Валерий Бронников.

Эта удивительная ранимая Арктика



скачать книгу бесплатно

Об авторах


Валерий Викторович Бронников родился первого апреля 1949 года – путешественник, исследователь, самодеятельный поэт и писатель, рыбак и охотник, инженер-механик по эксплуатации самолётов и двигателей, с рождения жил в Арктике и районах, приравненных к ней, из семьи коренных поморов.

Он много ездил по Северу на разных видах транспорта, в том числе на собаках, оленях, лошадях и современном транспорте; исходил пешком не одну тысячу километров. Работает по специальности по настоящее время, что позволило в течение многих лет летать над бескрайними просторами тундры и лесотундры. Дважды ходил на дюралюминиевой лодке под подвесным мотором из Лешуконского на полуостров Канин; путешествовал по морским просторам и на других судах, в том числе и под парусом; управлял самостоятельно маломерным судном на море с четвёртого класса школы.

Наталья Валерьевна Дикина, дочь Валерия Бронникова, родилась в Архангельске 26 июня 1971 года, где проживает и по настоящее время. Много жила на побережье Белого моря на родине предков, хорошо знает законы моря, попадала в шторм на обыкновенной деревянной лодке. Она любит путешествовать и рыбачить в любое время года; пишет картины, а в последнее время и книги.

Это у авторов первая по жанру научно-популярная книга. Она может являться пособием для начинающих покорителей Арктики, для тех, кто стремится познать трудности покорителей Севера, желает жить и работать в арктической зоне.


Авторы книги благодарны всем авторам фотографий, любезно предоставившим свои снимки. В книге использованы выдержки из средств массовой информации, имеющиеся в широком доступе в печати, на телевидении и в интернете.


Авторы благодарны всем жителям Арктики, так или иначе принявшим участие в исследованиях, встречах, обсуждении насущных тем и проблем; живущим в суровых условиях Крайнего Севера и гордящимися местом своего проживания, своей малой и большой Родиной, великой и огромной страной Россией!


Эта удивительная ранимая Арктика


Арктике уделялось пристальное внимание всегда, а не только в настоящее время. Она постоянно манила, притягивала к себе многих исследователей, путешественников, учёных, мореплавателей и просто дилетантов, не имеющих порой представления об этом удивительном и чрезвычайно суровом уголке земного шара, кроме того, что там холодно и где-то там, на краю Земли, находится Северный Полюс с неисчерпаемыми богатствами, куда устремляются каждую весну перелётные птицы.

В настоящее время проходят международные форумы «Арктика – территория диалога» по развитию, освоению Арктической зоны. Многие страны хотят видеть Арктику своим сырьевым придатком или частью своей территории с её неисчерпаемыми богатствами, с её суровой и изумительной природой, огромным пространством, нетронутым подчас цивилизацией и с не развитой инфраструктурой.

Суровые воды Северного ледовитого океана и северных морей таят внутри себя несметные богатства флоры и фауны, полезных ископаемых, огромные запасы пресной воды в виде снега и льда, окружённые чистым и незагрязнённым воздухом.

С незапамятных времён многие мореплаватели, путешественники исследовали Севера, стремились к Северному Полюсу, на край Земли, туда, куда держали по весне свой путь перелётные птицы.

Арктика манила, но и не выпускала обратно многих, кто пытался постичь и разгадать её тайны.

На эту тему написано много книг, выпущены фильмы, из уст в уста передаются истории, легенды и рассказы тех счастливчиков, кто сумел побывать на краю Земли и вернуться обратно целым и невредимым.

Однако, следует заметить, что не все, кто стремится и стремился ранее освоить Арктику, завладеть её богатствами, понимают, что Арктика давно освоена, населена. На её огромных территориях проживают постоянно зимой и летом люди, работают на благо государства, растят детей, гордятся своим местом проживания и своей территорией, занимаются рыболовством, охотой и другими промыслами, разводят оленей и сдают мясо государству, ходят друг к другу в гости и навещают родственников, берегут ранимую северную природу, которая очень медленно залечивает свои раны после вмешательства человека. Не многие в больших городах знают, что навестить родственника в соседней деревне или рыбацком становище на Севере – это далеко не простая задача. Порой приходится преодолевать сто-двести километров по бездорожью на случайном попутном транспорте в виде собачьей упряжки, лошади или оленях. В последнее время при наступлении цивилизации появились снегоходы, вездеходы и другой механический транспорт, а также моторные лодки и мелкие суда для прибрежных путешествий, что несколько разнообразило передвижение, но не упростило транспортную доступность между населёнными пунктами.

Сухопутный транспорт оставляет на летней тундре незаживающие раны от колёс, гусениц, телег, волокуш и прочих приспособлений. Растительность от механического воздействия разрушается и очень долго покров естественным путём не восстанавливается из-за сурового климата. Если смотреть с самолёта, эти незаживающие раны хорошо видны в виде многочисленных борозд, пересекающих во всех направлениях многочисленные болота тундры, исполосованные вдоль и поперёк, напоминая человеку о том, что он вторгся на уникальные по своей красоте суровые и ранимые территории; оставил свой, человеческий, след на уникальном творении природы, сильно не задумываясь над тем, что сделал и что останется будущим поколениям людей.

Тем не менее, люди стремились, стремятся и будут стремиться туда, куда всегда стремился человек: в неизведанные или кажущиеся неизведанными суровые края с уникальной по своей красоте и неповторимости природой. Особенно часто это происходит в последнее время. Люди стремятся познать, как жили наши северные предки, на чём передвигались, какими маршрутами и путями ходили по северным морям и океану. Несмотря на то, что давно есть современные суда, человек стремится познать, как в недалёкие времена люди ходили в море на утлых судёнышках под парусами или на вёслах, проходят сами этими маршрутами, используя иногда современный транспорт, а иногда и без такового.





Фото Леонида Лагейского. Оленье стадо на заснеженной тундре.


А ещё стремление в Арктику продолжается для занятия традиционным поморским промыслом, рыболовством или развитым занятием у малых народов Севера – оленеводством. Огромные стада оленей оленеводы перегоняют по тундре с места на место в поисках лучших пастбищ для обеспечения кормом этих неприхотливых животных как летом, так и в тяжёлый зимний период. Такой кочевой образ жизни малые народы Севера вполне устраивает и им не нужна какая-либо другая жизнь.

По сей день выходят суда на промысел, но это уже не утлые судёнышки, а современный транспорт, оборудованный необходимыми механизмами и условиями для хранения продукции, хотя и старинный промысел на лодках и карбасах не забыт и существует по сей день.

Наступающая на Арктику современная цивилизация из других широт и областей приходит со своим «уставом», стремясь сделать свои дела быстрее и с меньшими экономическими затратами; с применением современных механизмов и транспорта; со своими дисциплиной и порядком, с новыми технологиями, порой совсем непригодными к арктическому климату. Но и этот вопрос стал решаться всеми заинтересованными сторонами на международном уровне.

Долгое время в этих суровых климатических условиях никто не обращал внимания на горы оставленного хозяйственного и техногенного мусора, скрывающегося постепенно под снегом. Этот мусор в виде железных бочек, старых металлических конструкций, использованной тары, списанных машин и механизмов постепенно накапливался, превращаясь в разнокалиберные многочисленные свалки, на радость диким животным, выискивающих испорченные продукты и другие съедобные отходы.





Заброшенный остов паровой машины.




Выброшенный за ненадобностью кунг.


В портах у причалов под водой скрываются рукотворные рифы в виде остовов затонувших судов, мешающих судоходству.

Менялись поколения людей, шли годы, а мусор оставался там, где был оставлен и постепенно стиралось из памяти, кто и когда здесь наследил. Порой это делалось не преднамеренно, а из необходимости выживания.

Часть мусора зарастала растительностью, а большая часть покрывалась на длительное время снегом, пережидая под этим покрывалом долгие полярные зимы. Увеличивающийся спрос на закрома Арктики требует искать другие пути и подходы в решении экологических проблем, утилизации мусора и отходов, металлолома.

Значительную проблему составляют труднодоступность, отдалённость мест свалок и дорогой транспорт, а также в связи с этим отсутствие должного контроля.

Вот и получается, что человек оставил свой не исчезающий след в арктической зоне не по злому умыслу, а по необходимости.

Местное население, поморы, привыкли к тому, что где-то что-то оставлено и лежит долгие годы без надобности и без хозяина. Так после Великой Отечественной войны много лет в посёлке Шойна лежали неразорвавшиеся бомбы, сложенные в аккуратные ряды и оставленные ржаветь без присмотра, а по ним бегали ребятишки, играя в свои незатейливые игры. А самая тяжёлая трёхсоткилограммовая неразорвавшаяся бомба осталась лежать на долгое время там, где упала, оставаясь местной достопримечательностью.





Одно из многочисленных судов, оставленных на берегу доживать свой век.


Любой Арктический форум должен прежде всего учитывать интересы проживающих в северной глубинке людей и акцентировать внимание на очень ранимой заполярной природе.








Поморы.




Транспорт местный (на переднем плане) и современный.


На встрече со школьниками в январе 2018 года Президент Российской Федерации В. В. Путин сказал: «Отдавать природе надо больше, чем взято у неё для развития».





Примерно так выглядит из окна вертолёта небольшая частичка тундровой Арктической территории летом.


Глубокое понимание проблемы развития северных территорий с учётом интересов местного населения, понимания сущности географического положения, климата, геологических и многих других факторов – залог успешного развития и продвижения вперёд.

Кажется, что в этом краю нет мест для обитания человека, но это далеко не так. Вся прибрежная зона северных морей, острова и тундра заселены людьми – коренным населением и теми, кто однажды приехал в эти неизведанные края и остался тут навсегда, променяв жизнь в черте большого города или в комфортной зоне России на этот суровый приглянувшийся край. А ещё раньше пришли осваивать эти земли первопроходцы новгородцы, ища в этих краях вольную независимую жизнь. До них Север приглянулся Белым людям, нашим прародителям, которые, как считается, первыми шагнули в эти необжитые места, но это из области легенд и догадок.

А многочисленные топи, болота, озёра и ручьи только с виду кажутся бесконечными и непроходимыми, где, казалось бы, не за что зацепиться взгляду, а не то, чтобы тут жить. Но тут люди работают, растят детей, строят дома, живут полноценной жизнью вдали от цивилизации, но со своим укладом жизни, укладом добрым, отзывчивым, безгрешным, не испорченным стремительным развитием мирового сообщества. Эти люди привыкли рассчитывать только на себя, на свои силы и способности; привыкли жить в гармонии с суровой природой, добывать себе пищу, делиться ею с другими и выживать в этих трудных условиях с завораживающей северной природой. Законы и запреты государства на них распространяются так же, как на любых других жителей, но здесь не выжить, не нарушая эти законы и запреты, где надо надеяться только на себя в способах добывания пропитания на всю длинную суровую зиму.





Обед на две большие семьи обеспечен.


Зимой эти огромные территории покрыты белым покрывалом из снега и выглядят бесконечной белой равниной без конца и края. Даже самолёт или вертолёт при наличии нынешних больших скоростей летит долгое время, не имея никаких ориентиров, иногда в сплошном «молоке», если погода пасмурная. А зима здесь вместе с холодной осенью и затяжной весной занимает большую часть года. В июне вскрываются реки. В июне же или в конце мая занимают свои обжитые места в тундре перелётные птицы, устраиваясь на правах хозяев и выводя здесь своё потомство, которое поздней осенью с появлением «белых мух» или предстоящих заморозков, покинет вместе с родителями родные обжитые места до следующего лета. Скоротечного лета едва хватает на то, чтобы новое потомство выросло, окрепло, научилось летать и навсегда стало считать эти места своими родными.





Фото из коллекции Леонида Лагейского. Тундровые будни.


Зимой тундра только с виду кажется вымершей. На самом деле она обитаема и дружна с теми, кто никогда не покидает эти места. Огромные пространства заселены животными и птицами, грызунами. Белые куропатки целыми стадами перемещаются по тундре по воле ветра в поисках своего корма. Куда дует ветер, туда они и перелетают от кустика к кустику. Кусты заметает бесконечными метелями, но их вершинки зачастую проглядывают поверх снежного покрывала, становясь кормом для куропаток. Ночуют куропатки в снегу, ныряя в сугроб. Ночлег быстро заметает свежим снегом и через некоторое время всё становится ровным. Такая жизнь куропаток вполне устраивает. Часть их становится добычей песцов и других животных, но от этого естественного процесса никуда не деться.

С развитием в тундре цивилизации появилась для них и новая беда. В двадцатом веке с развитием телефонизации все посёлки соединились проводами, протянутыми по тундре на столбах. Вот об эти провода и стали разбиваться куропатки при своих не дальних перелётах. Зачастую монтёры, проходя по линии, собирали то, что не успели унести песцы, заготавливая для себя пищу впрок. Даже такая мелочь, как натянутый провод, наносит серьёзный урон тундровой фауне! А телефонная линия страдает от ударов куропаток.




Фото Леонида Лагейского. Зимняя тундра.





В тундре полночь.


Снег является естественным укрытием для обитателей тундры, защищая от ветра, мороза, врагов. Он же хранит под своим покрывалом корм и укрывает скудную тундровую растительность от жесточайших морозов и ветров, позволяя ей сохранять свою жизнедеятельность и оживать вновь с наступлением тепла.

Весной (календарным летом) тундра расцветает, разукрашивая ландшафт в самые немыслимые цвета, хвастаясь всем своим многообразием растительности, пусть невысокой и без огромных плодов, но по-своему красивой, уникальной и неповторимой. В эту пору тундра оживает и хвастается своей изумительной красотой перед редкими путешественниками или местными жителями, привыкшими к её скоротечной летней красоте.

Нет, например, ничего вкуснее тундровой земляники, маленькой ягодки с изумительным неповторимым ароматом! Надо заметить, что её вкус и частично вид отличаются от земляники, растущей южнее Полярного круга.

Уникален вкус морошки, сохраняющей в себе в жаркую погоду приятную свежесть – эта поистине тундровая ягода растёт только на Севере, расположившись на многочисленных тундровых болотах и спасаясь от жесточайших ветров в период цветения в естественных укрытиях: низинах, оврагах, за буграми, в кустах, а иногда прячется от солнца на окраинах перелесков там, где они есть.

Ходить за этой ягодой могут только те люди, которые привыкли к ходьбе по пересечённой местности, по чавкающим под ногами болотам, вынося плод своих трудов на себе: за спиной кузов, а в руках наполненные вёдра. При этом пешехода жалят нещадно комары и другая кровососущая живность, присасываясь для укуса в самые уязвимые места: уши, глаза, лицо и, понимая, что руки у него заняты и он не может отмахнуться.

Тяжесть увесистой ноши да постоянно вытягиваемые из трясины проваливающиеся ноги отнимают последние силы, усугубляя солнцепёк жарой изнутри разгорячённого тела, выпаривая из него последнюю влагу и вызывая нестерпимую жажду.





Морошка.


Люди, жаждущие лёгкой наживы, используют для поиска морошки, чтобы частично уберечь свои ноги, самодельные и другие транспортные средства, способные передвигаться по болоту, нанося этим непоправимый вред болотной растительности и раня болотную почву.

Примерно также происходит сбор клюквы поздней осенью, иногда на покрывшемся ледяной коркой болоте. При сборе клюквы гнус почти не донимает, но живописная красота осени дополняется моросью, дождём, а иногда снегом. Клюкву собирать утомительно, по одной ягодке, но она растёт подчас очень кучно и собирать её можно, ползая на коленях, если позволяют обувь и болото.

Северные жители, занимаясь сбором ягод, не обращают никакого внимания на меняющуюся погоду: солнцепёк, осадки или некомфортную температуру, одеваясь так, чтобы внешние условия не мешали основному занятию. Сбор дикорастущих иногда занимает целый день, поэтому обед или чай предусматриваются в процессе работы в период недлительного отдыха, а бывает и так, что ночёвка осуществляется прямо на болоте в палатке или у костра, чтобы исключить повторный утомительный заход к месту сбора ягод.

Тундра делится своими запасами с людьми там, где человек бережно относится к природе и по-хозяйски распоряжается её богатствами, оставляя после себя не израненную землю.

Там же, где человек наследил, долгие годы ничего не растёт. Растительность со временем восстанавливается, но это процесс очень длительный. Восстанавливается растительность на израненной почве, но она точно так же скрывает и то, что оставлено и брошено за ненадобностью ржаветь и догнивать на долгие годы, напоминая всем о пришедшей цивилизации.

Точно так же остаются остовы от вымерших деревень, навсегда ушедших в прошедшую историю, некогда наполненные повседневной трудовой жизнью.





Выброшенный морем лес на морском берегу.


Огромные запасы леса хранятся на берегах морей. Лес, который теряется при лесосплаве по ряду объективных и необъективных причин, а также лес, попадающий в реки естественным путём, уносится течением в море. Долгое время он путешествует по воле волн, течения и ветра, а затем оказывается выброшенным на берег.

Иногда море носит течением целые пласты леса, спрессованного ветром и волнами в сторону побережья на мелководье. Тянутся такие пласты временами на многие километры.

Часть бесхозного леса используется местными жителями для хозяйственных нужд, а большая его часть остаётся лежать на берегу, разрушаясь постепенно под действием природных факторов. Этот лесной катаклизм длится десятилетиями и веками. В некоторых местах побережья, в устьях ручьёв, рек и в бухтах накапливаются огромные залежи леса, наслаиваясь и перемешиваясь во время штормов с галькой, песком и торфяником. Лес лежит до тех пор, пока его не заберёт человек или он не исчезнет под воздействием окружающей среды, постепенно выветриваясь и превращаясь в труху.





Выброшенный на берег штормами лес.


Вместе с истлевшими деревьями находится на берегу и строевой лес, аккуратно распиленный на брёвна, а также лежат различных размеров и возраста доски. Попадаются и напиленные на дрова чурки разного диаметра.

Этот хранящийся на берегах, складированный морскими течениями, лес радует местных жителей, являясь для них подарком природы, но он же является мусором для живой природы, портит естественный ландшафт, загрязняет водоём, является серьёзным препятствием для передвижения маломерного флота.

Плавающие в воде ветки, доски, деревья и другие предметы попадают под гребной винт маломерных судов, выводят его или двигатель из строя, принося немало неприятностей судоводителям, особенно в штормовую погоду, когда плавающих предметов среди волн не видно.

Редкие путники, передвигаясь по берегу моря по неотложным делам из одного населённого пункта в другой, используют сухие брёвна для преодоления на пути водных преград в виде устья небольших рек и ручьёв, которые во время морского прилива становятся широкими и полноводными. Из пары брёвен и поперечных дощечек сооружается плот, который с помощью подходящей доски или шеста легко перевозит путника на другой берег. Такое средство передвижения используется поморами, привыкшими жить в условиях без доступных современных средств передвижения.





Истлевшее от времени дерево, выброшенное волнами на берег.


Из выброшенного на берег леса строятся дома; рыбацкие и охотничьи избушки, раскиданные по всему побережью и продуваемые подчас на бесконечном тундровом пространстве всеми ветрами. У изб в дни ненастья, когда невозможен промысел, заготавливаются из плавника дрова, выстраиваясь аккуратными поленницами в недоступных для вешних вод и штормов местах. На дрова подходит весь хлам, выброшенный на берег: сучья, палки, полуистлевшие брёвна, доски. Другого топлива для отапливания изб нет. Здесь же, на берегу, валяются свёрнутые от длительного лежания трубочкой куски бересты, являющиеся прекрасной растопкой. Её, как и дрова, местные жители подбирают и складируют в укромных местах для последующего использования при растопке печей долгими полярными зимами. А в населённых пунктах широко используется наряду с дровами привозной каменный уголь.

Арктическое побережье зачастую имеет огромные красивейшие песчаные или галечные пляжи, которые тянутся на многие километры вдали от населённых пунктов и которыми любуются разве что чайки, кулики, морские животные да редкие туристы из глубинки России. Местные охотники и рыбаки привыкли к такому ландшафту, который является неотъемлемой частью их жизни.

Досадно и обидно становится, когда среди естественого, выброшенного на берег хлама, попадаются гвозди, крепёжные болты, консервные банки или целые фермы железа, погнутые и искорёженные временем, но оставленные в разные годы человеком за ненадобностью. Они лежат на берегу до тех пор, пока не истлеют под действием окружающей среды.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2