Валерий Ильичев.

Навстречу Вечности (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Ильичев В.А., 2017

© Литео, 2017

Навстречу Вечности

Глава 1. Подозрение в убийстве

Обычно Семён Иноземцев водил свои «Жигули» осторожно, словно все детали его автомашины были собраны из хрупкого хрусталя. Он знал, что при малейшей аварии старое транспортное средство развалится, и его не заставишь вновь двинуться с места. Но в этот раз он вёл машину нервными рывками, словно бездушная техника была виновата в крушении его семейной жизни. Вспоминая последний скандал с женой, он еле сдерживал себя от ярости:

«Додумалась возложить на меня вину за свою измену. Я в её глазах несостоявшийся художник, „мазню“ которого не покупают. А существовать на жалкие вознаграждения за редкие рекламные заказы она не желает. Всё и уперлось в элементарное бабло. С каким наслаждением я бы оттаскал её за волосы для вразумления! И кто только выдумал, что женщин бить нельзя? Таких бессовестных стерв вполне даже можно!»

Обидные воспоминания отвлекли внимание Иноземцева, и он едва успел избежать столкновения с внезапно подрезавшей его иномаркой. В гневе догнал нарушителя перед светофором, намереваясь высказать своё негодование. Но владелец «БМВ», заметив его маневр, лишь высунул из окна огромный кулак с поднятым вверх средним пальцем. И Иноземцев, благоразумно проглотив обиду, лишь бессильно выругался вслед наглому водителю с повадками крутого бандита.

Подрулив к тротуару, он достал бутылку с водой и жадно сделал глоток. Немного успокоившись, нашёл оправдание недавней ситуации:

«А вдруг этот человек спешит к больному родственнику? Тогда ему не до соблюдения правил. И нечего поднимать бурю из-за ничтожного повода. У меня полоса сплошного невезения после разрыва отношений с Люськой».

В памяти вновь всплыло злое лицо жены, объявившей о своих отношениях с более достойным человеком. Его тогда взбесило требование оставить ей квартиру, в которой она сможет начать новую жизнь. Но он выполнил это требование и теперь вынужден был арендовать жильё, расплачиваться за которое вечно не хватало денег. И Иноземцев постоянно в свободное время занимался извозом. Вот и сегодня он колесил по городу в поисках случайных пассажиров.

От невесёлых раздумий Иноземцева отвлёк настойчивый стук в боковое стекло:

– Эй, шеф, свободен или просто загораешь, ожидая кого?

– Куда ехать?

– Тут недалеко. За полчаса довезёшь нас с приятелем до места за пятьсот рублей. Мы покажем. Давай, Стас, садись. Видишь, земляк согласен.

Иноземцеву не понравился командный тон пассажира, говорящего с явным превосходством. Но возражать было поздно. По-хозяйски открыв дверцу, рядом с ним сел поджарый мужчина лет тридцати со спортивной сумкой через плечо, а на заднее сиденье грузно плюхнулся высокий амбал, поставив себе на колени туристский рюкзак. Острая нужда в деньгах и угрюмый вид севшего сзади силача заставил Иноземцева повиноваться. А разговорчивый худощавый мужик повернулся к нему с нарочито приветливой улыбкой:

– Тебя как зовут? Семёном.

Хорошее имя. А я Лёша. Для друзей просто Леший. Сзади наш покой караулит Стас. Он вообще-то безвредный, если ему не возражать.

– Я понял. Назовите конечный адрес.

– Сначала поедем вперёд по Садовому кольцу, а потом Стас подскажет, где с него свернуть. Он в отличие от меня столицу хорошо знает.

– Мне не нравится, ехать туда, не знаю куда.

– Слушай, не усложняй ситуацию. Ты везёшь, мы платим. Мало «пятихатки», мы ещё добавим за отличную службу. Давай, трогай. Только не гони. У нас в запасе есть время. Да, и внимание ментов лихой ездой не привлекай напрасно.

Чутко уловив в голосе пассажира нотки злобного раздражения, Иноземцев поспешил тронуть машину с места:

«Похоже, я попал в очередную неприятность. Этот худощавый мужик и впрямь лесного духа напоминает. И его боязнь засветиться перед полицией тревожит. Поставлю свечку в церкви, если эта поездка закончится благополучно».

В этот момент сзади последовало указание:

– Вот тут сверни направо и сбавь ход. Нам раньше времени появляться на месте незачем.

Иноземцев послушно заехал в узкий переулок и почувствовал, как неприятный холодок пробежал по спине, поняв, что поездка добром не закончится.

Петляя по указанию Стаса мимо старых московских особняков, Иноземцев понял:

«Едем в центр города, но каким-то странным кружным путём. Пассажиры явно тянут время».

Внезапно Стас приказал:

– Притормози на том углу возле закрытого ларька и выключи мотор. Здесь и будем ждать нашего клиента.

– Мне некогда прохлаждаться. Надо на жизнь зарабатывать.

– Ты, похоже, не врубился в ситуацию, земляк. Мы теперь в одной упряжке. И твоя жизнь зависит от нашей удачи. Так что молись, чтобы нам всем отсюда убраться в целости и сохранности. Объясни ему, Леший.

Иноземцев не успел возразить, как сидящий рядом пассажир сноровисто вытащил пистолет и больно ткнул им в его рёбра:

– Шутки закончились. Давай, выходи и, медленно обогнув капот машины, пересядь на моё место. И не вздумай показать свою скорость в беге на стометровку. Я из этого пристреленного ствола менее двадцати восьми очков из трёх патронов не выбиваю. Сниму тебя с дистанции на раз плюнуть. Хочешь проверить?

Иноземцев медленно выбрался из машины и, тяжело переставляя отяжелевшие от страха ноги, послушно пересел на переднее пассажирское сиденье. Заняв его место за рулём, Леший насмешливо похлопал Семёна по плечу:

– Вот и молодец! Наверное, жена довольна таким покорным муженьком. Не удивлюсь, что и посуду ты по внеочередному наряду сам на кухне отмываешь. Ладно, не обижайся. Это, я так для поддержания культурной дружеской беседы спросил. Не моё кошачье дело до твоей собачьей жизни. Ты не бойся. Нам тут встреча предстоит с одним зловредным должником. Мы с ним только потолкуем. А потом езжай, куда хочешь. Есть вопросы?

– Если всё так просто, то зачем меня от управления машиной отстранили?

– У нашего должника охрана серьёзная. Может воспрепятствовать личному контакту. Возможно, даже придётся идти в отрыв. Так у меня опыта ухода от погони больше, чем у тебя будет. Если всё пройдёт гладко, получишь пять тысяч вместо обещанных пятисот за недолгое ожидание. Надеюсь, ты всё понял? Ну, что там у тебя, Стас?

– До выхода объекта минут десять осталось. Как только он появится, то сразу газуй к тому плакату и тормозни на минуту. И вопрос будет решён.

Заметив в зеркале, как Стас деловито достаёт из рюкзака автомат, Иноземцев догадался, что мирной беседы не планируется и похолодел:

«Они собираются грохнуть какую-то важную персону, и полиция меня заметёт вместе с ними. Если, конечно, в живых останусь. Всё, я пропал».

И Леший, чутко уловив его настроение, ободряюще подмигнул:

– Не хорони себя, братан, раньше времени. Прорвёмся, и тебя в живых оставим. Ещё погуляешь в своё удовольствие. А это тебе аванс, чтобы легче стресс перенести.

