Валерий Сабитов.

Ошибка Фаэтона. Книга вторая. Звездная кара



скачать книгу бесплатно

Валерий Сабитов

Ошибка Фаэтона. Книга вторая. Звездная кара

НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН

Часть первая
Прыжок Большого Пса

Глава первая. Нео-Силлабус

Бесцветные дни, угрюмые ночи…

Окаменевшее в угрозе небо струит на планету страх. Пришедший из межзвёздных глубин ужас заполняет мир человека. Раскинув невидимые щупальца, он ползёт по опустевшим дорогам, цепкими сгустками застывает в углах квартир, особняков, офисов. Холодное мерцание звёзд, равнодушно жёлтый лик Луны, ослепляюще жаркое Солнце предвещают невиданные страдания и всеобщую гибель.

Вера и надежда покинули земную цивилизацию, сделавшись призраками прошедших времён. И закипела кровь людская. И бросились люди искать утешения в буйно расцветшем огне обманных страстей. Разум снял с себя венец правителя человека, любовь лишилась спасительной чистоты и предстала изнанкой.

Только океан сохраняет живую теплоту, поддерживая перед внешним, звёздным взором образ разумной планеты.

* * *

ЗЕМЛЯ.

МЭН-СИТИ.

БЫВШИЙ ОФИС «ОБЩЕСТВА АГАСФЕРА»

Стены, хранящие память о всесильных жрецах Цитадели фаэте Арни и фаэтянке Айле, дышат всплесками новой энергии, надёжно отгороженной от агонизирующего мира прочным барьером конспирации. Последний хозяин офиса, облачённый в серую нейтральность, принимает гостей. Как только приглашённые устроились на скромных полумягких стульях, серый господин объявил:

– Рад вас приветствовать, братья! Приехали все, наш сбор абсолютно полноправен. Хорошее предзнаменование!

Он окинул «сбор» острым цепким прищуром, орлиный нос нацелился в даль поверх голов.

– Об одном сожалею, – сказал он с явной печалью, – Братство Агасфера оставило арену борьбы за новый порядок. Я не знаю, где теперь сам вождь, где его люди. Весьма, весьма… С его участием мы смогли бы добиться цели в кратчайший срок…

Комната, познавшая вкус крови многих жертв, зашуршала сдержанным шёпотом. Имя Агасфера!.. Прошла минута, пока из первого ряда прозвучал спокойный размеренный баритон:

– Дни наших испытаний сочтены… Пусть никто не спрашивает, сколько их будет, – в сердцах нет страха.

Орлиный нос осветился обаятельной улыбкой:

– Цитата? Но ведь мы все обладаем даром предвидения. Начиная с глубокоуважаемого мистера Смита…

Хозяин баритона поднялся со стула. Белый балахон замерцал в слабом сиянии свечей, создав эффект светящейся ауры. Закреплённые на стенах свечи дрогнули, бледные пламена их колыхнулись. Странно и непонятно… Произвольную игру света все единодушно-молча сочли ещё одним благим знаком. Председатель сбора склонил голову:

– О да, конечно… Простите, ведь вы и есть мистер Иосиф Смит. Скуден свет, но таковы условия. Боюсь повторить ошибку…

Он сделал вид, что осматривает комнату и заметил:

– Но где Славянский Ангел? Где наш добрый русский брат?

С последнего ряда поднялся высокий крепкий человек в расшитой узорами рубашке, тряхнул прямым каштановым волосом.

– Прекрасно! Ведь Сибирь пока не колонизирована фаэтами?

«Ангел» в косоворотке согласно кивнул.

– Не исключено, русский север станет нам опорой, потому как…

Не дослушав, Славянский Ангел твёрдо заявил:

– При любом исходе моя организация оставляет за собой право суверенного руководства всей территорией…

– О-о-да! Почему же нет? Суверенитет, суверен… Прекрасные слова… Прекрасные! Да будет так.

Серый ведущий вновь ослепительно улыбнулся и добавил:

– Брат Смит прав, – времени мало.

Наш покровитель Аполлион сообщил: Чёрная планета в течение года станет членом Солнечной системы. Не исключено, фаэты ликвидируют угрозу. Не исключено… Но мы будем готовы.

Задал вопрос человек с цветным тюрбаном на голове:

– А разве мы не можем игнорировать факт присутствия фаэтов? Когда они вмешивались в дела человеческие?

– Так было, – Серый вернул себе печаль, – Но пришла иная эпоха, и она возвела фаэтов в роль спасителей Земли. Они в фаворе, и стоит сказать слово против них – всех нас сомнут, чихнуть не успеем. Так что их не обойти. Но вопрос возвращает нас к причине сбора: в лавировании между фаэтами и землянами требуется чрезвычайно гибкое руководство. Руководство общим делом…

Его тут же поддержал носитель тюрбана:

– Истинно! Твёрдое и компетентное верховенство! Предлагаю дуэт вождей, сочетающий земную волю и небесную мягкость… В лице организатора нашего исторического сбора, а также светлого пророка Иосифа Смита!

Подготовленный экспромт упал на взрыхлённую почву. Предложение прошло единогласно и, возможно, единодушно. Серый сопредседатель нового всемирного движения немедленно перешёл к определению стратегических задач сообщества, претендующего на свободную нишу Братства Агасфера.

– …Наши лозунги должны стать знаменем массы. Банально, но всё новое под Луной, – хорошо забытое старое. История прекрасна… Римское священство умело лучше иных расставлять знаки препинания в нужных местах. Оно знало, – жертвенный агнец всегда бродит рядом.

Он осветился улыбкой наметившего добычу грифа, замершего в эффектной паузе над стадом овечек. Не назвавший себя собрат из полутёмной глубины комнаты спросил, не скрывая растерянности от предложения вождя:

– Не совсем понял… Мы возвращаемся к практике жертвоприношений?

– А что требуется, дабы в дни великой смуты сплотить род людской и возглавить его? – металлизированным баритоном вопросил председатель, – Указать врага, виновника всех его бед! Итак, – Силлабус!

* * *

… «Силлабус, Силлабус, Силлабус», – шелест чёрных крыльев наполнил комнату. Стервятники сбивались на зов вожака, искали место в стае. Они пока не знали, какой будет добыча, но уже готовились к кровавому пиршеству.

Где-то далеко за стенами дома ухнул взрыв. Дрогнули подсвечники, полутьма заколебалась; и в её игре с полусветом никто не заметил взметнувшейся к потолку чёрной тени, – словно кто-то незвано-неслышно прошёл вдоль стен, облачённый в плащ с капюшоном.

Серый вождь-сопредседатель, успокаивающе подняв руку, спокойно сказал:

– Внесу полную ясность… Не столь отдалённый, напрасно забытый девятнадцатый век… Папа Пий 1Х утверждает отличнейший документ, озаглавленный именно так: «Силлабус»! Коим мировая наука и учёные мужи человечества предавались анафеме. Разве это не то, что нам нужно? За спиной каждого из нас – батальоны миссионеров и пропагандистов, преданных учеников и последователей. Объединив их, мы получим армию боевиков, способную на подвиг!

Он горящим орлиным взором окинул притихших во внимании соратников и продолжил:

– Мировые церкви саморазвенчались, потеряли всякий авторитет. Светские власти сметены первой волной растерянности и страха перед звёздным нашествием. Планетарное правительство когда ещё войдёт в силу?! Сплошь безвластие. Разгул стихии. Конечно, фаэты…, – краткая пауза показала напряжённую работу мысли, – Но фаэты как были, так и останутся далеки от чисто земных, внутричеловеческих проблем. А почему «Силлабус», почему учёные? А кому как не им по рангу положено предупредить о Вторжении, подготовить отпор? Надо же, сотни лет изучали Вселенную, – и напрасно! А кто проглядел тех же фаэтов? Под самым боком? Шамбала, махатмы… Все мы слушали сказки вместо правды. И вот теперь, похоже, инопланетяне нам не по зубам. Разве что фаэты… Но они – не революционеры, будут воевать не за светлое будущее грядущего человечества. Себя будут спасать, свой рай в запредельной Цитадели…

* * *

Грохот близких орудийных выстрелов и ударная волна от разрыва авиабомбы прервали речь. Стены качнулись, обрушилась на пол картина с живописным изображением собрания иезуитов под предводительством высокого человека в чёрно-красном хитоне. Его орлиный нос и чувственно-влажный блеск губ пробуждали в искушённом зрителе мысль о целеустремлённости и мудрой опытности генерала-предводителя. А на сегодняшнем сборе присутствуют именно искушённые. Трое из них бросились поднимать рухнувшее полотно-символ. Заколебались пламена свечей, и в игре их снова никто не отметил чуждую тень: плащ и капюшон метнулись в обратном направлении, ко входной двери.

Канонада переместилась на южные окраины Мэн-сити, и заговорщики продолжили работу.

* * *

– …Но разве нам не понадобятся учёные? Наука? Рано или поздно придётся ведь ликвидировать разруху. Первоначально в локальном масштабе. А после победы… После нашей победы, – и в глобальном.

Вопрос принадлежал кудрявому чернокожему колдуну в неописуемо пёстрой одежде, лишённой всякого намёка на какой-либо определённый стиль.

– Истинно, брат мой! Прекрасный вопрос! – с благодарным энтузиазмом отозвался новоизбранный вождь «Нео-Силлабуса», – Списки подготовлены. Нужных инженеров и учёных мы спрячем. Выведем их из-под удара праведного всенародного гнева. Подарим им жизнь и любимую работу! И будем иметь то, чего так недостаёт сегодня. Включая передовую промышленную и военную технологии. Вплоть до создания собственных звездолётов.

– Но к чему звездолёты? – недоумённо вопросил чёрный колдун, – Вы сомневаетесь в могуществе фаэтов? И допускаете оккупацию Земли ящерами Сириуса?

В обсуждение вмешался желтокожий человек в не менее цветастом ярком одеянии, с длинной витой косичкой, ручьисто ниспадающей за спину:

– Это правильно. Любые варианты должны быть учтены. Хорошо бы приобрести один из Юниверов. Побольше размером. Руководство «Нео-Силлабуса» должно быть в безопасности при любом раскладе. Так что предлагаю принять нашу программу в редакции уважаемого нами всеми Ранверсера. И на том закончим встречу – нас ждут дела и люди.

* * *

Участники исторического заседания покинули офис, немногим ранее брошенный людьми, скрывавшими лица под капюшонами.

* * *

Свежеизбранные руководители «Нео-Силлабуса» остались вдвоём в комнате, из которой не успели улетучиться живые молекулы жертвенной крови девушки по имени Нинель. Той самой Нинель, которую и всемогущий фаэт не смог вывести из-под ножей «Братства Агасфера».

После минутного молчания и обмена насторожёнными взглядами, серый Ранверсер произнёс с лёгкой усмешкой:

– В том же веке, в котором Пий 1Х писал для нас умную бумагу, американец Иосиф Смит искал в пустыне золото. И так приумножил найденный клад, что преуспел возродиться в решающий день…

«Заново рождённый» Иосиф Смит сжал побледневшие губы. Крашено-обесцвеченные белые волосы засветились сполохом искр, линзы глаз переменили цвет с голубого на оранжевый. Ранверсер поспешил отступить.

– Шутка, коллега, просто шутка! Но я восхищён! Моя проверенная столетиями сила плюс ваша хитрость, – вместе мы многого добьёмся. Ведь нам вдвоём придётся крепко держать первые места. Иначе развернётся борьба за власть. Что недопустимо и губительно. На обломках источенных червём соперничества земных церквей нам предстоит возвести тысячелетнее здание истинной веры…

Иосиф Смит, следуя примеру коллеги, усмехнулся, но сказал очень серьёзно:

– Когда наступит тот великий день… Когда земля свернётся, как свиток, и все элементы расплавятся от сильного огня… Останется ли тогда место для тысячелетних зданий?

– Цитата, как я понимаю? К месту, ко времени! И я не убеждён, что у сегодняшнего человечества есть будущее. Но кто-то выживет. Выживет, чтобы дать начало новому миру! А что важно для нас? Для нас важно: кто встанет у истоков грядущей цивилизации!?

– Ими обязаны быть… обязаны стать наилучшие из лучших, – патетично воскликнул возрождённый «пророк» Солёного озера. Видимо, он примирился со второй ролью в дуэте первых.

– Именно! Именно обязаны! Что означает: в первую очередь мы, мы вдвоём обязаны позаботиться о самосохранении. Ведь жизнь обрывается не только пулей или энергоимпульсами. Она зависит и от внутреннего состояния. Ведь наше здоровье определяется множеством факторов. Между прочим, и таким, как твёрдость либо пластичность предстательной железы.

Он улыбнулся, растянув влажные губы. Пламя свечей, висящих по обе стороны дверей, колыхнулось, то ли поддерживая, то ли не соглашаясь с сексуально практичной великой мыслью. И «пророк» смог оценить величие простоты. Оценил и развил далее:

– Если ваше последнее утверждение ввести в конкретные рамки… Да, можно сказать так: наступает новая эра семейно-исторической работы.

– Опять золотые слова! Несомненно, в рамках семьи и только семьи. Новой семьи, в новом понимании. Ведь все мы, только что принявшие к исполнению глобальный документ, единая семья. Поработали мы сегодня очень… А после серьёзной работы требуется полнокровный, всеохватывающий отдых. В семейном причём кругу. Вы согласны?

В ответ на разгорающееся в глазах Ранверсера пламя губы Смита повлажнели, мерцающий белый ореол у головы приугас. Последние нотки диссонанса терялись в нарастающем чувственном аккорде семейного дуэта.

– Утверждение не лишено оснований, – ответил Смит осторожным согласием.

Плавный жест рукой в сторону, доверительный полушёпот:

– За той дверью нас ожидают сёстры. Расширим круг семейного родства. Обойдёмся без ложного лицемерия, брат… В любой семье есть свои тайны, укрепляющие внутренние, духовные связи. Вот и у нас будут свои… Иначе как мы сможем доверять друг другу?

Не ожидая заключительного акта, призванного закрепить семейную близость Ранверсера и Иосифа Смита, тень плаща с капюшоном качнулась и покинула пространство офиса, уже познавшего в своё время более трагичные проявления близости членов общеземной человеческой семьи.

* * *

ЗЕМЛЯ.

МОСКВА. ВОРОБЬЁВЫ ГОРЫ.

СМОТРОВАЯ ПЛОЩАДКА ЛОМОНОСОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА.

Серый летний день походил на замершее навсегда непогожее осеннее утро. Бывшая столица бывшего сверхгосударства представала взору лишь десятком высотных шпилей. Закрыв Лужники, непроницаемая белёсая пелена протянулась за горизонт. Смотровая площадка плыла на восток над застывшим беломорьем; её железокаменное ограждение представало фальшбортом гигантского корабля. Фальшбортом… А застывшее здание университета изображало командную рубку устремлённой в опустевшее завтра российской «Марии Целесты». А та, как известно, после исчезновения бороздила моря без руля и ветрил, без команды и капитана.

* * *

…Но нет, палуба неуправляемого корабля вовсе не пуста. Как-то вдруг, словно ссыпавшиеся от штормового порыва ядрышки каштана, её заполнили пассажиры, покинувшие ненадёжные скорлупки кают…

Народ тревожно шумел, нацеливая ожидающие глаза на растущее в центре смотровой площадки сооружение из неошкуренного третьесортного тёса. Слабый ветерок лениво шевелил трёхцветный кусочек материи на шпиле университета, последний символ былой управляемости российского макромира. Но знаки прошлого уже не привлекали, ибо именно из него тянулись корни сегодняшнего хаоса. Потому, как только на скрипящее дерево постамента взобрался человек в красно-чёрном хитоне и уверенно поднял руку с мегафоном, толпа затихла.

– Я – тот, кого вы ждали! Я – тот, кто протянул вам руку спасения!

Усиленный дефицитными батарейками голос волнами прокатился над головами, пробудив жажду совместного действа.

– Мы собрались здесь не случайно. Мы – у парадного подъезда центрального университета страны, ушедшей в небытие. Почему так случилось? Почему вы дошли до такой жизни? Почему из ваших рук утекают последние надежды? Потому что вы преданы! Вас предали те, кто из-за камней этих стен внедрял веру в государство и обученный разум!

Оратор повернулся вполоборота и резко выбросил свободную руку в сторону здания.

– Люди! Они и сейчас прячутся там. Прячутся те, кто обрушил на всех нас нашествие с неба. На пороге невиданная война! Война планет! Война звёздных систем! Земля втянута во вселенский Армагеддон! Вот-вот чудовища чужого солнца начнут пожирать наших детей, жён, матерей…

Разделённые звенящими паузами, хлёсткие фразы слой за слоем сдирали с людей кожу равнодушия и безысходности. Возвращалась полузабытая острота первозданных человеческих чувств, поднималась температура охладевшей было крови. Жадные взоры тянулись за призывающей рукой.

– Вас предала наука! – оратор продолжал бить отрывистыми фразами по рассудку и чувствам, подчиняя толпу своей воле, – Наука и её клевреты! Это вы платили им повышенную зарплату. Это за ваш счёт присвоены им высокие звания и почётные степени. И что вы получили в ответ?

На шаткое дерево помоста несколько молодцев в чёрных рубашках с красными воротниками втащили хилого человечка в чёрной мантии, с пучком жидкой седины на жёлтом черепе. Схваченный вместе с другими на последнем заседании учёного совета, академик визжал от обиды и боли, вращая выпученными полубезумными глазами. Отвыкший от телевидения, радио и газет народ требовал полной ясности.

– Дайте ему сказать! Пусть признается…

– Под суд! Судить его здесь и сейчас…

– Смерть профессору…

– Под вышку его и всех остальных….

Ветерок стих, трёхцветный лоскуток повис бессильной анемичной тряпкой. Застывший тугой массой воздух прорезали автоматные очереди. Стреляли по окнам университета. Массовое вооружение народа, свершённое как стихийно, так и под водительством вожачков всякого ранга, обращалось в единый фронт. Человек в красно-чёрном хитоне ткнул мегафоном в лицо академику. Но тот лишь хрипел и стонал.

– Слышите? – мегафон поднялся к орлиному носу, – Он не знает, что сказать! Он плевать на всех хотел! Но нет, они нам за всё заплатят. Братья мои! Очистим университеты, академии, институты, лицеи от предателей и врагов нации. Хватит им жировать на народной крови…

Воздух звучал гулко и жёстко. Штормовые волны сгущённого сверхсправедливого гнева катились через призрачное ограждение бортов русской «Целесты» и тяжёлыми струями пробивали пелену, накрывшую Москву. «Нео-Силлабус» неотвратимо заполнял улицы и площади мегаполиса.

* * *

Так вбился в историю первый гвоздь дня «Ч», разом приведя в действие не один российский, но и китайский, европейский, арабский и другие потерявшие курс корабли рассыпавшейся цивилизации. Так начался поход всенародного мщения. На обесточенной планете мегафон сделался основным средством информации и управления. Взятые из разогнанных и распущенных подразделений охраны правопорядка, они послушно ревели в руках провозвестников завершающего века, облачённых в хитоны цветов вселенского заката.

* * *

…А Москва кричала сотнями голосов:

– Освободим свою землю от дармоедов и слуг дьявола! Химиков, физиков, астрономов, – всех на плаху! И минует нас тогда звёздная кара…

– Всех-х-х! – дружный яростный клич сжимал кулаки и челюсти, рвал жилы на раздувшихся местью мышцах.

* * *

И, возможно, только в одном каком-то месте воспрял к небу неслышный в общем крике вопрос: «Так неужели не осталось на планете людей силы, способной переломить хребет рождённому в жадном неверии зверю? Зверю ненасытному и более ужасному, чем неведомая угроза со звёзд?»

А зверь, плотно спаянный из людей-клеток, оживлённый амёбным духом слепого мщения и ненависти, уже грозно выгибал напружиненную шею. Бехтеревский микроб, внедрённый в слабые души Агасфером, размножался в сверхскоростном режиме.

* * *

….Выстрелы и разрывы ручных гранат слышались уже внизу, в затопленных туманом Лужниках. Искали и уничтожали виновных во всенародной беде. А из дверей университета выволакивали одного за другим носителей прогресса и мэтров разума. Перспектив достичь лобного места, наспех сколоченного из сырья для выделки любимой ими бумаги, у них не было. Профессоров и академиков били ногами, топтали, расстреливали из пистолетов бывшие ученики и почитатели. Лишённые гражданства, потерявшие страх перед государством земляне закрывали за собой последние двери, сжигали за спиной мосты, пополняя войско «Нео-Силлабуса».

Но обращённый к небу неозвученный вопрос одиночки не остался без ответа. Ибо не растеряла ещё Земля дух трезвой спасающей веры.

* * *

…В бледно-сером небе вспыхнула жемчужная точка, секундно увеличилась и предстала над местом кровавого побоища холодно сияющим диском Юнивера фаэтов. Толпа откачнулась от здания университета. Кроваво-чёрный хитон перелицевался в серую изнанку, и его носитель затерялся у подножия деревянного помоста.

– Люди Земли! Люди России! Люди Москвы! – Небо заговорило уверенно и властно, – Планетарное правительство объявило чрезвычайное положение на всех континентах. Демонстрации, митинги и прочие групповые выступления объявляются запрещёнными. Призывающие к беспорядкам, а также использующие огнестрельное оружие будут караться на месте. У нас хватит возможностей для наказания непокорных и защиты невинных.

Расправа над учёными Ломоносовского университета остановилась. Истекающие кровью тела бросили на мостовой и забыли о них.

– Люди Москвы! – гремел голос с Юнивера, – Прошу покинуть площадь. Возвратитесь к семьям и ждите распоряжений Комитета Пятнадцати. Коммуникационные сети восстанавливаются. Информация о происходящем на Земле и в околосолнечном пространстве будет поступать к вам своевременно…

Но люди Москвы не могли сбросить разом избыток температуры крови. И не торопились следовать призыву то ли землянина, то ли фаэта, говорящего с борта загадочного диска-НЛО. Один из особо крепко разгорячённых, – видимо, накачанный наркотиком, – уже направлял ствол «Калашникова» в сторону диска. Юнивер отреагировал парализующим лучом, плавно развернулся и замер над центром смотровой площадки. Представители Планетарного правительства меняли тактику воздействия.

Звукопроектор диска начал имитацию пулемётной стрельбы над головами, параллельно воздух перед университетским корпусом замораживался до нуля по Цельсию. С шипением клубами завихрился иней, вызвав желание безопасного домашнего очага.

Через несколько минут митинг-расправа угас, площадь опустела. Из университетских дверей выбежали люди, потрясённые происшедшим, и занялись телами, распростёртыми на холодных камнях и асфальте. Юнивер сделал круговой облёт площадки, замер на секунду над местом выступления бежавшего резидента «Нео-Силлабуса» и исчез в голубеющем небе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8