Валерий Лохов.

Илотан. Книга 2



скачать книгу бесплатно

Биликтуй


Очень серьезную угрозу от обитателей северного края вождь киданей Ли-Си почуял задолго до нападения их объединенных сил. Все это донесли ему опытные, вездесущие, лазутчики, проникающие в стан неприятеля под разными предлогами. Конечно же, он был озабочен тем, что под знаменем Дайда-Сахира собралось множество воинов. Не теряя драгоценного времени, поспешно снарядил три отряда опытных гонцов, чтобы те успели доскакать до знакомых ему вождей. Которые возглавляли не враждебные ему племена, располагающиеся на своих стойбищах по рекам: Ангара, Китой, Иркут. Их главной задачей, как только те доберутся до них, стояла необходимость убедить встать на защиту соседей киданей:

– Пускай быстро собирают людей и не мешкая направляются к Тельме – напутствовал Ли-Си своих посланцев.

– Сами срочно возвращайтесь. Тут сильно нужны будете.

На минуту задумался и добавил:

– Скажите, что Ли-Си целых десять зим будет давать им соль почти без оплаты за нее. Ступайте.

О своих гонцах он, конечно, не сказал ничего Дайда-Сахиру, надеясь на чудесное спасение.

Но напрасны были его старания. Вождь хори-туматов был весьма неглупым, а даже дальновидным человеком и хорошо предвидел течение событий.

Но вот как предотвратить нападение этих полудиких, собравшихся в единый кулак, племен, которые могут неожиданно прийти на выручку попавших в беду соседей киданей, он пока не знал.

От своих людей, которые прознали о посланцах, он узнал о гонцах и крепко призадумался, и было от чего. Пригласив своей свиты, большой вождь собрал их в круг, его речь была озабоченной:

– Кеты, ирки и маймоны представляют для нас большую опасность. Они могут в любой момент напасть на нас.

Что скажете, уважаемые? – обратился Дайда-Сахир к приглашенным.

Его взгляд побежал по кругу, словно вновь изучая собравшихся. Но вот он остановился и уперся в Абая, своего старшего шамана. В прошлые времена, когда бывали трудности и необходимо было искать выход, почти всегда спрашивал у него мудрого совета. Вот и сегодня он возлагал на него свои надежды.

Убеленный сединой старик с достоинством выдержал гипнотизирующий других взгляд. Он хорошо знал, что вождь не любит долгих раздумий в такие моменты и почти не задумываясь промолвил: – полагаю, что сделать надо так – он выпустил дым из прокуренного рта и зажал трубку в руке – в Беликтуе. Что выше стоит по Ангаре, надо поставить заслон.

– но так мы оголим Тельму! А если они зайдут к нам не со стороны реки, что будет тогда? – выразил свое сомнение вождь. И сам же ответил на свой вопрос: – Плохо будет нам.

Илотан присутствует здесь же. На малом курултае. Он внимательно. Ловя каждое слово. Выслушивает говорящих уважаемых людей, старейшин. Неожиданно для себя. Его напряженное воображение сработало по своему. Он словно вольная птица взметнулся вверх к небу, ощущая свободу и неизмеримую легкость полета. Все случилось за какой-то мгновение, без его намерений и воли. Из окружающих никто даже и не заметил случившихся с ним перемен.

Лишь мудрый Абай уловил изменившийся взгляд, который стал отрешенным и потерявшим всякий интерес к окружению.

Слишком опытен и искушен в таких делах этот престарелый шаман. С высоты «полета» Илотан все же успел рассмотреть реку, в которой признал Ангару с ее протоками и островами. Взгляд скользнул вверх по течению замерзшей реки и остановился на месте, куда впадала другая река. – Так это Китой! – осознал он увиденное – а вон и юрты стоят. Он успел разглядеть улус из множества заснеженных жилищах…

– Какие будут предложения? – вдруг раздался громкий голос Дайда-Сахира. Илотан мгновенно приходит в себя и в поле его зрения проявляются окружающие его люди. Все встает на свои места.

И вновь вопрошающий взгляд вождя проходит по собравшимся. Большая часть из них скромно опускает глаза, боясь, что вопросительный взор может остановится на нем и придется отвечать на вопросы. Илотан не успел потупить свой, только что ставший осмысленным взгляд. Буравчики командующего буквально впиваются и погружаются в его глаза, остановив на нем свой вопрошающий обзор.

До Илотана быстро дошло, что на сей раз отвечать придется ему, скромно отмолчаться просто было невозможно.

– Я знаю, где находится Биликтуй – отвечает он – там надо и встретить их, когда пойдут к Тельме.