И бандит, достав пятитысячную банкноту, небрежно засунул её в нагрудный карман пиджака Иноземцева. Того передёрнуло от обиды:

«Он мне деньги всучил, словно клиент расплатился с уличной путаной за оказанные сексуальные услуги. Съездить бы кулаком по его наглой морде. Но под дулом пистолета придётся стерпеть. Этот Леший предусмотрительно держит ствол в левой руке, и мне до оружия не дотянуться. Да и Стас с автоматом затаился за моей спиной. Нет выхода!»

В этот момент Иноземцев ощутил жалость к своей рано загубленной жизни и злобную ненависть к явно издевающемуся над ним бандиту. Внезапно Стас хрипло произнёс:

– Внимание, появился объект с точностью до минуты. С ним только двое охранников. Гони, Леший, а то опоздаем!

Машина рванулась с места, и Иноземцева резко качнуло вперёд. Он едва избежал удара лицом о лобовое стекло. И тут же с заднего сиденья раздались автоматные очереди. Иноземцев успел заметить, как падают простреленные тела лысоватого человека с кейсом в руке и стоящего рядом с ним телохранителя. И тут же «Жигули», набрав скорость, поспешили удалиться от места убийства. Уцелевший при расстреле второй охранник выскочил на проезжую часть улицы и успел дважды выстрелить вслед киллерам. Но «Жигули», проделав крутой вираж, скрылись за поворотом.

Уйдя из-под обстрела, Леший возбуждённо радостно заговорил:

– А ты, Стас, не врал про своё мастерство: пули легли кучно в цель. Объекту грудь разворотило. Задание выполнено. Осталось только получить бабло. Ну, что молчишь?

Леший повернул зеркало в сторону приятеля и с досадою присвистнул:

– Не повезло! Телохранитель стрелял навскидку, почти не целясь, а угодил точно в Стаса. У нас с тобою, Сеня, осложнение оперативно – тактической обстановки. Ну, что скажешь?

– Он ещё дышит. Вон кровь из раны рывками выплёскивается при выдохе. Его надо срочно везти в больницу.

– А может быть, сразу направимся в полицию писать явку с повинной? Нет, земляк, этот вариант не подойдёт. Жаль, конечно, мужика. Но он хорошо знал, на какой риск подписался. А потому о нём надо молитвы читать, а не о лечении беспокоиться.

– Но так нельзя с ним поступить! Вы его фактически убиваете своим промедлением!

– Надо же какой жалостливый попался. Лучше о своей судьбе подумай. Стас совершил ошибку, оставив в живых второго охранника. А тот, наверняка, номер наших «Жигулей» запомнил и сообщил полиции. Похоже, нас уже засекли. Видишь, сзади машина ДПС пристроилась, и все наши маневры повторяет. Боятся сейчас нас задерживать, ждут подкрепления. Идём в отрыв, держись, Сеня.

«Жигули» жалобно заскрипели от натужной нагрузки и неожиданно для преследователей рванулись вперёд, ловко маневрируя в потоке машин. Патрульная машина замешкалась и заметно отстала. И Леший рискованно подрезав грузовую фуру, свернул в ближайший переулок, и, петляя проходными дворами, вылетел на соседнюю улицу. Затем, решив, что они оторвались от преследователей, снизил скорость и обратился к Иноземцеву:

– Слушай, Семён, по уму мне надо тебя сейчас кончить. Но я воздержусь. И не из человеколюбия. Номер наших «Жигулей» на заметке у полиции, и шансов скрыться у нас мало. Ты мой единственный свидетель, что банкира завалил Стас, а я лишь водила. И если нас схватят, скажешь, что я подчинялся злой воле напарника. За это сочувствующие мне люди подкинут тебе деньжат на новую тачку.

– А если строгие следователи из меня всю правду выжмут?

– О таком даже не помышляй! Мои друзья тебя на ремешки порежут. Да и я тебя за собой в зону потяну и дам показания, что ты в убийстве банкира сознательно участвовал за вознаграждение. Ну, а теперь давай подсказывай, как нам кратчайшим путём за город выбраться. Там мы с тобой разбежимся в разные стороны.

Насмешливая улыбка слегка скривила губы бандита. И Иноземцев окончательно понял, что его судьба предрешена:

«Если уйдём от погони, он прикончит меня без раздумий. Выход один: устроить аварию здесь в центре города. Это шанс остаться живым, хотя и покалеченным».

И Иноземцев начал выполнять свой план. Он пояснил:

– Как ни петляй по переулкам, а до загородного шоссе километров пять придётся проехать по основной трассе. Сейчас час пик. Авось, в потоке машин затеряемся и проскочим.

Леший посмотрел с подозрением. Но у него не было выхода, и он подчинился указаниям приговорённого им пассажира. Когда он послушно выехал на широкую дорогу и влился в сплошной поток машин, Иноземцев решил:

«Здесь и сейчас!»

Ещё раз, проверив ремень безопасности, он впился взглядом во встречный поток машин. Наконец, Иноземцев заметил, как иномарка с тремя пассажирами снижает скорость перед светофором и решил:

«Пора! Место оживлённое. На глазах многочисленных пешеходов он не станет меня приканчивать. Если мы конечно, уцелеем».

И внезапно перехватив руль, Иноземцев резко повернул его влево, направив навстречу тормозящему «Джипу». Не ожидавший такой прыти от пассажира Леший, не успел среагировать. И услышав грохот столкновения, Иноземцев почувствовал, как его резко тряхнуло и ударило головой о стенку салона. В тот же момент сознание покинуло его.

Он не видел, как Леший, прижав локоть к повреждённым рёбрам, поспешно покинул «Жигули». Прихрамывая, он перебрался на противоположную сторону улицы, проголосовал и сел в попутную машину. Очевидцы ДТП, занятые оказанием помощи пассажирам в повреждённой иномарке, не обратили внимания на его бегство. Кто-то догадался вызвать «Скорую помощь» и полицию.

Когда Иноземцев пришёл в себя, он ощутил тошноту и головокружение и не сразу обратил внимание на стоящего перед ним плотного человека с небольшими щегольскими усиками. Тот радостно произнёс:

– Очнулся, браток! А мы за тобой по всему городу уже более часа гоняемся. Расскажешь нам, за сколько и кем был нанят для убийства. У тебя кроме шишки на голове других видимых повреждений нет. Так что поедешь с нами.

В этот момент в разговор вмешался пожилой врач:

– Нет, молодой человек, тут я вам не уступлю. Профессиональный долг требует отвезти пациента в больницу на обследование. Видимых переломов нет, но, возможно, внутреннее кровотечение. К тому же видны явные признаки сотрясения мозга. Я его отвезу в клинику, а вы уж по своему ведомству установите там охрану. А потом, если лечащий врач позволит, то допросите.

– Ладно, доктор, мы поедем следом за вами, и обеспечим ему наблюдение в отдельной палате.

– Ну, и хорошо. А сейчас мы ему сделаем успокоительный укол для транспортировки.

Человек в белом халате наклонился, и, задрав рукав рубашки Иноземцева, ввёл ему лекарство. С ужасом осознав, что его подозревают в убийстве, он хотел заявить о своей невиновности. Но реальность начала растворяться в струйках тумана, пока фигура стоящего перед ним сотрудника полиции окончательно не исчезла.


Сознание возвращалась к Иноземцеву замедленно причудливыми рывками. Отвлекала боль с правой стороны головы. Прошло несколько минут, и в его в памяти начали восстанавливаться события кровавого происшествия. В ушах зазвучал грохот автоматной очереди, больно отдаваясь в потрясённом мозгу. И с новой остротой вспыхнула тревога за собственную судьбу:

«Киллер сумел скрыться, и меня хотят сделать козлом отпущения, обвинив в убийстве. Следователи постараются повернуть дело против меня. Притворюсь, что от удара по голове потерял память и откажусь давать показания».

Принятое решение показалось разумным и немного успокоило Иноземцева. Но расслабиться ему не дали. До него донёсся звонкий женский голос:

– Пациент пришёл в сознание. Можете с ним поговорить, но, по возможности, недолго.

– Хорошо, доктор, мы понимаем ваши заботы, и будем действовать по принципу: не навреди. Тем более, что господин Иноземцев нам самим нужен живым и здоровым.

Иноземцев с трудом приподнял голову от подушки и увидел двух человек в гражданской одежде. Один из них, который был на месте дорожной аварии, начал разговор с нарочитой весёлостью:

– Разрешите представиться. Я оперуполномоченный уголовного розыска по особо важным делам Попов Евгений Михайлович. В просторечии таких называют «важняками», поскольку мы ведём розыск исключительно по сложным резонансным преступлениям. А это мой коллега из другого грозного ведомства Горюнов Николай Николаевич. Он человек серьёзный и зря слов на ветер не бросает. И если начнёт вести допрос, то никому мало не покажется. Поэтому советую сразу, как на исповеди чистосердечно всё рассказать мне, как более доброму.

– Но я ничего не помню после удара головой. Уж лучше вы расскажите, как я сюда попал.

– Ну, ты, Семён, и шутник! Зачем на себя напрасно вину возводишь? Был у меня в практике случай лет пятнадцать назад. Мужика в разбое подозревали. Потерпевшая женщина утверждала, что он похож по фигуре и голосу. А он ничего не помнил после обильной выпивки. Тем и облегчил нашу задачу: раз не можешь оправдаться, значит, виновен. Оформили дело, и суд ему припаял семь лет в колонии. А через полгода истинный виновник на новом разбое попался и сознался в том преступлении, за которое мужик без вины в зоне оказался. А всё потому, что на своё беспамятство ссылался. Так что не советую повторять его ошибку. А то мы на тебя все нераскрытые убийства по Москве повесим.

– Я в банкира не стрелял, а лишь случайно подвёз пассажиров к месту нападения.

– Это совсем иной разговор. Охотно верю. Киллер пули кучно положил. Тут навык нужен, а ты у нас в армии не служил. Так что начинай рассказывать.

– Но я деталей, действительно, не помню.

– Обрисуй для начала общую картину.

И Иноземцев, осознав, что ссылка на беспамятство ему не поможет, начал давать показания. По мере изложения им кровавой истории, лицо сыщика мрачнело всё больше. Он понял, что от Иноземцева не получит ключа к поиску сбежавшего преступника. Но решил продолжить давление:

– Трудно поверить, что тебя на место убийства киллеры доставили под угрозой оружия. Зачем им рисковать и использовать машину с незнакомым водителем? Проще угнать со стоянки любую тачку.

– Не знаю, тут я вам не помощник. Вы же профессионалы. Возможно, у них не было времени на кражу машины. Вот, они ко мне и подсели.

– А почему тогда в живых оставили?

– Так, Леший хотел, чтобы я в случае задержания подтвердил его невиновность в расстреле банкира. Ну, а когда я руль вывернул, ему после аварии не до меня было. А, возможно, счёл меня мёртвым.

– Сладко излагаешь, да верится с трудом. Много нестыковок. Получается, что твою невиновность может подтвердить лишь этот Леший. А потому помоги его найти. Вспомни важные детали, способные к нему привести.

– Так, может быть, вы личность убитого бирюка Стаса установите и определите круг его знакомых. Вот и вычислите личность Лешего. В кино такие вещи легко проделывают.

– Мыслишь правильно. Но при стрелке Стасе никаких документов не обнаружено. И пальчики его в нашей картотеке по учёту уголовников не значатся. Не знаем мы ничего о его личности.

– Киллеры, судя по их выправке, из военнослужащих будут. Леший говорил привычно командным тоном, словно с солдатами на плацу. И фразы произносил типично казарменные. Типа: «несёт караульную службу», «внеочередной наряд», «оперативно-тактическая обстановка». И потом он не из Москвы.

– А это откуда тебе прилетело?

– Он сам сказал, и к тому же плохо в городе ориентировался, не знал названия улиц.

– Татуировок никаких не заметил?

– На руках не было. А так он мужик крепкий жилистый, кисти рук большие к физическому труду приучены.

– Ну, ладно, пока отдыхай Семён Дмитриевич, и набирайся сил под нашей охраной. А то, не ровён час, вздумает киллер тебя ликвидировать, как опасного свидетеля. Тут в больнице тебе спокойнее будет.

Сыщики вышли в коридор, и Попов приказал двум сержантам, сидящим рядом с дверью в палату:

– Никого к нему не пускать, даже близких родственников. Могут найтись желающие его прикончить. В случае неприятностей распрощаетесь со службой в полиции.

– Дело ясное. Но только мы сменяемся через два часа. На этот срок отличную службу гарантируем. А дальше, как карта ляжет.

– Ладно, не умничай! Передай по смене о реальной опасности покушения. Пусть не расслабляются.

Выйдя из больницы, Попов с сел в иномарку своего спутника. До этого молчащий Горюнов решил подвести предварительные итоги:

– Судя по всему, Иноземцев не врёт. Он лишь по случайности подвёз киллеров на место расстрела. Будем его исключать из-под подозрения?

– Пока повременим. Возможно, он нас просто дурит. Да, и медики должны его подержать дня три для контроля.

– Как думаешь, этот Леший назвал Иноземцеву своё подлинное прозвище?

– Если он намеревался после покушения ликвидировать водителя, то вполне возможно. Вот только обстоятельства не позволили.

– Ладно, пока этот Иноземцев находится в больнице под охраной нам меньше забот об его охране.

– Это верно. К тому же начальству докладывать особо не о чем. И у меня будет возможность прикрываться информацией о проверке Иноземцева, пока не появятся другие подозреваемые фигуранты.

– Я рад, что мы мыслим одинаково. Просмотр видеокамер в месте, где киллеры сели в машину Иноземцева, показал, что они не приехали туда городским транспортом, а пришли пешком. А это означает, что лежка у них была где-то рядом в районе Самотёки. Поскольку есть основания полагать, что наши стрелки иногородние, то, скорее всего, они снимали квартиру в этом районе. Установи через участковых инспекторов адрес, где они жили.

– Хорошо, я понял. Это мы сделаем. Но хотелось бы узнать, какой в этом деле интерес у вашего серьёзного ведомства. ФСБ к обычным уголовным делам не подключается.

– Я не обязан отвечать, но поскольку в этом деле мы с тобой в одной связке, то объясню в общих чертах. По нашим сведениям застреленный банкир Фомин не был основной целью. Он лишь держатель денег одного из влиятельных кланов из властных структур. Там наверху столкнулись экономические интересы разных группировок. А это грозит потрясением государственных устоев. Мы не можем допустить расширения конфликта в условиях внешних санкций и нестабильности.

– Ну, а какая наша основная задача?

– Прежде всего, установить, кто непосредственно стоит за устранением банкира. А затем погасить пожар войны между кланами, пока не заполыхало масштабно.

– Если вы знаете, в чьих интересах ликвидировали Фомина, то почему не вмешаться в конфликт и постараться примирить противников прямо сейчас?

– Этим уже занимаются без нас люди влиятельные и вхожие во власть. Но им нужны конкретные факты, чтобы предъявить претензии и склонить противников к соглашению. Иначе ведение переговоров без доказательств на данном этапе это пустые хлопоты. Мы должны установить истину и, не поднимая шума без огласки, доложить, кому следует. А уж они сумеют умно распорядиться собранными нами уликами во всеобщее благо. Мы с тобою должны лишь вовремя услышать и исполнить команду: «Стоп!»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное