Валерий Ильичев.

Грязное дело



скачать книгу бесплатно

Грязное дело

Глава I

Охота на даму в лиловом костюме


Лучи солнца щедро освещали фасады домов, создавая видимость вечного праздника на старой московской улице. Посредине Арбата неторопливо вышагивал молодой человек в джинсовом костюме с болтающимся на шее дорогим «Кодаком». Среди коллег фотографов Силин считался мастером, и его не интересовала безвкусная лепнина особняков, напоминающая нарумяненные лица кокетливых старух. Он предпочитал охоту за яркими людскими эмоциями. Силин часто говорил:

– Я не люблю создавать фотопортреты. Позируя перед объективом, мужчины и женщины лгут, пытаясь скрыть свои недостатки. А в случайно выхваченном из жизни эпизоде можно узреть и страх, и подлинное горе, и восторг от мимолетного счастья. Искренняя естественность – лозунг моего искусства.

В этот день с утра ему не везло с поиском необычного кадра. И он развлекал себя, выхватывая взглядом из толпы соблазнительные фигуры проходящих мимо женщин. Фантазируя, фотограф представлял каждую из них полностью обнаженной и трепетно дрожащую в его страстных объятиях. Его самого удивляло это постоянное физическое влечение к обладанию как можно большим количеством женщин:

«Я веду себя довольно странно для влюбленного в свою Татьяну мужа. Даже после жаркого любовного свидания близость с женой доставляет мне удовольствие. Хотя, возможно, и другие с подобным темпераментом мужчины, поступают точно также».

Сегодня Силин получал от своей привычной игры особое удовольствие: невыносимая жара заставила девушек максимально оголиться, едва прикрыв прозрачными платьями свои тела. И воображению фотомастера было, где разгуляться.

Внезапно его взгляд привлекла женщина в лиловом костюме с завязанной вокруг шеи красной косынкой, тщательно скрывающей морщинистые складки на шее. Силин дал свою профессиональную оценку:

«Дамочке уже явно под пятьдесят. Но фигура стройная и кожа на лице гладкая. Наверное, сделала подтяжку и одевается по моде. Она торопится и взгляд у нее тревожно обеспокоенный. Слежка за этой дамой сулит неплохие кадры».

К быстро семенящей на высоких каблуках женщине с униженными причитаниями приблизилась девчонка с опухшим от пьянства лицом и протянула грязную согнутую ковшиком ладошку. Но женщина раздраженно отмахнулась от нищенки:

– На тебе пахать надо, а ты на бесплатную выпивку деньги клянчишь. Иди лучше работать! Не до тебя мне сейчас.

Женщина брезгливо уклонилась от руки жаждущей похмелья нищенки, и Силин успел незаметно сделать нужный снимок:

«Назову этот кадр «Сытый голодного не понимает». В нашем социально озлобленном обществе он должен привлечь к себе внимание. Но каков темперамент у этой молодящейся фифочки! Пожалуй, за ней стоит походить подольше».

Силин развернулся и, стараясь держаться незаметно, последовал за свернувшей в Спасопесковский переулок женщиной. Она уверенно направилась в сторону старой церкви вдоль ряда припаркованных у тротуара автомашин.

Увидев в метрах пятнадцати идущего ей навстречу пожилого мужчину, приветственно взмахнула рукой. Силин успел щелкнуть затвором фотоаппарата, зафиксировав сближение дамы с ее знакомым. В голове сразу мелькнула подпись к кадру: «Поздняя любовь». Хотя низкого роста плешивый мужичок с утиным носом явно не подходил на роль романтичного Ромео.

Внезапно с лица женщины исчезла улыбка и поднятая в приветствии рука резко опустилась: из припаркованного неподалеку «Мерседеса» выскочили двое крепких мужчин и преградили пожилому Ромео дорогу. Крепко схватив его за руки, они силой заставили знакомого дамы сесть в иномарку. Подчиняясь инстинкту вольного охотника, Силин вновь щелкнул затвором фотоаппарата.

В этот момент справа от дамочки отворилась тяжелая дверь церкви, пропуская очередную группу прихожан, и женщина поспешно юркнула в прохладную полутьму почти пустого храма. Не задумываясь, Силин вошел следом. Служба уже закончилась, и возле церковной лавки никого не было. Женщина в лиловом костюме купила три свечки и поспешно прошла в молельный зал.

Стараясь не привлекать ее внимания, Силин тоже купил свечку и прошел к иконе Николая Угодника Чудотворца. Это был единственный христианский образ, который Силин знал: точно такой же висел в комнате у его бабушки. Подойдя к иконе, он неумело вставил в металлическое гнездо свечу и, щелкнув зажигалкой, воспламенил фитиль. Трепетно задрожавшее от сквозняка пламя грозило в любой момент погаснуть. Этот нервно подрагивающий огонек, усилил тревогу фотохудожника:

«И дернула меня нелегкая пойти за этой дамочкой. Я, похоже, зафиксировал, похищение мужика, спешащего на свидание. А может быть это криминальное событие лишь плод моего воображения, и я зря себя накручиваю».

Силин с надеждой посмотрел на лик святого, словно школьник, ждущий спасительной подсказки. Но во взгляде Чудотворца не было сочувствия. Он, как показалось фотографу, выражал досаду и осуждение. Силин уже хотел отойти в сторону, когда почувствовал, как женщина, укрывшаяся в храме, тесно прижалась к нему телом, протискиваясь к иконе Николая Угодника. Силин поспешно отошел в сторону:

«Уж не вздумала ли эта дамочка найти в моем лице замену схваченному на улице мужчине? Мне это совсем ни к чему».

В этот момент в церковь зашел один из похитителей: невысокий брюнет с небольшой родинкой на щеке. Заметив его, женщина торопливо положила незажженную свечу возле иконы и направилась к выходу. Вслед направился ее преследователь. Выждав с минуту, Силин вышел на улицу, и, перейдя на другую сторону улицы, укрылся за стоящим у антикварного салона «Джипом».

Отсюда хорошо было видно, как человек с родинкой горячо уговаривает женщину сесть в машину на заднее сиденье рядом с мужчиной, шедшим к ней на свидание. Дамочка спорила и не соглашалась. Но в этот момент на помощь товарищу вышел высокий атлет, и женщина, беспомощно посмотрев по сторонам, с обреченной покорностью села в «Мерседес». Силин зафиксировал и этот момент. И тут же машина резко тронулась с места и, миновав, небольшой скверик, свернула напротив представительства США в сторону «Каменной слободы».

Как только «Мерседес» скрылся из виду, Силин достал из кармана мобильный телефон, намереваясь сделать сообщение в полицию. Но остановился в нерешительности:

«А о чем я реально могу заявить? Мужик и тетка сели в чужую автомашину и уехали. Этому предшествовал спор и явные угрозы. А если это обычная семейная ссора?»

И уговорив себя не вмешиваться в чужие любовные распри, Силин направился в сторону ближайшего кафе. Стоящая за стойкой бара перекрашенная в блондинку девица, узнав постоянного посетителя, расплылась в приветливой улыбке:

– Давненько не были у нас, Виталий Михайлович!

– Занят я, Нинок, по горло. Нацеди мою обычную норму коньяка.

– Сейчас все сделаю в наилучшем виде. А я сама вас искать собиралась: моя подруга замуж выходит. Ей хочется свадьбу устроить на высоком уровне, а с «бабками» как обычно напряг. Может быть, вы согласитесь на приемлемых условиях сфотографировать счастливые моменты молодых?

Силин иногда подрабатывал на увеселительных мероприятиях, компенсируя нехватку заработка свободного фотохудожника. И хотя ему не понравилось обещание низкого вознаграждения, он достал из портмоне визитку и передал девице:

– Пусть позвонит, попробуем договориться. Ну а с тобой как у нас отношения завяжутся? Я имею в виду не любовь-морковь, а предлагаю тебе позировать для моей портретной галереи под названием «Ах, Арбат, мой Арбат! Ты моя религия!». Соглашайся, Нинок: через лет двадцать люди будут любоваться тобой по-прежнему молодой и красивой, на ярком фоне емкостей с заморскими напитками.

– Нет, Виталий Михайлович, ради вашего снимка я не хочу лишаться работы. Если хозяин узнает о фотосъемке, то я вылечу отсюда, и меня никуда не возьмут даже полы мыть. Нашему боссу лишняя огласка ни к чему.

Девушка поставила на стойку перед Силиным стопку со спиртным и рядом положила конфету в пестром фантике:

– А это за счет заведения.

В поисках свободного места, Силин осмотрелся вокруг. Было обеденное время, и кафе заполнил «офисный планктон», оживленно обсуждающий свои повседневные заботы. Лишь в углу одиноко восседал могучий старик с большой седой бородой, одетый не по-летнему в серый свитер. Силин сразу профессионально подумал:

«Этого благообразного старца можно принять и за приверженца толстовства из XIX века и за попа-расстригу, выгнанного из РПЦ за грешки и вольнодумство. Так и приходит на ум название фотоснимка: «Пророк Моисей. Наши дни».

Заметив затруднения фотографа, старец добродушно пригласил:

– Присаживайтесь, будьте как дома, но не забывайте, что вы в гостях.

Силин с благодарностью занял свободное место и сделал маленький глоток, наслаждаясь вкусом крепкого напитка. Старик благодушно усмехнулся:

– У вас полоса невезения в жизни. Иначе, зачем в жару глотать спиртное?

– Вы очередной маг с экстрасенсорными способностями?

– Не надо язвить. Я давно живу и умею без слов понимать язык человеческих душ.

– Вы служитель церкви?

– Чтобы довести до людей слово Божие не обязательно иметь церковный сан. Есть только одна великая истина: никогда не поздно раскаяться и начать жить заново.

– И этим банальностью вы хотите меня удивить? Да и зачем мне вновь начинать жизнь, если я люблю свою профессию и ничего не хочу менять в своей судьбе.

– Эх, молодой человек, речь идет совсем не о внешних переменах. Но мое дело лишь передать предупреждение, а дальше используйте свое право свободного выбора.

Силин почувствовал раздражение:

«Хотел отдохнуть и расслабиться, а вместо этого назойливый старец, напоминающий очередного городского сумасшедшего, лишь усилил мою тревогу».

Одним большим глотком допив коньяк, Силин поспешил к выходу, надеясь, что на этом его неприятности в этот день закончились. Он в нерешительности остановился посреди Арбата. Движущиеся навстречу друг другу потоки людей огибали его с двух сторон. Взгляд фотохудожника начал жадно всматриваться в проходящих мимо женщин:

«Раз коньяк не помог, для успокоения попробую нанести визит своей приятельнице Любке. Авось, отвлечет от дум скорбных».

Силин решительно направился в сторону метро. Через полчаса он вошел в дурно пахнущий застарелой мочой подъезд и, сноровисто перешагивая через ступени, поднялся на третий этаж. Постучал и терпеливо подождал, пока осторожная Любка рассмотрит его в «глазок». Наконец дверь распахнулась, и Силин вошел в переднюю. Хозяйка встретила его без обычной приветливости:

– Слушай, Виталий, я тебя уже не раз предупреждала: не приходи ко мне без предварительного звонка.

– Так, я вычислил, что ты в отгуле после дежурства и должна быть дома. Надеюсь, успела отдохнуть и набраться сил и энергии для свидания со мною?

– Я еще на дежурстве в гостинице успела прихватить полночи дремоты на диване. Так что не очень утомилась. Ладно, раз уж пришел, давай выкладывай свое стандартное угощение: бутылку вина и шоколадку.

– Все-то ты знаешь заранее, даже не интересно становится.

– А меня с тобою уже давно скука одолевает, но я терпеливо молчу.

– Ладно, хватит колкостями обмениваться. Я уже давно заметил, язычок у тебя острый и ранит больно. Я сегодня расстроен душевно. А потому давай поменяем привычный порядок. Пойдем сразу в постель, а потом уже перекусим.

Любка слегка замялась, но затем, пересилив себя, согласно кивнула:

– Как скажешь, так и поступим. Ты ведь у меня в доме себя хозяином воображаешь.

Ее нескрываемо издевательский тон не понравился гостю, но Любка уже скинула халат, надетый прямо на голое тело, и сразу возникшее желание заставило Силина забыть обиду, и он начал торопливо раздеваться.

После завершения физической близости Силин растянулся на спине и удовлетворенно затянулся сигаретой:

– Все-таки ты, Любка, молодчина. У меня с другими женщинами такого кайфа никогда не было.

– Может, мне диплом выдашь с печатью и оценкой по высшему разряду. Или медаль на шею повесишь, как породистой сучке?

– Похоже, все сегодня с цепи сорвались и сговорились нервы мне мотать.

– А ты разве мне душу не рвешь своим наплевательским отношением?

– Какие у тебя ко мне могут быть претензии? В чем я провинился?

– Вы, мужики, только свою плоть тешите. Я даже рада твоему неожиданному приходу ко мне без предупреждения. Считай сегодняшний твой визит прощальным.

– С какого перепуга возник бунт на корабле?

– А ты, самовлюбленный козел, еще не понял? Я два года своей жизни на тебя напрасно потратила. Мне тоже надо свою судьбу устраивать, замуж выходить и детей рожать. А для постели я и без тебя могла бы хорошего кобеля завести.

– У нас никогда разговора о свадьбе не шло, и я обязательств на себя не брал.

– Верно, говоришь: но ты хоть раз, подумал, каково в любовницах числиться? Это ты удобно устроился: безотказная Любка всегда к твоим услугам. А в выходные и праздники ты с женой проводишь, а я в одиночестве дома скучаю. Но теперь в моей жизни появился достойный мужчина, и я не хочу его терять.

– Вот оно что! Мне бы следовало догадаться, почему ты злишься последний месяц, когда я прихожу без предупреждения. Ты боялась, что я столкнусь с ним у тебя в доме.

– Наконец, до тебя дошло, хоть и с опозданием. Семен Петрович человек солидный, но в постели еще не плох и готов на мне жениться. А, главное, и родить ребеночка согласие даёт. В общем, с тобою у нас все кончено. Забирай свое дешевое подношение и убирайся навсегда из моего дома.

– Оставь его себе, угостишь своего старика.

– Думаешь, откажусь?! От паршивой овцы хоть шерсти клок достанется. И еще ты, хоть и жалуешься постоянно на невнимание со стороны своей жены и частые ссоры, а сам ее любишь. Я это по-женски чувствую. Иначе бы не относился так ревниво к ее частым командировкам. А она тебе, наверняка, рога наставляет в служебных поездках. Сам теперь в своей семейной жизни разбирайся.

Силин в ярости соскочил с постели и начал одеваться. Резким рывком сорвал со спинки стула джинсовую куртку, и из кармана выпала с глухим стуком на паркет флешка. И еще сохраняя наивную веру в чудо, Силин глупо спросил:

– А это откуда? Не твоя?

– Ты с дуба рухнул? Я понятия не имею, откуда ты эту штуку ко мне в дом принес!

Запоздалая догадка обожгла душу:

«Это незнакомка, прижавшись, подкинула мне в церкви флешку. Эта информация таит опасность. Иначе бы даму в лиловом костюме так нагло не похитили».

Силин поспешно засунул флешку в карман и направился к выходу. Опасная находка разом оттеснила в сторону мысли о состоявшемся разрыве с любовницей. Сбежав вниз по лестнице, вышел во двор и направился к мусорному контейнеру:

«Надо выбросить эту чертову штуковину и забыть о случившемся. А если на ней хранится важная информация, влияющая на судьбы мира? Похищение произошло недалеко от иностранного представительства. Или на всякий случай оставить?»

Силин в нерешительности стоял рядом с металлическим контейнером, наполовину заполненным зловонным мусором. Но потом подумал, что флешка может послужить гарантией его безопасности и направился к выходу из двора.

Едва войдя в квартиру, Силин увидел разбросанные на диване вещи и раскрытую дорожную сумку. У жены явно наметилась очередная командировка. Вновь после слов Любки остро кольнула ревность, и он с подозрением спросил:

– Чем вызвана такая срочность? Ты еще вчера никуда не собиралась ехать.

– Можно подумать, мне самой нравится срываться с места и мчаться в другой город для сбора материалов о чужой жизни, не имеющей ко мне отношения.

– Ну и кто, по мнению редакции, интересует ваших читателей на этот раз?

– Не поверишь, но мужик, разбогатевший на перепродаже рыбы. Он построил на берегу реки дом в форме Ноева ковчега. А вокруг расставил резные фигуры по принципу «каждой твари по паре».

– Ваш редактор хочет ознакомить читателей с образцом деревянного зодчества или как с пользой употребить состояние, нажитое непосильным трудом?

– Твоя ирония неуместна. Сам понимаешь, читатели любят смаковать причуды и щедрые траты богачей. Ладно, не сердись. Вижу, ты опять заревновал. Заверяю тебя – повода нет. Ну, все, я пошла. Когда вернусь, куда-нибудь вместе сходим.

Перекинув сумку через плечо, Татьяна направилась к выходу. Возле двери, словно вспомнив о забытой мелкой вещи, вернулась и на ходу мимоходом чмокнула мужа в щеку. По-прежнему, мучась от ревности, Силин вернулся в комнату. Теперь он, наконец, мог ознакомиться с содержанием флешки. Включив интернет, начал просмотр. На экране замелькали фамилии людей, против которых вырастали длинные столбцы многозначных цифр. Память флешки была заполнена лишь на двадцать процентов:

«Не густо. Но, по-видимому, для посвященного специалиста эти числовые показатели крайне важны, Иначе из-за этой штуковины люди не рисковали, подвергая себя опасности. Надо ее запрятать подальше от посторонних глаз».

Взобравшись по стремянке, Силин засунул флешку между пакетами со старыми вещами, хранящимися на антресолях. Стараясь окончательно отвлечься от тревожных мыслей, занялся просмотром сделанных за день фотографий:

«А ведь неплохо получилось. Вот дамочка идет по Спасопесковскому переулку, навстречу своему знакомому. Четко видна физиономия приземистого мужика с родинкой на щеке, помешавшего их встрече. Легко можно разобрать номер машины, увезший всех участников драматической сцены. Да, все-таки я неплохой мастер своего дела!»

