Валерий Краснобородько.

Ирий



скачать книгу бесплатно

«Забыл! – Коля, стукнул себя по голове, – Рисунки и письмена, забыл!»

Нащупав ногой, конверт, упавший на пол, нагнулся и поднял его с пола. Аккуратно, словно святую реликвию ощупал, убедившись, что ничего не выпало после неожиданного падения, засунул его в правый внутренний карман своего пиджака и зашагал, к выходу из провала, некогда служившему кому-то приютом от ненастья и холодов. Старик Любомир, в своё время поведал, что когда-то давно, на земле воцарилась зима. Лютый мороз и ветер, заморозил всё что мог. А Светило, оно же солнце, исчезло, больше не желая давать земле жизнь. Воцарилось царство смерти. В ту пору, погибло много людей, а те, что остались, объединялись в группы, пытаясь выжить вместе. И выжили. Но не все. И дети их рождались, и они потом рождали своих детей, но Светило, не желало появляться. И тогда один из святых старейшин, что слыл по всей округе пророком, по имени Ешо, стал молиться Богу, да так усердно, что перестал есть. И на сороковой день, встал, велел привести ему сорок уродливых людей, тех, что были не такие как все. Пожелание его, было тотчас же исполнено. К вечеру того же дня, перед ним стояли двадцать мужчин и столько же женщин. И принёс Ешо, их тогда в жертву, окропив всю землю кровью, этих бесхвостых, имеющих всего по две руки и две ноги, людей, во имя рождения, долгожданного Светила. И увидел он тогда будущее, что ровно через сорок дней и ночей, зародиться новое Светило и наступит на земле другая жизнь, весёлая и светлая. Народ ждал. Ровно сорок дней ждал. Но оно, на небе так и не появилось. И к вечеру сорок первого дня, соплеменники, бросившие свою работу в ожидании чуда, оставшись голодными, разозлились на Ешо. Пришли в его дом, и под руки, с криками ненависти и обвинении во лжи, вывели пророка на улицу к разъярённой толпе, где перед всем племенем и прочим людом, привязали некогда любимого пророка к кресту, обложили остатками скромного скарба, скопившегося у него за мирскую жизнь, и подожгли. Он, лишь тихо сказал: – «Я, вас всех прощаю, за ваше неверие! Но через смерть мою, придёт к вам вера!» и больше не издал, ни единого звука. И уже со следующего дня, небо над землёй становилось всё светлее и светлее. И вот, на сороковой день, после гибели Ешо, Светило сияло в полную свою силу. Холод отступал….

Хвост, погрузившись в воспоминания, шагал по сухой траве, подальше от места сего. Ему хотелось идти вперёд, навстречу своей судьбе, ища новые доказательства существования человека, той другой, никому не известной цивилизации. Сильные ноги, не выбирали лучший да удобный путь, они несли его самого, по путям хоженым и не хоженым, через овраги глубокие и буреломы высокие, и поля, заросшие колючей травой, речушки да реки полноводные и пересохшие. Но страннику было всё равно, лишь бы не стоять на одном месте. В мыслях он строил свои планы, догадки и предположения.

Вечер степенно, по-царски, спускался на землю. Парень замедлил шаг и остановился. Внимательно осмотрелся, выбирая удобное место для ночлега.

В нескольких метрах от того места, где он стоял, находилась небольшая лысая полянка. Там рос невысокий, но очень густой куст боярышника, и трава вокруг едва доходила до колен.

«Отлично! – подумал уставший путник, – Просто великолепно! И трава не высока и обзор хороший! Здесь и лягу!»

При его приближении, из куста вылетела испуганная птица. Хвост ловко выхватил нож, и метнул в перепуганную дичь, которая не ожидала такой прыти, от двуногого врага и пала от острого клинка, попавшего точно в её хрупкое, но очень жирное тельце.

Наскоро перекусив, молодой человек улёгся в траву. Место, где должен был находиться хвост, ещё болело, и он перевернулся на бок, продолжая смотреть в тёмное небо, усыпанное миллионами светящихся точек…

…постепенно падая с неба, они превратились в бесконечное белое поле, по которому не спеша, шла красивая девушка. Её лицо, светилось от счастья. Алые губы, тронула беззаботная легкая улыбка. Но чей-то дикий крик, прилетевший невесть откуда, заставил её вздрогнуть. Улыбка вмиг, слетела с губ, и страх, поселился в девичьих глазах. Она остановилась.

Всё вокруг перед ней поплыло, как в тумане. Сбросив с себя странный мешок, что висел у неё за спиной, упала ничком в мягкое и рыхлое одеяло. Прямо перед девичьим лицом, разверзлась бездонная пропасть.

Неожиданно оттуда, появилась человеческая рука в чёрной перчатке! Девушка, что было сил, схватилась за неё, но та выскользнула из её рук, и сдавленный вопль, разнёсся эхом по ущелью….

– …а-а-а-а! – Хвост невольно вздрогнул, и принялся хвататься за примятую траву обеими руками, словно падая с большой высоты, он пытался сохранить себе равновесие. Но глаза вскоре открылись, и парень сообразил, что лежит под кустом на своём ложе и ему в данный момент, ничего не угрожает. Облегчённо вздохнул, и развалился в траве, подставляя свои чресла, под утренние лучи Светила.

Доев, оставшийся с вечера, кусок дичи, он пошёл дальше, оставляя восходящее оранжевое Светило слева от себя.

Через несколько часов быстрой ходьбы, под раскаленными лучами дневной звезды, и по не высокой траве, догнал уставшего путника.

2

Тот медленно, один брёл вперёд, по едва различимой тропе, не замечая никого и ничего вокруг, при этом что-то бормотал себе под нос.

«Наверное, он сильно устал, и давно, ничего ни ел! Бедолага!» – сделал предположение Хвост. Прячась за кустами, стал внимательно следить за незнакомцем. Решая для себя, открыть ему свое присутствие или лучше, обойти того стороной, так на всякий случай, вдруг он не один.

Но не успел Хвост принять какое-либо решение, как из ближайшего низкорослого, но густого леска выскочили четверо лохматых, многоруких и небрежно одетых незнакомца. В их волосатых руках, грозно сверкали огромные острые ножи. Они, словно дикие и жаждущие крови бестии, налетели на одинокого слабого путника и, окружив, отрезали ему все пути к отступлению.

Путник, в свою очередь, перестал шептать и замер от страха. Принялся крутить головой по сторонам, ещё надеясь спастись бегством, но требовалось срочно, найти хоть меленькую лазейку к спасению. Один из нападавших, тот, что был огромных размеров, и мощными руками, очевидно, являлся у них главарём, поднёс свой нож к шее незнакомца. Хвост, на таком расстоянии, не мог слышать, о чём они разговаривали, но смысл и без этого стал ему понятен. Парня чикнут по шее, и отберут у него всё, что представляет хоть малейшую ценность в этом мире или того хуже, жертву просто съедят. И наш герой, принял верное решение, вмешаться. Ему, почему-то, стало жалко этого странного человека. Да и кто, если не он, поможет бедному страннику?!

– Э! Слышь, тело! – во всё горло закричал Хвост, выходя из своего укрытия, обращаясь к здоровяку на современном языке. – Я к тебе обращаюсь, тварь! Ты чё, в натуре, в уши балуешься? – Громила, нехотя, повернул к нему голову. – Да! Да, ты грёбаное тело, я к тебе обращаюсь!

Разбойник, ехидно улыбнулся, понимая, что у него сегодня, счастливый день. Двух лохов за один день, ему ещё никогда не приходилось убивать, обчищая их до последней нитки.

– Ты придурок, в натуре, вовремя подгрёб! Можешь, сразу доставать все, что у тебя валяется в карманах! – он смачно сплюнул в траву, гикнул. Вторая пара рук, свободная в ту минуту, потёрла ладоши, а левая рука первой пары крепко схватила за шиворот добычу, а правая рука убрала нож от испуганного парня и навела острое лезвие, на незваного гостя.

Хвост шёл медленно и спокойно, словно ничего страшного не происходило. Остальные, трое четвероруких грабителей, с ирокезами на головах, сделали несколько шагов в сторону гостя. Он же, остановился лишь тогда, когда острый кончик стального клинка, упёрся ему в грудь.

– Чувак, отпусти парня. Он, бля, безобидный. Да и очень беден! – улыбаясь, заговорил Коля.

– Этот, трёхглазый, мой! – зарычал четырехрукий здоровяк. – И ты теперь, тоже мой! – и сильнее прижал нож, к телу Хвоста. Острый кончик ножа, проткнул загорелую кожу смельчака, бросившего ему вызов, и тоненький ручеёк крови вытек из ранки. Но Хвост, по-прежнему остался не возмутим. На потных рожах остальных головорезов, появились дикие, но довольные ухмылки, понимая, что жертве теперь, уже деваться некуда. Амбал, целиком увлёкся наглецом и отпустил ворот свежепойманой добычи.

Неожиданный трёхглазый попутчик, расслабился, решив, что на какое-то время его оставили в покое и теперь, можно попытаться спастись. Третий глаз, радостно заморгал, быстро ища способ для побега, но с наглым постоянством, всё время возвращался к незнакомцу, решившему заступиться за его персону, а два других, пристально следили за продолжением событий и за грабителями.

– Бык, по зырь на него внимательно. Это странное, какое-то тело. Он не такой, как все мы. У него две руки, две ноги, два глаза, два уха. Да он просто урод, какой-то! – воскликнул один из головорезов и закатился диким смехом, который можно услышать лишь в психиатрической лечебнице. – Бля! В натуре урод!

– Мочи урода! – выкрикнул второй бандит.

– Ха! В натуре! Ты чё бля, урод? – расплываясь в улыбке, обнажая свои гнилые чёрные зубы, сказал Бык. – Ты кто, вообще, такой?

– Я человек. Русский человек, – спокойно ответил Хвост. – Я бы попросил вас, убрать свои грязные руки! Этот молодой человек, слаб и очень беден. И мне так кажется, он для вас, не представляет никакого интереса! Во всех смыслах, этого слова! – он перешёл на высокий слог.

Трёхглазый слушал, открыв рот.

– Ты чё, падла охре… – больше, он уже ничего, сказать не успел, острый нож, появившийся неведомо откуда в руках незнакомца, прошёлся своим острым лезвием по горлу Быка. И тот, с диким булькающим хрипом, хватаясь всеми руками за горло, рухнул в траву. Остальные разбойники, замерли от неожиданности.

Путник выпучил все свои три глаза, и дрожащей рукой провёл по тому месту, где совсем недавно, находился нож местного грабителя, отчётливо представив себе, что это же, произошло бы и с ним, не вмешайся этот человек. Но шея была цела. И это значило, что он ещё жив.

«Этот придурок, чертовски быстр!» – подумал он про себя.

– Уроды, дёргайте по-хорошему, пока я добрый! – предложил им Хвост, но грабители, оказались не из робкого десятка. И наверняка, каждый из них, метил на место своего главаря после его смерти, конечно. А лидерство ещё нужно доказать. И теперь они, вместо того, чтобы кинуться наутёк, как им было вежливо предложено, гурьбой набросились на наглеца, посмевшего рискнуть, отбить у банды добычу. И теперь этот лох, не должен достаться этому щуплому.

Первого Хвост мгновенно встретил прямым ударом ноги в грудь, второму, врезал кулаком в челюсть, тот сделал оборот вокруг своей оси, и рухнул без сознания в траву. Третий, был остановлен острым ножом, пропоров головорезу желудок и поджелудочную железу. Над лесом пронёсся рёв раненого зверя, бандит опустился в траву, рядом со своим главарём.

В следующую секунду, его клинок сделал несколько оборотов в воздухе, и пронзил грудь первого парня, успевшего уже поднятья с земли, и готового кинуться на своего обидчика. Последний оставшийся из грабителей, оставил попытку подняться на ноги, используя все свои четыре руки и две ноги, для попытки к бегству, пополз, пятясь задом, к ближайшим кустам. Но Хвост, пресёк эту попытку, прыгнул к нему, и ловким движением рук, свернул шею.

– Собаке, собачья смерть, – тихо пробурчал он. – Я предлагал по-хорошему…. Ты, отказался…. Так что, прости…. Ты, сделал свой выбор…

Огляделся. Никто из врагов, больше не шевелился. Незнакомец, вытащил из мёртвого тела свой нож, вытер лезвие о траву, и ловко спрятал в рукав.

– Что, друг, обделался? – дружески спросил у попутчика. – Не боись, они уже, никого не тронут….

– Ага. А ты, откуда тут взялся? – вместо благодарности, спросил путник.

– Пришёл. Ты, здесь живёшь?

– Нет. Я свободное тело!

Где мне жить,

Как мне жить,

Только моё дело…

Где мне жрать,

Где мне срать,

Только дело!

– Не понял? – Коля, внимательно посмотрел на незнакомца, прищурив глаза.

– Я, Стихоплёт!

– Кто?

– Чё, не врубаешься? Стихи плету! – Стихоплёт внимательно посмотрел на своего спасителя, и видя у того в глазах явный интерес к его роду занятий, не стал ломаться, продолжил, – Вот послушай:

Я хотел бы пойти,

Но, не знаю пути!

Так зачем же идти,

Коль не знаешь пути?

И не надо идти,

Раз, не знаешь пути!

А коль, свою знаешь тропу,

То, ты, не ленясь, встань поутру,

Босыми ногами во холодну росу,

И иди, и иди прямиком, по тропе,

Ко своей, драгоценной и ненаглядной мечте!

– Я, в этом плохо понимаю…. Но в целом, вроде ничего так…. Цепляет…. Лучше, давай осмотрим содержимое их карманов! – Хвост указал рукой, на грабителей, – Глядишь, найдём пару монет. Им они теперь ни к чему, поскольку отправились к праотцам….

– Ты давай базарь, на нормальном языке. А то лепечешь, не пойми чё.

– Чё?

– Базаришь бред какой-то.

– Это Русский язык, чистый, богатый и красивый…. Впрочем…. Да ладно! – Хвост махнул рукой, – Нужно двигаться дальше. Здесь где-то, должна быть таверна.

– Я могу показать. Но ковылять до неё, ещё день и ночь.

– Ну, пошли что ли.

Молодые люди двинулись вперёд. Хвост шагал вслед за своим попутчиком, пытаясь понять, в чём суть его стихоплетства. Хорошо это или плохо, и нужно ли это вообще кому-нибудь. А то, что искал он, нужно ли кому? И на этот вопрос, он так же не знал ответ, но в глубине души, надеялся, что корни своего народа, должен по любому найти. И стихи, если они есть, значит, кому-то тоже нужны!

– Тело, как тебя зовут? – Коля, спустя час ходьбы, спросил своего случайного попутчика.

– Борька. Борька Стихоплёт, – задыхаясь от быстрой ходьбы, ответил попутчик.

– Я, Коля Хвостик. Или просто Хвост. Скоро вечер. Предлагаю, остановиться на ночлег. Ты как? Не против?

– Кто, я? Согласен! Без б… – в доказательство своих слов, он тут же свалился в траву, разбросав в разные стороны руки и ноги. – А ты что, в натуре урод? Я думал, что все такие уже давно все передохли.

– Нет. Я человек.

– А почему ты, не такой как все? – не унимался Боря.

– Мы всегда…. Впрочем, не важно. Жратва у тебя есть? По-моему, я зря спросил….

– Ага, дерьмо вопрос. Я пуст. Если нужно, то могу смотаться на охоту. Но сразу говорю, из меня хреновый охотник.

– Бегом разводи огонь, а я что-нибудь принесу.

– Ок.

После скромного ужина, путешественники, вынужденные идти вместе, завалились спать около догорающего костра. Ночь выдалась холодной, а сухая трава горит быстро и даёт мало тепла. Но им повезло, парни нашли старое кострище, где оказались приличные запасы дров. В огонь была брошена пара больших чурок, которых хватило на всю ночь. В мире, в котором жил Хвост и Стихоплёт, зим не существовало, но ночи, всегда были прохладными и костёр почти всегда, являлся неотъемлемой частью странников. Если конечно, было чем его развести.

Лишь к утру, жар начал угасать. Ночной ветер принёс из степи холод. Хвост резко открыл глаза, он хотел подкинуть ещё дров, но вокруг была белая бескрайняя пустыня. Позади, послышался хруст и скрип. Парень обернулся. На краю пропасти, стояла девушка. Она стояла к нему спиной, пытаясь осторожно заглянуть в бездонную пропасть. У самого края обрыва белый песок был изрядно утоптан, словно на нём недавно боролись.

– …ра-а, ты должна вернуться! Ты, должна жи-ить! – послышался последний крик из пропасти, прежде чем оттуда, донеслись два глухих удара.

– Горы, мать твою, проклятые горы! – закричала девушка из последних сил.

Земля задрожала под ногами. Хвост стоял и смотрел на неё, не в состоянии отвести взгляд. Он не видел, как сверху на них, неслась огромная снежная лавина. Девушка, обернулась, и ужас застыл на её лице. Незнакомка быстро закинула за спину свой рюкзак и побежала в низ, стараясь уйти от летящей лавины. Девичий силуэт, почти скрылся за ближайшей скалой, когда лавина накрыла их обоих и всё, что находилось рядом. Закрутило, завертело! Понесло куда-то! Но в последний миг, Коля встретился с девушкой взглядом. И в туже секунду, огромный, совершенно гладкий камень, принесённый откуда-то сверху лавиной, ударил его по руке.

– А-а-а-а! – закричал Хвост, чувствуя, как отсыхает рука.

– Эй, ты чего вопишь?! – услышал он знакомый голос, и открыл глаза. Светило, только поднялось из-за горизонта. – Режут, что ли?

Сон отступил, ослабляя свою хватку, оставляя молодого человека в покое.

– Сон. Это… был сон, – скорее для себя, нежели отвечая на вопрос нового знакомого, произнёс Хвост. – Но я, её видел…. Эти глаза….

– Чё?

– Всё тип-топ.

– Чувак, так не пойдёт! – Боря, сел рядом с ним. – Ты бля, вчера спас мою задницу, и я обязан тебе помочь. Ты болтани мне, что тебе за херня снится, а там, позырим.

– Мм… – Хвост на секунду задумался. Друзей у него не было. Да и не привык, делится наболевшим, с кем попало. Но незнакомцу, почему-то всегда легче рассказать о своей беде или проблеме, чем знакомому человеку. Ему самому, несколько раз в вонючих и загаженных тавернах, приходилось выслушивать пьяные исповеди посетителей, которые он, как правило, уже забывал на следующий день. «А вдруг, и вправду поможет?» – мелькнуло у него в мозгу, и Хвост решил не противиться и рассказать всё своему новому товарищу, от него не убудет, а вдруг, этот стихоплёт, и вправду окажется полезным. – Мне снится баба… Красивая баба…

– Говори другим языком! – запротестовал Стихоплёт, – которым ты вчера говорил. Он мне понравился! И я, почти всё понимаю! – попросил Боря, – Бля, если не разберусь, то ты поможешь. Переведёшь.

– Угу, – согласился Хвост, – мне снится девушка. Она стоит на белом песке…. А вокруг, большие такие камни. Очень большие.

– Это всё? – поинтересовался новый знакомый, когда Хвост замолчал.

– Она, их как-то назвала… гэ…, – парень напряг лоб, – нет ги… го, го.… А! Горы! – не сдерживая своих эмоций, закричал Хвост.

– Горы?! – и Боря с серьёзным видом не спеша, достал из кармана небольшой клочок бумаги, сложенный в несколько раз. Развернул его, чуть дрогнувшей рукой, и показал своему спасителю. – Эти, что ли? – он ткнул пальцем, в клочок бумаги.

Хвост бережно взял обрывок из рук попутчика, и лишь мельком взглянул на него. Туда, куда ткнул пальцем Боря, бумага была окрашена в коричневый и тёмно-коричневый цвет. Ниже и выше, располагались зелёные участки, испещренные синими извилистыми линиями.

– «Кавказские горы», – прочитал Хвост. – Это они? Ты, там был?

– Нет, – просто ответил Боря.

– Тогда, ты откуда знаешь?

– Сам, не знаю. Просто, знаю и всё.

– А это, что за бумага?

– Карта. Не спрашивай, что это такое, я сам ни хрена не знаю! Я зыркнул на неё, и сразу врубился, это карта. Говорят, что это, из-за моего третьего глаза…

– Ты знаешь, где их искать? – Хвост весь задергался, от нетерпения броситься на поиски, этих загадочных и величественных камней, со странным названием «Кавказские горы», и повернувшейся к нему передом, удаче, в лице Стихоплёта.

– Иди так, чтобы Светило, утром торчало у тебя слева, а вечером справа. Кажется, это называется «юг». Дружище, я не знаю, так это или нет, но так, сука, говорит эта грёбаная карта!

Они вдвоём, принялись с неподдельным интересом, изучать обрывок карты. Хвост читал, нечего незначащие для него названия рек, городов и поселений погибшей цивилизации и с жадностью впитывал их наименования: Кисловодск, река Лаба, Майкоп, Усть-Лабинск, река Кубань, река Белая, Домбай, река Терек, Главный Кавказский хребет, гора Фишт, перевал Азиш-Тау, и много ещё чего, а Боря, пытался понять, с помощью своего третьего глаза, что они значат.

– Я много видел книг, и даже читал, некоторые из них. Но таких бумаг, я не встречал… или, – он задумался, и уже через мгновение продолжил, – кажется, я встречал что-то похожее. На стене висело…. По-моему….

– Где? – настала очередь загореться глазам Бориса неподдельным интересом. – Расскажи, я хочу посмотреть на них.

Хвост коротко, но очень доходчиво, не забывая упомянуть все приметы, рассказал, как найти провал, где он был ещё двое суток тому назад. И показал новому товарищу то, что нашёл там. Цветные картинки, вызвали у Бори Стихоплёта, лёгкий шок. Он с трепетом принялся их рассматривать, как самую дорогую и великую реликвию мира, пусть даже канувшего в небытие.

– Они… все сдохли, – тихо сказал он, – и все письмена на карте, тоже мертвы. Их убили. Сгорели заживо, от сильного огня… взрыва….

– Я знаю, – Хвост бережно завернул фотографии обратно в пакет и спрятал в карман. – Ещё, я там, нашёл бутылку. Думаю, её хватит, чтобы нам заплатить за хороший ночлег и жратву.

Боря одобрительно кивнул, соглашаясь со словами нового друга, и вернул бутылку хозяину.

– Нам пора,

Чапать туда,

Где нас с тобой, никто не ждёт…

Где мира,

Тугая нить,

Превращается в клубок,

Где ты – моток,

И я – моток,

Превращаемся в клубок! – сказал Боря Стихоплёт и поднялся на ноги, – К вечеру доковыляем.

– Отлично, – одобрительно кивнул Хвост, и последовал за попутчиком. – А сколько, до них идти? – тут же спросил, так и не дав придумать, новую строчку своему попутчику.

– Долго.

Больше молодые люди, не проронили ни слова. Стихоплёт поймал удачную мысль и теперь сочинял новый стих, а Хвоста целиком поглотили горы. Фантазия, разгулявшаяся на голодный желудок, унесла его в далёкие дебри, рисуя сказочные картинки…

Путь лежал, по едва протоптанной тропе, сквозь густую чащу кустов, и острых колючек. Когда Светило коснулось кромки земли, путешественники уставшие, исколотые острыми, как иглы шипами дикой розы, увидели впереди небольшое поселение. Оно представляло собой удручающий вид. Несколько уцелевших пятиэтажных домов, ещё сохранивших серый цвет силикатного кирпича, расположились с двух сторон, на одной единственной улице. Окна, повсеместно зиявшие чёрными дырами, так притягивали к себе взгляд, и Хвост, пытался различить в них, хоть какое-нибудь живое существо. Он уже давно путешествовал по миру, и повидал много разных странных существ, но никогда, не терял надежды, встретится с человеком, таким как, старик Любомир и каким теперь стал сам, обрезав себе этот дурацкий хвост. Тех, кого он знал, были стары и уже покинули, этот грешный мир.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7