Валерий Пылаев.

Видящий



скачать книгу бесплатно

Глава 1

– Все. Ухожу.

Вика рывком вытащила ручку из дорожного чемодана на колесиках и покатила его в прихожую. Выпендреж чистой воды – большинство вещей она вывезла еще вчера. Едва ли не десяток доверху набитых пузатых сумок. Нет, чемодан ей нужен совсем для другого – изящными движениями покидать в него бестолковую мелочевку с полок, взяться за ручку и процокать каблучками к двери. Как в кино – любила она эту театральщину. Когда-то это даже казалось милым.

– Антон, пока.

– Пока.

Я даже не потрудился встать из-за стола. Она ведь только этого и ждала – драмы, скандала. Я непременно должен был вскочить, встать перед ней, закрывая спиной дверь, вырвать из рук этот гребаный чемодан… Только вот ничего этого я делать не собирался. Не то чтобы мне стало уже совсем все равно – просто закончить хотя бы схематичное жизнеописание конунга Тольбьерна Серого Медведя сейчас почему-то было куда важнее. И плевать, что за эту странную халтуру мне вряд ли уже заплатят. Строчки на экране ноута будто бы сами текли из-за мигающего курсора – прерываться не хотелось совершенно. Даже по такому безусловно важному поводу.

– Антон! – повторила Вика. – Я ухожу. Пока.

– Угу, – буркнул я.

– Угу?! И это все, что ты хочешь мне сказать?

Похоже, без драмы все-таки не получится. На вспышку с моей стороны Вика уже, судя по всему, не рассчитывала, поэтому без долгих раздумий начала действовать сама.

– Антон, ты понимаешь, что я сейчас уйду? Совсем уйду. Навсегда.

– Понимаю. – Я пожал плечами. – Осторожнее на лестнице.

– И все?! – Вика громыхнула полупустым чемоданом об пол. – Осторожнее на лестнице?! После всего, что было?

Я выдохнул, чуть отодвинул ноут и крутанулся на стуле. Театр одного актера требовал зрителей. Все-таки в искусстве скандала Вике не было равных – еще мгновение назад я думал исключительно о бесславной гибели могучего Тольбьерна от рук предателей, а теперь понемногу и сам начинал заводиться.

– Счастливого пути, Вика. Желаю удачи.

– Вот! В этом ты весь!!!

Наверное, я мог сказать вообще что угодно – или даже промолчать. Степень моей вины была определена уже давно. Впрочем – надо отдать ей должное – Вика даже попыталась выдать некое подобие аргументации, а не просто перешла на ультразвук.

– В этом все дело! В этом, Антон! – Она тряхнула головой. – Я ухожу, а ты просто сидишь… Уткнулся в свои писульки! А ведь Марк Львович говорил, что ты не потянешь, что ты…

Я поморщился. Вышеупомянутый Марк Львович не понравился мне с самого начала. Нет, конечно, заказчик всегда прав – но всему есть предел. Я раз за разом переделывал, терпеливо выслушивал критику, не менее терпеливо объяснял, что если уж мы хотим придать тексту хотя бы подобие исторической достоверности, то… В общем, в итоге я просто не выдержал и предложил Марку Львовичу написать все самому – раз уж он действительно куда лучше меня разбирается как в истории Средних веков, так и в коммерции.

Вот тут-то я и огреб все и сполна.

За некомпетентность, незрелость, неблагодарность, безграмотность, бездарность и – как выразился Марк Львович – неприемлемые для культурного молодого человека наглость и бытовое хамство. Потом подключились родители Вики, которым я должен был сказать спасибо за «шанс, который выпадает раз в жизни». А потом и она сама. И через две недели собрала вещи.

Впрочем, к этому шло уже давно. Ослиное упрямство, лень, бездарность, невнимательность, отсутствие амбиций и неумение заработать денег – список моих пороков Вика могла бы продолжать бесконечно. Последние полгода я действительно не понимал, чего ради она тратит на меня свое драгоценное время.

