Валерий Дудаков.

Избранное II



скачать книгу бесплатно

© Дудаков В.А., 2015

* * *

Тебе – с любовью



 
Понять и смириться
           не просто, но нужно,
А осень крадётся,
           не поздно, не рано.
 
Автор. «Лета? и ле?то»


 
Нет, иду я в путь никем не званый,
И земля да будет мне легка!
 
А. Блок. Осенняя воля


 
Земных блужданий повороты
Теперь иных решений ждут,
Мои нехоженые тропы,
Мой незаконченный маршрут.
 
Автор. «Простое признание»


Автор благодарен Юрию Желтову за дружескую помощь в подготовке сборника



Стоны голубей

 
Ухают голуби, ухают.
Словно веков недошедшими слухами
С нами делиться хотят,
Словно парящими древними духами
В душу, как тени, летят.
 
 
Красные крыши прожарены солнцами
В желтых строеньях глухих,
Что же вы стонете здесь под оконцами
Днем и в печалях ночных?
 
 
Падают каплями, мерными стуками,
С тверди фронтонов и стен,
И растекаются гулкими звуками
В тонких строеньях антенн.
 
 
Края, наверно, не сыщите лучшего,
Солнце искрит по волнам,
Чем же вы, горлицы, птицы заблудшие,
Сны всё ж тревожите нам?
 
 
Кружат их стоны назойливой мухою,
Слышатся нотой одной,
Ухают голуби, тягостно ухают,
Плачут по доле иной.
 
22/07/12 Платанас, «Леоники»

Утро в отеле

 
Дымком пахнуло сигаретным,
Благую негу утра смыв,
Вдали корабль едва заметным
Блеснул пятном, сквозь синь проплыв.
 
 
За серебристой дымкой скалы
С восходом спрятали луну,
Лениво листьев опахало
Тянули пальмы в вышину.
 
 
В кустах запрятались цикады,
Чтоб день руладами томить,
И лишь вечерняя прохлада
Их стрекот сможет усмирить.
 
 
Такое утро часть подарка,
Какой не чаешь от судьбы,
И пусть слегка сегодня жарко,
Прохладой дышит гладь воды.
 
 
На небе не единой тучки
Наш быт – он скромен так и прост,
И радует улыбка внучки,
Не тяготит жены вопрос,
 
 
Не гложет скука от безделья,
Хоть я к такому не привык,
Но вдруг встревожит, как с похмелья,
Гортанный голубиный крик.
 
27/07/12 Крит, «Леоники»

Фест

 
Заросшего хребта выглаживая спину,
Ножом срезал асфальт за слоем снова слой,
И с ревом в вышину стремящейся машины
Въезжали мы на холм в глухой палящий зной.
 
 
Вокруг, смыкая цепь долин, синели горы,
Тянулись чередой к прозрачной вышине,
И как очаг с огнем камней пылали створы
Строений, что взгрудились прочно на холме.
 
 
Как будто темных птиц бесчисленная стая
Слетела с гор глухих из всех окрестных мест,
И абрисом немым на скалах возникая,
В останках проявлялся зримый древний Фест.
 
 
Здесь высился дворец, по очертаньям сложным
Представить нелегко, как встал на верх горы,
Как будто великан, сердясь, неосторожно,
Сгрудил вкруг валуны для каменной игры.
 
 
Пылает солнца диск назойливо и властно,
Затягивая в дым свет неба голубой,
И птицы тень найти пытаются напрасно
На соснах в пиках игл, расплавленных смолой.
 
 
Приветна рощ и нив манящая прохлада,
В заплатах золотых распаханных полей,
Немолчен шум стрекоз и резкий скрип цикады,
На солнечной жаре в игре густых теней.
 
 
Смеркался свет земной,
стремясь к вершинам дальним,
И солнечный закат разлился за горой,
Лишь ветер выдувал прощально и печально:
Все бренно на земле, но вечен мир живой.
 
31/07/12 Фест, «Леоники»

Первые дни осени

 
Затуманились ветви берёз,
Загрустили о лете прошедшем,
Под дождём, к нам внезапно забредшем,
Мокнет луг, что травою зарос.
 
 
И белёсых небес пустота
Так и тянет для призрачных странствий,
Погрузиться в безмолвье пространства
И запрятаться в нём на века.
 
 
Ловит влагой воздушный покров
Бесприютные тени как в сети,
Облака, словно малые дети,
Стайкой прячутся в кромке лесов.
 
 
Вот и август покойно отцвёл,
Полыхнув золотыми шарами,
Осторожно пробравшись дворами,
К нам сентябрь с прохладой забрёл.
 
03/09/12 «Золотые ключи»

Памяти Дмитрия Плавинского

 
В ярком свете чуть теплятся свечи,
Хор на клиросе скрыт за стеной,
Вот лежишь ты, цветами рассвечен,
Упокоясь от жизни земной.
 
 
Что ж, работал так рьяно и зримо,
На износ, как состав под откос,
Крест, что в многих являлся картинах,
Ты по жизни незримо пронёс.
 
 
И, в себя непреклонно поверив,
Не просил ты даров от судьбы,
Снегирёв, и Немухин, и Зверев
Были дружбой с тобою горды.
 
 
Не боялся отчаянной драки,
Посылая и в бога и в мать,
Но прослыть на Руси забиякой –
Эка невидаль, можно сказать.
 
 
И, не каясь в земных прегрешеньях,
Пусть с похмелья дрожала рука,
Тонкий штрих рисовал с наслажденьем
То, в чём тлела и грелась душа.
 
 
Как на камне узор африканцев
Сохранился за тысячу лет,
Так кружит, словно в сказочном танце,
Бесприютной «Собаки» скелет.
 
 
Всех восторгов и «охи» и «ахи»
Телеграмм не опишет строка,
Ведь узоры твоей «Черепахи»
Расползлись сквозь миры и века.
 
 
Снов-офортов твоих отпечаток
Тонкой нитью оставил свой след,
Прославляя число и порядок,
Создавая Вселенной макет.
 
 
Проступают виденья из пыли,
Словно древнего времени срез,
Азиатские степи взрастили
К миру вечному твой интерес.
 
 
И Америка грешного сына
Приняла из российских глубин.
Не сложилось.
Простая причина:
Знать страдальной России ты сын.
 
 
Так художник от века до века
От земли оторваться не мог,
Где так трудно жилось человеку,
Да поможет нам вера и Бог.
 
 
Но Восток может с Западом слиться,
Если выверить всё до конца,
Ведь граница с былой «заграницей»
Вдоль проходит сквозь наши сердца.
 
 
Нас от века учили: «Поверьте,
В новой жизни всё свет, чистота,
Не коснётся души после смерти
Человеческая суета».
 
 
И, земную юдоль завершая,
Ты отрёкся от будних забот.
Всё прощая и всё понимая,
Мудрый «славься» тебе пропоёт.
 
05/09/12

Сентябрь в Загорянке

 
Краснеет виноград на тверди кирпича,
Узором без плодов, лишь лист его упругий
Рассвечен пламенем. Две тучки, как подруги,
Сквозь призрачный просвет
вниз свесились с небес,
Чуть шепчутся. Вот взмыл к макушке свода
Прозрачный самолёт. Нет тише время года.
И сторожит наш дом, прямая как отвес,
Сосны тугой янтарная свеча,
В прохладе осени на ощупь горяча,
Вобрав стволом тепло костров палёных
на долгий срок вперёд.
А лес уж полыхнул пожаром клёнов,
Но вдоль тропинок бровкою зелёной,
Улитка хрупкий домик свой несёт,
И бережно почтительный народ
Её обходит – не задеть бедняжку,
И так ей нелегко с сей ношей тяжкой
Ползти из сил неведомо куда.
Застыла на траве прозрачная вода
Жемчужной каплей, словно ландыш в мае,
И весело хвостом распушенным играя,
Несётся по дороге резвый пёс.
А сколько слёз, невидимых теням,
Смолой стекают с высвеченных елей
По чешуе и трещинам к корням.
Прохладней ночи с каждою неделей
И сокращают срок грядущим дням.
Так ворожит нечаянной забавой
Мятущийся по осени сентябрь.
Но, время в нём застынет иногда,
И можно лишь гадать, как скоро холода.
 
16/09/2012 Загорянка

К закату осени

 
Уняв тепло до новых вёсен,
Нырнуло солнце в листьев схрон,
Гортанный резкий крик ворон
Застыл в высоких кронах сосен.
 
 
Узором, вскользь приметным зренью,
В верхушках обнажился лес,
В высоком кружеве небес
Застыло света отраженье.
 
 
Кленовым золотом покрыло
Дорожки близь стволов берёз,
Последний всполох поздних роз
В седую зелень заманило.
 
 
Чуть видная издалека,
Всё явственней при приближенье,
Дрожала церковь отражением
В прозрачном блюдце озерка.
 
 
Так грусть по лету льнёт из снов,
До боли, головокруженья,
Предчувствуя зимы явленье,
Грядущих близких холодов.
 
30/09/2012 Загорянка

Внуку

 
Ты прожил первый день, малыш,
Возможно, трудный самый,
И в сладких снах слегка сопишь,
Теплом согретый мамы.
 
 
Любовью нашей создан был
Твой образ в день творенья,
И миг урочный наступил
Счастливого рожденья.
 
 
В ночной тиши на пятый час
Пришёл, забот не зная,
Согрел октябрь солнцем нас,
Улыбкой жизнь встречая.
 
 
Тебя уж скоро наречём
Мы именем достойным,
И в мире светлом ты рождён,
Надёжном и спокойном.
 
 
Хоть быт бывает к нам суров
С годами, кто не знает,
Пусть светлый праздничный Покров
Тебя оберегает.
 
14/10/2012 Загорянка

Так зреет осень

 
Так зреет осень. Нас прельстив плодами,
Она ажурный выткала ковёр,
Цепь туч под голубыми небесами
Сияет жемчугом,
Весь золотом покрылся старый двор.
Как гобелен торжественно и строго,
Зависло пёстрое узорочье берёз.
«Покров» пришёл и пробует мороз
Посеребрить полянку – недотрогу,
Рассыпать по траве мерцающую скань,
Под утро видную, когда встаёшь в такую рань
На загорянской нашей тёплой даче.
Рассвет ещё под утро солнце прячет
И лёгкий пар с дыханьем вверх идёт.
Ещё не встал заспавшийся народ,
Так тихо, не слыхать ничьих шагов,
Лишь эхо чуть доносится гудков
Пронёсшейся, как вихрь, электрички.
Но, вот уже вспорхнули две синички
На яблонь задремавшие стволы.
Запахло сытным завтраком и дымом
Костров осенних. Но, без солнца стынут
И индевеют иглы на сосне.
Вот светится чуть видимо во тьме
Гортензий порыжелое соцветье,
Напоминая о прошедшем лете,
Осенних ветрах, происках зимы,
Слизавшей краску голубых гортензий
Морозными ночами октября.
Но ярок цвет рябин и роз, чтоб зря
Не выставлять немыслимых претензий
К проказам к нам идущих холодов.
В траву упал последний из плодов
Антоновки. Бредёт ноябрь, значит,
И скачет по дорожке красный мячик,
И солнца хладный шар встаёт из снов.
 
15/10/2012 Загорянка– Москва

Первый снег

 
Взглянул под утро на окно –
Там не стекле капель застыла
Жемчужной сеткой ноября.
Да, впрочем, строго говоря,
Давно пора уж наступила
Стелить погоде полотно
Из белоснежного покрова.
«Покров» прошёл уже давно,
Не будь, зима, пока сурова,
И сквозь замёрзшее окно
Пусть глянет солнце. Стает снова
С травы небесное зерно –
Сребристый иней. Распогодит,
И лёгкий синий день приходит,
Но, жёлтым листьям суждено
Чернеть до времени иного,
И расторопный старожил
Сгребёт лопатой заскорузлой,
Что этим летом он растил,
И поместит в кадушке грузной,
Иных причин себе не чая,
Для нужд грядущих урожая.
Какой из окон чудный вид,
Вдруг выпал снег, нежнее пуха,
Прилежно, чутко слышит ухо,
Но, замер божий мир. Молчит.
 
28/10/2012 Загорянка

Раннее утро в Загорянке

 
Белые заплаты,
Снежные следы,
Спят сараи сладко,
В тишине – сады.
 
 
Вымокли тропинки,
Выцвел бурелом,
Выгибает спинку
Провод за углом.
 
 
Чёрный грай вороний
В кронах приумолк,
Ветер, ветку тронув,
Раскачать не смог.
 
 
Гулко электричка
Тянет на подъём,
Снежная косичка
Вьёт за ней позём.
 
 
С ближних схронов стужа
Выдула тепло,
Слёзы льёт белужьи
Дождик на стекло.
 
 
Тёмный абрис веток
Чертит неба твердь,
День немного света
Нам пошлёт и впредь.
 
03/11/2012 Загорянка

К рассвету на даче

 
Семь часов – разве время для сна?
Зелень лап протянула сосна
К окнам дома, затянутым сеткой
Лёгких капель дождя. С ближней ветки
Серебристой прозрачной капели
Слышен стук. От недели к неделе
Холодает, и чертится круг
Тех прогулок вдвоём. В самом деле,
Это время печалей, разлук.
Что за дни, слепотой надоели,
Просыпаешься по утру вдруг,
А оно непрозрачно, тоскливо,
Серый неба клочок сиротливо
Озаботит, как чей-то недуг
Прорывается странной болезнью.
Всё ж, поверим, насколько полезней
Белый снег, если выпадет вдруг.
Красных ягод на снежном покрове
Неумелой позёмкой не скроет
До суровых ноябрьских вьюг.
Мы проснулись и миг пробужденья
Чуть продлит чудеса сновиденья,
Тесно руки впотьмах сплетены,
Это главное наше везенье,
В этом верная наша удача,
И сквозь окна неясно на даче
Только хрупкие ветви видны
В кронах чёрных и белых берёз.
Светлый день приворожит мороз,
Коли будет вдруг солнечно, ясно.
Так с «Казанской» к «Матрёне» негласно,
По поверьям, слагает зима
Поступь вьюг. Может, будет ненастно,
Коль внезапно придёт к нам сама,
Чтоб тепло очага мы ценили,
Чтобы долго и верно любили,
Чтобы помнили ночи без сна.
 
04/11/2012 Загорянка

Садовый романс

 
Окутан сад осеннею прохладой,
Взлетает к небу призрачный дымок,
Поникший куст сирени вдоль ограды
Свернув листы, в дождливом дне промок.
 
 
Под влагой лапы елей тяжелеют,
Сложив к стволам мохнатых крыльев ряд,
В осенних снах гортензии жалеют,
Что блага лета не вернуть назад.
 
 
Так, дожидаясь зимнего финала,
Окрас их смыла проседь снежных туч,
Где неба синь в соцветье застывала
И затевал игру полдневный луч.
 
 
Рассыпал листья рододендрон южный,
Вкруг сочных стеблей остов обнажив,
И ниткою серебряно-жемчужной
Застыл узор на ветках хрупких слив.
 
 
На колких стеблях ярких роз не стало,
Теперь уж им до лета не цвести,
И можжевельник редким опахалом
Шлёт бузине прощальное «прости».
 
 
Плывут в саду чуть слышимые звуки,
Под ветром осторожный перебор,
Деревья, травы, как перед разлукой,
Вступают в тихий, тайный разговор.
 
 
Покроет скоро снежная перина
Замолкший сад. Придёт белым-бела
Зима, и он на срок безмерно длинный
Прильнёт ко снам до нового тепла.
 
05/11/2012 Загорянка

Оттепель

 
Лёгкая позёмка в ближний лес ушла,
Чтоб согреться в листьях,
спрятавшись в валежник,
А в саду заглохшем липа расцвела,
Белыми цветами иль покровом снежным.
 
 
Вдоль проталин жёлтых тени залегли,
Плачутся сугробы, холод призывая,
Вьётся над тропинкой лёгкий пар земли,
Край травы подмёрзшей мягко ублажая.
 
 
Ягоды рябины светятся теплом,
Их до сладкой боли подморозил иней,
Днём сосна светится розовым стволом,
Плечи прикрывая шалью хвойно-синей.
 
 
Поседел и выцвел редкий частокол,
Льдинки в мелких лужах светятся узором,
Вишни ствол подкрасил цвет янтарных смол,
Наст сырой и влажный с россыпью сосновой.
 
 
Низкий купол неба плакаться устал,
Синие просветы пряча осторожно,
Кто бы это думал, кто бы раньше знал,
Что такой погоде радоваться можно
 
08/11/2012 Загорянка – «Золотые ключи»

По поводу дня, когда захару исполнился месяц

 
Когда к пробужденью ещё не готов,
Рассвет за окном лишь мерещится смутно,
Ты всё ж сторожишь, выплывая из снов,
Миг утра, сверяя часы поминутно.
 
 
Здесь прихоть погоды и тяготы дня,
Желанья, надежды, внезапные встречи,
Всё то, что обычно волнует меня,
Заботы дневные, дела человечьи.
 
 
Улыбки друзей – нет проверенней средств,
Дороже подарков к иным юбилеям,
И смех столь родных и столь близких существ,
Всех внуков и внучек, что няньчим-лелеем.
 
 
В них наших судеб замыкается круг,
И мудрость к нам поздно пришедшего знанья,
В них радость объятий и горечь разлук,
И суетной жизни мирской оправданье.
 
 
Прожить сотни лет никому не дано,
Но, мир сей покинуть душа не готова,
Что ж, в детях и внуках судьбой суждено,
Чтоб мы повторялись в них снова и снова.
 
11/11/2012 Загорянка

Утро в «золотых ключах»

 
Утро серым светом выплывает,
Ночь прошла, а вроде, не была,
Только полдевятого светает,
Вот шагаю молча в три угла.
 
 
Ежедневным утренним соблазном, –
Кофе, сигарета, бутерброд.
Для безделиц и проделок разных
Под окном съезжается народ.
 
 
В шуме улиц, суетном, невнятном,
Давняя мерещится беда –
Неизбывно, медленно-утратно,
Не приходит строчек череда.
 
 
Том стихов – подспорье к пробужденью,
Только формы мне не повторить,
Каждое прошедшее мгновенье –
Как потерю рифмой возместить?
 
 
Мне понять бы истину простую,
Лишь бы гул за шторами затих,
Вот хожу и маюсь и тоскую,
Но слагаю свой упрямо стих.
 
15/11/2012 Москва

Благодарение

 
Спасибо за ту любовь,
Что я ожидать не мог,
Она возвращалась вновь,
Забыв расставаний срок.
 
 
Венчальный огонь свечей
В душе вечно светит пусть,
За радость нагих ночей,
И тихую утра грусть.
 
 
За мудрый и нежный взгляд,
Смиряющий иногда,
Добра неразменный клад,
Хранимый тобой всегда.
 
 
За горечь лихих разлук,
За радость так жданных встреч,
Кольцо твоих тёплых рук,
Семью, что смогла сберечь.
 
 
За дом и уютный сад,
Где неба – голубизна,
Дороже мирских наград
Для нас его тишина.
 
 
За прочный уютный быт,
Где скуки невязок слой,
За стих, что во мне звучит,
И вспомнился вновь с тобой.
 
19/11/2012 Москва

Раннее пробуждение

 
Рассвет трелью птиц ночных
простреливал пробужденье,
Стыли огни фонарей, сном подморозило их;
Ветви накинули сеть в чёрные крыши строений,
В остовы труб печных; ветер под утро стих.
 
 
Зачем меня подняла тревоги слепая сила,
Ответить верно не смог, но властно тянет она,
Низкая цепь облаков зарево неба затмила,
Мертвенно-бледный свет льёт сквозь окно луна.
 
 
Капли дождя в стекло бьют барабанным боем,
Мерно стучат как гость, впрочем, его не ждут,
Не разобрать впотьмах, всё не своё, чужое,
Так в предрассветный час сны у меня крадут.
 
 
Словно замрёт на миг свист пролетевшей чайки,
К Темзе спешит она, темень пронзив крылом,
И приплывут в тиши снова стихи и байки,
Сквозь загрустивший сад
прямо в мой старый дом.
 
27/11/2012 Лондон

Дневник

 
На чердаке, под старым схроном,
Среди отживших век вещей,
В углу, возможно, добрым гномом,
Он был запрятан от людей.
 
 
Эко дело! Кто ж того не знает,
Что жизнь лишь только краткий миг,
И время пылью засыпает
Чужой затерянный дневник.
 
 
С его страниц, когда-то белых,
Ещё звучат для нас слова,
Но с пеплом фраз перегорелых
Умолкнет старая глава.
 
 
Чья суть, чьё бытие сознанья,
В его страницах спасено?
Но только боль воспоминаний
Другим постигнуть не дано.
 
 
Так я уж тридцать лет как Пимен
Пишу дела от дня ко дню,
И, вечно окружаем ими,
Их смысл познать себя клоню.
 
 
Вновь открывая осторожно
Чуть обветшалый переплёт,
Читатель новых лет, возможно,
Чужую жизнь, грустя, поймёт.
 
12/12/2012 Москва

Here Comes the Sun

 
Пусть вновь восходит солнце столь прекрасно,
Но я грущу по времени опять,
Ушедшем безнадёжно, это ясно,
И потому так нелегко понять
Всю простоту любви и человечность.
О, как же жить с улыбкой прежних дней,
Без этих тихих помыслов о ней,
Что душу мне в тревоге стерегут?
Мелодий, что призывно так зовут
Из времени исчезнувшем, прошедшем,
Но в музыке вновь воплотившим вечность?
Когда плетётся звуков этих нить,
Нанизанных на слов простые смыслы,
Так тонко, так неосторожно близко –
В глубь тихую хотелось бы заплыть
И затаиться призраком на дне.
Душа так стонет, ноет так во тьме,
И тешится надеждами без славы,
Вновь что-то просыпается во мне –
Какие же стихи, о, Боже правый,
Рождаются в прохладной глубине.
Так сумрачно, что трудно и дышать,
И в песнях, что звучат, проснулся снова
Смысл музыки, и мы давно готовы
Слова и ноты сердцем всем принять.
 
18/12/2012 Лондон

Новый год 1953

 
Двадцать градусов за окном,
День короток, а ночь длинна,
И вползает в мой старый дом
Предрассветная тишина.
 
 
Лет десятки не помогли
Позабыть это, вновь предо мной
Возникает из снежной мглы
Просек пятый наш Лучевой.
 
 
В ночь, хоть выколи все глаза,
Так кружилась пороши хмарь,
Вдоль сараев из-за угла
Шёл с работы хромой бондарь.
 
 
Жалась с холоду божья тварь,
Человек то ли выл иль зверь,
И раскачивался фонарь,
Освещая барака дверь.
 
 
Там, где света не сыщешь днём,
Где вдоль леса туман седой,
В тьму сияла больным огнём
Ель с кровавой косой звездой.
 
 
Год прошёл пятьдесят второй,
Снова вызвав череду смертей,
Гордо тешился ирод злой,
Затевая процесс врачей.
 
 
И средь груды привычных дел,
Сквозь метельную круговерть,
В чёрном раструбе гимн хрипел,
Предвещая тирана смерть.
 
23/12/2012 Загорянка

Морозное утро в Раменках

 
Будто чайки ты белым крылом
Оперился, застенчивый лес,
Знать, уходит зима на излом,
Солнце греет пространство небес.
 
 
Заскользят облака в вышине,
Не цепляясь за мачты опор,
И, застывшие в сумрачном сне,
Башни Раменки встанут в дозор.
 
 
Звуки грянут, что глушат снега,
Обретут неумолчный настрой,
Обнажатся реки берега
С золотой порыжелой травой.
 
 
Оживут перекрестья дорог,
Электрички шмыгнут сквозь откос.
Что ж, что кто-то так зябко замёрз –
То на прочность нас щиплет мороз.
 
 
Вновь услышатся птиц голоса,
Гул пройдёт по равнинам немым,
А пока индивеют леса,
Серебром отливая шальным.
 
24/12/2012 «Золотые ключи»

Предновогодняя

 
Если вдруг проснулся в ночь,
И окрасил снег поляны, –
Побреду, от счастья пьяный,
Даже если жизнь не в мочь.
 
 
Если этот гомон птиц
Утра славит пробужденье,
Значит, божее творенье
Светит тысячей светлых лиц.
 
 
Даже если в полной мгле
Встречу племя не родное,
Руку протяну, не скрою:
Все мы братья на Земле.
 
 
Почему ж нам так нужны
Пожелания от друга?
Значит, тесным близким кругом
Взяться за руки должны.
 
28/12/2012 «Золотые ключи»

Новое признание

 
Не дано тебе знать,
Что сегодня в душе у меня,
Видно, карта не в масть,
Оседлаю лихого коня,
С неизбывной тоской
Понесусь по полям и лесам,
Убежать от себя,
От сомнений, от грусти к чертям.
 
 
Так не задалась жизнь,
Расплескалась, сквозь пальцы ушла,
Словно падаю вниз,
Ты меня усмирить не смогла,
И молитвой святой
Не утешишь тоски моей жуть.
Не иду по прямой,
Всё зигзагами чертится путь.
 
 
Ты же знаешь, любовь
Сохраняется в сердце моём,
В том признаться готов,
В те часы, когда вместе, вдвоём,
Но не веришь ты мне,
Скрыто прошлое ржавым замком,
И живу, как во тьме,
Утешаясь забывным вином.
 
 
Так не мало нам лет,
Я давно уж устал от себя,
Через тысячу бед
Жить могу лишь страдая, любя,
Но от прошлого след
Пеплом выпал на лет угольки,
И так жду я ответ,
Когда будем мы снова близки.
 
28/12/2012 «Золотые ключи»

Совсем не новгоднее

 
Отпоются они,
Все отчаянья, все наши грехи,
Пробегут эти дни,
Эти ночи, что так не с руки,
Пусть немеркнущий свет,
Входит в душу, добро сотворя,
Запоздалый рассвет
Освещает конец декабря.
 
 
Не в печалях нам быть,
Всё же жизнь есть подарок судьбы,
Но куда же уплыть,
Хоронясь от грядущей беды,
Видно, повода нет
Зарекаться от доли иной,
Сколько зим, сколько лет,
Всё гонюсь за неверной мечтой.
 
 
Но не время скулить,
Коль судьба не тюрьма, не сума,
Как нам быть, как нам жить,
Не сходить лишь бы только с ума,
И от страстей мирских
Снова больно я падаю вниз,
Может, это каприз,
За грехи ты мои помолись.
 
29/12/2012 «Золотые ключи»

Посленовогоднее

 
Он пришёл, рассветив,
Серебристой присыпав порошей,
Сосен, елей, берёз
Прихотливый январский узор.
Соглядатай зимы, –
Я полночный невольный прохожий,
Что на праздник чужой,
Заблудившись, случайно забрёл.
 
 
Чуть горят фонари,
Затуманились стёкла морозцем,
Всё в оттаявших льдах,
Как гирлянды висят провода,
И по рельсам тугим,
Что без света увидеть не просто,
Словно сердцем стуча,
Песнь печали поют поезда.
 
 
Унеси меня в даль,
Заблудившийся змей электрички,
Через тьму, сквозь туман,
Пусть рассвет догоняет состав,
Мне бы жить – не тужить,
Мне б напиться живою водичкой,
Сбросив прошлого груз,
К году новому цепко пристав.
 
 
Пусть в грядущий рассвет
Окунётся душа, обновляясь,
Через тысячу бед,
Ведь не только моя в том вина,
 
 
И у Господа свет
Я прошу, перед образом каясь,
Обновленья прошу,
Чашу горькую выпив до дна.
 
04/01/2013 Загорянка


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3