поселившегося в моем теле.

Когда-то он слыл величайшим владыкой древних эльфов, добился благодаря смелости и военным успехам титула великого князя, стал правителем аллиров. С приходом Крылатого Единорога Карубиала и возникновением новой религии он остался верен старым богам. В итоге поднял мятеж, перебил уйму длинноухих и ушел со своими сторонниками во тьму Подземья – то ли копить силы для удара по зародившемуся королевству светлых, то ли жить в спокойствии.

В покое его не оставили. Под землей много сил, борющихся между собой за власть над смертными и мечтающих взять реванш над наземными жителями. Древнейшие божественные сущности, изгнанные в незапамятные времена и изменившиеся. Злые духи, блуждающие в поисках живой пищи. Плоды экспериментов прошлых цивилизаций – эльфы далеко не первые разумные в Трехлунье, и считать Детей Звезд старшей расой Лантара, мягко говоря, опрометчиво. И масса полуразумных и разумных рас, по разным причинам забравшихся в земные недра, начиная со спасавшихся от аллирских работорговцев пещерных гоблинов и заканчивая убеленными сединами гномами.

Да-да, предки современных ушастиков промышляли работорговлей. Они смахивали на вавилонян обычаями и верованиями, покуда Карубиал не вытравил из культуры ушастых язычество и не привил им эдакий нестандартный монотеизм.

О времена, о нравы. В те годы жестокость лилась через край, милосердие порицалось, хитрость и боевые подвиги превозносились до небес. Самым жестоким считался мятежный князь, истребивший половину населения Ксарга, включая экзотичных малюток лесных гоблинов и громадин огров из Каменного Гребня[8]8
  Каменный Гребень – горный хребет в центре Ксаргского полуострова. Тролли и огры верят, что это часть тела гигантского чудовища, прародителя драконов, заточенного под землей интернациональной командой колдунов в незапамятные времена.


[Закрыть]
, за что сохранился в легендах и сказках гоблиноидов хтоническим чудовищем, пожирающим троллей деревнями. В Серых Пределах, куда его отправила бы большая часть ксаргцев, ему наверняка отведен ненавистниками участок по меньшей мере под особнячок.

Синекожие его ненавидели и боялись, соотечественники им гордились и восхищались. Удачливый полководец, безжалостный завоеватель, любимец богов и защитник аллиров, появившийся в сложный момент истории и переломивший ход войны с гоблиноидами. Слава о нем гремела на весь тогдашний цивилизованный свет, да и дикарский тоже. Рядящиеся в шкуры племена от странствующих торговцев узнавали о непобедимом вожде, сеющем страх в сердцах обитателей далекого полуострова.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26