Валерий Филимонов.

Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа



скачать книгу бесплатно

В горячем порыве пришел он в ранний час в Александро-Невскую Лавру и попросил о встрече с наместником. Однако, игумен в тот день отсутствовал. В ту пору в Лавре подвизалось несколько старцев-схимников, известных во всей России. Василию предложили встретиться с одним из них. На коленях, со слезами поведал отрок духоносному старцу о своем заветном желании. В ответ же услышал наставление, оказавшееся пророческим: до поры оставаться в миру, творить богоугодные дела, создать благочестивую семью, воспитать детей, а затем, по обоюдному согласию с супругой, принять монашество. В заключение схимник сказал: «Васенька! Тебе суждено еще пройти путь мирской, тернистый, со многими скорбями. Соверши же его перед Богом и совестью. Придет время и Господь вознаградит тебя…» Так была явлена Василию воля Божия. Вся дальнейшая его жизнь в миру стала подготовкой к жизни иноческой. Это был подвиг послушания, который длился более сорока лет.

Святитель Игнатий Брянчанинов справедливо отмечает: «Истинное послушание – послушание Богу, единому Богу» [5, с. 303]; а преподобный Иоанн Лествичник провозглашает: «Отцы определили, что псалмопение – оружие; молитва – стена; непорочные слезы – умывальница; а блаженное послушание – исповедничество, без которого никто из подверженных страстям не узрит Господа» [8, Слово 4, Поучение 8].

Всю последующую жизнь Василий приучал себя смотреть в Евангелие как в «зеркало души», сверяя свои шаги с заповедями Христовыми. Это был путь преображения человека, который, исполняя свое земное служение, устремляет сердце к небесам, всецело следуя Христу, отдавая Ему ум и волю…

Вступая на тернистый путь

Всегда видел я пред собою Господа…

(Пс. 15, 8)

Отличительными чертами характера Василия были необыкновенная собранность и целеустремленность. Видно, Господу было угодно, чтобы сердце отрока, которое со временем должно было стать средоточием молитвы и жилищем Святаго Духа, не запятналось каким-либо земным пристрастием.

Василия совершенно не привлекали развлечения и соблазны большого города, ибо с детских лет не знал он пустого времяпрепровождения.

Часы, свободные от мирских трудов, он любил проводить в храме или читал душеполезные книги, молился. Постоянно занимался отрок и самообразованием, в чем помогали ему удивительная память, природная сообразительность и настойчивость в достижении цели. Необычайную расположенность имел он к историческим наукам, которые стали предметом его особого интереса. Обладая хорошими математическими способностями, Василий с успехом овладевал и коммерческими дисциплинами, успешно сочетая теорию с практической деятельностью.

При первой же возможности он выезжал на родину и помогал матери содержать дом и хозяйство в исправном состоянии. Всегда поддерживал ее материально и хранил к ней нежные сыновние чувства, постоянно поминая ее в своих молитвах.

Хозяин Василия был человеком благочестивым и всячески приветствовал его богоугодную жизнь.

Он высоко ценил нравственные и деловые качества своего работника – необычайное трудолюбие, исполнительность и несомненный коммерческий талант. Когда Василию исполнилось 16 лет, он назначает юношу на должность приказчика, а еще через год Василий Николаевич становится старшим приказчиком. В будущем же владелец конторы возлагал на него надежды как на компаньона. Старший приказчик считался первым заместителем хозяина, правой рукой, принимая иногда полномочия владельца предприятия. Это был удивительный и редчайший случай, ибо для того, чтобы дослужиться до старшего приказчика обычно требовалось не менее 10-ти лет. Здесь вновь видится особое попечение Промысла Божия о благочестивом юноше, который еще в миру старался всеми силами угодить Господу. Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его (Пс. 111, 1).

С повышением в должности значительно увеличилось жалование Василия, и он, не задумываясь, стал творить дела милосердия – жертвовать значительную часть заработка на ремонт и строительство храмов, на нужды монастырей и богаделен. На себя Василий расходовал мало, умеренно питаясь и избегая приобретать излишние вещи. Близок Господь к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасет (Пс. 33, 19) – постоянное внимание к своим желаниям и помыслам было одним из важнейших качеств Василия еще в миру. Он никогда никого не осуждал и всегда считал себя самым последним из грешников. На всю жизнь любимой молитвой его стала молитва преподобного Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего…»

Шли годы. Юноша взрослел и незаметно превращался в молодого, не лишенного привлекательности, мужчину. Господь наградил Василия незаурядной статью и красотой. Благородные черты лица и большие голубые глаза, которые всегда светились каким-то особенным светом, говорили о его необыкновенной одухотворенности. Дополняли эти качества правильная осанка, хорошие манеры и мягкий, ровный голос. По тем временам он имел немалые деньги и возможности. Все это, безусловно, привлекало к нему внимание иного пола. Однако, уповая на Господа, Василий всеми силами стремился хранить чистоту телесную и духовную, никогда не дозволяя сердцу своему увлекаться пустыми привязанностями. Один Бог ведает, каких сил и трудов это стоило одинокому юноше, находившемуся среди суетного мира, в самой гуще искушений и соблазнов столичного города.

Итак, Василий вступил на тернистый и скорбный путь, предсказанный старцем-схимником из Александро-Невской Лавры. Постоянная мысль о грядущем принятии иноческого образа помогала юноше в невидимой брани. Святые отцы, опытно познавшие, что есть борьба со страстями, отмечают, что Господь, попуская искушения, обязательно помогает подвижнику, если видит, что последний, осознавая собственное недостоинство и безсилие, имеет искреннее желание служить Богу. «Бог не отъемлет искушений у рабов Своих, но дает им терпение в искушениях за их веру и предание себя в Его волю», – говорил святой Исаак Сирин [9, с. 75]. Устоять же в добродетели возможно только с помощью благодати Божией. Она дается исключительно за смирение, каждому по мере дара Христова (Еф. 4, 7). Сам Господь вразумлял Василия, и однажды юноша вдруг ощутил острую необходимость в опытном духовном наставнике, который возносил бы за него свои святые молитвы ко Престолу Всевышнего и вел по пути спасения.

По служебным делам молодому приказчику приходилось выезжать в Москву, Нижний Новгород и другие города России. Тогда, по согласованию с хозяином, посещал он святые места, находившиеся поблизости. Неизменно бывал он и в обители преподобного Сергия Радонежского, чтобы поклониться великому печальнику земли Русской и принести ему свои молитвы. Богомольцы, посещавшие Сергиеву Лавру, всегда старались побывать и в Гефсиманском скиту, чтобы поклониться чудотворному Черниговскому образу Божией Матери и получить благословение и совет любвеобильного старца Варнавы. Сам Господь вновь привел юношу к отцу Варнаве, и после продолжительной беседы духоносный старец благословляет Василия быть его духовным сыном.

В конце XIX века иеромонах Варнава (Меркулов) был для России таким же духовным учителем, как в начале века преподобный Серафим Саровский. Всю жизнь посвятил он служению Богу и ближним, восприняв в сердце от Самого Христа высочайшие добродетели смирения, кротости и любви.

Иеромонах Варнава (в миру Василий Ильич Меркулов) родился в 1831 году и с раннего детства вел жизнь богоугодную и богобоязненную. Его детские и отроческие годы прошли близ Зосимовой пустыни, где с малых лет он окормлялся у богоносного старца-отшельника Геронтия (в схиме Григория), преподавшего ему первые уроки высокой подвижнической жизни. В двадцатилетнем возрасте Василий Меркулов оставляет суетный мир и удаляется в обитель преподобного Сергия Радонежского, а затем, по благословению своего старца, переходит в Гефсиманский скит, дабы пребывать в уединении и безмолвии. Здесь же обрел он нового духовного руководителя – праведника-прозорливца монаха Даниила, который умело и мудро вел юношу по пути духовной жизни.

Незадолго до своей кончины, в 1862, году схимонах Григорий завещал Василию устроить женскую обитель в отдаленной и сплошь пораженной расколом местности, а старец Даниил, покинувший юдоль земную в 1865 году, благословил его принять на себя подвиг старчества. Так была явлена Василию воля Божия, которой он свято руководствовался до конца дней своих.

После пятнадцатилетнего подвига послушания, в 1866 году, Василий Меркулов был пострижен в монашество и наречен Варнавою в честь святаго апостола Варнавы. В 1871 году он был рукоположен в иеродиакона, а в 1872 году – в иеромонаха. К тому времени он был уже зрелым мужем, поражавшим братию своей духовной мудростью. Известно, что Всещедрый Господь одаривает особой благодатию тех, кто смиренно и безоговорочно исполняет подвиг послушания [4, т. 5, с. 456–457]. Великие старцы по кончине своей явно предстательствовали перед Престолом Божиим за своего любимого ученика.

Вскоре за выдающиеся способности иеромонаха Варнаву утверждают в звании народного духовника пещер Гефсиманского скита. Очень быстро он приобретает необыкновенную известность среди богомольцев. Люди явственно ощущали силу молитвы батюшки Варнавы. Ради Господа Бога любил он всех людей, особенно сострадал грешникам, и они всегда были предметом его особого попечения. Все больше и больше народа стало стекаться к отцу Варнаве за получением благословения, за советом и помощью, за утешением в скорбях.

Смиренный старец имел особый дар духовного утешения – от него все уходили в радости о Господе, преодолевая земные скорби и печали. С раннего утра и до позднего вечера, а порою и глубокой ночью двери его убогой келлии были открыты для всех. Иногда он принимал по несколько сот человек в день, отказывая себе в пище и отдыхе [13, с. 78]. Всех приходящих старец ласково называл «сынками» и «дочками», и к каждому обращался на «ты». Среди «сынков» батюшки Варнавы были многие митрополиты и епископы, настоятели обителей, обер-прокурор Святейшего Синода Владимир Карлович Саблер и сам Государь Император Николай II Александрович [17, с. 96].

Господь от щедрот Своих преизобильно наградил старца разнообразными дарованиями – молитвы, прозорливости, исцелений… Сколько даров у него было! Самым же главным был величайший из духовных даров, венчающий все прочие – дар «всепрощающей вечной любви, скорбящей за врагов, хотящей всем спастися» (Акафист Святому Духу).

Среди многочисленных трудов и подвигов иеромонаха Варнавы первое место по своему величию и явленных в нем силе веры и любви старца, безусловно, занимает достославное дело основания, строительства и всестороннего окормления им Иверского женского монастыря на реке Выксе в Нижегородской губернии.

С благословения митрополита Московского и Коломенского Филарета и Святейшего Синода, заручившись поддержкой ряда благотворителей, начал созидать он, с Божией помощью, будущую обитель в глухом заокском лесу, в 1864 году. Каких трудов и скорбей это стоило подвижнику, знает Один Господь. Камень для строительства приходилось доставлять за десятки верст по бездорожью…

Всего за два года были построены благоустроенные общежития, деревянный храм и часовня, а к 1874 году – главный трехпрестольный каменный храм, освященный в честь Иверской иконы Божией Матери. В 1876 году было закончено строительство грандиозной каменной колокольни высотой 68 метров с главным колоколом весом 1076 пудов. В дальнейшем были возведены второй соборный каменный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, величественный собор во имя Пресвятой и Живоначальной Троицы, больница и богадельня с домовыми храмами, многочисленные хозяйственные постройки и около 20-ти новых каменных корпусов для насельниц обители. К 1887 году их уже было более пятисот.

Это был особый, светлый мир, насельницы которого не имели другой цели, кроме достижения грядущих благ вечной жизни. Ранним утром многоголосый хор воспевал: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение! (Лк. 2, 14) Здесь никто не превозносился друг перед другом, каждое дело исполнялось с молитвой и богомыслием, а иеромонах Варнава был для всех отцом и учителем. Любвеобильный и сострадательный батюшка посвятил более сорока лет строительству и духовному окормлению монастыря. За эти годы он стал одним из крупнейших женских монастырей России, воистину светочем Православия – здесь подвизалось несколько сотен инокинь и послушниц, его посещали многочисленные паломники и богомольцы.

Все эти годы отец Варнава имел постоянное попечение о благочестии насельниц монастыря и его благосостоянии. В течение десятков лет ему приходилось делить свое послушание между Гефсиманским скитом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Иверской обителью в Нижегородской губернии, Москвой и Петербургом, куда выезжал он к благотворителям и в Святейший Синод по делам устроения обители. Современникам великого старца оставалось только удивляться той непостижимой духовной силе, бодрости и неутомимости, которыми обладал отец Варнава.

Вот такого несравненного наставника даровал Всемилостивый Господь Василию Муравьеву. Около 20-ти лет продолжалось их духовное общение во славу Божию.

Рука об руку

Итак будьте благоразумны и бодрствуйте в молитвах. Более же всего имейте усердную любовь друг к другу…

(1 Пет. 4, 7 8)

Это был дивный духовный завет между старцем и учеником его, на скрижалях двух сердец написанный. Василий Николаевич был близким по духу сыном и преданнейшим послушником отца Варнавы до самой блаженной кончины старца и после нее, а великий подвижник одновременно был для своего ученика и отцом, и нежно любящей матерью. В их жизни и, особенно, в их личных, нравственных качествах было очень много общего. Главным из них было истинное желание послужить Богу и ближним всеми силами души. Их духовная близость была необычайно сильна, хотя порою они подолгу не видели друг друга.

Когда позволяли дела, Василий Николаевич спешил в Гефсиманский скит, если там в это время находился его наставник; а отец Варнава, посещая Санкт-Петербург, всегда бывал в доме у молодого коммерсанта. Их любовь о Господе необыкновенно укрепляла его, он постоянно ощущал молитвенную поддержку великого старца.

Жажда монашеской жизни, по-прежнему, владела Василием и в одной из бесед он с печалью поведал отцу Варнаве о благословении старца-схимника. На это духоносный отец ответил: «Чадо! Не его это была воля, но Божия! Да свершится она над тобою! Сейчас ты нужнее здесь – посмотри, сколько обездоленных и сиротствующих нуждаются в твоей помощи, сколько еще в России недостроенных обителей, храмов и богаделен… Храни ум, твори дела милосердия и угодишь Богу. Придет еще время, когда понадобится твоя чистая молитва за Россию и за весь мир…» Таково было благословение его духовного отца.

Всей последующей жизнью Василий Николаевич исполнил завет старца-схимника, полученный в детстве. По благословению отца Варнавы, он постоянно совершенствовал себя в чтении молитвы Иисусовой, всегда старался блюсти чистоту ума и противостоять малейшим греховным помыслам. Удаляясь от излишних знакомств и мирских развлечений, все свободное время он старался посвящать молитве, чтению Слова Божия и богомудрых творений святых отцов Церкви.

«Тот же Бог, Который спасает в пустыне, спасает и в городе. Тот же грех, который губит в городе, губит и в пустыне… помни Бога, держись близ Его, удаляйся от греха, от всех поводов ко греху и Бог будет с тобою» [5, с. 333], – назидает святитель Игнатий Брянчанинов, до тонкостей познавший козни врага нашего спасения. Василий Муравьев, с Божией помощью, всемерно старался хранить себя от греха, а его духоносный наставник всегда помогал ему советами и святыми молитвами, оберегая молодого подвижника от мирских соблазнов и готовя его ко вступлению в будущем на иноческий путь.

Пока же Василию необходимо было выбрать себе спутницу жизни. Ею стала Ольга Ивановна Нетронина, которую он знал еще с отроческих лет. Она родилась 19 июля 1872 года в благочестивой крестьянской семье Ивана Григорьевича и законной жены его Анны Тихоновны Нетрониных в деревне Харино Арефинской волости, Рыбинского уезда, Ярославской губернии [322]. 25 июля 1872 года при Крещении она была наречена Ольгой в честь святой равноапостольной княгини Российской Ольги [323].

Отец девочки со временем занялся купеческим промыслом и стал видным предпринимателем. В 1886 году ему принадлежал пятиквартирный дом на Большой Казанской улице города Рыбинска [324]. Старший брат Ольги, Григорий Иванович, родившийся 16 марта 1868 года [325], также преуспевал в делах и даже получил звание личного почетного гражданина города Рыбинска. К 1892 году он стал владельцем 25-квартирного дома на улице Крестовой [326].

О детских и отроческих годах Ольги известно немного. По воспоминаниям близких, она очень любила посещать храм и в тайниках сердца своего носила стремление посвятить себя Богу. Всевидящий Господь даровал ей единомысленного супруга. По благословению отца Варнавы, Василий и Ольга стали мужем и женою. 27 августа 1889 года они обвенчались в храме в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы города Рыбинска [315].

С первых же шагов совместной жизни в молодой семье Муравьевых всему духовному отдавалось безусловное предпочтение. Супруги вместе посещали богослужения, выполняли молитвенное правило, а по вечерам читали вслух Евангелие и Псалтирь. «Чтение Псалтири укрощает страсти, а чтение Евангелия попаляет терние грехов наших: ибо Слово Божие огнь поядаяй есть… Сия книга есть мати всех книг, также она есть молитва над молитвами, и есть управитель в Царствие Небесное, и в разум истинный на земле человеков приводит, и сподобляет зрети Бога сердцем еще во плоти…» – пишет преподобный старец Парфений Киевский [18, с. 45].


Казанская церковь города Рыбинска.


Отец Варнава постоянно напоминал пасомым, что рождение от Духа Святаго возможно лишь в лоне Святой Православной Церкви. Лишь в Церкви возможно общение с небожителями – святыми Ангелами Божиими и святыми угодниками Божиими во главе с Царицей Небесной, Пресвятой Богородицей и Приснодевой Марией, предстоящими Престолу Творца. «Прошу вас, детки, всегда ходите в храм Божий и обязательно до конца выстаивайте службу, – говорил Василию и Ольге отец Варнава. – В келлии тысяча поклонов не так полезна, как пять в церкви. Кто всегда ходит в церковь, тот и великую награду получит от Бога. Наш дом – наш гроб, выход в храм – воскресение. Когда мы там от сердца молимся, Матерь Божия радуется и благодарит Своего Сына, что Он расположил наши сердца к молитве. Если будете Ее усердно славить, Она вас поставит одесную Престола Царя Славы. Всегда прибегайте к Матери Божией и перед Ее иконою поведайте Ей, как живой, обо всем, что смущает вас – скорбь ли какая или еще что-нибудь. Она особенно ходатайствует за смиренных. Слова мои о посещении храма Божия примите за послушание, которое выше поста и молитвы» [13, с. 95].

Надо сказать, что тем, кто по каким-либо причинам не смог посетить богослужение, батюшка Варнава советовал обязательно прочесть три канона и Акафист Иисусу Сладчайшему. «Непременно ежедневно молитесь утром и вечером за почивших и по двенадцать поклонов кладите после той молитвы» [13, с. 94], – назидал старец своих учеников.

«Дело в руках – молитва в устах, в уме, в сердце», – эти слова духоносного отца Варнавы стали девизом и правилом жизни молодого Василия Муравьева. Господу было угодно, чтобы он прежде, чем отречься от мира и его забот, усовершился бы на поприщах семейного и коммерческого служений. В 1892 году Василий Николаевич открыл собственное дело. Обладая большим опытом и имея прочные торговые связи, он организовал контору по заготовке и продаже пушнины.

Официальные данные согласно «Справочной книге о лицах Санкт-Петербургского купечества и других званий, акционерных и паевых обществах и торговых домах» за 1892 год: «Муравьев Василий Николаевич, 26 лет, крестьянин Ярославской губернии, Рыбинского уезда, Арефинской волости, деревни Вахромеево; веры православной; платит гильдийскую повинность со 2-й половины 1892 года. Жительствует: Санкт-Петербург, Московская часть по Казачьему переулку в доме № 7. Торгует мехами и меховыми товарами в Апраксином Дворе по Большой линии № 350. Гильдийное свидетельство № 4157» [22, издания 1892–1893 гг., с. 453].

До 1914 года супруги Муравьевы числились крестьянами Ярославской губернии, имевшими вид на жительство в столице и занимавшимися там купеческим промыслом по сословному свидетельству 2-й гильдии. Существовало в ту пору еще такое сословное понятие – «временный Санкт-Петербургской 2-й гильдии купец»[3]3
  С 1915 года они получают статус постоянных жителей города, и Василий Николаевич становится действительным Петроградской 2-й гильдии купцом. Надо сказать, что 2-я купеческая гильдия отличалась от 1-й размером заявленного капитала, но состоять в ней было не менее почетно. Сам глава Санкт-Петербургской купеческой управы Иван Семенович Крючков долгое время был купцом 2-й гильдии. В нее входили такие предприниматели, как всемирно известный часовщик Павел Буре и другие уважаемые в столице люди.


[Закрыть]
. Такой «временный» статус, впрочем, не мешал чете Муравьевых находить общение в самых различных кругах петербургского общества и быть глубоко уважаемой и любимой многими.

Справочная книга «Весь Петербург» показывает, что в доме № 7 по Казачьему переулку семья Муравьевых проживает до 1895 года, а с 1896 года жительствует в доме № 65 по Гороховой улице, где проживает до 1905 года [23, издания 1896–1905 годов].

С 1896 года Василий Николаевич переносит торговлю в более удобное помещение № 110 по Большой линии Апраксина двора, а также открывает магазин на улице Гороховой в доме № 56 [23, издание 1897 года с. 721].

Не прерывалась связь четы Муравьевых и с рыбинскими родственниками. Так, архивные материалы свидетельствуют, что 29 декабря 1898 года временный петербургский купец Василий Николаевич Муравьев вместе со своей тещей, рыбинской купеческой женой Анной Тихоновной Нетрониной, был восприемником при Крещении младенца Ксении – дочери рыбинского личного почетного гражданина Григория Ивановича Нетронина, родного брата Ольги Ивановны Муравьевой [348].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11