Валерий Краснобородько.

Хранители Мира



скачать книгу бесплатно

Все втроем кивнули головами в знак согласия. У нас были серьёзные лица, лишь дед улыбался краешком рта.

– Дедушка Паша, я вам верю, и буду слушать ваш рассказ внимательно и с удовольствием. Чего бы мне это ни стоило. С сегодняшнего дня я верю, в вещие сны и впредь буду ими пользоваться. Они, кажется, так называются?

– Да Сашок, ты превосходно понял сегодняшнюю ситуацию, – серьёзно ответил дед.

– Деда, ты что, знаешь о том, что случилось утром? – удивлению нашему не было предела.

– Да, а что тут такого! Уже вся деревня знает. Деревенская почта всегда работает хорошо! – непонимающе посмотрел на нас дедушка. Но блеск и твёрдость его взгляда не давали мне покоя, словно он знал гораздо больше, но недоговаривал.

– Ну что, продолжим? – сказал Пашка, – только закончу одно не законченное дело, а то не смогу спокойно слушать. Подставляй свой лоб!

Я покорно подставил лоб, и получил свои заработанные три «шпалы». В другое время я бы нашёл способ отделаться от него, но не сейчас! Просто не хотелось тратить время, на пустую перебранку.

– Следующий раз я отыграюсь! – почёсывая лоб, гудевший от шалбанов, сказал я.

– Но это будет потом. А сейчас слушаем продолжение, – прекратил нашу перепалку Сашка.

– Ну что, внучки, готовы слушать? Раскрыли свои уши, а? – спросил дедушка, – вижу что да. Тогда начнем. Кто скажет, на чём я остановился? Ага, вспомнил…

***

Спал я тогда крепко, и ничего мне не снилось, чему был сильно рад. Врать не буду, не помню, сколько спал, час или два. Но когда проснулся, была ночь. Попытался пошевелиться, но всё тело болело, словно из меня сделали отбивную. Попытался встать – не получилось. Ни одна часть тела не слушалась. Тогда придумал, как решить эту задачу по-другому. Лёжа на спине, заставлял все мышцы напрягаться, затем расслаблял их, потом опять напрягал и опять расслаблял, чтобы разогреть их. Начал с пальцев рук и ног, сжимать и разжимать их. Сначала медленно и неуверенно, потом всё лучше и лучше. Следующий этап – кисти рук и локтевые суставы, для этого начал сгибать и разгибать руки. Боль была такая, что я готов был вылезть из собственной шкуры. Прикусил язык, дабы не кричать от боли, терпел и, потея, работал без перерыва. Потом были плечевые суставы. Наверное, в тот момент инквизиторские пытки показались бы детской шалостью по сравнению с тем, что пришлось испытать мне.

***

– Ух-х! – выдохнул дед, словно заново переживая тот день, и свои ощущения.

***

Не знаю, откуда у меня взялась сила, но плечи удалось-таки заставить шевелиться. Наступила очередь ног; всё началось в том же порядке. Только с одним маленьким отступлением на полчаса или час. Когда дошел до тазобедренных суставов, вообще потерял сознание. Просто боль была настолько сильная, что взял и отрубился на некоторое время. Спустя какое-то время боль схлынула, и я смог открыть глаза. Первым делом посмотрел на ноги, но те сами делали упражнение, в том же темпе, что был задан мною до отключке.

Это меня порадовало. Ведь теперь они двигались свободно, без сильной боли и особых усилий. Попробовал по очереди: правая рука – работает, левая рука – работает. Прислушался к себе, понял, что боль не совсем прошла, она была где-то там, внутри тела, и это меня ещё более порадовало. «Так, – подумал я, – продолжим!» Правая нога – действует, левая хрустнула, но работала исправно. Теперь всеми конечностями вместе. Было не привычно, тяжело, но они слушались и повиновались моим мозговым импульсам.

«Ну что, рискнём встать!» – воскликнул про себя я, потому что вслух это произнести оказалось очень трудно, язык бревном лежал во рту и не хотел подчиняться. Ну, думаю, сволочь, я тобой потом займусь!

Перевернулся на живот. Первый шаг был сделан. Не спеша подтянул ноги и руки. Попробовал их на прочность. Хорошо! Напрягся и стал на четвереньки, этот манёвр удался, но не без труда. Пришлось попотеть.

Став на четвереньки, словно годовалый малыш, попробовал сделать несколько шагов. Ура! Пошёл! Я радовался как ребёнок. Сделал круг, и вернулся на исходное место. Осталось самое тяжёлое: полностью подняться на ноги. Постоял на четвереньках, собравшись с мыслями и силами, набрал побольше воздуха в легкие и…. Не получилось! Плохо старался, чёрт! Кричал я на себя. Ещё попытка… Слёзы от боли, лезвием резавшей всё моё тело, застилали глаза. Ноги дрожали от напряжения, но стояли и постепенно поднимали моё никчёмное тело.

Вскоре ценой нечеловеческих усилий я стоял на ногах. Пусть на дрожащих от слабости и напряжения, но стоял! И это уже просто замечательно.

«Теперь надо привыкнуть к вертикальному положению тела» – думал я. Просто стоять было неинтересно и скучно. Поэтому мне пришлось вытворять со своим организмом чудеса. Сначала это было похоже на конвульсии умирающего человека. Но с каждым новым усилием, движения становились все более уверенными. Вскоре оно уже могло извиваться, как змея. Пот тёк в три ручья. Одежда, бывшая на мне, промокла до последней нитки, словно я нырнул в реку или попал под дождь. Где-то внутри себя я почувствовал некие новые чувства, возникшие невесть откуда, которые подсказывали мне, что я уже готов сделать первый шаг. И повинуясь ему, правая нога двинулась вперёд, совсем чуть-чуть, совсем немного, но вперёд. Следом за ней левая нога. Правая, левая. Стоп, перекур! И всё заново. Шаг правой, шаг левой, шаг правой, шаг левой. Отдых.

К тому моменту, когда шаги стали твёрдыми, а ноги уверенными в себе, небо стало сереть, и за лесом зарождался новый день.

С рассветом и в голове моей всё стало на свои места.

Чувство тревоги уступило место радости от первых шагов, заставило меня оглядеться. Глаза искали кого-то или чего-то.

Пройдясь, по лесной утренней поляне, я натолкнулся на то, что искал. Это был старик Святогор. Я подумал, будто он испугался и ушёл, оставив меня одного. А он вместо этого лежал в траве, свернувшись калачиком, и крепко спал.

– Вот ты где! – закричал я, искренне радуясь что, нашёл его.

– Сгинь нечистая! Уйди прочь! – спросонья закричал старик.

– Это я, Павло! Что напугал? Извиняюсь. Я за вас волновался.

– А это ты, фуф! – радостно фыркнул Святогор.

– Как вы? С вами всё хорошо?

– Уже да. На, держи! – и протянул мне мой, теперь уже новенький меч.

– Это мне? А где вчерашний?

– Это он и есть. С помощью твоей силы он починился сам.

И Святогор поведал мне про возрождение из небытия волшебного меча, принадлежавшего некогда одному из богов. Как гласит древняя легенда, бог услышал мольбы одного воина, просившего его прислать ему великое оружие, чтобы он в одиночку смог защищать свою землю от врагов и прочей нечисти, поскольку остальное войско струсило и разбежалось, кто куда, бросив своих родных и близких на произвол судьбы. Бог неделю наблюдал за ним, слушая молитвы, и на седьмой день поверил его словам и выковал для него из божественного металла меч. Подарил его воину, взяв с него клятву, что это оружие никогда не повернётся против своего же народа, и не причинит никому горя. Воин согласился, и выполнил свою клятву. Спустя тысячелетия меч был утерян. И лишь вчера он был мною.

После его рассказа я серьёзно стал верить в то, что они действительно меня ждали. Но вот для какой цели я им был нужен, по-прежнему было неизвестно. Святогор не говорил, а я не торопил события.

– Нам просто повезло, – продолжил старик, – никогда не мог представить себе, что заночую под открытым небом.

– А чего здесь такого? Природа, воздух! Красота!

– Так было много лет назад. А сейчас всё изменилось. Нашу землю заполонила разная нечисть. Вампиры одолевают наши деревни. Арты здесь всегда жили, живут, и будут жить! – решительно высказался Святогор, – наши ближайшие родственники Русы и Славия, в будущем наши племена перемешаются, и родитесь вы, наши правнуки Русские. Так сказано в нашем святом писании. Так вот, если ты нам не сможешь помочь, то наш род вымрет, а следом и Русичи и далее все остальные, а вас просто знать никто не будет, так как вы не появитесь в истории человечества! И некому будет оберегать наш мир от душегубов всяких! – старик разошёлся не на шутку, он ходил взад-вперёд и ритмично жестикулировал, потом, несколько успокоившись, продолжил:

– Этой ночью, я убедился, что ты тот, кто нам нужен! И это чудо с мечом тому подтверждение. Такое мог сотворить только избранный. Хотя мне это слово не нравится. Все мы под богом ходим.

– Просто у всех судьба своя, – тихо вставил я.

– Да, каждому предначертано своё будущее.

– Святогор, ещё вчера я не верил во всю эту историю. Теперь мне стыдно за себя. Но после того как я взялся за меч, который привлёк моё внимание, будучи куском ржавого метала, я узнал очень многое. Словно он передал мне весь свой опыт, и знания, накопленные за многие века. Не могу сказать, что стал специалистом, мастерство приходит с опытом, чего пока у меня нет, но курс обучения прошёл.

– Это хорошо. В КНИГЕ о мече было написано, но не сказано где и как скоро ты его найдёшь, поэтому я сильно волновался на этот счёт.

– Ладно, отец, надо двигаться. А то сидим как у себя дома. Путь предстоит не шуточный.

– Ну что, тогда в путь!

Я прошёлся среди мертвецов, ища подходящие ножны. Снял с одного воина, посмотрел, примерил. Не понравились, откинул в сторону. Подошёл к другому трупу, у того было то, что нужно. Ножны были сделаны из хорошей кожи, да и пошиты замечательно. Не в руках же меч нести!

Переоделся в новые одежды, вложил меч в ножны, и повесил на пояс. Перекинул через плечо дорожную сумку, в которую сложил свои вещи и побрёл вслед за стариком. Мы продвигались едва заметными тропами, которые вели нас на север. Идти всё время приходилось по густо заросшему лесу. Но мне это нравилось. Чистый воздух, кругом зелень, радующая глаз. Вековые деревья толщиной в три обхвата взрослого человека окружали нас со всех сторон. Эти великаны, упав на землю, создавали великие буреломы, через них мог пройти только знающий человек, показывающий правильный путь, иначе можно переломать ноги и руки, и голову тоже можно свернуть.

Святогор двигался не спеша, щадя моё уставшее тело, но, не останавливаясь ни на секунду, чтобы оглядеться или сориентироваться на местности. Сразу было видно, что старик много раз пользовался этой тропой.

– А куда ведёт эта тропа? – спросил я.

– К нашему племени Славия. Живут они на реке Рос. Если идти от этого места, то дней пять – шесть ходу, – ответил старик.

Щебетание птиц было неугомонным, не замолкая ни на секунду. Один певец сменял другого, словно соревнуясь в своих вокальных возможностях. Если б мне предоставили судейство, то проигравших участников соревнования не оказалось бы. Все пернатые хороши по-своему, и сойки и соловьи.

Кроны деревьев плотно закрывали своими листьями землю от лучей солнца. Поэтому подлесок поредел и не мешал идти. Несмотря на то, что солнце давно перевалило на вторую половину небосклона, было прохладно и влажно.

Старик остановился, осмотрелся и так же молча свернул влево. Пройдя несколько шагов, свернул за кусты. Я за ним. Мы, спустившись с небольшого склона, оказались возле ручейка, протекавшего в небольшой низине. Он еле слышно журчал и нес свои чистейшие воды в одну из ближайших речушек, чтобы потом попасть в полноводную реку, несущую свои воды, среди которых затерялись холодные струи родника, в море.

– Здесь заночуем! – сказал мой проводник.

– Не знаю как у вас тут с едой. Но думаю, надо что-то придумать на ужин. А то так есть хочется, аж переночевать негде!

– У тебя что, дома нет? – удивлённо спросил Святогор.

– Есть, это шутка такая!

– Гм, – задумался Святогор, – шутка, это хорошо.

– Теперь поделись опытом. Как в ваших леса поймать себе на ужин дичь?

– С помощью лука и стрел, для крупных зверей ямы с копьями, вкопанными на дне, силки для птиц.

– Так, проанализируем, лук и стрелы отсутствуют. Силков тоже нет, яму надо рыть, но нечем. Тогда остаётся одно: ловить руками.

– Ничего не надо делать, уже всё есть. На камни, разводи огонь.

– Хм! – старик заставил меня задуматься, и я начал вспоминать, как это делается. Порывшись в памяти, нашел обрывки воспоминаний. В какой-то газете, кажется, было написано, как это делали дикари, или это мне кто-то из стариков рассказывал. Я не помнил.

В общем, насобирал сухой травы и листьев, наломал и сверху положил тонких и сухих веточек, немного добавил коры с поваленного дерева. И принялся высекать из камня искру.

Тук-тук. Тук-тук.

Старик в это время перепрыгнул через ручей, поднялся выше по течению и подошёл к огромному дереву исполину. Огляделся по сторонам, убедился, что кроме меня, усердно занятого высеканием огня, в лесу никого нет, ловкими движениями руки поддел кору, и та отошла от ствола. Святогор аккуратно поставил кусок коры рядом с деревом, облокотив его о ствол. Так же легко вытащил слой дерева, потянув за спрятанную ручку. Он был не толстым, но прочным и напоминал собой пластмассовую пробку от бутылки, только овальной формы, около метра высотой. За большой пробкой скрывался овальный проход внутрь дерева. Дупло было огромным и сухим.

Артанец скользнул в темноту. Я по прежнему настойчиво высекал огонь из камня, очень мне хотелось его распалить к приходу старика, но тот никак не хотел загораться!

Тук-тук. Тук-тук.

«Стоп! А что если… – мелькнула у меня мысль в голове, – использовать мох!» Огляделся, и вижу, неподалеку стоит сухая берёза, вся покрытая бородами мха.

– Ага, вот и то, что надо! – Воскликнул я.

Нарвал охапку бородача, самого сухого, и вернувшись, аккуратно уложил его под низ листьев и травы. И снова принялся высекать искры, ударяя камни, друг о друга.

Тук– тук. Тук– тук. Тук-тук.

– О, боже! Помоги мне зажечь этот костёр! – взмолился я.

Тук-тук. Тук-тук.

И с удвоенной силой начал двигать руками, даже сразу не заметил, как на мох упала искра, и он вспыхнул красным огоньком.

Тук-тук-тук-тук-тук.

– О, господи спасибо тебе! Однако непростое это занятие! – воскликнул я, вытирая рукавом пот со лба.

Этим временем мой новый друг вынес из своей кладовой сушеный свиной окорок и зелёный свёрток. Переложил свёрток под мышку правой руки, свободной тщательно запечатал свой тайник, направился ко мне.

– Ты быстро справился с костром! – выказал свою радость подошедший Святогор.

– Да нет уж, повозиться пришлось. В нашем мире есть спички, чиркнул раз и всё готово!

– Что есть?

– Спички, это тонкие деревянные палочки, – я подобрал с земли подходящую ветку, отломил кусочек, который, на мой взгляд, был больше всего похож на спичку и показал собеседнику, – а вот здесь на кончике сера. Специальный воспламеняющийся слой. Они лежат в небольшой коробочке, у которой с двух сторон имеется специальное покрытие, твёрдое и шершавое, предназначенное для трения о них спички. Спичку берут в правую руку, а в левую коробок и вот так чиркают, коричневой головкой о боковую грань коробка – я показал, как это делается, – подносят к костру и поджигают его.

– Хм! Никогда не видел.

– Если я попаду сюда, к вам, ещё раз, то обязательно подарю тебе коробок!

– Спасибо! Но я боюсь, что не доживу.

Он развернул свёрток, там оказались хлебные лепёшки, от запаха свежего хлеба потекли слюнки.

– А что за листья, в которые завернут хлеб? – поинтересовался я.

– Это редкая трава. У нас он называется обложник лесной. Он очень хорошо сохраняет продукты, если их завернуть в него. Попробуй хлеб!

Отщипнув кусочек от своей лепёшки, отправил его в рот. Вкус и свежесть хлеба меня просто поразили.

– Он словно только что выпечен! Разве только что холодный, – изумился я.

– А ему пять дней.

– Ни за что бы, ни поверил!

– Эта трава не позволяет ему портиться и защищает от лишней влаги. Забирает её на себя и этим живёт, а днём наоборот.

– Удивительно!

Трапеза шла медленно и чинно. Мы поглощали лепёшки с мясом и запивали их ключевой водой. Такого раньше я никогда не пробовал.

– Скажи мне, Святогор, – спросил я, подбрасывая дрова в огонь, – для чего мы разожгли костёр, если ничего не жарим?

– Надо приготовить отвар, которым мы должны натереться. Но сначала надо будет хорошо помыться.

– Зачем?

– Завтра мы будем идти по территории племени Маро. Они отличные охотники с хорошим зрением и отличным нюхом. Запах пота учуют издалека, они хуже волка. Поэтому надо обезопасить себя.

– А здесь эти Маро могут напасть?

– Маро как дикие звери, охотятся только на своей территории, причём особо не перебирают, кого есть. Будь-то человек или взрослый кабан. Они рассуждают, что в желудках одно мясо от другого уже ничем не отличается.

«Ну вот, завтра увижу живых людоедов. Интересно, что будет дальше?» – подумал я, засовывая в рот последний кусок лепёшки и кусочек свинины.

Пожилой артанец молча встал, тщательно собрал все остатки еды, и даже крошки. Я предложил ему свою помощь в приготовлении отвара, но старик отказался, объяснив, что чужеземцы не в состоянии хорошо проделать эту работу. Он пошарил в кармане своих широких штанов и выудил оттуда причудливый камень и протянул мне.

– Это мыльный камень, – озвучил старик свои действия, видя мой абсолютно недоумённый взгляд, – иди, помой одежду, и сам хорошо помойся.

– Камнем? – моему удивлению не было предела.

– …? – теперь настала очередь Святогора застыть в недоумении, – мы его только для этих целей и используем! А ты что, никогда такого не видел?

– Видел, но ни такое! Ладно, камнем так камнем.

Я пошёл к ручью, снимая на ходу свои одежды. Камень этот оказался вроде нашего мыла. Только очень твердого, как камень, медленно растворяющегося в воде, образуя мелкую и плотную пену. Что интересно, он очень легко и быстро выполаскивается! «При случае надо будет себе кусочек взять, вдруг пригодится!» подумал я.

Одежду развесили вокруг костра, оставшись лишь в нижнем белье. Святогор принёс большой пучок петрушки, подобрал с земли около поваленного дерева высохший кусок коры. Он был изогнут не как обычно, по ширине ствола, а вдоль, по ходу роста дерева. Получилось естественное корытце. Старик тщательно переминал листики травы, используя для этого два камня: один круглый, второй плоский, с природной выемкой в его середине, словно сама природа, использовала его в качестве ступы. Готовую продукцию складывал в чашку из коры дуба. Затем залил небольшим количеством воды, набранной тут же из ручья, но только почему-то с левого берега, а не с правого, где сидели мы.

– Всем этим надо натереться до восхода солнца.

– Надо – натрёмся. А теперь спать?

– Да, но дежурить придётся по очереди.

– Кто первый? Давай я.

– Хорошо, – артанец спорить не стал, – как луна пройдёт, половину своего небесного пути, разбуди меня.

– Сделаем.

С этими словами старик лёг в траву, свернулся калачиком и сразу уснул. Я остался на страже наших жизней.

Ночь была спокойной и тихой. Тишину изредка нарушали крики ночных охотников. Темнота в лесу была густой и непроницаемой. Сквозь густые кроны деревьев не пробивался ни один лучик света, лишь пламя костра освещало часть леса. Я решил, что его, должно быть, можно увидеть издалека, а потому стал меньше подбрасывать дровишек в огонь.

За спиной послышались шаги, я обернулся и взялся за меч. Шаги затихли. Глазами стал изучать окружающие меня деревья. Ничего. Всё, казалось, было спокойно, и я снова повернулся к огню. Листья снова зашуршали и отчетливо послышались шаги. Я резко обернулся – снова никого. Я встал и пошёл на шум шагов. Сердце в груди бешено колотилось. В неизвестном месте, в глухом лесу, никто не знает, что может выскочить из-за дерева.

Отойдя от костра метров на пять-семь, я натолкнулся на источник шагов. Это был монстр, который заслышав меня, свернулся в колючий шарик: простой маленький ежик, шагавший по своим делам, или бродивший в поисках пищи.

«Такой маленький, а шума столько создаёт!», – подумал я и вернулся на своё место.

Первое время спать не хотелось, но постепенно усталость стала брать своё, и веки отяжелели. Чтобы окончательно не свалиться, я встал и пошёл к ручью, где ополоснул своё лицо холодной водой и утолил внезапно подкатившую жажду.

– Кш-ш, фыш-ш! – раздалось за спиной.

Я обернулся и опять никого не увидел. Встал, прошёлся. Где-то неподалеку, в глуши лесной чаще, захлопала крыльями птица; перелетев на соседнее дерево, она уселась на толстой ветке.

– Кш-ш, фыш-ш! – снова раздалось в лесу, но уже с другой стороны и ближе. Это мне не понравилось. Такого крика я нигде не слышал.

– Кш-ш, фыш-ш!

Вот опять зазвучало вдалеке, словно кто-то отвечал на свой позывной. Испытывать судьбу я не стал, и решил разбудить своего похрапывавшего проводника.

– Святогор. Мне нужна твоя помощь или совет, – прошептал я ему на ухо, тряся за плечо.

– Что случилось? – так же шепотом спросил он, как будто и не спал вовсе.

– Здесь кто-то кричит, не могу понять то ли зверь какой, то ли птица какая. Ты бы послушал!

Артанец встал, огляделся, прищурив глаза, присел возле костра и протянул к нему руки. Я сел на корточки и принялся подкладывать в огонь дрова.

Ждать пришлось недолго. Птица снова захлопала крыльями, и, усевшись на новое дерево, прокричала:

– Кш-ш, фыш-ш!

Старик вздрогнул, глаза забегали по сторонам, но остался невозмутимым и, не сделав ни одного движения.

– Мне это не нравится.

– Почему? – спросил я.

– Это землемойка, птичка такая.

– И что тут плохого?

– Да, то, что она в наших лесах не живет. Землемойка селится в степных местах, чуть южнее за нашим лесом. Там мало деревьев, и земля сухая, песчаная. Её любимое дело – валяться в пыли или песке под жаркими лучами всевидящего Хороса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11