– каким образом это сделать? – спрашивает его Дайда-Сахир.

– Пока не знаю сам. На месте поймем. Отправьте туда и меня.

Настала пора крепко призадуматься и главнокомандующему. Через пару минут глубокого молчания он принял решение6

– Хорошо. Я согласен. Посылаю три сотни воинов для заслона. Всех нельзя. Здесь может случиться всякое.

– Ты Илотан – палец Дайда-Сахира – указал на юношу – будешь старшим.

Выдержав небольшую паузу, коротко приказал: – Ступайте.

Уже выходя, Илотан услышал слова:

– И ты Абай поезжай с ними. Приглядывай там. И с тебя будет спрос, если что не так. Не теряя времени, гонцы командующего тут же поскакали отыскивать джигунов, растворившихся среди объединенного воинства.

Не более чем через полчаса команда была собрана и готова выслушать, ждала решающего слова. Дайда-Сахир вышел из джигунов, отсчитал троих: – Ты, ты, ты.

– Эти сотни заберешь – обратился он к Илотану, – а теперь командуй сам.

Понимая. Что сейчас слово имеет важное значение, Илотан обратился к воинам. Его речь была предельно короткой:

– Меня зовут Илотан из улуса Илоты. Прошу выполнять мои команды до истекания моих полномочий. Выступаем незамедлительно. Взять с собой провизию. Командиры направились собирать сотни и готовиться в поход, а Илотан обратился к вождю, который был хорошо наслышан о способностях юноши и испытывал к нему уважение и даже симпатию:

– Позвольте, уважаемый, взять в поход и моего караван-баши Тамуна. Мне понадобится помощник, а он очень опытен.

– Хорошо, забирай. Пусть будет по-твоему. Смертельная угроза понуждала действовать быстро, без всяких проволочек. Сборы были недолгими, по суетными и крикливыми, перемешанные с ржанием лошадей и бряцаньем удил.

Сформированное войско, для создания заслона с южной стороны, двинулось вдоль реки Ангары, надежного и верного проводника в таком деле. И снова Илотан вместе со своим командиром и проводником. Ему немного неловко за то, что командовать предстоящей операцией поручили ему, совсем еще молодому и находящемуся в подчинении у Тимуна. Как может, он, оправдываясь, пытается сгладить неудобное положение:

– Уважаемый каравае-баши, ты уж меня извини. Что назначили старшим, так уж случилось, но для меня ты начальник, как и раньше.

– не переживай Илотан. Все сделано правильно. Высокому начальнику видней. О твоих больших способностях известно даже Дайда-Сахиру.

Дальше ехали молча, поглядывая по сторонам. До Биликтуя не так далеко от Тельмы, не более двадцати ли. Любопытный Илотан вновь пытает караван-баши своими расспросами:

– А что означает слово «Биликтуй»? – спрашивает он – ты же знаешь?

– Конечно знаю – отвечает Тимун – «Билек» означает слово «Законодатель», а еще «Билек» означает чудаковатый, непонятный для простых людей человек, а слово «Туйа» – означает «Луч». Все просто и ясно. Может быть для него все было и понятно, но для еще не совсем посвященного в эти тайны Илотана все было большой загадкой. Он отключается от иных мыслей и пытается осмыслить услышанное, соединяя оба понятия одного слова в единое целое. Но как не напрягался, пока понять все это не получилось.

–Ладно – решил он – придет время и все пойму. Пока других дел немало. Его взгляд уперся в ленту реки и он погружается в свои мысли. Обстановка менялась в связи с тем, что река стала темной, по ней плыли льдины и мелкая шуга. Но не красоты природы волновали его мысли. Неизвестность заставляла его мозг работать с напряжением, то и дело переключаясь с одной проблемы на другую. Головная часть двигавшейся колонны выехала на огромную поляну, более похожую на небольшое заснеженное поле. Илотан видит, что она обжита, что здесь стоят юрты. Но они совсем не похожи на те, которые он привык часто видеть. Их немало, больше десятка. Видя вопросительный взгляд своего нового начальника, Абай, который прекрасно знал здешние края, ответил:

– Это тунгусы. С этой стороны реки пришли – он показал рукой на другой берег Ангары.

– Их юрты чумами зовутся. Сейчас ты их сам увидишь.

Жилища стояли по обе стороны движения колонны. Откладывая пологи закрывающие входы, из чумов выходили люди. Их внимание привлекли ржание лошадей и инородный говор.

Любопытными были все, и взрослые и малые дети. Они с изумлением уставились на невиданных всадников, которые с большим любопытством рассматривали тунгусов. Внешним видом они резко отличались от киданей, имевших более тонкие и красивые черты лица, мало поддающихся загару от лучей солнца и хлесткому ветру, краплёному дождем. Илотан видит, что они к тому же непривычно малы ростом. У многих взрослых в зубах трубки, еще дымящиеся заложенным табаком. В узких глазах читались одновременно страх и любопытство. Так и миновали поселение, молча разглядывая друг друга и не принимая никаких действий. Не было благих или враждебных попыток познакомиться поближе или выпустить стрелу.

Вскоре завиднелись юрты Биликтуя, заставив Илотана переключить мысли на иной лад, забыв о тунгусах.

– Скажи, Абай – обратился он к маману – здешние люди разговаривают по-нашему или требуется толмаг?

– Их слова мало чем отличаются от наших. Скоро сам убедишься в этом.

– Это хорошо для нас. Веди уважаемый к их вождю.

– Не заплутаем, найдем его юрту. Я еще помню эти места, не забыл.

Улус оказался не маленьким. Его юрты тянулись от Ангары вдоль берега Китоя. Часть жилищ уходила в сторону от берега реки.

– Большой улус – подумалось Илотану – если что, его жители смогут даже помогать нам. Конечно если они не заодно с киданями. Надобно об этом узнать.

Словно в продолжении его мыслей, Абай и говорит: – Многие билеки отличаются от нас. Они высокие и сильные, как будто совсем другого рода, но ты не опасайся. Это миролюбивые люди, даже если они симпатизируют киданям.

– О великий и всесильный небесный отец Тенгри, помоги всем нам! – прошептал Илотан, как только они въехали в улус. Ведомые Абаем, направились к вождю селения. Шаман в голове колонны, с достоинством восседая на лошади. С трубкой во рту и уперев руку о рукоять сабли, он выглядел внушительным и даже величественным. Непроизвольно присматриваясь к жилищам, Илотан приметил, что некоторые из них имеют более высокий размер по сравнению с теми к коим привыкли глаза и которые ранее встречались на его пути повсюду.

Приказал джигунам вывести свои сотни за пределы улуса, накормит и напоить их, а также стояла необходимость на выставление харачу и пеших патрулей. Отдав распоряжение он со своими помощниками направился к жилищу местного шамана, который к тому же состоял в должности вождя, главным билеком. Надел шамана стоял в самом центре улуса и мало чем отличался от других. Лишь большой натуг с тремя войлочными юртами посреди него, делали немного отличным от иных. Илотан приметил, что с внешней стороны жилища навешаны на крючках незнакомые предметы, придавая загадочность и таинственность, будоража любопытство.

Хозяин не заставил себя долго ожидать. Вышел к ним во всей шаманской красе, как привык встречать приезжих гостей и посланцев из других краев. Его наряд сильно удивил и Илотана, хотя уже успел посмотреть всяких людей, но этот оказался необычного убранства. Хотя еще снег лежит в округе и морозец совсем не весенний, это его не пугало.

Длинноногий, синего цвета дэгэл, по всей видимости, из китайского шелка увеян всевозможными премудрыми узорами и виньетками различного цвета. На голове все же теплая шапка из собольего меха с висевшими до плеч рюшечками из хвостов лесных зверюшек. Шаман еще не стар, чуть больше тридцати лет, но на темном лбу и вокруг щелочек блестящих глаз видны уже морщинки. Самой главной достопримечательностью было то, что на его подбородке виднелся маленький клинышек бороды. Эта черная растительность вырастала в редких случаях, и ее хозяин всегда гордился ею, выделяясь в среде своих соплеменников, которые по большинству своему были безбородыми и безусыми. Толмач не понадобился, так как хозяин заговорил на понятном для всех наречии:

– Здравствуйте, гости дорогие – поздоровался он, быстро оглядев каждого из прибывших – ставьте лошадей, заходите в юрту. Вон там серьгэ – он указал рукой место стоянки лошадей.

– Можете не беспокоиться – добавил он – их накормят и напоят.

И вот они в самом таинственном месте, внутри юрты. Здесь тепло и уютно, можно обогреться. Присев к тлеющим углям догорающего очага, они скинули шапки и распоясали кумаки, наслаждаясь долгожданным теплом и гостеприимностью хозяина.

Вскорости вернулся хозяин, ходивший давать распоряжения своим домочадцам:

– Пока моя тодокиба готовит чай, давайте-ка понемногу выпьем хорзы. Устали с дороги, да и, небось, замерзли – предложил он гостям – заодно и поговорим о делах, что привело вас ко мне. Поставив перед гостями фарфоровые изящные пиалы с рисунками красивых женщин, разлили из кувшина напиток, который резко ударил в нос очень знакомым запахом.

– Пейте на здоровье – поглядывая на гостей, проговорил хозяин – потом будем знакомиться ближе.

Терпкий вкус обжог рот Илотану, прошелся по внутренностям и мгновенно ударил в голову, отбросив все проблемы и напасти куда-то далеко в глубину памяти. Зато ясно и почти наяву всплыл образ оставшейся в улусе Верхней Кирети любимой девушки Аморгал, но вот и он исчез. Взамен так же вдруг появившееся облик Мисянь, лукаво и призывно улыбающийся ему.

– Этих я знаю – проговорил хозяин, взглянув в сторону Тамуна и Абая, а тебя нет, хотя ты и старший из них. Ты из какого улуса?

– Я из Илот, далеко от сюда, и зовут меня Илотан.

– Знакомые места и улус. Много знатных людей оттуда видел. Говорят, даже сам великий Тимугин там бывал, учился у илотов военному делу. Да и Аларь там недалече с Алятами.

– Так оно и есть, уважаемый.

– Да, чуть не забыл сказать тебе, чтобы называл Билеком. Они то знают меня – шаман кивнул в сторону спутников Илотана.

– Хорошо, уважаемый Блек.

После выпивки хорзы приступили к главному разговору, начать который решился сам хозяин, немного нарушив этикет. Внимательно посмотрев на гостей, он спросил: – Что вас привело в наши края, уважаемые?

Илотан хотел было отвечать, но внесли чай. Еще молодая женщина вошла с разносом.

– Моя хозяйка – с достоинством проговорил Билек – зовут Хурхэ (милая.авт).

Расставив пиалы с горячим, еще дымящимся паром стаканы, она также тихо и незаметно удалилась.

Чай из тархуна с молоком, крепко сдобренный солью, был хорошо знаком и Илотану. Мало чем отличался от того, что пили в его улусе. Насладившись чудеснейшим напитком, приступили к деловому разговору. Хотя Илотану со своими спутниками очень хотелось есть, правила требовали терпения и ожидания.

– Так с чем же пожаловали дорогие гости? – продолжил разговор Билек, с достоинством поглаживал рукой свою бородку.

– Пора говорить о деле – принял решение Илотан – и говорить мне.

На глядит на Билека, такого внешне простого и обычного, но облаченного могучей властью, и самое главное силой. По лицу Тимуна бежит пот от горячего чая. Он вытирает его рукой и выжидательно смотрит на старшего.

– Мы посланцы Дайда –Сахира, кто владеет теперь солью в здешних местах. Кидани разбиты им основательно.

Как ни странно, это сообщение не удивило шамана:

– Я предвидел такое. Не раз говорили Ли-Сану, чтобы не назначал большую цену за соль. Жадный он, вот и поплатился. Только вот людей жалко, многие нашли там свою смерть. Это так было?

– Да, уважаемый Билек, немало погибло во время штурма.

Но умереть могут еще многие, если к киданям подойдут силы других племен и помогут им.

Говорят, что он отправил гонцов за помощью к иркам к кетам. Не проезжали-ли они через ваш улус?

– Да, мои люди видели людей Ли-сана. Они ушли вверх по Ангаре. Два дня назад это было. Теперь они далеко.

Илотан, конечно, осознавал, что поймать гонцов невозможно, нужно какое-то иное решение.

– С нами три сотни воинов – говорит он Билеку – мы сможет задержать ирков и кетов.

– Может быть, может быть – задумчиво проговорил шаман – а если с ними будут и мормоны, то совладать с ними будет не просто. Много их придет сюда.

Все задумались, наступила нелегкая пауза. Снова бесшумно вошла Хурхэ, но уже со старой женщиной. В руках угощение. Приготовленое для дорогих гостей. Перед каждым поставили глубокие миски, до краев наполненные мясом и бухлером.

При виде такого изобильного ужина, глаза Тимуна стали масляными, и он даже проглотил внезапно появившуюся слюну. Перед каждым положили небольшие изящные ножи, которые сразу же оказались в руках гостей. Разговор прекратился и все преступили к еде, отрезая с костей куски жирного мяса и ловко отправляли их в рот, смачно запивая наваристым бульоном. Забыли даже хмельную хорзу. Вновь тихо вошла жена хозяина и снова до краев наполнила пиалы хмельным напитком. Побросав в пустые чашки объеденные кости, поставила их на разнос и также тихо удалилась, не проронив ни одного слова.

– Готовы ли вы оказать помощь уважаемому Дайда-Сахиру? – спрашивает свою коллегу Абай – о сильно на тебя надеется. Говорит, что в долгу не останется, вознаградит:

– У меня мало воинов, не более трех десятков всего и наберется. Так что здесь помощь моя слабая – отвечает ему Билек – а вот иным способом можно попробовать. Пойти ирки могут по той стороне Ангары или верхом через Волчью Пасть (Китой) могут. Тут надо думать, чтобы хороший заслон поставить. Если их придет тысяча, то устоять будет трудно.

– Да – подумалось Илотану – против тысячи наши триста не устоят. Да и с какой стороны они придут? Словно в подтверждение его мыслей, Тимун рассудительно заметил?

– С какой стороны они будут двигаться, мы не знаем, а потому будем вынуждены расставить наш отряд в разных местах. Минимум как по сотни в каждом. Но не напрасно Дайда-Сахир направил своих посланцев к Билеку. Знал старый вождь о необычных способностях тамошнего шамана. Полагал и очень надеялся, что изыщет тот хитроумный способ, чтобы подмога не смогла никаким образом пройти к Тельме.

– Когда могут подойти силы ирков и кетов? Спрашивает Тимун, более практичный из совещавшихся – как ты думаешь об этом, Билек?

– К завтрашнему дню они могут проходить нас. Не так уже и далече до них. Кеты то так совсем рядом. Небось уже поджидают ирков с мормонами. Наступила пауза, каждый решал проблему молча, исходя из имеющейся в их распоряжении поставил Билек, взявший на себя всю ответственность за дело.

– Буду просить Эрлен-Хана, чтобы шибко помогал нам. Другой дороги не вижу – высказал он свое решение.

– А кто это такой? – спрашивает его Илотан, пока еще не искушенных в тонкостях обычаев.

– Он живет под землей и мне иногда помогает. Долго просить надо однако. Ты лучше думай, как воинов своих расставишь.

– Да уже придумал – отвечает Илотан – одну сотню оставлю здесь, вторую вверх по Китою, а третью на обратную сторону Ангары надобно. Только вот как ее переправить, не знаю. Холодная река. Да еще и лед колотый проплывает. Ему даже стало зябко, когда он представил, если ему придется окунуться в ледяную воду.

– Правильно соображаешь, хотя и молод – похвалили его Билек – я все сделаю. Вскорости все четверо были в стане войска. Илотан, отыскав джигунов, распорядился одному из них остаться со своей сотней в Билектуе, другому направиться вверх по реке Китой, расставив вдоль нее караулы. А вот с третьей сотней проблема. Надобно ей быть на обратной стороне реки. Иначе все дело можно испортить. Две сотни воинов со своими обозами потянулись в сторону реки Китой, до которой рукой подать. С ними направился и Тимун, чтобы проследить точность выполнения задуманного плана.

– Направляй своих воинов третьей сотни к устью реки. Пускай пока стоят там, а мы пойдем к аба (молебному месту.авт.). Только сделаем это завтра утром, а то Эрлен уже спит и нас может не услыхать. Крепко отдыхает, однако, в такую пору. Ночь прошла в томительном и беспокойном ожидании завтрашнего дня. До позднего времени просидели у очага в юрте Билеки, ведя неторопливые разговоры. Илотан ловил каждое слово, сказанное этими мудрецами, прожив нелегкую жизнь и как губка впитавшим в себя наследие из глубины веков, передающееся из уст в уста. Ночью Илотану снился сон, рожденный беспокойными мыслями. Он словно побывал в гостях у подземного царя, Эрлен-Хана, о котором говорил Билек, хотя ранее и не знал о его существовании, не говоря уже и дружбе с ним. Его впечатлительное и яркое воображение унесло его вглубь земли, где есть такое же солнце, как и здесь, на привычной поверхности. Только оно очень большое и от него отходят много золотых ланей, которые затем становятся серебряными и уходят в багровое небо. Эти нити словно живые, то утолщаются, то утончаются, то меняют свой цвет. Центре словно шар, голова, от которой все и исходит.

– Это, наверное, и есть Эрлен-Хан – словно наяву подумал Илотан. И хотя рта у шара он не увидел, зато явственно услышал:

– Да. Это я, Эрлен. Я даже знаю зачем ты здесь, но ты должен это сказать сам.

Илотану стало немного не по себе от такого дива. Но он сам нашел в себе силы и громко сказал:

– Уважаемый Эрлен-хан, воинов у нас мало, а остановить врагов надобно. Помоги нам, мы будем благодарны. Ответ получил сразу. По всей видимости вопрос был не сложным для царя подземелья.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2