– Ты меня вообще слушаешь?! – взвилась Вика. – Марк Львович…

– Марк Львович – идиот.

Я постарался, чтобы это прозвучало не слишком злобно – в конце концов, я говорил чистую правду.

– Зато ты один нормальный!!! – Вика со стуком впечатала в пол каблук. – Человек пошел тебе навстречу, дал работу, а ты?..

– Вик, ну хватит уже, – выдохнул я. – Я честно отпахал почти три месяца. Если они сами не понимают, чего хотят, я в этом не виноват.

– Вот! Во-о-о-т! – Вика шагнула вперед и едва не уперла пальцем мне в грудь. – Ты никогда ни в чем не виноват. Это все вокруг плохие – а ты один хороший! Мама мне сразу сказала, что с тобой связываться – только время терять. А я, дура, влюбилась…

В этом я уже давно здорово сомневался. Когда мы с Викой познакомились, я был «молодым и подающим надежды» автором пары если не бестселлеров, то уж точно удачных книжек. Потом просто «молодым». А теперь, разменяв четвертый десяток…

– Значит, мама была права, – отозвался я. – В следующий раз будешь умнее. Негативный опыт – тоже опыт.

– Ты вообще не хочешь стараться. – Похоже, Вика попыталась выдавить из себя слезу. У нее почти получилось. Почти. – Антон, ты уже совсем не тот, с кем мы тогда танцевали в «Башнях», помнишь?..

Я помнил. Но теперь привычно теплые воспоминания почему-то только раздражали. Может, уже тогда дело было вовсе не в большой любви, а в шестизначной сумме гонорара за новую книгу.

– Вик, я тот же самый. – Я не стал спорить. – Ты с самого начала знала, кто я. Один неудачный роман – и можно на год остаться без денег.

– Думаешь, дело в деньгах? Ты так про меня думаешь, да?!

– Да, Вик. Именно так я и думаю.

Несколько мгновений она стояла передо мной, явно подбирая слова. И, видимо, так и не смогла найти достаточно обидных – молча развернулась, подхватила чемодан и хлопнула дверью. Как принято говорить в таких случаях – с ней ушла эпоха. Радоваться, увы, не получалось. Хотя бы потому, что я понятия не имел, что делать дальше.

Я попытался вернуться к конунгу Тольбьерну, но там все встало намертво. Кое-как выжав за полчаса половину абзаца, я закрыл ноут и откинулся на спинку стула. И тут же на мои колени запрыгнуло мурчащее-полосатое. Тигру мало волновали наши с Викой разборки – зверь хотел жрать, и точка. И это тоже заставляло задуматься.

Пустая миска у кошки, не менее пустой холодильник, долг за коммуналку тысяч этак на тридцать и последняя «пятихатка» в кошельке. Из активов – только незавершенный роман, уже никому не нужное жизнеописание конунга и еще десятка с четыре файлов по смежной тематике.

– Ничего, прорвемся, мохнатая. – Я почесал Тигру за ухом. – Бывало и хуже.

Может, когда-то давно и правда бывало. Но сегодня я явно шел на рекорд. Дырка на подошве кроссовка, перегоревшая в прихожей лампочка, едва не сломавшийся прямо в замке ключ – мироздание явно не скупилось на мелкие неприятности.

Звонок телефона застал меня уже на лестнице. Славка. Сто лет его не слышал – или и того больше. Память тут же услужливо подкинула пиво в парке, футбол и прочую веселуху десятилетней давности. И чего это он про меня вспомнил?

– Здарова, старый абрикос!

Нет, кое-что в этой жизни определенно не меняется.

– Здарова, коли не шутишь, – отозвался я. – Как оно?

– Как всегда – лучше всех, – бодро отрапортовал Славка. – Как сам?

– Да вроде пока не сдох. – Я уселся прямо на подоконник. – Ты по делу или так, потрещать?

– Да и так, и этак… – Славка откашлялся. – Не сдох, говоришь? А собираешься?

– Не исключено. – Я очередной раз подумал о голодной Тигре, пустом холодильнике и не менее пустом кошельке. – Так себе дела, если честно.

– Да я слышал, – вздохнул Славка. – В частности, поэтому и звоню. Тут халтура одна есть – в самый раз для тебя. Интересно?

Вот дела. Сколько я себя помнил, Славка всегда занимался отделкой квартир под ключ. Обычная работа, сравнительно неплохие деньги – разумеется, когда есть заказы. Но чтобы «в самый раз для меня»?.. Впрочем, мне ли сейчас привередничать?

– Интересно, еще как интересно… Слушай, а заезжай через часик? Посидим, поболтаем. Только пивка прихвати. – Я на мгновение задумался и все-таки добавил: – И пожрать. – Ты втираешь мне какую-то дичь. – Я легонько стукнул кулаком по столу. – Слав, так не бывает. Игры существуют для того, чтобы забирать деньги у пользователей, а не наоборот. Никто не даст выводить игровую валюту в реал.

– Тоха, не цепляйся к словам. – Славка недовольно скривился: дескать, тоже мне – умный нашелся. – Это я так, для простоты, чтобы ты въехал. Естественно, никакого вывода бабла в чистом виде нет, но…

– Но?.. – Я свернул крышку с очередной бутылки – кажется, уже четвертой. – Что но?

– Но есть почти легальная возможность перевести виртуальное золотишко в рубли, – оскалился Славка. – Например, слить его тому, кто готов заплатить реальную валюту. Разумеется, приходится скидывать голду дешевле, чем расценки на донат… да и не это основное – так, копейки. Не пытайся мыслить обычными категориями, Тох. Это не просто игра.

– А что же тогда? – усмехнулся я. – Дивный новый мир?

– Представь себе.

Похоже, он и правда не издевался, мой старый товарищ, он же мастер-отделочник… Или правильнее было бы сказать – бывший мастер-отделочник?

Он даже выглядеть стал по-другому. Нет, никаких золотых цепей с палец толщиной или «Ламборджини» у моего замызганного подъезда – на подобные роскошества Славка еще не заработал. Но «яблофон» последней модели, явно брендовая рубашка и хоть и не самый дорогой, но явно новый и – что-то мне подсказывало – не кредитный «Ниссан» – это тоже кое-что. Уж точно получше моих полуразвалившихся кроссовок и джинс с разодранной коленкой.

– Это и есть новый мир, Тоха. – Улыбнулся Славка. – Сейчас «Гардарика» только раскручивается, игроков сравнительно немного, но уже года через пол там будет жара. А мы снимем все сливки.

– Как, блин? – Поморщился я. – Соберем топовый клан и развалим всем кабины на чемпионатах? Будем прокачивать нубов за пять баксов в час?

– И это тоже – если захотим. – Славка подался вперед и хлопнул меня по плечу. – Забудь ты эти доисторические ММОшки! Это не игра, а вторая жизнь. И уж в ней-то мы свое возьмем. Веришь?

Что-то в Славкиных речах меня смущало. Вирт при полном погружении, многопользовательская игра нового поколения, возможность занять все еще вакантные места в топе – допустим. Но все это очень рискованно, нестабильно и самое главное – вовсе не так уж прибыльно. А Славка явно не бедствовал, причем прямо здесь и сейчас.

– Что-то не сходится, дружище. – Я покачал головой. – Подвох чую я, юный падаван.

– Может, оно и так, – вздохнул Славка. – Я сам еще не до конца разобрался, как это работает. Но работает. Реальные бабки… Да блин! Где твой дух авантюризма?

А вот с этим у меня все было в порядке. Иначе я вряд ли сменил бы стабильный оклад на похожий на лотерею заработок писателя.

– А, черт с ним, рискнем, – рассмеялся я. – Комбинатор хренов. Но если отправят на нары – верхнюю койку мне.

– Отвечаю. – Славка бесцеремонно открыл бутылку о край стола. – Твое здоровье, старый абрикос!

* * *

Вот он – мой дух авантюризма. Я еще раз бестолково осмотрел разложенные на покрывале электронные приблуды. Полное погружение, говорите? Вот уж не думал, что мы – в смысле – человечество – осилим что-то подобное так рано. Всего-то двадцать восьмой год на дворе – а мы уже. И ведь никаких попсовых шлемов с перчатками, анатомических костюмов или громоздких вирт-капсул – небольшой модуль подключения к нейрошунту, провод, тянущийся к ноутбуку, и софта гигабайт этак на четыреста – по нынешним меркам не так уж много.

Я чуть приподнял волосы над ухом и нащупал кончиками пальцев теплый металл. Разъем нейрошунта. Бесполезная, в общем-то, штука – вроде доисторический блютус-гарнитуры, только покруче. Надиктовывать текст про себя, включать ноут или чайник силой мысли, прослушивать музыку без наушников. Одним словом – не более чем эффектная игрушка. Но теперь ее время пришло.

А ведь страшно. Нет, поводов не верить Славке у меня не было – но все равно засовывать себе в голову какой-то провод хотелось не слишком-то сильно. Но выбора уже не оставалось: раз пообещал – надо делать.

– Твою ж мать, Славка, – пробормотал я, устраиваясь на диване.

Свет, камера мотор… Тьфу, то есть, загрузка… Поехали!

* * *

Честно говоря, я до последнего ожидал каких-то спецэффектов. Что-то вроде падения с огромной высоты, полета через туннель к свету или мира, который сам собой соберется вокруг меня из крохотных разноцветных кирпичиков-пикселей.

Ничего подобного. Я просто исчез из своей квартиры и появился… где-то в другом месте.

Абсолютная чернота и пустота. Негромкая мелодичная музыка играла со всех сторон одновременно – что-то явно стилизованное под средневековье. Атмосфера обещанного Славкой дивного нового мира начиналась уже с «предбанника». Что ж, неплохо. А дальше?

Добро пожаловать в Гардарику!

Текст, повествующий о суровой земле воителей и вождей, я пробежал по диагонали. Стандартно, но при этом, как ни крути, весьма достоверно – острова, материк, горы, дышащая на ладан Иллирийская Империя, морские разбойники с севера, свободный народ на востоке. Все воюют со всеми и вдобавок еще и между собой. Типичное средневековье с его феодальной раздробленностью во всей красе. И никаких тебе ушастых эльфов, деловитых коротышек-гномов или зубастых орков. Даже о богах, чудовищах и могущественных волшебниках упоминалось как-то вскользь, будто бы автор этих строчек сам сомневался в их существовании. Похоже, этим миром правили не огненные шары и ледяные стрелы, а золото и сталь. А что – по мне так и здорово! Всю жизнь играл за рукопашников, а для любого работника меча и топора тряпичные кастеры, вооруженные дальнобойными заклинаниями – самая лютая головная боль. Без них мир станет только лучше, однозначно.

Приступить к созданию персонажа.

Приступить – иначе зачем я здесь? Странно ощущения – я не видел своих рук, не чувствовал повисшую передо мной кнопку кончиками пальцев, но она послушно потемнела и отправила меня на следующий экран.

Выбор расы персонажа.

На разделенном на три равные части экране появились три босоногих мужика в домотканых рубахах и штанах. Высоченный рыжебородый бугай с бритой головой, куда более изящный, хоть и рослый голубоглазый смуглый парень с гладко выбритым лицом и еще один. Светлокожий, чуть ниже других, но крепко сбитый, с короткой русой бородкой и собранными в пучок на затылке волосами.

Сканды – жители островов, разбросанных среди холодных морей севера. С самого детства скандов учат управлять парусом и владеть оружием. Из них редко вырастают земледельцы или мыслители, но каждый из этих суровых людей – прирожденный мореход и могучий воин.

Расовые характеристики:

Сила +1

Телосложение +1

Расовые умения:

Владение одноручным мечом +1

Владение топором +2

Кузнечное дело +1

Владение щитом +1

Расовые особенности:

Судьба сканда – сплошная череда испытаний и сражений. Выживают лишь сильнейшие. Кровь северян дает дополнительные +5 % к сопротивляемости урону.

В целом понятно: суровые вояки из северных морей. Сканды – те же самые викинги, только в профиль. Судя по статам и умениям, эти ребята изначально заточены под ближний бой. Впрочем, можно раскачиваться и в кузнеца – толковый крафтер в любом клане на вес золота… А что дальше?

Иллирийцы – потомки коренных обитателей западных земель материка, жители Иллирийской Империи. Многие из них уже давно привыкли жить за надежными стенами крепостей, но суровое время не дает шанса слабым. И хотя некоторые иллирийцы выбирают путь знания, среди них немало отважных воинов и путешественников.

Расовые характеристики:

Ловкость +1

Воля +1

Расовые умения:

Владение двуручным мечом +1

Владение щитом +2

Владение копьем +1

Верховая езда +1

Расовые особенности:

Не всем иллирийцам приходится хоть раз в жизни браться за оружие. Но в их жилах течет кровь тех, кто создал величайшую Империю. И когда придет время, каждый будет готов к сражению. Иллирийское происхождение дает +3 % к вероятности нанесения критического урона.

Не самые понятные ребята. Впрочем, воображение тут же нарисовало закованный в стальные латы строй копьеносцев с тяжелыми щитами. Кто знает – может быть, так и выглядят Имперские легионы. Тяжелая пехота. И рыцари на конях…

Склафы – обитатели лесных земель восточной части материка. Этот свободолюбивый народ нечасто строит большие города и не создал империи, подобной Иллирийской. Склафы всегда предпочитают мир войне, и все же каждый из них не только охотник, но и воин.

Расовые характеристики:

Телосложение +1

Восприятие +1

Расовые умения:

Владение луком +2

Владение кинжалом +1

Скрытность +2

Травничество +1

Расовые особенности:

Склафы куда ближе к земле – матери всего сущего, чем другие народы. Даже самый скромный из лесных охотников чувствует, как течет сок под корой дерева, и его сердце бьется в такт с сердцем Гардарики. Кровь склафа дает +3 % к скорости регенерации очков здоровья, очков выносливости и очков духа.

Так вот они какие – братья-славяне… Склафов игроделы сделали этакими лесными жителями, заточенными под лук и охотничий нож. Впрочем, возможность раскачки в рукопашника наверняка тоже присутствовала. Да хотя бы из тех же патриотических соображений. Наверняка львиная доля русскоязычных пользователей имела желание помахать мечами и топорами, причем помахать всенепременно в расово верном теле славянина-склафа.

И кем мне быть? По идее лучше бы взять простого и понятного сканда – Славка говорил, что его шайка состоит в основном из северян. Или иллирийца с его увеличенным шансом крита… Но то ли во мне взыграл патриотизм, то ли врожденное упрямство и желание делать все по-своему, то ли засбоило что-то в системе передачи данных… В общем, я не был уверен, что действительно нажимал на кнопку, но склаф на экране радостно оскалился, выпрямил спину и сложил руки на груди, и «Гардарика» выкинула меня в следующее окно.

Распределите основные характеристики персонажа.

Сила: 5

Телосложение: 6

Подвижность: 5

Восприятие: 6

Воля: 5

Свободных очков характеристик: 5

Внимание! Очки характеристик распределяются при создании персонажа и далее не меняются, а также не увеличиваются с ростом уровня. Выбирайте не спеша – цена ошибки велика!

Примечание: в некоторых случаях возможно постоянное или временное увеличение основной характеристики с помощью специальных возможностей, используемых предметов, божественных благословлений или артефактов.

Ох ты. Давненько я не встречал такой системы. Выходит, набрать сотню-другую статов на левел-апах здесь не получится? Вот уж точно – цена ошибки велика, еще как велика. Начал игру с показателем Силы в два очка, и про любое оружие тяжелее пилочки для ногтей можешь забыть. В смысле – насовсем. Значит, будем выбирать не спеша. Только вот разберемся, что здесь к чему.

Сила – отвечает за физическую мощь персонажа. Влияет на возможность пользоваться тяжелым оружием, поднимать тяжелые предметы и носить тяжелую броню. Определяет модификатор урона в рукопашном бою.

Телосложение – отвечает за способность персонажа переносить полученный урон. Определяет количество и скорость восстановления очков жизни.

Подвижность – отвечает за ловкость, реакцию и скорость персонажа. Определяет количество и скорость восстановления очков выносливости.

Восприятие – отвечает за общую наблюдательность персонажа. Влияет на способность обнаруживать ловушки и видеть скрытое. Определяет точность стрельбы и модификатор урона при использовании дальнобойного оружия.

Воля – отвечает за силу духа персонажа. Влияет на способность воодушевлять союзников или внушать ужас врагам, а также подчинять себе мистические силы. Определяет количество и скорость восстановления очков духа.

В целом… понятно, что все понятно. Какие графические и виртуальные навороты бы ни появлялись в игровых новинках, ролевая система существенно не менялась лет примерно тыщу. И даже в хваленой Славкиной «Гардарике», обещавшей «невиданную и беспрецедентную» вариативность и гибкость билда, основные классы вырисовывались чуть ли не сразу. По десятке в Силу и Телосложение – идеальный танк в тяжелых доспехах и с уймой здоровья. Поменьше Телосложения и побольше Подвижности – боец-рукопашник с запредельным уроном – будет лупить не только мощно, но еще и часто, и долго, и, подозреваю, метко. Максимум Восприятия и Подвижности – вот вам легконогий лучник, способный сначала удрать от тяжеловеса, а потом уподобить его окровавленному ежу, затыкав стрелами. А вот Воля…

Воля и вовсе казалась чуть ли не бесполезной. Учитывая явный упор «Гардарики» на реалистичность, появления на полях сражений паладинов или темных рыцарей не ожидалось – не говоря уже о швыряющихся фаерболами и цепными молниями магах или полноценных хилах. В мире, который хоть немного претендует на достоверность, умение восстанавливать половину и больше шкалы здоровья одним щелчком пальцев – явный моветон. Так что едва ли есть смысл качать эту самую Волю выше значения, необходимого для незамысловатых бафов и маломальского сопротивления всяким минусморалям. Две-три единицы, а остальное лучше потратить на что-нибудь более осязаемое и полезное. Максимум Силы и Подвижности, остальное – в Телосложение, и идеальный боец-рукопашник готов. Или?..

Или что? Луки и арбалеты – точно не мое. Раскачиваться в крафт откровенно скучно, да и не особо нужен я буду Славкиным ребятам, которые явно предпочитали добывать все необходимое исключительно в бою.

Неужели меня так крепко зацепила фразочка про «…подчинять себе мистические силы» в описании самой бестолковой (или только на первой взгляд бестолковой?) характеристики? Даже если боевых магов в традиционном понимании в «Гардарике» нет, может же быть какой-нибудь местный аналог? Жрец или монах, например… или друид? И если уж прогибать под себя изменчивый виртуальный мир, то почему бы не сыграть против правил и даже здравого смысла? Кто знает, какие плюшки получит высокоуровневый перс с максимально возможной десяткой Воли? Судя по тому, что рассказывал Славка – никто.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении