Валерий Филимонов.

Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа



скачать книгу бесплатно


Запись о венчании Василия Николаева Муравьева и Ольги Ивановой Нетрониной в метрической книге Казанского храма города Рыбинска.


Имена поручителей по жениху и невесте в метрической книге Казанского храма города Рыбинска.


Основанная преподобным Варнавой Гефсиманским Иверская женская обитель Нижегородской губернии, благотворителями которой были супруги Муравьевы.



Ольга Ивановна Муравьева (справа) с духовной сестрой. 1897 год. Справа – обратная сторона фотографии.


Василий Николаевич и Ольга Ивановна Муравьевы в кругу семьи. Начало XX века.


Семья Муравьевых в вагоне Поезда Берлин – Вена. Снимок около 1900 года.



Ольга Ивановна Муравьева с сыном Николаем Павловск, лето 1902 года.

Справа – обратная сторона фотографии.


Дом № 7 по Казачьему переулку Санкт – Петербурга (современный вид), где семья Муравьевых проживала с 1892 по 1895 год.


Дом № 65 по Гороховой улице (современный вид), где семья Муравьевых проживала с 1896 по 1905 год.



Годовые отчеты Ярославского благотворительного общества со списками действительных членов, в которых с 1905 по 1917 годы значился и Василий Николаевич Муравьев.



Почетный жетон действительных членов Ярославского благотворительного общества (изготовлялись двух видов: серебряные и золотые).


Видные деятели Ярославского благотворительного общества:


Святой праведный Иоанн Кронштадтский.


Архиепископ Ярославский и Ростовский Тихон (Беллавин), с 1917 по 1925 годы – Святейший Патриарх Московский и всея России, исповедник.


Ярославское благотворительное общество. Чернышев пер. 18. Группа учредителей общества. 1914 год. Фотография Карла Буллы.


Семейный портрет Муравьевых.

Около 1905 года.


Николай Муравьев. Царское Село. 1908 год.


Дом № 20 по Апраксину переулку Санкт-Петербурга (современный вид), принадлежавший владелице Апраксина двора графине Марии Дмитриевне Апраксиной. Здесь семья Муравьевых проживала с 1905 по 1917 год.


Воскресенский Новодевичий женский монастырь в Санкт-Петербурге с больницей и богадельней. Его благодетелями и попечителями много лет являлись супруги Муравьевы. Начало XX века.


Монахиня Феофания (Рентель) – казначея Воскресенского Новодевичьего монастыря (с 1916 года его последняя игумения) и благодетельница обители – Ольга Ивановна Муравьева (с 1920 года – монахиня Христина, в схиме – Серафима). Около 1906 года.


Святитель Полтавский Феофан (Быстрое). Будучи ректором Санкт-Петербургской Духовной Академии и духовником Царской Семьи являлся близким духовным другом и наставником Василия Николаевича Муравьева.


Викарий Санкт-Петербургской епархии, епископ Гдовский Вениамин (Казанский) – духовный друг и наставник Василия Николаевича Муравьева.


Справа налево: Василий Николаевич Муравьев, Николай Васильевич Муравьев, Вера Дмитриевна Шихобалова (с 1917 года – монахиня Воскресенского Новодевичиего монастыря Иоанна Шихобалова, упокоенная на Вырицком церковном кладбище) и Ольга Ивановна Муравьева. Около 1914 года.


Храм Воскресения Христова на набережной Фонтанки, 59.

При храме действовали приходская школа, приют, больница и богадельня, одними из попечителей которых были супруги Муравьевы.


Николай Васильевич Муравьев – студент Санкт-Петербургского университета.


Николай Васильевич Муравьев в годы Первой мировой войны.


В. Н. Муравьев. 1916 год.

Запись в книге Петроградского купечества гласит: «Муравьев Василий Николаевич, 50 лет. Петроградской 2-й гильдии купец с 1915 года, веры православной.

Жительстует: Спасская часть, 2-й участок, Апраксин переулок, дом № 20.

Торгует мехами и меховыми изделиями в доме жительства.

При нем: жена Ольга Ивановна и сын Николай, 21 года.

Сословное свидетельство 2-й гильдии № 3734, промысловое свидетельство 2-го разряда № 3733»

Согласно справочной книге «Весь Петроград» Василий Николаевич Муравьев являлся одним из пяти крупнейших мехоторговцев Петрограда.


Особенно приближают человека к Богу дела любви и милосердия, с чистым сердцем совершаемые. Об этом благовествует Сам Господь, говоря: Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал и вы напоили Меня… так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25,34–35, 40). В семье Муравьевых уже тогда сложился обычай – после Литургии в дни двунадесятых праздников, праздников в честь чудотворных икон Божией Матери и чтимых святых в доме накрывали многие столы с самыми разнообразными кушаниями и зазывали с улицы на трапезу всех неимущих. После чтения «Отче наш» Василий Николаевич обычно произносил небольшую речь, рассказывая историю и смысл наступившего праздника, а затем поздравлял всех, кто пришел под кров его дома. После трапезы и благодарственных молитв ко Господу хозяин всегда благодарил присутствующих за то, что они посетили его дом. На дорогу супруги обычно щедро наделяли гостей деньгами, вещами, продуктами и приглашали к следующему празднику. Будучи верным учеником отца Варнавы, Василий Муравьев убежденно говорил: «Все зло надо покрывать только любовью. Чем ты ниже саном, беднее, тем ты мне дороже…» Один Бог ведает, сколько нищих и убогих от всего сердца поминали в своих простых молитвах, обращенных ко Господу, имена Ольги и Василия, и испрашивали здравия и спасения своим благодетелям.

Сами же супруги Муравьевы питались очень скромно, употребляя простую и здоровую пищу в небольших количествах. Это был телесный подвиг, совершаемый в строгом согласии со святоотеческим учением и по истинно духовному рассуждению – умеренная наружная жизнь вместе со хранением тела в ровности и здравии, необходимых для подвига внутреннего, духовного. Как было уже упомянуто, с детских лет Василий Николаевич любил постничать. Ольга тоже старалась подражать ему. После того, как супруги Муравьевы принесли обет целомудрия, в доме их к среде и пятнице присоединился еще один постный день – понедельник. Воистину, не хлебом единым жив будет человек…

Собирая мед духовный

И все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца.

(Кол. 3, 17)


О поведении православного христианина в миру


Всякий труд, всякое дело и все свои способности направляли Василий и Ольга к единственной цели – спасению. Любовь к Богу и ближнему служила началом всякому их делу. Чудно просвещаемые Словом Божиим и отеческим руководством старца Варнавы, благочестивые супруги жили в миру, среди множества людей, словно в пустыне. Среди мирских забот и соблазнов они хранили в себе мир сердечный. Старательно ограждали они свои души от всякого пристрастия к чему-либо мирскому и неугодному Богу. Между тем, при строгом внимании к себе, сохраняли они ко всем ближним, в среде коих приходилось им пребывать, любовь истинно христианскую – чистую и непорочную; никого никогда не осуждая, но с терпением и кротостью терпя немощи ближних.

Всегда старались они помнить богомудрые наставления своего духовного отца: «Предосторожностью от осуждения ближних, которые обижают вас и соблазняют других, могут служить: 1. Воспоминания о своих грехах; 2. Мысль о том, что нам не предоставлено право судить и осуждать ближних; 3. После падения брата мы не видим его возстания; 4. Господь может возставить его, а нас за гордыню низложить, как фарисея, и осудить за суд, нам не предоставленный; 5. Молитва о ненавидящих и обидящих нас» [14, с. 258].

Известно, что Василий Николаевич был очень спокоен и снисходителен по отношению к подчиненным, даже в случае их явных оплошностей. Из их ошибок он извлекал нравственную пользу, смиряя себя словами Спасителя: Врач! исцели Самого Себя! (Лк. 4, 23). Искренне желая всем добра, он ничем не оскорблял в людях достоинства, но всегда был исполнен милости и долготерпения. Его никогда не видели в состоянии раздражительности или в смущении, и оттого подчиненные всегда питали к нему нелицемерное уважение.

Помогая ряду храмов и обителей по долгу христианского милосердия, Василий Николаевич как милосердный самарянин (Лк. 10, 35) постоянно вносил пожертвования на содержание нескольких богаделен, самая крупная из которых находилась на Международном (ныне Московском) проспекте при Воскресенском Новодевичьем монастыре. «Равную награду получает больной и кто служит ему», – говорит святой Пимен Многоболезненный [44, с. 236]. Раздаятель венцов – Сам Господь. При малейшей возможности дружные супруги, искренне сострадавшие чужому горю, посещали эти дома призрения, утешая одиноких и безпомощных теплым участием, раздавая гостинцы и духовные книги. Всегда благодарили они Господа за то, что удостаивались послужить болящим и страждущим.

Вот что рассказывала спустя многие годы монахиня Иоанна Шихобалова († 1944), на себе испытавшая любовь и заботу супругов Муравьевых: «Родилась я в 1869 году в Петербурге и с 13 лет пребывала в Воскресенском Новодевичьем монастыре. В 1905 году я тяжело заболела и около года была в больнице, действовавшей при монастыре. Поправлялась я с большим трудом, было много неожиданных осложнений. Из больницы меня взяли к себе крупные в то время мехоторговцы Василий и Ольга Муравьевы. На их иждивении я находилась до 1917 года».

Муравьевы не раз принимали к себе болящих из казенных больниц. Этим страждущим было неизмеримо легче поправляться в теплых домашних условиях. Сердечное участие и искренняя любовь творили чудеса – безнадежно упавшие духом и истощенные тяжкими недугами, люди буквально воскресали, вставали на ноги и возвращались к деятельной жизни…

Василий и Ольга никогда не изменяли Правде Божией, однако, своих убеждений и строгостей духовных ближним не навязывали. «В молчании ошибки нет» – эти слова из поучений старца Варнавы были правилом для единомысленных супругов. Сама их подлинно христианская жизнь и неподдельное поведение служили к назиданию окружающих. Верные в послушании отцу Варнаве, они всегда помнили другие его слова: «Не столько делами своими и подвигами оправдываемся, сколько за веру и смирение туне спасаемся благодатию и милостию Божией, хотя все дела благочестия и любви христианской: чтение, благие мысли, разговоры душеполезные, послушание святое, благодарение в искушениях, скорбях и болезнях, прощение обид – носят печать молитвы и благоухают перед Богом». По молитвам старца Варнавы Сам Господь вел их средним путем – никогда не возносились они своею праведностью, но и не отчаивались в немощах и ошибках, неизбежных для всякого человека.

«Всякий успех в добродетели есть дело благодати Господа, и преодоление всякой страсти есть Его победа», – пишет духовный писатель преподобный Иоанн Кассиан Римлянин [9, с. 93]. Устоять же в добродетели также возможно только с помощью благодати Божией, но при этом и самому подвижнику необходимо пребывать в постоянном труде угождения Богу. Однажды великого Саровского чудотворца спросили: «Батюшка Серафим! Почему мы не имеем такой строгой жизни, какую вели древние подвижники благочестия?» – «Потому, – отвечал старец, – что не имеем к тому решимости. Если бы решимость имели, то и жили бы так, как отцы, древле просиявшие подвигами и благочестием: потому что благодать и помощь Божия к верным и всем сердцем ищущим Господа ныне та же, какая была и прежде: ибо, по Слову Божию, Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки Тот же (Евр. 13, 8)» [9, с. 91].

Всем неплохо знать и слова иеромонаха Варнавы Гефсиманского: «Ешь вкусно, но помни, что тело будет добычей червей… Спи на богатой кровати, но помни и о жестких гробовых досках…» [13, с. 148] Для тех, кто воистину возлюбил Бога и возжаждал горнего уже на земле, преподобный старец Варнава Гефсиманский составил правила, которые помогают подвижникам устоять в добродетели и, по возможности, избегать греха. В этих правилах он обобщил способы и средства, рекомендуемые опытными в христианской жизни и достигшими величайшей степени христианского совершенства мужами:

«1. Надобно избегать всех случаев ко греху, всяких мест, лиц, вещей, которые могут быть для вас соблазнительными и внушают вам греховные желания.

2. Надобно непрестанно памятовать последняя своя: смерть, Суд, Воскресение, будущую жизнь.

3. Как можно чаще представлять себе вездеприсутствие Божие, размышлять о благодеяниях Божиих, особенно о жизни Господа нашего Иисуса Христа на земле, Его страданиях и смерти и вообще – о главных истинах православной христианской веры.

4. Сердечная и усердная молитва и частое призывание имени Господа Иисуса Христа весьма способствует удерживаться от греха.

5. Надобно внимать себе, то есть бодрствовать, наблюдать за собою, за своими чувствами, желаниями и поступками.

6. Как можно чаще должно прибегать к Таинству Покаяния, исповедоваться пред отцом духовным, просить у него и слушаться его советов и достойно причащаться Святых Тайн.

7. Не упускать случая и возможности присутствовать при церковном богослужении и дома читать духовные книги.

8. Чаще беседовать с людьми благочестивыми и избегать разговоров праздных.

9. Постоянно в свободное от богослужений время иметь какое-либо полезное занятие, нести должность, заниматься какой-либо работой, чтобы не быть в праздности.

Итак, вот, смотри, что подобает делать христианину, чтобы по возможности избегать греха, – это, кратко сказать, молиться, трудиться непрестанно и непрестанно же быть внимательным к себе. Господи, помоги нам!» [17, с. 270–271].

Для Василия и Ольги эти правила были благим игом и легким бременем. Их сердца пламенели любовию ко Господу, жаждали Небесного Отечества. Христовой любовью любили они всех людей, сострадали им и твердо держались избранного пути.

Множество и других неоценимых советов, основанных на собственном живом опыте и опыте его духоносных учителей, передал своим дорогим чадам великий подвижник. Он преподал боголюбивым супругам глубочайшую веру, умиление, всецелую преданность воле Божией и постоянное благодарение. «Всегда и за все будьте благодарны Богу, и непрестанно прославляйте Его в своих сердцах. Главное же, будьте в мире и духовной любви между собою, ни с кем, однако, не сближайтесь особо без благословения. Милые детки! – тихо говорил отец Варнава. – Благословляйте свою жизнь! Вами, милые, держится мир. Люблю вас и всегда молюсь за вас, детки!» [13, с. 56]. Эти слова благословенного старца неоднократно слышали его многочисленные духовные чада. Ободряя их на подвиги, он сам был образцом истинного подвижничества в неусыпной молитве и неустанных трудах. Пример его труднической жизни действовал сильнее всяких слов. Отец Варнава отдал около сорока лет непрерывному строительству и окормлению одного из крупнейших женских монастырей России; он постоянно занимался благотворительной деятельностью, себе же отказывая во всем; возложив на себя подвиг старчества, он принимал порою сотни богомольцев в течение единого дня; постоянно передвигаясь между Москвой, Петербургом, Нижегородской губернией и Сергиевым Посадом, он жил, практически, среди мира, и в то же время был истинным монахом, представителем древнего иноческого направления. Своим великим примером батюшка Варнава показал, что служение всякого христианина, а следовательно и монаха, так широко и всеобъемлюще, что его нельзя заключить в какие-либо внешние рамки и уставы. Если в сердце горит любовь к Богу и ближним, то она всегда найдет себе выход!

«Не бойся, малое стадо!»

Господь – Пастырь мой!.. Подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды имени ради Своего.

(Пс. 22, 1, 3)

Всех, ищущих спасения в последние времена, святитель Феофан Затворник предупреждает: «Осмотритесь! – Вы живете в обществе, – многое видите, многое слышите. Нередко, может быть, видимое и слышимое прямо носит печать богоборства, и иногда кажется, что истина перестала быть истиною и верность Богу потеряла свою цену. – Нет. Это Бог дает вам случай показать свою Ему верность и засвидетельствовать твердость убеждения вашего в истине. Не смущайтесь успехами зла, – тем, что растет богоборство и расширяет свою область. – Скорбите о погибели увлекшихся и увлекающихся, но не бойтесь за истину и целительность Божиих учреждений. Пусть мы сотнями будем считать верных Богу, а богоборцы своих – миллионами. И тогда Богоспасительное нисколько не умалится в силе, верности и непреложности, – как богоборное в пагубности. Мы и при этом так же верно спасемся, как те верно погибнут. Помните Лота, не погибшего в Содоме и Гоморре. – Не говорите с огорчением: „Зачем так, – зачем истина покрывается безславием и подвергается нападению гласному?“ – Господь крепче нашего любит Свое добро, видит успех злобы, – и, однако ж, молчит. Покоримся Его изволению» [43, с. 52].

На эти слова Вышенского затворника откликнулся с берегов Волги из Никольского монастыря благословенный святитель Игнатий Брянчанинов: «Времена чем далее, тем тяжелее. Христианство, как Дух, неприметным образом для суетящейся и служащей миру толпы, и очень приметным образом для внимающих себе, удаляется из среды человечества, предоставляя его падению его… Это – попущение Свыше, которого мы понять не можем. Старец Исайя говорил мне: "Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено в частности спасаться людям, желающим спастись… Сущие во Иудеи да бежат в горы (Мк. 13, 14)» [5, с. 556, 769]. Имеющий уши да слышит…

С великой болью взирали Василий Николаевич и Ольга Ивановна на происходившее в России. Это было нелегким испытанием, требовавшим особого мужества и терпения. Воочию видели они отступление от веры и открытый разврат с одной стороны, а с другой – внешнее благочестие, прикрывавшее душевную теплохладность к вере и добродетели. Еще в конце XVIII века святитель Тихон Задонский изрек горькую правду: «Ныне почти нет истинного благочестия, ныне – одно лицемерство» [51, с. 512]. Пребывая в незримом для посторонних глаз сокрушении сердца и молитвенном подвиге, хранили супруги Муравьевы глубокое смирение и детское целомудрие. Всемерно старались они сокрыть себя и свой внутренний мир от мира сего, лежащего во зле. Свято хранили Василий и Ольга апостольский завет: Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны и тверды. Все у вас да будет с любовью (1 Кор. 16, 13–14). Чутко сострадая всему окружающему, носили они свою печаль в себе. Уже тогда ради Бога они любили всех людей и скорбели за попавших в сети миродержца.

Всем сердцем веровать и жить среди мира, погибающего по собственной греховной воле – не подвиг ли это? Ответ вновь находим у нового Златоуста, святителя Игнатия: «Нашему времени дан подвиг, сопряженный с многими трудностями и преткновениями. Нам пришлось совершать путешествие – не днем, не при солнечном ясном свете, а ночью, при бледном свете луны и звезд. Нам даны в руководство Священное и Святое Писание: это прямо говорят святые отцы позднейших времен. При руководстве Писанием полезен и совет ближних, именно тех, которые сами руководствуются Писаниями отцов.

Не думайте, чтоб подвиг наш лишен был скорбей и венцов: нет! Он сопряжен с мученичеством. Это мученичество подобно томлению Лота в Содоме: душа праведника томилась при виде непрестанного и необузданного любодеяния. И мы томимся, отовсюду окруженные умами, нарушившими верность истине, вступившими в блудную связь с ложью, заразившимися ненавистию против писаний, вдохновенных Богом, вооружившихся на них хулою, клеветою и насмешкою адскою. Наш подвиг имеет цену перед Богом: на весах Его взвешены и немощь наша, и средства наши, и обстоятельства, и самое время…

Не будем унывать! Не будем безрассудно стремиться к блестящим подвигам, превышающим наши силы, примем с благоговением смиренный подвиг, очень соответствующий немощи нашей, подаяемый как бы видимо рукою Божией. Совершим этот подвиг с верностью святой Истине – и, среди мира, пройдем к Богу по стезе узкой послушания Церкви и святым отцам. Не многие идут по этой стезе? – Что до того! Сказал Спаситель: Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство. Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их (Лк. 12, 32; Мф. 7, 13–14)» [5, с. 442–444].

Отступивший от Бога, безумствующий мир все ускорял бег по широкому пути к своему грозному, неотвратимому концу. Все безлюднее становилось на узком пути, ведущем в живот вечный. Лишь редкие странники совершали по нему восхождение к небу в самих себе. Это была та Россия, которая еще жила благодатным общением с Церковью Небесной. Это была та Россия, для которой, по-прежнему, были дороги ее святыни…

1903 год. Дивен Бог во святых Своих! (Пс. 67, 36). Милость Божия покрыла Русскую землю, даровав ей еще одного молитвенного заступника в лице новопрославленного преподобного Серафима Саровского. Словно луч света просиял во мраке, с каждым годом все плотнее и плотнее покрывавшем Россию.

Множество священнослужителей, Его Императорское Величество и Августейшая фамилия, вся православная Россия приняли участие в Саровских торжествах. Нелегко передать словами все то, что ощутили тогда верные чада Матери Церкви и Отечества. Казалось, что небеса приблизились к земле и Ангелы ликовали вместе с человеками. И «запели среди лета Пасху», как и предсказывал о том сам отец Серафим. Глубоко замирали сердца и никто не скрывал теплых искренних слез…


Саровские торжества, участниками которых Господь сподобил быть и супругов Муравьевых. Справа от Государя Императора Николая II – архимандрит Серафим (Чичагов).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11