Удовлетворенно вздохнув, Силин сел в кресло и, нажав кнопку пульта, включил программу новостей. Сразу после изложения достижений в экономике, диктор перешел к сообщению о криминальных событиях в городе. Силин уже хотел переключиться на другую программу, как на экране появилось лицо человека, к которому днем спешила на свидание дама в лиловом костюме. Диктор бесстрастно известил:

– Тело одного из руководителей крупного московского холдинга Фалина было обнаружено сегодня вечером в одном из арбатских переулков, возле принадлежащего ему «Мерседеса». Причина смерти: удар тупым предметом по голове. Пропали деньги и документы. Очевидцев данного происшествия просим позвонить по телефону в дежурную часть.

Силин схватил авторучку и послушно записал опубликованный номер. Но в следующий момент спохватился:

«Зачем мне засвечивать себя в этом дурно пахнущем деле? Интересно, а куда делась подставившая меня дамочка? О ней никакого сообщения не было. Возможно, она еще жива, если похитители надеются через нее разыскать пропавшую флешку».

Невольно вовлечённый в опасную игру Силин надеялся, что преследователи не сумеют отыскать случайного посетителя церкви в старом арбатском переулке, и ему ничто не угрожает.


Глава II

Двойная жертва.

Как только машина с похищенными людьми тронулась с места, мужчина с родинкой под глазом забрал из рук женщины сумочку и предупредительно извинился:

– Простите, Людмила Васильевна, но ценное содержимое этого ридикюля у меня будет сохраннее. Сейчас мы заедем на одну частную дачу и мило побеседуем. Надеюсь, вы проявите благоразумие и добровольно отдадите то, что меня интересует. Ехать тут недолго. Сейчас покинем город, а там уже рукой подать.

Дальше ехали в полном молчании. Похищенный вместе с дамой Дмитрий Григорьевич Фалин не был героем. И когда его заставили сесть в чужую машину, он безропотно подчинился. С самого начала захвата Фалина не покидали сомнения. Он согласился выполнить поручение шефа и передать деньги бухгалтерше фирмы конкурента. В обмен забрать у неё флешку с важной информацией. А вместо обещанного вознаграждения двое вооружённых мужиков увозят его в неизвестном направлении. И Фалин решил во избежание неприятностей честно рассказать о цели своей встречи с бухгалтершей.

Автомашина свернула с основного шоссе и вскоре подъехала к высокому кирпичному забору. Ворота автоматически раздвинулись, впустив приезжих внутрь парка, окружающего многоэтажное, похожее на средневековый замок здание. Но в этот момент мужик с родинкой на щеке резко снизил надежды Фалина на благополучный исход. Указав на деревянное двухэтажное здание в глубине двора, он пояснил:

– Хозяин мой приятель и любезно позволил воспользоваться его коттеджем для нужд полиции. Но времени у нас в обрез. Нам поручено добыть нужный нам предмет уже сегодня. Так что, дорогие гости, добро пожаловать в сауну, где звукоизоляция поможет нам быстро договориться.

Явная угроза заставила пленников безропотно подчиниться. Они прошли в комнату отдыха, где стояли два дивана и биллиардный стол с разбросанными в беспорядке шарами на зеленом сукне. Желая поскорее заслужить снисхождение, Фалин принялся торопливо рассказывать о своем поручении. Но мужик с родинкой его резко прервал:

– О вашей роли в этом деле мы хорошо осведомлены. К вам претензий нет. Пройдите с моим помощником в соседнюю комнату и подождите там. Не бойтесь, мой парень вас не тронет. А ты Алексей зря не обижай уважаемого в деловом мире человека.

Оставшись наедине с женщиной, похититель сразу приступил к делу:

– Людмила Васильевна, я подполковник полиции Буров сразу перейду к делу. Вы длительное время в сговоре со своим руководством отмывали незаконные доходы людей известных и влиятельных. Но когда вас отстранили от прибыльных операций, вы решили продать конкурирующей фирме сведения о зарубежных счетах своих клиентов. Полиция обязана пресечь мошенничество, способное привести к войне между крупными фирмами.

Людмила Васильевна похолодела:

«Я попала в неприятную историю. О том, как избавилась от электронного носителя информации в церквушке, буду молчать. Мое спасение в сделанной на всякий случай копии флешки. Я ее выдам за единственный имеющийся у меня экземпляр, и это, возможно, обеспечит мою безопасность».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное