Валерий Теоли.

Сандэр. Князь изгнанных



скачать книгу бесплатно

– В Исиланте происходит недоброе. Не хочешь пройтись по тракту? Дороги у нас в Эладарне хорошие, мощенные каменной плиткой, с древесными светильниками по обочинам. Не заплутаешь. Трактиров через каждую лигу понастроили. Исилант ведь место паломничества. Доберешься до ближайшего и подождешь меня.

– Надолго задержишься? Успеем на дирижабль?

Смуглянка сняла с пальца тонкое кольцо из белого металла, напоминающее перевитую лозу с крошечными листочками.

– Возьми. Не приду до утра – ступай к Нандирину один. В город не заходи. С попутным караваном – в Нандирине зимняя ежемесячная ярмарка – отправляйся в Седые горы. Там есть причал воздушных судов. На дирижабле долетишь до Марадро. Деньги на дорогу. – Авариэль извлекла из-за пояса тугой кожаный кошель. – В Столице Наемников зайди к Гримму Ювелиру, его все знают, и покажи кольцо. Скажешь, я прошу открыть тебе кредит на наем бойцов и снаряжения. Он и ребят потолковее подберет для похода, и жилье предоставит на время пребывания в Марадро.

– Хм, ты мне настолько доверяешь?

– Куда ты от меня денешься? Гримм не простак. Все расходы проконтролирует. Лишнего не выдаст.

– А четыре тысячи сверху?

– Ну ты и зануда. Возьми. – Она сдернула с руки массивный перстень с большим самоцветом. – Тиндекул, «Вспышка Жизни». Дарю. Продашь в Марадро Гримму, только не продешеви. Стоит намного дороже четырех тысяч золотом.

Ого, знатная вещица. Взяв драгоценность, я присмотрелся к оправе из светящегося белого металла, испещренного эльфийскими магическими знаками, и к переливающемуся оттенками зеленого изумруду. Классный перстенек. Могу поспорить, древний артефакт. Колдовской алфавит не современный эльфийский, но связь четко прослеживается. Э, да колечко – изделие аллиров Эпохи Единства.

Продать эдакое сокровище? Лишь в крайнем случае.

Имечко у него примечательное, не для ширпотреба. Верно, перстень заряжен жизненной энергией и излечивает хозяина. Подробности уточню у знающих людей. Нет, продавать не буду, деньги на учебу Лильке накоплю с продажи хлама из подземного города.

В Марадро напишу завещание на всякий пожарный и оставлю в банке Тиндекул. Сестренке достанется, случись со мной беда. Очень уж много желающих пустить бедного меня на фарш. И тролли, и эльфы, и демонопоклонники. Не удивлюсь проявлению ко мне внимания со стороны клириков ангелианской Церкви, обретающихся в империи. Для полного комплекта.

– Благодарю. Целительный артефакт?

– Угу, догадливый ты наш. Учти, я планирую догнать тебя до прибытия в Столицу Наемников. Не удастся – действуй по плану. И постарайся не попадаться городской страже и дорожным патрулям в Эладарне, держись подальше от жрецов. Особенно сторонись жриц. Мы, эльфийки, бываем коварнее болотной гадюки, запомни хорошенько.

Запомню. Только к чему ты говоришь о коварстве ушастых красоток? Не ревнуешь же взаправду. М-да, мутное дело. Почему планы резко меняются? На то весомая причина, и, подозреваю, заключается она в опасности, грозящей Исиланту.

Опасность столь велика, что Смуглянка сомневается в возможности сопровождать меня в Марадро. Может быть, и в победе своей она тоже не уверена, иначе не подарила бы магический перстень.

Чую, вляпаюсь в еще большие неприятности, чем прежде. Пожелание не попадаться на глаза жречеству и страже целиком понятно, дабы не засекли меня каким-нибудь хитрым способом.

Поглядим-ка под иным углом на опасения Авариэль. Кто мог напасть на Исилант? Демонопоклонники и тролли многократно нападали, причем силами немалыми, и где они? Останки полоумных давно сгнили. Лунный сад отлично защищен от атак темных эльфов и синек, охрана справилась бы и без участия главы дома. Значит, опасность куда серьезнее, и исходит она от тех, кого защита Исиланта не удержит, то есть от предателей. Логично предположить, роль таковых возьмут на себя враги Клейменых. Кто у нас числится врагами? Мало информации. На ум приходят поклонники Карубиала, с которыми случались конфликты у дома Лунного Клейма. Весьма могущественный противник, посвященный в некие тайны моих благодетелей.

Вдруг карубиальцы прознали об обмане Смуглянки?

Ладно, оставим догадки. Они не подтверждены фактами. У эльфийского дома с репутацией Клейменых врагов должно быть выше крыши. Кому-то дорожку перебежала и лично Авариэль. Я слишком мало знаю о сильных мира сего и об отношениях между домами ушастиков. Понаблюдаю за развитием событий и сделаю выводы. Пока от меня требуется не отсвечивать, и я не против. Жалко, дирижабль уйдет без нас. Времени не сэкономим, на путь до Марадро потратится более седмицы, а то и двух. Для озерников каждый час на счету.

В придорожной таверне примкну к торговому каравану в качестве охранника. Представлюсь наемником, благо знания и умение обращаться с оружием позволяют выдавать себя за бродячего, тьфу, странствующего воина. Завтра на рассвете буду на пути к Нандирину.

Смуглянка высадила меня на обочине неширокого тракта, возле дерева со светящимися бирюзой цветами. Удивительно видеть цветущее дерево посреди снегов, начинающихся в паре метров от дороги. Волшебная страна, в империи почитающаяся воплощением сказок. Взять, например, воздушный транспорт. В империи и гномьих царствах разумные по воздуху путешествуют исключительно на дирижаблях, в королевстве же и крылатики единороги, и воздушные судна, и конструкты древесно-магические, и бабочкообразные дракончики.

Вообще-то воздухоплавателей в Трехлунье прилично. Читал, архимаги на драконах и элементалях по небу рассекают, колдуны на всяком зверье и лоа вроде летающего ската Гархара летают. Омг, я ему обязан быков в жертву принести за услуги, забыл совсем. Просрочил платеж, дух возмутится. В Марадро куплю десятка три обычных буйволов и пожертвую. В аранье скормлю пленных шаманов, авось подобреет. Дух он полезный. В лесу для перевозки награбленного его использую. В бою он также незаменим, авиации ведь у меня нет, с обещанными Авариэль боевыми дирижаблями неизвестно, выгорит ли.

Изменился я за последние полгода. О пожертвовании разумных злому духу думаю без эмоций. Об уничтожении их посмертия, по сути, размышляю, и в душе не скрипнет коготками совесть. Очерствел, скоро буду разумных на убой отправлять, и рука не дрогнет.

Удивительнее было бы, останься я всепрощающим добряком. Вспомню товарищей, принесенных в жертву, искалеченных, и без раздумий направлю ритуальный нож в сердце вражеского колдуна.

Красиво в эльфийском лесу зимней ночью. И жутковато. Голубой свет, падающий с диковинных цветов на снег, превращает мир в потустороннее, чуждое человеку царство холода и заиндевевших, поблескивающих кристаллов, напоминающих мерцание звезд. На обмерзших ветвях сверкает лед, снег искрится. В полутьме вырастают фигуры древесных великанов. Вон те кусты точь-в-точь ведьма с растрепанными волосами-ветками и растопыренными длинными пальцами, оканчивающимися острыми когтями, возле дальнего дерева будто встал на задние лапы длинношерстый медведь. Сегодня ночь безлунна, оттого навевает фантастические видения. Единственная в году.

Живые кажутся здесь лишними. Крылатая лошадь с рогом во лбу и всадница не вписываются в мертвенно-синий мир. Молния чересчур светлая, Авариэль выглядит обычной девушкой. Под капюшоном заостренных ушек не различить.

– Сандэр, жди до завтра. – Молния взмахнула крыльями, отрываясь от земли. – Будь осторожен!

Прощальную фразу я расслышал издалека. Эльфийка на крылатой животинке стремительно удалялась, обращаясь в крошечную белую точку во тьме ночного неба. Увидимся ли мы вновь?

С отбытием Смуглянки на меня накатило небывалое чувство свободы. Словно раньше находился под надзором, скован по рукам и ногам, теперь же сбежал из тюрьмы. Нет, так оно и есть, из охраняемой пятизвездочной камеры вырвался. Я вдохнул чистый морозный воздух, прислушался к звенящей тишине и, убедившись, что поблизости никого, тихо пропел:

– Я свободе-ен… кхе-кхе.

До чего же приятно сбросить с плеч груз постоянного контроля. Легкость на душе и в теле возникла. Будто в родной аранье оказался, и передо мной полный опасностей и приключений лес. Подобное чувство было месяца три назад, до истории с сэккой-оборотнем и войны троллей. Люблю действовать в одиночку, ни за кого не отвечая, кроме себя, и никем не рискуя. Не объявись в озерных краях ведьма и не вознамерься соседи завоевать земли Водяных Крыс, странствовал бы по лесам да горам Ксарга в поисках дивных животных и растений, выполняя заказы гаридских гильдий.

Зато жизнь у меня чрезвычайно яркая и насыщенная, с дальними путешествиями. Когда бы я в Эладарне побывал? Уж точно не скоро, кабы не мои злоключения.

Эльфийский трактир обнаружился через полчаса. Вычурное зданьице из светлого то ли камня, то ли дерева, накрытое блюдцеобразной красной крышей, стояло прямо возле тракта. Широкий арочный вход с двумя колоннами, обернутыми алыми лентами. Из занавешенного полупрозрачной невесомой шторой проема плыла чарующая музыка арф и флейт, в которую вплетались красивые голоса певцов. Над входом висела на растущей прямо из стены ветке вывеска, на коей написано на общеимперском, эльфийском и гномьем название: «Золотая флейта».

Выглядел трактир празднично и беззаботно. Складывается впечатление, живущим на тракте разумным незнакомы войны и преступность. Впрочем, не исключено, вместо двери магический невидимый барьер, предохраняющий от холода и проникновения агрессивно настроенных типов. За домом располагались двор, ничем не огороженный, и хозяйственные постройки.

Трактир, похоже, популярен у проезжих. Во дворе с десяток разных транспортных средств, от крестьянской телеги до изысканной лакированной кареты с шипастыми красными розами-гербами на дверках.

Ну-с, проверим наличие барьеров на входе.

Я беспрепятственно вошел в просторный трапезный зал. Тут куда чище, нежели в имперских заведениях. Посуда из фарфора и стекла блестит, меж столов снуют прелестницы в беленьких фартуках, напоминающие фей. Все официантки либо людские девушки, либо полукровки, по скругленным ушкам и чертам лица понятно.

Хм, прямо элитная кафешка. Вот на невысокой сцене играют и поют породистые длинноухие, а за стойкой подпирает полную физиономию ладонями и наслаждается песнями кучерявый субчик. Отнюдь не ушастик и, по ходу, не человек. Маленького росточка, и до полутора метров не дотягивает, с чуток заостренными ушами. Нет в нем кряжистости представителей подгорного народа и изящества аллирских черт. Не полукровка, значит, и не гном.

Ну, не эльф, и то хорошо. С ушастиками у меня отношения не складываются. Всё убить или использовать пытаются.

– Доброй ночи, милейший, – обратился я к трактирщику на общеимперском.

Он уставился на подошедшего меня маленькими черными глазками из-под кустистых бровей, соответствующих кудрявой шевелюре, и, улыбнувшись, поприветствовал:

– Доброй, господин. Изволите остановиться у нас?

– Да, милейший. И ужин принесите, будьте любезны, на тот столик.

Составив список блюд и напитков, я направился к пустующему столу. По ночам путешественники обычно спят, нынче ценителей музыки и пения здесь мало. По ощущениям, время перевалило за полночь. Несколько часов отдыха, и я уйду.

Когда еще выпадет шанс спокойно посидеть и послушать музыку в эльфийском трактире. В моем положении надо наслаждаться жизнью вовремя, ибо завтра случая отдохнуть не представится. Погонь, драк и прочих прелестей бытия приключенца, прячущегося от всесильных врагов, хоть отбавляй, а вот такие моменты становятся редкостью.

Кто это поет на сцене? В смысле, непонятно, мужчина или женщина. Прически у эльфов почти одинаковые, в одежде музыкантов и солиста сплошной унисекс, украшения без разделения на мужские и женские. Голос высокий, выводит слова аллири[7]7
  Аллири – название эльфийского языка.


[Закрыть]
чистенько и в меру громко, мелодия приятная. Неудивительно, что посетители слушают, не отвлекаясь на разговоры.

Прелестница в беленьком фартучке поставила на столешницу горячие блюда, закуски, кувшины с вином и водой. Пить неразведенный продукт виноделия в Эладарне, да и в империи, насколько мне известно, не очень-то принято. Вернее, пить можно хоть спирт практически без примесей, его научились производить алхимики, и никто слова плохого не скажет, однако молодежь с малых лет воспитывают в трезвости и настоятельно рекомендуют разбавлять вино, вплоть до наглядных уроков с показом настоящих алкоголиков во всей красе. Своеобразная борьба с алкоголизмом.

Поужинав, я, отяжелевший, поднялся в сопровождении той же официантки на второй этаж, в «апартаменты». То ли вино подействовало, то ли стресс от накладывания скрывающих чар не рассеялся в полной мере – усталость навалилась внезапной лавиной. Не дожидаясь ухода девушки, я рухнул на широченную деревянную кровать и зарылся в благоухающую свежестью перину.

Кое-как разулся, снял верхнюю одежду, свалил вещи у кровати в кучу и, едва коснувшись щекой подушки, заснул.

Проснулся от ощущения чужого присутствия. Резко сел с широко распахнутыми глазами. Никого рядом, арочное окошко неплотно закрыто неподвижными прозрачными занавесками, скрепленная бронзовыми полосами массивная дверь заперта. Сквозь щели меж оконных занавесок бьет яркий дневной свет, со двора доносятся тихое лошадиное ржание и приглушенная музыка. Долго же я дрых.

Из-за скрывающих печатей совершенно не ощущаю энергетических токов. Что-то необычное ведь выдернуло меня из сна. Тревога постепенно растворилась в безмятежности окружающей обстановки, оставив неприятный осадок.

Я встал с постели, умылся в душевой – в отдельной комнатке с зеркальцем, находящейся по соседству со спальней: вместительный чан с холодной водой, который при желании нагревают работники трактира для омовения, грязная вода сливается по трубам.

Минут через десять я спустился в трапезный зал. На сей раз тихую музыку перекрывал гул голосов многочисленных посетителей. Большинство из них составляли люди империи – ангелианские паломники, торговцы, наемные работники и охранники караванов. Эльфийское меньшинство состояло из высоких длинноухих господ в дорогих одеждах, у отдельных личностей имелись изукрашенные самоцветами и драгметаллами мечи и кинжалы.

Низкорослый трактирщик без устали разливал напитки и гонял официанток, параллельно общаясь с клиентами и узнавая новости. Спустившись по лестнице, я прислушался к обрывкам фраз. В зале разговоры о Лунном саде.

– …Говорят, дракона призвали, и он половину селения сожрал.

– Брехня, то была стая виверн! Мой родственник своими глазами видал.

– Нет, то он с демонами перепутал. На Исилант напали демоны, чтоб их испепелил свет архангела Хасмиала. Сотни, тысячи! Они раздирали паломников и оскверняли храмы лун.

– Но-но, человек, я бы попросил не придумывать несуществующего. Предлагаю проехаться до Исиланта и узнать истинное положение дел…

Какого лешего приключилось с Лунным садом? А чего удивляться, раз потребовалось вмешательство Смуглянки. По пустяковому поводу она бы не вернулась в селение.

– Добрый день, милейший, – обратился я к трактирщику, улучив момент между раздачей указаний официанткам и разливом вина и эля. – Не расскажете, что случилось? Весь трактир гудит о нападении на Исилант.

– Ох, господин, беда. Сам не пойму толком, как все произошло. Будто бы демонопоклонники напали на Лунный сад, убили разумных, осквернили храмы. Проклятых темных эльфов, а осмелились на преступление именно они, убили стражи и воины Алых Шипов, подоспевшие на помощь, да продлит Карубиал их дни и укрепит для борьбы с нечистыми порождениями зла. Подробностей, увы, не знаю, люди разное говорят. Из Исиланта приходят дурные вести от паломников, бывших в окрестностях и издали наблюдавших творившиеся преступления проклятущих гархал. Хотите – послушайте народ. Узнаете больше.

Заказав плотный завтрак – день проведу в пути, не заходя в придорожные заведения общепита, – я за неимением свободного стола сидел за стойкой и следовал совету трактирщика, то есть слушал посетителей, преимущественно людей. Длинноухие, проявляя ледяное спокойствие, в разговор вступали неохотно, и то лишь опротестовать самые фантастичные сплетни.

Слухи перемешивались в информационную кашу. Одни твердили, что напали темные эльфы, другие клялись, дескать, произошел теракт, кто-то дюже хитромудрый притащил контрабандой в Исилант целого дракона. Мало того, вселил в без того кровожадную ящерку демоническую сущность, и она схрумкала чуть ли не все население храмового комплекса и поселка, попутно разрушив здания. Третьи соревновались в придумывании кровавых подробностей произошедшего. Мол, темные, притащившие чудо-Годзиллу, оргии устраивали на храмовых алтарях, насилуя невинных жриц лун.

Эльфы с презрительным выражением лиц протестовали, уверенные в нерушимости священного сада и защитного лабиринта из растений. Они полагали, ситуация не столь ужасна. По мнению длинноухих оптимистов, Исилант цел, ничего не осквернено, жриц никто не насиловал. Да, была атака безумных темных братьев, не увенчавшаяся успехом, ибо нарушителей спокойствия священного места покромсали быстро и безболезненно невдалеке от границ лабиринта. Эльфы непоколебимо веровали в крепость стен и смертоносную эффективность стражей.

От обилия противоречивых сведений и всеобщего гомона голова заболела. Я был склонен доверять эльфийскому знанию собственной системы безопасности, среди ушастых посетителей трактира попадались иссеченные шрамами воители, бывшие в курсе защитных возможностей сада, однако на серьезность происшествия указывало вчерашнее поведение Смуглянки. Не простое нападение совершили «темные братья», в чем убеждают и рассказы о драконе.

Гул голосов оборвался с появлением на пороге трактира нестарого темноволосого бойца в кожаных штанах и жилете поверх изодранной, пропитанной кровью шелковой рубахи. Высокие, до колена, сапоги его покрывала красная грязь, плащ висел за плечом рваной тряпкой. На широком поясном ремне в неказистых ножнах покоились короткие парные мечи с потертыми от долгого использования рукоятями. Вошедший производил впечатление наемника, чье богатство заключается в твердой руке да острых клинках.

Он обвел цепким взглядом посетителей и обслугу, на миг остановил синие глаза на мне и прошел в зал, придерживаясь левой, здоровой рукой за тянущуюся от входного проема стойку, согнутую правую он прижимал к груди. Из прорехи в рукаве просматривалась засохшая кровяная корка.

– Где ж его так? – услышал я краем уха.

Догадываюсь где. Эладарн место спокойное, преступность здешние хранители правопорядка – считай, дружины влиятельнейших благородных домов – вывели давным-давно. Самой «горячей» точкой королевства вчера был Исилант. Небось жители благословенных эльфийских земель и торговцы с путешественниками отвыкли от зрелища окровавленных, изрубленных тел, явление раненого бойца для них невероятно.

– Лекаря! – заголосил кто-то.

Раненый дернулся, полоснув по посетителям взглядом, и поднял ладонь здоровой руки в призывающем замолчать жесте.

– Я не нуждаюсь в лекарских услугах, – процедил он. – Мне нужна быстрая лошадь. Заплачу золотом.

– Кхе-кхе, – придвинулся к воину упитанный косоглазый тип в парче. За его спиной высились скалами двое верзил при оружии, видать, телохранители. – Я помогу с лошадью. Но сначала скажи – ты случайно не из Исиланта?

Раненый утвердительно кивнул.

– Что там? Все мы терзаемся догадками, какое горе свалилось на благословенный ангелами и Творцом Лунный сад.

Воин помолчал с минуту, хмурясь. Ответ его поразил собравшихся лаконичностью:

– Исилант опустел. Все погибли.

На минуту в зале повисла тишина. Новость произвела должное впечатление, даже я, мягко говоря, удивился. Затем трактир взорвался возмущенными и недоверчивыми возгласами, причем орали преимущественно длинноухие, отказывающиеся верить в падение неприступного храмового комплекса. Некоторые воины сосредоточенно сидели, верно обдумывая вероятность катастрофы и с кем свела судьба Клейменых.

– Я отправляюсь в Исилант немедленно, – встал из-за стола эльф с изогнутым мечом на боку.

Его инициативу подхватили эльфийские мечники в разномастной броне, разом поднявшиеся и двинувшиеся за ним к выходу.

Игнорируя любопытных зевак и недоверчивых эльфов, раненый заказал крепчайшего вина в дорогу. Разговаривать он не был настроен и, судя по движениям и общему виду, действительно нуждался в лекаре. Он отсчитал косоглазому четыре империала без торга и с кувшином вина вышел из трактира. Думаю, вино ему понадобилось отнюдь не из-за любви к горячительным напиткам.

Я протиснулся за ним сквозь толпу, выбрался из пропитанного запахами кухни и пряностей зала во двор. Если он сказал правду, мне позарез надо с ним поговорить об обстоятельствах случившегося. Живы ли Смуглянка с принцессой? Смуглянка не даст себя убить и дракону, Натиэль должна предусмотреть опасность. Видящая она или погулять вышла?!

Нет, полного истребления произойти не могло. Кто в таком случае раненый вояка? Чудом спасшийся паломник? Охранник важной шишки, решившей замолить грехи в храмах Лунного сада? Второе правдоподобнее. Ну не смахивает раненый на раскаявшегося паломника. На матерого волка, угодившего в западню, он похож.

Вдали вихрилась снежная взвесь из-под конских копыт. Твою дивизию, опоздал. Вояка ускакал на север по обочине тракта. А нет, всадник выскочил на тракт и помчался дальше. Занесло, видать.

И что прикажете делать? Догонять? Попотеть придется, ишь, рванул. И лошади у меня пока нет. Да и достоверные ли сведения добуду от ускакавшего всадника? Уж лучше возвратиться в Лунный сад и на месте узнать правду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26