Валерий Ледник.

Корона Эридана



скачать книгу бесплатно

От автора

Дорогой читатель, книга «Корона Эридана» посвящена «Полоцкому княжеству», достаточно известному государственному образованию.

Повествование в ней идёт от имени главного героя – полоцкого дружинника и волколака Светозара, принадлежащего к древнему народу «невров». Светозар попадает на службу к полоцкому князю Всеславу Брячиславовичу, считавшемуся на Руси оборотнем, а затем к его сыновьям. Разделяя все взлёты и неудачи Полоцкого княжества, волколак участвует в попытке Всеславичей завоевать племена балтийского побережья, а после отправляется с ними в ссылку в Византию.

Вместе с главным героем читатель станет свидетелем грандиозных баталий на Руси и посетит исчезнувшие ныне народы и города. Глазами полоцкого дружинника он пройдёт по следам некогда могучего Хазарского каганата, побывает в Византии периода «Комниновского возрождения» и в процветающем Тмутараканском княжестве. Читатель окунётся в атмосферу полоцких владений в Прибалтике – жизни крепостей Герцике и Кукенойса.

Абсолютное большинство персонажей произведения являются реальными историческими личностями и современниками описываемых событий. Несмотря на значительные художественные отступления, автор старался придерживаться подлинной хронологии событий,

попробовав сплести нити судеб куршских пиратов и византийцев, хеттского полководца и племени Водь, померанской княгини и египетской царицы, создав вокруг Полоцка оригинальный узор духа времени.

Автор лишь надеется, что эта книга будет не только увлекательной для ознакомления, но и даст читателю пищу для размышлений.

В конце книги помещён словарь с историческими терминами.

Часть I. Золотой век

Вступление

Я был ещё ребёнком, когда наша семья собралась отправиться в Полоцк. Решение о переезде было не простым для отца, но мать поддержала мужа; она всегда выступала на его стороне. Умение создать в доме уют и атмосферу понимания относились к достоинствам моей матери, и какие бы тяжёлые годы не были, она являлась опорой для отца.

В ночь перед странствием я не мог уснуть, воображая себе приключения, которые ожидали меня и родителей в пугающем, но таком манящем путешествии. Однако реальность оказалась не столь радужной, как я себе представлял, впереди ожидала трудная дорога, полная тягот и лишений.

То и дело нам приходилось пробираться заросшими лесными тропами или просить попадающихся рыбаков перевезти через реку. На дворе была весна, и ноги постоянно вязли в размокшей глине, но вместе с тем воздух пьянил неповторимым дурманящим запахом пробудившейся от ледяного сна природы. Солнечные лучи отражались в тысячах сияющих ручьёв, озаряющих окружающий мир мириадами проблесков. Словно побеждая ночь, дни становились длиннее, природа ярче, и мои отец и мать надеялись на перемены к лучшему после прибытия в Полоцк.

Встречные жители были не рады нагрянувшим невесть откуда чужакам, да и заплатить за ночёвку мы не имели возможности, но нас принимали и угощали в случае необходимости.

Таковыми являлись традиции. Кроме того, в те времена за пределами городов был ещё силён страх перед языческим богом Перуном. Как считалось, бог Перун бродит по земле в облике нищего путника, может постучать в любую избу и жестоко покарать негостеприимных хозяев.

Тогда в скитаниях я побывал во многих жилищах, видел разных людей и узнал различные судьбы. Особенно меня воодушевил один из домов, где ютились крестьянин с женой и двумя дочерями. Старшую из дочерей звали Дарина. Это была молодая, стройная и симпатичная девушка с русыми волосами и большими яркими зелёными очами. Я заглянул в горницу, и, посмотрев на меня, пятилетнего, но серьёзного мальчишку, Дарина улыбнулась. Её жизнерадостность притягивала. Последнее, что я о ней помню, – как Дарина принесла в дом ветки распустившейся вербы и, легонько ударив меня одной из них по плечу, звонко засмеялась, а затем поставила ветки в воду. Я и сейчас несу те дни с теплотой в сердце, а образ Дарины, красивой девушки с вербой в руках, стал для меня символом обновления и нового этапа в моей жизни.

Мы добрались до рубежей, где было много озёр. Такое скопление сверкающих озёр нас удивило. Этот край отличался спокойствием и размеренностью, а люди здесь, как мне показалось, были необычайно приветливы. На холме мы заметили бревенчатые укрепления. От прохожих отец узнал, что это Браслав – пограничная крепость Полоцкого княжества, в которой служит гарнизон из варягов.

– Наконец-то мы в Полоцком княжестве, скоро будем в Полоцке, – вздохнув, сказал отец.

Задумав устроиться на ночлег, мы направились к ближайшему селению и наткнулись на скандинава. Я впервые узрел варяга, и он меня поразил. Скандинав был воином огромного роста, с суровым взглядом, сам закованный в звенящие доспехи и вооружённый внушительным мечом. Варяг шёл очень уверенно, даже несколько нагловато, будто чувствуя себя правителем этих земель. Его грозный вид словно давал понять, что мы зашли во владения могучей военной державы.

На ночь нас взял к себе крестьянин из местного погоста. Он был невысоким, широким в плечах и выглядел лет на сорок. Хозяин провёл нас в своё жилище, где мы познакомились с его женой, тучной, но добродушной женщиной того же возраста, детей у них не было. Вытянутый дом с двухскатной крышей стоял чуть в отдалении от других изб. Браславчанин пояснил нам, что у него часто останавливаются купцы, поскольку рядом тянется крупный торговый путь, и в этих краях купцы перетаскивают между реками корабли по суше.

Несмотря на проходивший неподалёку оживлённый маршрут, тишина этих земель завораживала. Нам хотелось скорее поесть и приютиться спать с дороги в таких чудесных местах. Хозяин нас сытно покормил и развлекал историями, услышанными от странников, гостивших у него. Отец задержал свой взгляд на статуэтках людей, птиц и зверей, находившихся в избе радушного крестьянина, и взял одну из них в руки. Это была фигурка рыбака, и после её осмотра, хорошее настроение отца будто испарилось.

– Из чего это сделано? – нахмурившись, спросил отец.

– Я мастерю статуэтки из кости добытых мною на охоте животных, – с улыбкой ответил браславчанин.

Дело вполне обычное, многие тогда резали предметы из дерева и кости, но оставшуюся часть застолья отец пребывал очень серьёзным.

Наконец крестьянин устроил нас на ночлег.

– Будь начеку, мне не нравится этот дом, – шепнул отец моей матери.

Сам он обосновался у двери, а нас разместил около стены.

От слов отца я почувствовал страх. В полудрёме мы лежали несколько часов. Внезапно к нам в горницу прокрался хозяин жилища с ножом, от его шагов по моей спине пробежала дрожь. И вдруг отец открыл очи и набросился на него.

– Этого не может быть! Я же подсыпал вам в еду порошки, люди от них моментально засыпают! – воскликнул браславчанин.

– Так значит, фигурки из убитых лесных зверей? Я сразу же понял по запаху, что это человеческая кость! – закричал отец, выворачивая вооружённую кисть хозяина избы.

– Кто ты такой? – боязливо промолвил крестьянин.

– Я тот, кто несёт тебе смерть! Ты думал, что ты сегодня охотник? Нет, ты дичь! – усмехнувшись, произнёс отец.

После этого стало происходить что-то невероятное для браславчанина. Отец спокойно и с улыбкой вынул из дрожащего кулака противника нож, потом отца затрясло, его голова и конечности начали покрываться шерстью и менять свою форму. Вскоре чудовище с волчьей мордой и чем-то средним между руками и лапами поднялось перед забившимся в угол от ужаса крестьянином.

Тут к нам с жутким визгом вломилась его жена с ухватом. С её появлением монстр растерялся. Но, увидев костяной кулон, надетый на её шее, и разобрав испуганные вопли моей матери, он резко оскалился и одним ударом лапы разбил хозяйке голову о стену, а затем накинулся на браславчанина и перегрыз ему глотку. После этого отец принял человеческий облик, но какое-то время он сидел, неподвижно уставившись в пол, всё его тело лихорадило, а очи сверкали безумием. Тогда мать обняла отца и повелела мне срочно собирать вещи. Перед уходом мои родители подожгли дом. Шум пожара и яркий отблеск пламени ворвались в тишину здешних мест.

Мы снова были в бегах, но предчувствие перемен к лучшему становилось всё сильнее по мере приближения к Полоцку.

Глава 1. Народ волколаков

Отец упоминал, что наши предки – народ невров – испокон веков обитали на берегах рек Наура и Припять, и так же, как и окружающие племена, занимались земледелием и скотоводством, а в свободное от домашнего хозяйства время охотились и ловили рыбу. Но невры наводили трепет на соседей, так как в отличие от них умели превращаться в волков. Особенно долго в виде хищников они могли оставаться в период полных фаз Луны. Именно Луна была своеобразной волчьей звездой, она влияет на всё живое, морские приливы и отливы – это лишь наиболее заметные её проявления. Поведение водных существ, мир растений и сообществ зверей – всё подвластно Луне, свет Луны и её сила покровительствовали моему народу.

Старейшины помнили, что наш народ пришёл с берегов реки Вислы, покинув родину из-за бесконечных столкновений с неисчислимыми чужаками, которые поклонялись змеям и хоронили сородичей в глиняных урнах с изображениями человеческих лиц.

Волколаки сражались храбро, но врагов было слишком много, вскоре встал вопрос существования и предки отправились на поиски лучшей судьбы. Поднявшись по реке Науре, сегодня величаемой Нарев, они обосновались на берегах Припяти.

В период странствий, в Константинополе, я узнал, что о моём народе упоминал ещё греческий историк Геродот. Во время своего путешествия в Великую Скифию, Геродот слышал о стране Невриде и населявшем её племени, обитающем в районе Припяти и состоящем в военном союзе со скифами. Проводники уверяли Геродота, что невры могли оборачиваться волками.

Соседи называли моих праотцов неурами или неврами, от имени реки Наура, с которой предки пришли во владения скифов.

Жизнь невров была прекрасна, в их женщинах присутствовала красота и стройность, а в мужчинах сила и смелость. Они совместно возделывали землю яркими солнечными днями, а ночью парни с девушками обнимались на побережье Припяти, любуясь отражением звёздного неба и луны в речных заводях, или танцевали и пели древние песни, озаряемые пламенем костров.

Способность становиться хищниками позволяла иногда охотиться стаей, отец рассказывал что это неописуемое чувство – когда ты загоняешь жертву, ощущая тепло и дыхание близких и добычи. А более развитое обоняние и слух, в облике зверя, помогали лучше изучить пущу и различить невероятно красивую мелодию леса, сливающуюся с ритмом сердец братьев, бьющихся в одном порыве, встраиваясь во взаимосвязь всех живых существ между собой и с луной, освещающей целую Вселенную звуков и ароматов, воплотившуюся в ночном бору.

Эти мелодии невры играли в полях, когда пасли скот, возле огромных курганов, в которых покоились их цари. Мой народ пребывал в гармонии с природой и окружающим миром, однако этому не суждено было длиться вечно.

Соседние племена ненавидели моих предков, и если у них пропадали люди или утаскивали овец, были неурожай или болезни – во всём этом винили невров, немногочисленный, но отважный народ. И когда вспыхнула новая война племён и все были вынуждены бороться за родной край, недруги объединились и перебили большинство невров. Чудом спасшиеся счастливчики бросили собственные дома и скрылись в чаще.

С тех пор наступила пора позорного бегства и унижений. Как только крестьяне обнаруживали, что рядом с ними находятся волколаки, они пытались прогнать или уничтожить их. Слухи о князе-волке привели отца к мысли, что это может быть правдой. А если полоцкий князь Всеслав действительно невр, то, возможно, он возьмёт моего отца и его семью к себе на службу.

К тому моменту охотники уже ловили нашу семью для расправы. Казалось, со дня на день они нас найдут.

– Мы не дикие звери, чтобы прятаться в лесу и ждать облавы, нужно идти в Полоцк! – сказал отец.

Уже отойдя с вещами по тропе, мы заметили столб дыма, поднимающийся над соснами – это охотники подожгли нашу избу. Так и начался мой нелёгкий путь.

Город Полоцк был на пике могущества, Полоцкое княжество процветало за счёт очень прибыльного торгового пути «из варяг в греки», связывающего Западный мир с блистательной Византийской империей. Полоцк встретил нас шумной суетой, никто не обращал на меня и родителей никакого внимания, город всегда был полон гостей: иностранных купцов, наёмников варягов, послов прибалтийских племён. Придя в Полоцк, мы застали строительство Софийского собора, храма столь грандиозного, какого мне и отцу ещё не приходилось видеть. Даже незаконченный, он поражал воображение своими масштабами и богатством. Юго-западная башня Софийского собора являлась внешними солнечными часами, за счёт сложно устроенных оконных проёмов под её куполом. На фресках полоцкого храма с астрономической точностью были изображены на разной высоте зодиакальные знаки, для наблюдения за перемещением солнца по небосводу в течение года. Свет попадал на определённый знак только тогда, когда солнце находилось в соответствующем ему созвездии. Руководили работами зодчие-греки. Специалистов из Византийской империи пригласил полоцкий князь Всеслав, чтобы не уступать соседним крупным городам – Киеву и Новгороду, в которых также возводились Софийские соборы.

Не менее величественным, чем город и храм, мне показался и сам князь Всеслав. Он принял нас в громадном ясеневом тереме.

Облик князя был частью блеска Полоцка. Всеслав был одет в длинный плащ из красного бархата – корзно. Плащ удерживался на правом плече золотой фибулой в форме головы волка, с изумрудами вместо очей, из-под корзно виднелась зелёная рубаха, её рукава и воротник были обшиты шёлковой лентой, с отделкой из золотой нити и жемчуга. Шёлковые штаны князя были коричневого цвета с вышитыми на штанинах двумя золотыми грифонами, обут Всеслав был в зелёные сапоги. И плащ, и обувь князя украшали растительные узоры золотой нити. На его голове была полусферическая шапка малахитового оттенка с ободком из соболиного меха.

Но при встрече с Всеславом поражали не только роскошные одеяния. Ещё молодой, князь имел суровые черты лица, словно дополняемые холодными серыми очами с очень тяжёлым взглядом, видимо, доставшимся Всеславу в наследство от его предков-викингов.

В народе толковали, что отец Всеслава обращался за помощью к ведьме, когда у его беременной жены были проблемы со здоровьем, после чего возникла легенда о появлении Всеслава с участием тёмных сил. Эти разговоры как будто подтверждались тем, что Всеслав родился с небольшим пятном в форме полумесяца на челе. Ведьма объявила необычное пятно признаком избранности и посоветовала прятать его от людских очей.

Князь был высокого роста, и на плечах его корзно покрывали длинные русые волосы.

Всеслав сидел задумавшись, не обращая никакого внимания на вошедших к нему отца и меня с матерью. Но, несмотря на спокойствие князя, во всём ощущалась гнетущая обстановка под влиянием грозного вида Всеслава. Я же не мог оторваться от золотой звероподобной фибулы князя, детали, лишь подчёркивающей напряжённую атмосферу в покоях.

Всеслав был правителем огромной могущественной державы, чьи владения раскинулись на сотни вёрст, от прибалтийских крепостей Кукенойс и Герцике до окрестностей города Менска. Конечно, у столь значительного князя, как Всеслав, было множество своих забот.

Впоследствии отец вспоминал, что, когда молчаливые дружинники ввели его с семьёй в терем, и он очутился перед лицом отрешённого князя, у него внезапно ослабели и затряслись ноги, язык онемел и сердце начало бешено колотиться.

– Мне передали, что у тебя есть какие-то важные новости из Киева, – гулко и жёстко произнёс Всеслав, даже не посмотрев на моего отца.

– Простите меня, ваша светлость, это был лишь повод, чтобы с вами встретиться, – дрожащим голосом сказал отец.

– Вот как? Это уже интересно. Тогда объясни мне, калека перехожий, почему ты желал меня увидеть? – раздражённо спросил князь и перешёл на крик: – Для чего ты отвлёк меня от дел?

– Я хотел попроситься к вашей светлости на службу, – запинаясь, ответил отец.

– Неужели? И зачем ты мне нужен, нищий поберушка? – уже с издёвкой произнёс Всеслав.

– Я, моя жена и мой сын – мы потомственные волколаки, – обречённо, полушёпотом сказал отец так, чтобы его услышал только князь.

И тут Всеслав изменился в лице, он приказал охране удалиться из покоев, оставив лишь одного воина по имени Ратимир. Затем князь обошёл отца и меня с матерью и прислонился к дверям в сопровождении Ратимира. Всеслав нас не боялся, но даже в случае неожиданного развития событий, князь стоял у дверей, открывавшихся наружу, а за ними была дружина.

– Чем ты можешь подтвердить, что ты оборотень? – спросил князь, наконец подняв взгляд на нас.

Но мой отец оторопел, от переживаний его прошиб пот, видимо, он хотел что-то объяснить, но вместо слов послышались лишь невнятные звуки дрожащего голоса. Тут молвил дружинник Ратимир:

– Ваша светлость, вы перепугали их до смерти, посмотрите на этого бедолагу, – и Ратимир с усмешкой указал на отца, – он не может вам ответить, как бы он сейчас вообще сознание не потерял.

От слов Ратимира Всеслав улыбнулся, и угнетающая обстановка в тереме словно начала рассеиваться.

– Как же мне это надоело, какими все стали слабаками. Невиновному не нужно страшиться вопросов власти,– устало вздохнув, сказал князь.

– А честная власть тоже не должна бояться вопросов подданных? – с ухмылкой спросил Ратимир.

– Запомни Ратимир: власть несправедлива по своей природе, она замешена на крови и жестокости или на предательстве, поэтому честной власти нигде и никогда не бывает! Недаром даже отличившихся перед церковью правителей выделили в обособленный лик святых – благоверных. А теперь быстро приведи нашего незваного гостя в чувство, – уже суровым тоном произнёс Всеслав.

– Успокойся и соберись, у князя мало времени, и он не любит людей лживых и всяких шарлатанов, твоё заявление очень странное. Способен ли ты доказать, что ты волколак, подумай, от этого зависит ваша судьба, – достаточно дружелюбно, но серьёзно сказал Ратимир.

– Хорошо, я покажу! – всё ещё с волнением, но уже внятно произнёс отец.

Его затрясло, в судорогах отец упал и принялся кататься по полу, его руки и голова вытянулись и покрылись шерстью, через мгновение он превратился в огромного серого волка, к изумлению князя и Ратимира. От такого зрелища Всеслав машинально схватился за рукоять своего меча. Затем волк лёг на землю, и после конвульсий отец снова перекинулся в человека, начав суетливо надевать на себя одежду.

– Я слышал, что вы, ваша светлость, также умеете становиться зверем? – осмелился спросить у ошарашенного князя отец.

– Это не твоё дело, и впредь не обращайся ко мне с подобными вопросами, если хочешь жить. Но поскольку это в моих интересах, я тебе отвечу, что это правда. Я превращался в волка лишь пару раз, и то по глупости и молодости. И больше я не собираюсь этого делать никогда. На Руси и так ходят пересуды, но пока это лишь слухи, а вот если появятся свидетели, у меня и у моей семьи будет масса проблем. И ты, поберушка, будешь молчать о нашем разговоре, иначе я расправлюсь с тобой.

Следом за угрозами князя, отец покорно поклонился, а Всеслав продолжил:

– Раз уж передо мной чистокровный волколак, то и я задам тебе пару вопросов.

– Конечно, ваша светлость!

– Известно ли тебе, откуда вы взялись? Это проклятие или нечто другое? Есть поверье, что оборотни живут дольше людей, но я старею, как обычный человек, что ты ведаешь об этом?

– Светлейший князь, волколаки – это представители древнего народа невров, ныне почти исчезнувшего и забытого. У моих предков была легенда про наше возникновение. Если ваша светлость пожелает, я могу её рассказать, – произнёс отец.

– Приступай! – рявкнул Всеслав, переглянувшись с озадаченным Ратимиром.

– Седые мудрецы утверждали, что когда-то давно в соседних селениях были влюблённые парень и девушка, которых звали Линас и Гражина, они хотели пожениться. Но Линас был беден, и семья Гражины выступала против их брака.

Однажды к девушке посватался богатый пожилой чародей Юргис, и отец Гражины, вопреки её мольбам, отправил дочь в дом колдуна. Узнав об участи любимой, Линас не растерялся и с товарищами выкрал Гражину за неделю до свадьбы. Линас и Гражина укрылись в лесу и решили, что там же, в роще, и проведут церемонию, и тогда чародей от них отстанет, а отец суженой рано или поздно их простит.

В день, когда на солнечной поляне влюблённые играли свадьбу, пригласив своих друзей и близких, к ним явился колдун. Различив Юргиса, Линас взялся за оружие, готовый до смерти защищать любимую. Но маг не собирался сражаться, приблизившись к праздничному столу, Юргис произнёс обращаясь к Гражине:

– Из-за характера, молодости и страсти ты не понимаешь, кому ты по-настоящему дорога! Предав меня, ты хочешь быть с разбойниками, и я тебя не буду удерживать! – затем чародей повернулся к Линасу и продолжил: – Вы выкрали мою невесту и забрали её в лес, словно волки добычу, так зверями и оставайтесь!

Проговорив эти слова, Юргис перебросил через стол волчью шкуру, и Линас с Гражиной, вместе со всеми гостями, превратились в волков, а колдун пропал. Долго молодожёны и их приятели скитались в облике зверей. Они проходили через селения и капища различных божеств, но их отовсюду прогоняли, и лишь жрица богини лесов Медейны, как только увидела эту стаю, сразу всё поняла. Жрица сказала им:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8