Валерий Медведев.

Двойная планета. Фантастический роман



скачать книгу бесплатно

© Валерий Медведев, 2017


ISBN 978-5-4483-7496-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Катастрофа

Наш разведывательно-экспедиционный звездолёт «Икар» вот уже более ста лет, как мчится по просторам галактики. Для нас же, находящихся на борту, прошло менее шестнадцати. Хотя последние полгода вообще-то летим в режиме торможения. Это значит: время на Земле и у нас начинает выравниваться.

И вот она наша цель – двойная планета звезды в Созвездии Большого Пса, которая уже видна на мониторе внешнего обзора без увеличения или, как выразился мой папа – невооружённым глазом.


Меня зовут Рэд. Фамилии и отчества не имею. На корабле у всех только имена, причём короткие, потому что наш капитан так решил установить. Он не любит произносить длинные фразы. Его дело, как он говорит, отдавать короткие приказы. Кстати, имена он давал каждому члену экипажа сам, и так чтобы ни одно не повторилось снова. Детей, родившихся на корабле во время перелёта, соответственно, крестил тоже он. Сам-то я родился не на звездолёте. Но мне был всего год, когда мои родители отправились в это путешествие. А сейчас – уже шестнадцать лет, через месяц исполнится семнадцать. Поэтому родную звезду и планету своих родителей – Землю, я не помню. Видел её только в режиме увеличения, да в записях, взятых с собой командой ещё до отправления. Или же в фильмах, присланных по разработанному только в тот момент средству связи.

Называется эта связь – «Волна, бегущая по волнам» (ВБВ) и действует по принципу распознавания стотысячных долей нужной волны, которые через определённые интервалы на порядки опережают свою собственную. Доли эти складываются в единое целое, и при обработке получается, что уже через десять дней посланный сигнал можно выловить в сотне световых лет от Земли. То же, соответственно и в обратном направлении. Занятия по ВБВ проходили в разделе «Общей Теории Дыхания Пространства» (ОТДП). Но там «Сплошной тёмный лес!», как сказала бы моя мама.


Зато ту теорию хорошо знала Кэт. Она стала специалистом по связи на нашем корабле. Ещё она мой лучший друг и дочь нашего капитана, о чём я только недавно узнал из случайно подслушанного разговора её старшей сестры Лады со своей новой подругой Таей, которую с мужем и двумя детьми только недавно вывели из анабиоза для подготовки к высадке. Жак (муж Таи) был назначен руководителем по освоению и колонизации двойной планеты

А за Ладой я подглядываю уже с полгода. Не для того, чтоб что-либо разведать. Просто нравится на неё смотреть!

Младшая-то её сестра часто бывала у меня в гостях: помогала с уроками, рассказывала всякие истории и сказки, описывала планеты с невообразимыми формами жизни. В частности: теории о том, какой может быть жизнь именно на той двойной планете, к которой мы держим путь. Она увлекалась этим с раннего детства и, в свою очередь, увлекла меня. Мы придумывали и свои собственные версии о том, что сможем встретить и увидеть там! С ней вместе часто рассматривали карты двойной планеты, сделанные по снимкам автоматической станции, что была здесь двести лет назад.


Исследования станция проводила в основном с орбиты.

Но забрасывала зонды также и на поверхности обеих планет, которые взяли пробы воздуха, воды и грунта. Сделав на месте анализы, зонды передали данные на станцию. Что было удивительно: полученные результаты были почти идентичны на обеих этих планетах, каждая из которых размерами лишь немногим меньше Земли. Они похожи почти во всём, как две родные сестры: и размерами, и массами, и своими ландшафтами, и климатическими зонами с безжизненными полосами по экватору.

Главное, что выяснила станция – планеты вполне пригодны для заселения ими людьми! Жизнь там точно есть, в том числе и разумная! В северном полушарии одной из планет в зоне средних широт замечены редкие постройки искусственного характера. Было решено: это полушарие исследовать, но колонизации её не допускать. Для землян было бы за благо овладеть и одной четвертью двойной планеты.

Почему именно четвертью? Дело в том, что каждая из двух планет разделена экватором на миры, изолированные друг от друга. Получается, что двойная планета имеет четыре обособленных мира, и в каждом из них развитие жизни могло проходить по своим собственным законам.

Не очень удобно, конечно же, для человека, что сутки там составляют всего четыре часа. Каждый день на этих планетах бывают «солнечные» затмения, а каждую ночь – «лунные», а в тропической зоне гравитационное поле постоянно колеблется. Но ко всему, как говорит мой папа, привыкают!

Ведь и правда: мы же привыкли к тому, что на корабле искусственное гравитационное поле постоянно колеблется! Как проболталась однажды Кэт: капитан приказал это делать специально, чтобы экипаж уже в полёте начинал привыкать к условиям жизни того мира, куда стремятся попасть мои родители и прочие взрослые.


В играх нам компанию постоянно составляли двойняшки Рик и Чика, которые были на три года младше меня, а также Лис. Тот вообще – на четыре! Иной раз присоединялись теперь уже тринадцатилетняя Эли и двенадцатилетняя Анна. Но обычно этих двух девочек родители не отпускали бегать без призора по кораблю. Кэт показывала нам тайные уголки звездолёта, где мы играли в прятки. Я-то не знал, что она дочь капитана и всё время удивлялся: откуда она знает столько потаённых мест? Мы с ней почти не расставались: и большую часть занятий, и почти весь досуг проводили вместе.

А Лада всегда держалась обособленно. Если Кет всего на год старше меня, то Лада вообще на четыре! Про их родителей почему-то думал, что они, как и прочие будущие колонисты находятся в анабиозных саркофагах. Хотя и действительно странно было бы для родителей, как я впоследствии осознал, оставив детей, лечь спать на сто лет, которые прошли бы за это время на родной планете!

Теперь уже на Земле готов к отправке вслед за нами звездолёт во много раз превышающий скорость света. Об этом мы получили сообщение буквально месяц назад (там-то, конечно, за это время прошло несколько больше!) Он ждёт только команды от нашего капитана. Как только мы произведём разведку и обустроимся на одной из двух планет, являющихся спутниками друг друга – новый звездолёт отправится в путь.


Моя мама была инициатором того, чтобы их молодая семья отправилась осваивать другие планеты и хотела провести время полёта в анабиозе, чтобы прибыть в далёкий мир такой же молодой. Но моих родителей взяли только потому, что отца приняли в члены экипажа наладчиком робототехники. А это исключало его место в саркофаге. По своей же специальности он мог продолжать бы работать и в колонии землян на новой планете. Маму, как жену члена команды могли бы погрузить в анабиоз, но она, конечно же, не оставила мужа одного. Ну и меня не стала погружать в сон.

Её мечтой было выращивание домашних животных и растений в количествах, достаточных для того, чтобы население колонии могло питаться натуральной, а не синтетической пищей. Мама проштудировала за время полёта кучу информации по сельскому хозяйству. Вовлекала и меня в свои планы. Вместе с ней и отцом мы, также как с Кэт, рассматривали карты планет, выбирая место, где могла бы поселиться наша семья.

На географию тех планет первоочередное влияние имеют почти ровные тропические валы, высотой около десяти километров, образованные вследствие постоянного воздействия воздушно-вакуумной трубы. Они делят две планеты на четыре разных мира, схожих по ландшафту. В том смысле, что северное и южное полушария каждой из планет отделены друг от друга – прежде всего безжизненной равниной, по которой постоянно ходит гигантский смерч. Чтобы описать примерный ландшафт каждого из четырёх миров, достаточно взять для примера любой из них.

От тропического вала горы с многочисленными вулканами постепенно снижаются (в отличие от Земли, в тропиках этих планет – вечная зима, а на остальной части, наоборот, включая и полюсы – вечное лето). Далее идёт почти ровная горная гряда уже без ледяных шапок, опоясывающая субтропическую зону по всей её протяжённости, шириной в триста-четыреста километров. А между этой грядой и полярной зоной, где тоже есть горы с ледяными шапками, многочисленные моря. Они соединяются между собой, образуя единую водную систему. Но там не существует ни одного настолько большого моря, которое можно было бы назвать океаном. Большую часть территории планет занимают равнины с разбросанными по ней горными массивами, но не настолько большими, как в сторону тропиков и, как в противоположную сторону – к полюсу. Равнины исчерчены лентами рек и усыпаны пятнами озёр. Температура в определённо взятой области колеблется слабо, там нет времен года, так как оси обеих планет параллельны орбите и за весь период обращения вокруг своего солнца не сдвигаются.

На астрономических атласах эти планеты числились пока литерами «А» и «В» с общим условным наименованием. Право назвать их предоставлялось первым колонистам.

А моя мама заранее назвала их и надеялась, что её всё-таки подержат остальные члены колонии. Она ещё в детстве мне рассказывала древнеегипетский миф про двух сестёр, из которого я мало что запомнил. Разве только то, что они дружили, вместе спасались от какого-то злодея, который хотел убить их и сына одной из них, который, когда вырос, расправился со злодеем и стал великим богом у египтян. Так вот по именам этих двух сестёр, мама хотела назвать планеты: Исида и Нефтида.


Для всех без исключения на звездолёте, после того как семью Жака вывели из анабиоза, стали проводиться занятия по колонизации, которые он проводил вместе со своей супругой Таей. Уроки выживания на малоизученных планетах преподавал лучший специалист, в своём ремесле – Хак. Независимо от того, собирается ли человек остаться там или же предпочтёт вернуться на Землю в анабиозной камере, в любом случае экипаж, состоящий из тридцати шести человек, в обратный полёт отправляется дублирующий.

Если Кэт готовила себя к колонизации и собиралась остаться жить на одной из планет звезды Большого Пса, то её сестра Лада хотела поучаствовать в исследовании и вернуться, чтобы отправиться к новым мирам. Она изучала астронавтику, пилотирование и обслуживание космических аппаратов, как новых, так и давно забытых старых моделей.

Из тринадцати родившихся и выросших на корабле, больше половины тех, родители которых ещё не определились на этот счёт.

Только меня, моего восьмилетнего братишку Фрэда и Эли (дочку наших медиков) родители с самого рождения готовили к жизни на неизведанных планетах. Дети начальника колонизаторов – Блэк и Мэри также собирались жить на двойной планете. Двенадцатилетняя Анна и её семилетний брат Стас, а также тринадцатилетние двойняшки Чика с Рико и ещё пятеро были детьми членов экипажа, которые, в большинстве своём, намерены были вернуться на родную планету.

Я готовился к будущим приключениям и романтике с нетерпением, изучая, как жили переселенцы на новых территориях Земли, начиная ещё с 16 – 17-ого веков. Интересовался старинной техникой и всевозможными приспособлениями. Хотя в последнее время из-за Лады начал сомневаться в том, что я хочу стать колонизатором.

***

Рано утром по установленному на корабле времяисчислению завыла сирена тревоги степени «высшая». Это значит: что бы ты ни делал, чем бы ни занимался – немедленно всё бросай и во весь опор беги на построение в центральный отсек, сразу же становясь на место специально для тебя отведённое. Какую бы ценную вещь ты ни нёс, каким бы важным делом ни был занят – не имеет значения (исключая, конечно же, определённую категорию из членов экипажа). Минимум, как через две минуты весь состав корабля должен быть построен. Годовалая девочка Бэла в том числе.

«Может, всё-таки учебная?» – Уже на бегу подумал я…


– Хак, хватай детей и бегом! – Закричал капитан.

Тот, одетый в скафандр, с ребёнком на руках, увлекая за собой ещё двух детей, ринулся в аварийно-транспортный отсек.

– На объяснения времени нет! Приказы не обсуждаются! Эвакуация!.. Кет, Фрэд, Стас, Рая! Кет – Рае, Фрэд – Стасу! – одеть скафандры! Свои скафандры оденете уже в спасательной капсуле. Нет времени! Ваша капсула №2. Готовность через пять минут! Кет, не забудь – это двойная планета! Выходить на орбиту между двух планет, между ними и производить посадку! И подальше от тропиков! Всё, с богом!.. Жак, Лис, Мэри, Дана! Одеть скафандры! Ваша капсула №3. Инструкции те же. – Голос капитана стал несколько тише и грустнее.


Спасательные капсулы предназначены только для экстренной или аварийной эвакуации с корабля. На них можно только опуститься на поверхность планеты. Чтобы подняться вновь на орбиту, нужен другой аппарат. Для этих целей к корпусу звездолёта снаружи прикреплены два МАПОДа (Многофункциональный Аппарат Планетарно-Орбитального Действия), называемых астронавтами катерами. Это машина предназначена как для вооружённых действий над поверхностью планет и в ближнем космосе, так и для подъёма, переброски и перевозки грузов, людей. Оснащены новейшими средствами для защиты и нападения. Может быть использован как морской корабль надводного и подводного действия.


– Что же на катера нет погрузки? – услышал я за спиной приглушённый голос одного из членов экипажа.

Я несколько отвлёкся от звучащих далее команд, прислушиваясь к разговору.

– Они горят уже оба, синим пламенем! – прозвучал голос нашего техника.

– Как горят? Нас что: обстреляли с этих планет?

– Нет. Жжём себя сами: протечка антивещества из топливного запасника. Струйка попала прямо на катера, продырявив их в один миг. Система автоматического сброса отшвырнула катера от звездолёта, Но дыра в запаснике разрастается и вот-вот антивещество доберётся до корпуса корабля. Это конец! Сделать ничего нельзя! Анабиозные камеры уже выстреливают просто в открытый космос. Спящих, возможно и спасут лет через двадцать…

– Но капсул только десять, а нас пятьдесят семь остаётся. Семнадцать же не поместятся!

(Экипаж увеличился: кроме родившихся на корабле, несколько человек уже успели вывести до этого из анабиоза для подготовки к высадке).

– Не беспокойся насчёт этого. Всё равно и сорок не успеют выбраться. Сейчас вторая капсула только в шлюз заходит. … До взрыва минут 80 – 90. Смогут выскочить ещё, дай Бог, что шесть. Двух-трёх последних накроет взрывом. … Будем надеяться, что хоть двадцать выживут! – Успокоил собеседника техник.

– Я-то думал: зачем это командир вызывает по возрасту, начиная с самых маленьких, плюс пилот. Хочет хоть детей спасти!


Тут я почувствовал удар в спину и пришёл в себя. Командир назвал моё имя. В следующую за мной группу готовились мои родители. Меня же определили в капсулу №5. Пилотом и командиром нашей команды была та самая Лада, что сводила меня с ума. Но сейчас эйфории в том, что она сидит рядом, не было. Услышанное мной в центральном отсеке от Брая никак не укладывалось в моём сознании. Я тогда машинально засёк время – прошёл ровно час. Открывается выходной люк, мы выскакиваем в открытый космос. 75 минут… Я оборачиваюсь – где-то вдали вспыхивает звёздочка, потом ещё одна: катера! – Догадался я. Сам звездолёт тоже уже полыхает! По инструкции без веских причин обращаться командиру не положено. Хотя про инструкцию я тогда и не вспомнил.

– Лада! Корабль! – больше в тот момент сказать я ничего не смог.

– Держитесь, ребята. Нам надо выжить. – Как бы успокаивающе произнесла Лада.

Ещё две капсулы вышли из корабля за нами. Может и мы, и мои родители ещё успеем спастись! Посмотрел на таймер – 88 минут. …И тут всё пространство вокруг заполнило огнём. Капсулу затрясло так, как будто кто-то захотел, чтобы внутри остался один порошок. Сколько это длилось – я не засекал. Казалось – вечность!


Наконец всё успокоилось. Стало легко и тихо. Душа уплывала куда-то, где вечное счастье, где нега и ласки, любовь и …Лада! Я чуть не подпрыгнул: ремни не дали этого сделать. Лада откинулась в кресле с закрытыми глазками. Личико было такое милое и одухотворённое – чистый ангелочек! Достав из аптечки нашатырь, я сунул под её красивенький носик. Лада встрепенулась:

– Что?.. Где?..

И тут же стала вновь серьёзной и …далёкой.

– Вот это нас унесло! Теперь такую петлю делать надо! Лишь бы топлива теперь хватило!

Я был удивлён её циничностью.

– Ко-рабль взор-вал-ся! – По слогам выдавил я.

– Я знала об этом. – И Лада истерично зарыдала.

Потом, успокоившись, вытерла слёзы и обернулась к девочкам. Они не просыпались.

– Пусть отдохнут.

Да, в нашей команде были ещё две девочки – это худенькая, стриженная под мальчика Эли и неуклюжая толстушка Анна. Мы сидели, молча, не смотря друг на друга. Впереди двигались в сторону двойной планеты ещё четыре звёздочки. Лада включила связь, переговорила с теми, что вышли раньше нас. Теперь они двигались в порядке, обратном очерёдности их выхода из шлюза, так как звездолёт обгонял каждую из вышедших спасательных капсул: двигатели торможения к тому времени отключили, а капсулы сразу вначале уходили в сторону от корабля. Нас же взрывной волной отбросило дальше всех. Поэтому пока вернулись на заданный курс – оказались последними. У меня ещё оставалась надежда, что капсулу с родителями просто отшвырнуло ещё дальше. Однако Лада ещё долго гоняла «поисковик», но больше никто не отзывался.


А тем временем двойная планета всё росла! Поистине грандиозное впечатление, когда (такое создаётся впечатление) на один огромный голубой шар медленно накатывается такой же. Кажется – это битва титанов и сейчас произойдёт апокалипсис этой планетной системы. Просто жуткое зрелище!

– Рэд, а почему они так близко и не падают друг на друга? – спросила любознательная Анна, когда мы вышли на орбиту между планетами и оказались зажатыми между ними.

– По той же причине, что и другие спутники не падают на их планеты: они вращаются вокруг них, чтобы не упасть! А этим планетам надо вращаться вместе и намного быстрее, раз они так близко! – объяснил я как можно проще.

Когда мы стали по спирали протискиваться между ними, они сообща начали выталкивать нашу спасательную капсулу, как бы говоря, что третий между ними двумя лишний.

– Здесь уже надо выбирать, какая из этих красавиц нас больше интересует – иначе сообща они разобьют нас. Впрочем, наш выбор уже сделали за нас. – Сообщила Лада.

И действительно четыре других капсулы уже приближались к выбранной планете. Мы, молча, переглянулись. Насколько правильным окажется этот выбор? Теперь это уже наша планета и быть может навсегда.

Глава 2. Пленники драконов

– Лада! Лада! Здесь драконы! Заходи на другую планету! – истерически закричала по связи Кет.

– Кет успокойся. Тебе надо сконцентрироваться. Расскажи спокойно, что случилось. – Пыталась успокоить сестру Лада.

Её спасательную капсулу и капсулу Хака мы хорошо наблюдали. А вот Таю и Жака за горизонтом уже видно не было.

– Ты уже здесь? Поздно предупредила! Капсула Таи полностью разгромлена, а её осколки драконы куда-то тащат. За Жаком гонятся. Он садится. Два дракона опускаются следом за его капсулой. …Всё! Ещё два летят ко мне. Что делать?

– Уходи, Кет! – закричала Лада.

Тут мы их увидели. Это были действительно драконы. На Земле любое огромное летающее существо с крыльями называют драконом. Хоть и обрисовывают по-разному. Конечно, они были грациозны в полёте, отливая на солнце фиолетовым блеском! Капсула Кет поднырнула под одного из них, и драконы проскочили мимо, но увидев аппарат Хака не останавливаясь, устремились к нему. Лада развернула нашу спасательную капсулу и стала набирать высоту.

– Лада! Ты что делаешь? – не выдержал я.

– Ещё есть возможность перескочить на ту планету.

Внизу взорвалась о скалы капсула Хака. … А у нас заканчивается запас топлива и к нам летят два дракона!

– Рэд, хватай парашют. Быстрее зацепляйтесь липами со скафандром Анны. Открываю люки. Мы – в левый, вы – в правый. Пошли! – Скомандовала Лада.

Мы Анной проскочили буквально в двух метрах от одного из двух драконов. Они полетели атаковать нашу капсулу, и я раскрыл парашют. Метрах в двухстах от нас опускались Лада с Эли. Я помахал им рукой. Лада махнула в ответ. И вдруг резкий вихрь замотал купол. Нас закружило со страшной силой, да так, что я потерял сознание.


Очнулся уже на земле. Рядом застонала пристёгнутая ко мне Анна. Что-то придавливало нас с ней сверху. Кое-как отсоединив липы от Анны, я попытался выбраться, но меня прижало ещё крепче. Расстегнуть скафандр тоже не удавалось. Заворочалась и Анна. Я увидел её испуганное лицо за прозрачным шлемом в лучах света, исходящего из щелей.

– Рэд, где мы? – спросила она.

– Понятия не имею. Анна, Сможешь дотянуться до защёлки моего скафандра?

Она попробовала вывернуться, но ничего не добилась.

– Ну, давай я твой расстегнуть попробую. – Предложил, было, я.

Но тут странный завал поднялся вверх и отодвинулся в сторону. Мы подняли головы и обомлели: завалом оказалась лапа. А владельцем её являлся самый настоящий дракон. Другая его лапа со страшными когтями потянулась ко мне, и обхватило всё тело, подняв вверх. Из неё торчала одна моя голова. А Анна поднялась и стала снимать скафандр. Я повернул голову и увидел неподалеку на той же поляне ещё одного дракона. Рядом с ним раздевалась Эли, А в когтях тот дракон тоже кого-то держал. Лада! Жива! Но надолго ли? А Эли с Анной продолжали раздеваться, снимая уже нижнее бельё.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное