Валерий Теоли.

Сандэр. Князь изгнанных



скачать книгу бесплатно

Пролог

Дневное светило медленно погружалось в расцветшие всеми оттенками красного воды Кораллового моря. Сейчас солнце Лантара напоминало гигантское оголовье раскаленной булавы. Не зря почитатели ангелианской религии представляли солнечного ангела Хасмиала крылатым великаном с огненной булавой и ослепительно сияющим щитом.

Наблюдающий за закатом из высокого стрельчатого окна чародей знал, как на самом деле выглядит прославленный воитель небесного воинства. Когда-то давно судьба свела его со Стражем небесного света, как называют небожителя клирики. О той встрече у мага в расшитых золотом и серебром одеждах остались крайне неприятные воспоминания.

Человек в кресле – а чародей был человеком в последние три столетия – прищурился. Немолодое лицо пересекли глубокие морщины, на правильные черты легла тень печали. С каждым лучом уходящего солнца маг омрачался, становясь более жестким, словно подступающая темнота. Когда прощальный сполох светила потух и на небе зажглись первые звезды, он откинулся на спинку кресла, зло оскалившись в ночь.

Сегодня исполнялось ровно семь тысяч лет с прихода в Трехлунье Карубиала, Божественного Единорога, предводителя светлоэльфийского пантеона. «Ангел, посланный наставлять старшие расы на путь истинный» – так говорили о нем теологи людей. Эльфы считали пришельца, не имеющего никакого отношения ни к творению Детей Звезд, ни к созданию Лантара, воплощением Природы. С его появлением Праматерь оказалась в забвении, звездные божества отодвинулись на второй план, заняв места в свите нового бога-ангела.

Маг болезненно поморщился, вспоминая ночь, давшую начало эпохе ангелов и ставшую концом для несогласных отринуть старую религию. Религиозные войны, пожалуй, самые отвратительные и жестокие у разумных, хотя многие ошибочно приписывают им трансцендентную чистоту и субстанциальную справедливость. Древний порядок аллиров[1]1
  Аллиры – самоназвание эльфов до гражданской войны, разделившей их на светлых и темных.


[Закрыть]
безвозвратно канул в реку забвения. С ним умчались вдаль счастливые времена юности чародея и множества разумных, выступивших против новоиспеченного главы пантеона.

Ночь жестокости, ночь разлуки… Эльфы резали друг друга, не разбирая, мужчина перед ними, женщина или ребенок, никогда не бравший в руки оружия. Они убивали вчерашних братьев, дабы очистить землю от скверны и обрести похвалу божества. Задумывался ли кто-нибудь из помощников первожреца Карубиала о том, что убивает близких? Отцы резали сыновей, жены мужей, распаляя жажду убийства. Кровь лилась по улицам. Почитатели Божественного Единорога, окровавленные и радостные, возносили хвалы новому божеству, потрясая отрезанными головами нечестивых, чья участь в заклании.

«Ваши отцы и матери, ваши дети, братья и сестры, отринувшие Меня, поносящие и ненавидящие Меня, суть заблудшие овцы, – вещал Карубиал, являясь последователям. – Их не вывести на путь истинный увещеваниями, ибо они глухи, ослеплены ненавистью.

Их возможно спасти, принеся в жертву Мне. Не сомневайтесь в словах Моих, ибо рекомое Мною есть Истина. В посмертии очистятся нечестивые, смоются грехи их, и они обретут жизнь в Чертогах Света. Без гибели нет рождения, дети Мои. Если вы любите ваших близких, ступайте и выполните, что должны. Да будет так!»

И они еще назвали себя светлыми эльфами!

Чародей в сердцах плюнул, едва не трясясь от охватившей его злости.

Жестокость вызывает жестокость. Выжившие навсегда покинули родные города, заполненные сородичами, отправляющими службы ангелу посреди гор трупов, и укрылись там, где их не достал бы свет божества. Они взяли себе имя «гархалы»[2]2
  Гархалы – самоназвание темных эльфов, поклоняющихся богам Бездны.


[Закрыть]
, что означает «Живущие во тьме», и поклялись отомстить, обратившись к иномировым сущностям, чьи посланники тут же явились на зов.

Кровь, смерть, ярость захлестнули некогда уютную, светлую страну аллиров. Братья мстили братьям, разрушали храмы и вырезали целые поселения. Из хаоса войны родились два совершенно разных народа, имевших мало общего с древними эльфами. Ангелы изменили мир, погубив старый порядок.

Чародей помнил ужас от крушения прошлой жизни, в которой все было предельно ясно. Он знал, кто враги и кто друзья, чей дом нужно сжечь, чей защитить. С приходом Крылатого Единорога Карубиала круг друзей сократился в несколько раз, потом вовсе исчез. Его близкие погибали один за другим. Некоторые предавались мечу ангелианцев, некоторые тонули в хитросплетениях интриг образованного подземного царства и падали жертвами темных богов. А он, когда-то знаменитый герой, ничего не мог поделать, чтобы защитить их.

Он проклинал в равной степени и Карубиала, и подземных покровителей гархал, отобравших у эльфов доброту сердец и создавших из большинства чудовищ, прячущихся за личинами прекрасных долгожителей.

По ночам, оставаясь наедине с собой вдали от света, чародей скрипел зубами в бессильной злобе и строил планы мести бессмертным, чьей пешкой стали аллиры. Тысячи лет он готовил план и столько же воплощал в жизнь, покуда не произошел бой в Спящем лесу. Он, создатель самой таинственной и могущественной организации в мире, сплоховал. Переиграл сам себя, допустив губительную ошибку. Сандэр Валирио мертв.

И все-таки у чародея оставалась надежда на благоприятный исход задуманного. Клейменые часто ведут игру отдельно от заказчиков их услуг. Владычица Авариэль слишком молода, умна и хитра, чтобы слепо выполнять приказания правителей эльфийского королевства. Это понимает и тот, кто нынче сделал заказ на операцию в святая святых Клейменого дома – храме Белой луны.

Глава 1
Предложение, от которого нельзя отказаться

Боль пронзила грудь, заставив сердце на миг замереть и вырвав сознание из объятий липкого ночного кошмара.

– Аркх, – резко сел я на постели.

Проклятье, будто нож в меня всадили и провернули для верности. Чтоб не мучился. Ощупал грудную клетку под полотняной рубахой. Тонкий шрам напротив сердца, Аккуратный, точь-в-точь от скальпеля.

Приснится же. Не люблю спать. Просыпаешься, а в голове гудит, ноют старые раны, оставленные сталью, клыками и магией. И когтями, само собой, – кто меня только не пытался на тот берег Багровой реки отправить. Всех вспоминать ночи не хватит.

Впрочем, понятия не имею, ночь за стенами или день. В спальне темно, как в кишечнике земляного червя-мутанта на глубине в сотню метров. В окошко не выглянешь, не предусмотрели при строительстве таких полезных отверстий в стенах. Вместо окон светильники-кристаллы, погашенные перед моей вынужденной отключкой.

Не люблю спать. Делаю это редко в последнее время и отключаюсь из-за духовного перенапряжения. Колдовством увлекаюсь чересчур, опыты ставлю, требующие море духовной энергии, то есть айгаты.

Ладно, хватит в постели валяться. Она, конечно, широкая, с шелковыми простынями и мягкими подушками, словно для вельможи сделанная, но отдыхать больше не собираюсь. Восстановился уже. В голову дурь всякая лезть начинает, когда лежу без дела подолгу. Эх, на таком бы ложе с красавицей порезвиться, да где красавицу в нынешней ситуации возьмешь? Нет, красотка на примете имеется, да вряд ли она согласится провести ночь с человеком. Впрочем… надо подумать. Я же для нее экзотика и в целом по человеческим меркам неплохо выгляжу.

Где тут тапки? Возле кровати расстелена медвежья шкура, можно босиком ходить, в остальных комнатах пол голый, холодный, каменный. Правда, сомневаюсь, что простужусь. С некоторых пор болезни меня обходят десятой дорогой.

Сапоги на мне, оказывается. Завалился на кровать в обуви, наверняка одеяло испачкал. В следующий раз перед ритуалом сниму. Нет, до чего вымотался, без памяти рухнул. И всего-то хотел призвать теневых духов.

Встав, я дотронулся до кристалла-ночника у изголовья, отчего тот засветился мягким ровным светом, и поплелся в ванную. Постоял под холодным душем, приходя в себя и удивляясь в который раз сметливости дварфов, придумавших в Лантаре сей нехитрый способ омовения. Побрился, оделся в чистое – рубаху и кожаные штаны, популярные у следопытов имперского Пограничья. Штаны, кстати, бывшие на мне во время путешествия от Зеркального озера к Ласпарану.

Давно это было, однако же. Принцесса эльфийская, демонопоклонники, волколак… Вспомнить приятно. Будет о чем рассказать внукам.

Далее по плану поход в «спортзал». Помашу кинжалом, дам отдых голове и заодно приведу в тонус мышцы. Полноценная тренировка часа на три мозги хорошо прочищает. Разум отключается, отдавая тело во власть рефлексов.

По коридору между кабинетом-библиотекой и столовой прошел в оружейную комнату, служащую мне местом отработки приемов, полученных от вождя троллей Ран-Джакала.

Кристаллы на стенах изливали дневной свет, имитируя крошечные солнца, горящие в подсвечниках. Светло, но неуютно. Чувствуешь себя запертым в противоатомном бункере для миллионеров, воспроизводящем номер в пятизвездочной гостинице. Так хочется иногда поглядеть на мир снаружи! Еще плохо, что даже мыши здесь не водятся. Ни одной живой души. В обыкновенной тюрьме хотя бы поговорить есть с кем.

И духов нет. Меня будто отгородили от мира плотной астральной стеной. Иногда возникает ощущение, точно в карцер поместили. Элитный, для ВИП-персон. Всем для жизни обеспечен, кроме общения.

Почесав шрам на груди, оставленный запечатывающим кинжалом, невольно вспоминаю первое пробуждение в камере для проведения магических действ. Ритуальный зал расположен напротив оружейной за тяжелой, окованной железом дверью из прочнейшего дерева. Тогда я очнулся от острой боли, скованный по рукам и ногам заклятиями. Встречала Смуглянка. Она и объяснила, где я и почему меня упрятали сюда.

По ее словам, проткнув клинком сердце, она меня спасла от превращения в одержимого. Учитывая случившееся в последние мгновения до ее «спасительных» действий, объяснение вполне правдоподобное. Действительно, творилось со мной страшное. Пойманные духи взбунтовались и перебирали власть над телом. В итоге девушка доставила меня в безопасное место, поместив под постоянное наблюдение, и вытащила кинжал, вернув с того света.

Нахожусь вот под храмом Белой луны в Эладарне, прохожу карантин. А то мало ли, вдруг какая пакость прицепилась в астрале, покуда мой дух вкупе с лоа были запечатаны кинжалом.

К тому же выяснилось, интерес ко мне проявляют Ночные Охотники. Они за мной, по словам Смуглянки, давно присматривали и теперь, вероятно, не понимают, куда я делся. По официальной версии, распространенной моей спасительницей, Сандэр Валирио пропал без вести. Сгинул в лесу, с кем не бывает.

Говорила Смуглянка убедительно. Достаточно вспомнить, кто напал на нас со зверомастером весной в Веспаркасте. С другой стороны, верить незнакомке, чью искренность невозможно пока проверить, глупо. Прислушиваться к ней стоит, иначе, полагаю, из здешнего роскошного подземелья никогда не выберусь, но доверяться абсолютно не собираюсь, и это она должна понимать, не девочка.

В общем, светиться мне пока не следует, с чем я совершенно согласен. Не Охотники, так демонопоклонники, устроившие в Спящем лесу нам с Натиэль горячий прием, могут создать для меня проблемы. Я их призванных сущностей здорово обидел, покрошив хорошенько. Вычислят по ауре, едва покину храмовое подземелье, и нанесут визит вежливости с непредвиденными и, вполне возможно, фатальными для жизни последствиями. Самое плохое, затронуть могут и моих близких. Поэтому возвращаться на озеро или идти в Гарид повидаться с Лилькой сейчас противопоказано.

Добралась ли она до Гарида? И спросить не у кого. О том, куда отправили учиться сестренку, известно троим: мне, Гварду, спонсировавшему обучение и давшему рекомендательное письмо, и Алисии. Наверняка и Смуглянка в курсе, покопалась небось у меня в мозгах хорошенько. От нее, блин, не утаишь ничего. Открываться в призрачной надежде узнать о Лильке я все равно не стану. Ну не доверяю я той, кто заточил меня сюда.

Чтобы не думать о сестренке, Алисии, Гварде и Водяных Крысах, я нагружал себя ежедневными тренировками и долгими медитациями, развивал нахождение в трансе и навыки теневого колдовства, читал. Библиотека в кабинете собрана преимущественно из магических трактатов имперских авторов, географических и исторических трудов. Примерно треть книжного собрания уже прочел.

Времени с того разговора утекло немало. Ко мне больше никто не заходил. Приблизительно раз в сутки по трубам в бочку для душа заливается вода, дважды в прикрытое отодвигаемой деревянной планкой отверстие во входной двери просовывают поднос с едой и вином. Между прочим, вкусной едой и недурственным вином, судя по вкусу, янтарным хризалийским.

Время тянулось горькой смолой в неизвестность, и я заполнял его чем попало, лишь бы отвлечься от раздумий о сестре и друзьях, оставшихся на озере. Там война, меня же сковали непонятно где, и неведомо, сколько дней пробуду в Эладарне.

За пребывание в подземелье под храмом у меня успела бы вырасти солидная борода, кабы не бритье. Сколько седмиц минуло с момента боя в Спящем лесу? Спросить не у кого. И толку-то от знания времени? Допустим, прошли месяцы, и? Активнее буду пытаться отсюда выйти? Просочиться под дверью не выйдет, щель больно узкая, а планку не сдвинуть и не оторвать, словно намертво приварили. Выбивать дверь пробовал, сломал кресло и разбил в кровь плечо. Без толку. На дверном полотне ни царапинки.

Отсюда просто не уйти, проверено. Складывается впечатление, вокруг универсальный барьер, вон, и плохонького теневого духа не призовешь со стороны. Мой собственный, обитающий в тени, обшарил «номер» на предмет щелей и дыр в астрале и окружающей физической действительности. Оказалось, запрятали меня в герметичный мешок, отворяющийся на несколько минут при подаче воды и подноса с едой.

Пробовал пустить теневого духа в приоткрывшееся отверстие, когда приносили еду. Лазутчик покинул комнату, сообщил о просторном помещении за дверью и исчез до следующего появления пищи. На волю не вырвался из-за установленных повсюду астральных барьеров, вернулся на зов перепуганным. Ему не посчастливилось улизнуть и в тени приносящего поесть эльфа – того окружает защитный кокон, а барьер реагирует на длинноухого, пропуская его сквозь стенку, и не позволяет выбраться инородным сущностям.

Отличная тюрьма. Шансов на побег мало. Из предоставленного шикарного «номера» я выскользну, допустим, взяв в заложники тюремщика. Разумеется, здесь имеются варианты. Успех зависит на начальной стадии от того, сумею ли справиться с приносящим еду разумным. Вдруг на такую ответственную должность назначают боевых магов с опытом работы? Прощай тогда свобода.

Далее одни «если», столь нелюбимые мною. Если тюремщик окажется у меня в руках, смогу ли преодолеть барьер? Если пройду, что ждет за ним? Группа охранников? В подобном месте они должны быть сильны и снабжены амулетами на все случаи жизни и смерти. Пройду ли через них? Воображение рисует монстров, окруженных переливающимися разноцветьем чарами.

Может статься, разумные не самое сложное на пути к выходу из подземелья. Система безопасности включает массу ловушек, препятствующих решившему выбраться узнику. Ступлю не туда – и катапультой полечу на тот берег Багровой реки.

Остается надеяться на честность Смуглянки и счастливый случай. Эх, невезуха…

Раздевшись до пояса, я упражнялся с кинжалами и топорами до усталости в мышцах. Затем поплелся в душ смывать честный тренировочный пот. Так, пора завтракать. Под дверью уже стоял поднос с теплым супом, мясным пирогом и неизменным бокалом вина. На десерт – похожие на бруснику ягоды в меду.

Опустевшую посуду, предварительно вымытую, поставил у широкой планки, отодвигаемой снаружи для просовывания подноса под дверь. Посидев с книжкой в кабинете, переварил обильный завтрак и вернулся в оружейную, на сей раз для отработки контроля в теневом трансе. Ритуальный кинжал, подаренный Смуглянкой в качестве сувенира на память, дескать, таким ножичком тебе сердце пронзили, засунул за пояс на всякий случай. Без оружия по «номеру» ходить непривычно, все же не на своей территории.

В оружейной комнате я сел на полу в позе лотоса и нырнул в мир серых полутонов. Отбрасываемые предметами астральные проекции приобрели вид теней, загромоздивших пространство. Удивительно, ни в одной из них не водились присущие им духи. Тени поражали необитаемостью. В моей я, предельно сосредоточившись, заметил шевеление собственного теневого духа. Потянувшись к нему волей, приказал проявить себя, и он задергался, подавая зрительный знак, мол, здесь я, не ори на весь астрал.

После ухода Смуглянки я призвал духа и распорядился обследовать комнаты в поисках брешей, замаскированных чар и тому подобного. Тайных выходов он не нашел, зато обнаружил кучу следящих чар высокого порядка чуть ли не на каждой вещи. Под серьезным колпаком меня держали и наверняка узнавали обо всех попытках найти способ уйти отсюда.

Поскольку в тенях-проекциях никто не жил, я попробовал один трюк. Теневое сокрытие относится к разряду сложных магических действий, ученикам не по плечу, да и средненькие шаманы-теневики им не владеют. Необходимы высочайшая концентрация и контроль собственного астрального тела. Основная проблема в том, чтобы не раствориться окончательно в проекции, утратив всякую волю.

У меня свободного времени навалом, и попытки с четырехсотой усилия увенчались успехом. На несколько секунд удалось уподобиться теневому духу и скрыться в тенях. Теперь я повторял опыт.

Серость обволакивала, уплотняясь. Меня сжало, после чего я начал рассыпаться в пыль, расплывающуюся по окружающей проекции. Внутри пульсировало, мысли сменялись серой пустотой, в коей отражались отголоски нечеловеческого голода. «Я» переставало быть, оно угасало, как и биение сердца, раздающееся тише и тише, точно в другой, чуждой вселенной.

Сигнал о пересечении барьера живым существом, поданный отправленным «гулять» по апартаментам теневым духом, заставил меня стремительно собраться из распыленных частиц и возвратиться из мира полутонов в мир ярких красок и жизни.

На открытие двери я среагировал рефлекторно, не осознав, кто входит. Запечатывающий нож воткнулся в стену, чуть не задев вошедшую девушку. В последний момент, опознав визитершу, я изменил направление броска.

– А ты времени даром не теряешь. – Эльфийка, скорее похожая на смуглокожую дочь логарских пустынь, чем на наследницу славы Детей Звезд, коснулась пальцем посеребренного клинка.

– Привет, Смуглянка.

Я продолжал сидеть к ней спиной, ощущая теплый ток ее ауры. Теневой дух метался по углам оружейной в поисках щели в барьере.

Удивительная все-таки девушка. Уверен, пожелай она остаться незамеченной, я не обнаружил бы ни малейшего признака ее присутствия. При наших прошлых встречах эльфийка возникала словно из ниоткуда. Мастер скрыта почище главного теневика Водяных Крыс.

В женщине должна быть загадка, говорят на Земле. Смуглянка поистине сплошная тайна, переполненная загадками. С эльфами ее роднят признаки в ауре и чуть заостренные ушки, невидимые под гривой черных волос. Она, вероятно, полукровка, в ее жилах совсем малая толика крови Перворожденных. Согрешила бабушка с высоким породистым блондином, и родилась Смуглянка спустя поколения.

Мне известно о ней неприлично мало. В Спящем лесу она спасла наши с наемниками покойной Дивы жизни, перебив демонопоклонников. Прекрасно владеет магией разума. Имя ее под покровом тайны. Представлялась она защитницей принцессы Натиэль. Вот почти все сведения о ней. Ах да, Смуглянка очень быстра и лихо орудует клинком.

Есть масса причин не доверять ей. На другой чаше весов помощь, оказанная ею в Спящем лесу. Слепо я никому не верю и не исключаю банального использования втемную.

– Ты беспокойно спал. Дурной сон?

– Я сны не смотрю. – Я встал, скользнув взглядом по стройной фигурке в короткой серой тунике, перехваченной на тонкой талии серебристым пояском.

Не признаваться же о кошмаре, преследующем меня.

– Вряд ли ты явилась спросить о моем самочувствии и снах. Могу я увидеться с Натиэль?

– Можешь, – улыбнулась Смуглянка, на удивление легко согласившись. – Она тоже мечтает лицезреть спасителя. Придется поторопиться, если хочешь успеть на дирижабль, отбывающий в Марадро.

– Что я забыл в Столице Наемников? – хмыкнул я, стараясь скрыть изумление от неожиданного согласия на встречу с эльфийской принцессой. Не обманывает ли?

– Ты ведь жаждешь помочь троллям? – вполне правдоподобно озадачилась Смуглянка. – Я предоставлю тебе возможность пойти военным походом в аранью, добыть славу, добычу и, возможно, вытащить из войны озерников.

Я сам подумывал о найме бойцов в Марадро, благо знакомый в городе имеется, и выступить на синекожих, разоряя деревни и отвлекая племена от Зеркального озера. Когда жилище грабят, жену убивают, помчишься домой, наплевав на приказы вождя. Большинство предводителей троллей уйдет, опасаясь бунта. Минимум половина синек покинет земли Водяных Крыс. От оставшихся сорвиголов, не обремененных семьями, озерники отобьются.

Вопрос в мотивах Смуглянки. От щедрости душевной ничего не дается, а она рискует большими деньгами.

– Хм. Твой интерес в деле?

Девушка обошла меня, не сводя с моего лица хитро прищуренных необычных янтарных глаз, в уголках которых пряталась ухмылка. Она напоминала кошку, присматривающуюся к крынке со сметаной на столе и размышляющую, как бы половчее достать лакомство и не попасться хозяевам. Подобный взгляд был у Гварда Зверолова на заре нашего знакомства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26