Валерий Шамбаров.

День народного единства. Преодоление смуты



скачать книгу бесплатно

Ширились и связи с Сибирью. Поморские суда-кочи бороздили Баренцево и Карское моря. Для плаваний на восток их специально делали плоскодонными, они шли вдоль берега, из Карского моря по внутренним рекам и волокам пересекали полуостров Ямал и попадали в Обскую губу. И на р. Таз основали г. Мангазею (по названию одного из ненецких племен). Случилось это не позже 1570-х гг., поскольку в 1580-х сведения о Мангазее просочились к англичанам и голландцам, вызвав зависть и попытки самим проникнуть в сказочно богатые края. Экспедиции следовали одна за другой – Бэрроу, Пэта и Дэкмена, два плавания Баренца. Но, хотя на картах море стало Баренцевым, стоит помнить, что европейцы путешествовали в краях с оживленными морскими сообщениями. И, когда Баренц погиб при «открытии» Новой Земли, давно освоенной русскими, остатки его экспедиции спасли те же поморы. А восточнее Новой Земли ни англичане, ни голландцы пройти не смогли, так как их суда к плаваниям во льдах были не приспособлены. Хотя русские плавали в Сибирь постоянно, от Мангазеи по р. Таз попадали в Турухан, оттуда доходили и до Енисея, и до Нижней Тунгуски.

Но война России с Крымом и Турцией неожиданно аукнулась и в Сибири. После сожжения ханом Москвы Кучум счел, что русские не так уж и сильны, убил царского посла Третьяка Чебукова и открыл враждебные действия. Зауральская русская слобода Тахчеи была уничтожена. Начались набеги на Пермь, на владения Строгановых. В 1582 г. последовало особенно масштабное нападение, сын Кучума Алей погромил Соль Камскую, Кай-городок, осадил Чердынь. Однако в ответ последовал поход Ермака Тимофеевича, организованный Строгановыми. Отряд по сибирским меркам был сильный – по разным данным, 500–800 бойцов, 3 пушки, 300 пищалей. А момент был выбран очень удачно – ведь основные силы Кучума, его бухарская и ногайская гвардия с присоединенными к ним отрядами вассальных или союзных хантов, манси, башкир ушли в поход с Алеем. Ну а Ермак нанес удар прямо на вражескую столицу г. Кашлык и взял ее. Кучума в Сибири считали узурпатором, тотчас его государство стало разваливаться, подневольные племена выходили из повиновения. И Ермак поклонился царю «Сибирским царством», что оказалось очень кстати после неудачной войны на Западе. На помощь Ермаку был отправлен отряд воевод Волховского и Глухова, за ним – Мансурова, казакам разрешили вербовать добровольцев на Дону и в других местах.

Но Кучум вовсе не был сломлен. Он сохранил свои лучшие войска, и война шла с переменным успехом. В 1584 г., попав в засаду, погиб Ермак с частью казаков. Вскоре стало ясно, что одолеть степняков можно лишь организацией постоянных опорных пунктов, удерживающих под контролем дороги и реки. В 1586 г. отряд Василия Сукина и Ивана Мясного построил крепость Тюмень, в 1587 г. казаки Данилы Чулкова основали Тобольск, который и стал русской сибирской столицей. Выгоды присоединения новых земель в Москве поняли сразу. Еще Ермак стал собирать с местных жителей ясак, дань мехами, хотя и уменьшил ее по сравнению с ханской.

Впрочем, иначе здесь подчинение и не мыслилось, ясак был выражением подданства. А в Европейской России поголовье пушного зверя уже сильно поубавилось, и присылаемая «меховая казна» стала серьезным пополнением казны государственной.

Вдобавок к русским городам потянулись караваны среднеазиатских купцов, они сочли, что торговля через Сибирь сможет заменить погибший Шелковый путь. Для Москвы это тоже было выгодно, купцам даже предоставили право беспошлинного торга, что решало проблему снабжения сибирских гарнизонов. Россия стала устраиваться в Сибири «всерьез и надолго». В 1593 г. были подчинены вогульские Пелымское и Кондинское княжества, возникли города Пелым и Березов. Между тем Кучум был союзником и вассалом хана Бухары Абдулмумина. Поэтому воевал не только с русскими, а и с казахским ханом Тевеккелем. Его стеснили с двух сторон. А казахи уже успели установить дружеские связи с русскими, и Тевеккель направил в Москву посла Кул-Мухаммеда с просьбой помочь «огненным боем». Был поднят и вопрос о подданстве – русское правительство обещало в этом случае прислать даже не «огненный бой», а «много рати с огненным боем».

В казахские степи поехал в 1595 г. посол Степанов, и Тевеккель на подданство согласился. Но вскоре он погиб в походе, а его сыну Есиму, ставшему ханом, подданство уже не понадобилось. В Бухаре был убит Абдулмумин, успевший истребить всех потенциальных наследников, династия бухарских Шейбанидов пресеклась, и в ханстве начались гражданские войны. Поэтому Есим без особого труда захватил Ташкент. А правитель Ургенча при поддержке Ирана изгнал из Хорезма бухарских наместников, провозгласив себя независимым ханом. Кучум, лишившись поддержки Бухары, стал терпеть поражения, большинство его сыновей попали в плен к русским. Он него отпали ногаи, татарские и башкирские князья стали переходить на службу к царю. Бывший царь почти ослеп, с оставшимся маленьким отрядом скитался по степям, добывая пропитание угонами скота, и погиб в ногайских кочевьях.

Города в Сибири стали расти один за другим. В 1594–1598 гг. возникли Обдорск (Салехард), Сургут, Кетский острог, Тара. Годунов обратил внимание и на Мангазею. Поморы тут действовали «самостийно», торговали с местными и даже, как стало известно, «дань с них имали воровством на себя». Правительство взяло этот пункт под контроль, в 1600 г. сюда прибыли воеводы Шаховский и Хрущев, упорядочили ясачное обложение, а при сменивших их Кольцове-Мосальском и Пушкине был отстроен город и порт Мангазея. Тут возникли склады, таможня, верфь, в год на здешнюю ярмарку приходили по 10–15 кочей из Холмогор и Архангельска. Кроме морской, определились две сухопутные дороги в Сибирь, «Старая казанская», через Башкирию, и основная, через Соликамск и Верхотурье, где была устроена таможня. По указу царя этот путь оборудовался мостами, гатями, паромами. При Годунове завершилось освоение бассейна Оби – в качестве форпоста в ее верховьях был построен г. Томск. А на Кавказе в 1600 г. признали подданство царю адыги, в Кабарде было создано пророссийское княжество Сучаловичей Черкасских, поступили на службу ингушские князья Шихмурза и Султанмурза.

В Османской империи в это время назрел кризис. Ее войны велись уже без захватов новых больших регионов, война перестала «питать войну». Средства стали выжимать из подданных. Налог на иноверцев за столетие вырос с 20–25 до 140 акче, а местное начальство своевольничало, собирая в свою пользу по 400–500 акче. Менялось и отношение к иноверцам. Если на заре существования империи ее население делилось на 2 сословия – аскеров-воинов и райя – податных, тягловых, то в дальнейшем под словом «райя» стали понимать только христиан, и оно приобрело оскорбительное значение – скот, быдло. Уже в те годы взоры балканских народов стали обращаться к России. Мальтийский посланник в Турции доносил – дескать, жители Балкан ждут, что «русские прогонят турок». А венецианский посол в Стамбуле Соронци в 1576 г. сообщал: «Султан опасается русских… потому что у них есть страшная кавалерия в 400 тысяч… и еще потому, что в народе Болгарии, Сербии, Боснии, Морей и Греции весьма преданы московскому великому князю».

Расцвет и богатство турецких городов вызвали такое побочное явление, как чрезвычайный рост числа люмпенов. Правительство пыталось использовать их, вербовало в отряды стрелков-тюфенкчи. Но солдат из бродяг не получалось, а большинство предпочитало уходить в банды разбойников. Изменились и янычары. Еще Баязид II в 1481 г. создал опасный прецедент, сев на престол при их помощи и щедро вознаградив их за это. Поэтому и следующие султаны стали баловать гвардию, выплачивая «подарок восшествия». А Сулейман I разрешил янычарам жениться, заниматься беспошлинно ремеслами и торговлей. И если раньше они существовали на правах религиозного ордена, думая только о войне и смерти в бою, то теперь стали входить во вкус житейских благ, вмешиваться в придворные интриги. В 1595 г. распоясавшиеся янычары свергли неугодного им султана Мурада III и возвели на престол его сына Мухаммеда III. Который тут же умертвил 19 своих братьев и всех беременных наложниц отца. Но в Анатолии, наводненной шайками разбойников, вспыхнули восстания, объявились султаны-самозванцы Кара-Языджи, Дели Хасан.

Смутой воспользовался Иран. Там в результате гражданских войн пришел к власти шах Аббас. Террором упрочил свою власть, казнив половину ханов и кызылбашских эмиров. Реорганизовал армию по турецкому образцу: создал гвардию– куллары из обращенных в ислам грузин, армян, черкесов и корпус стрелков-тюфенкчи. Персы научились отливать пушки, их артиллерия достигла 500 орудий. А шахская разведка умело играла на притеснениях христиан в Порте, пропагандируя Аббаса как заступника для армян и грузин, заключая с ними тайные союзы. В 1602 г. шах начал войну. В закавказских городах поднялись мятежи, они без боя сдавались персам. Турки смогли организовать противодействие лишь год спустя, когда на троне оказался новый султан Ахмед I. Против Ирана выступила большая армия Минак-паши. Но Аббас вступать в сражение не рискнул и предпочел тактику «выжженной земли». Грянул «великий сургун» – переселение. Все армянские города и села на левобережье Аракса сжигались, а жители угонялись. Были уничтожены крупные центры ремесла и торговли Нахичевань, Джульфа. Сотни тысяч людей погибли в пути от голода, истощения и болезней. А уцелевших шах поселил в Исфахане, где решил создать свой центр ремесел и шелкоткачества. Ну а войско Минак-паши, наткнувшись на разоренную пустыню, вынуждено было остановиться.

Эта война косвенно задела и Россию. Разочаровавшись в иранцах, снова просил о подданстве грузинский царь Александр. А когда турки вновь заняли Дербент, на них вдруг решил переориентироваться шамхал Тарковский и потребовал срыть построенный по его заявкам Койсинский острог. Однако его вассалы предпочитали прежние отношения с русскими и обратились за помощью к царю. Москва решила поддержать их, и в 1604 г. в Дагестан отправилась экспедиция князя Бутурлина. Он взял Тарки, но из Дербента подошел отряд турок и вместе со сторонниками шамхала осадил русских в этом городке. Очутившись в безвыходном положении, Бутурлин вступил в переговоры с пашой и договорился сдать крепость в обмен на возможность уйти. Его обманули. Когда русские покинули Тарки и двинулись на север, на них напали и перебили большую часть отряда. А из-за отправки войск с Бутурлиным оказались ослабленными местные гарнизоны. И турки, воспользовавшись этим, захватили и сожгли Койсинский и Сунженский остроги. Но Терский городок отразил все атаки, и, так и не сумев взять его, противник ушел. А вот рассчитаться за случившееся Россия уже не смогла…

Падение в смуту

При Федоре Иоанновиче и в первые годы царствования Годунова Россия достигла пика своего могущества. Закреплялось присоединенное Иваном Грозным Поволжье, там строились города: Царево-Кокшайск, Санчурск, Саратов, Царицын. В состав государства вошла Западная Сибирь. Был сделан большой шаг в «Дикое Поле» – гораздо южнее прежних оборонительных сооружений здесь возвели новую систему крепостей: Чернигов, Путивль, Рыльск, Кромы, Белгород, Оскол, Воронеж, Валуйки, Елец, Курск, Орел, Ливны. Произошла церковная реформа. Воспользовавшись визитом Константинопольского патриарха Иоакима, приехавшего просить денег для строительства кафедрального храма взамен превращенной турками в мечеть Св. Софии, Годунов добился образования Московской патриархии – первым патриархом стал митрополит Иов. Вместо одной в стране стало 4 митрополии: Новгородская, Казанская, Ростовская и Крутицкая, было также установлено 6 архиепископий и 8 епископий.

Россия имела первоклассное для той эпохи войско. Стоит помнить, что регулярных армий тогда еще не было ни в одной европейской стране. Воевали дворянские ополчения или полки, набираемые из наемников. Русское войско состояло из служилых людей «по отечеству» и «по прибору». «По отечеству» служили те, кому это полагалось по происхождению, – аристократы, дворяне, дети боярские. (Кстати, поясним, что дети боярские ни в каком родстве с боярами не состояли. Издревле дружинники князей и бояр назывались «отроками». Потомки тех, кто входил во «двор» князей, стали дворянами. Ну а потомки «отроков», составлявших дружины удельных бояр, были «детьми боярскими», они соответствовали мелкопоместному дворянству других стран.) Все служилые «по отечеству» получали хлебное и денежное жалованье в зависимости от ранга, наделялись поместьями, но не в вечное пользование, а на время службы. Если дворянин погибал, часть имения могли оставить его вдове или подрастающим сыновьям. Раз в 2–3 года проводились воинские смотры и переверстка поместий. А по призыву каждый должен был являться «конно, людно и оружно», в доспехах, на хорошей лошади и приводить вооруженных слуг – 1 пешего и 1 конного со 100 четвертей пашни.

«По прибору» служили стрельцы, казаки, пушкари. Второй в Европе, после Турции, Россия создала при Василии III корпус отборной профессиональной пехоты, стрельцов. В Москве их насчитывалось 10 тыс. и по нескольку сот в крупных городах. Иностранцы называли их «аркебузирами», «императорской гвардией» (Маржерет). Они объединялись в приказы – воинские части по 500 человек, командиром был стрелецкий голова. Приказы подразделялись на сотни, полусотни и десятки под командованием сотников, пятидесятников и десятников. Стрельцы получали от казны оружие, форму, в походах им выделялись лошади, слуги для заботы о бытовых удобствах и по 1 телеге на 10 бойцов.

Пушкари были профессиональными артиллеристами, а казаки – иррегулярной пехотой, набираемой из вольных людей, они служили со своим оружием и снаряжением. Комсостав казаков составляли атаманы, сотники, десятники – но не выборные, у служилых это были воинские звания. Все служилые «по прибору» тоже получали хлебное и денежное жалованье, наделялись участками земли для посевов, им предоставлялся ряд льгот, освобождение от налогов, в свободное время разрешалось беспошлинно заниматься ремеслами и торговлей. В походы привлекались также отряды донских казаков, татарской, башкирской, ногайской конницы, Казанское войско – мордва, татары, черемисы.

Имелся 5-тысячный гвардейский корпус из иностранных наемников. А на большую войну призывались посошные и даточные люди. Посошные – по стольку-то человек с пахотной «сохи» (мера земли, в разных районах отличающаяся в зависимости от урожайности). Даточные – с церковных земель, вдовьих и других поместий, где хозяин не служит. Но таких ополченцев использовали на вспомогательных ролях – в обозах, при постройке укреплений, а после войны распускали по домам. Все войско обычно делилось на 5 полков: большой (основные силы), правой и левой руки (фланговые), передовой (авангард) и сторожевой (арьергард). Во главе каждого ставились воевода и его «товарищ» – заместитель, полкам выдавались знамена с ликами святых, освященные от патриарха. Воеводы имели также трубачей и сигнальные набаты – медные барабаны, перевозимые на лошадях. Главнокомандующим являлся воевода большого полка, ему подчинялись все прочие начальники. В целом Москва могла выставить армию в 100–150 тыс. бойцов, а с посошными и даточными – до 200–250 тыс.

В России изготовлялось отличное оружие. Брони были легче, надежнее и удобнее кирас европейской конницы – кольчуга из 50 тыс. колец весила всего 6—10 кг. Существовали и другие разновидности панцирей – бахтерец (с вплетенными в кольца мелкими пластинами), юшман (с более крупными). Европейцам русские доспехи не подходили «по фасону», но у турок и персов они ценились чрезвычайно высоко. Хотя дворяне и дети боярские, которым чаще приходилось драться не с тяжелой конницей, а гоняться за татарами, предпочитали броням более дешевые и легкие тягилеи – простеганные куртки из толстого войлока. Славились и русские сабли – хорошей считалась такая, которой можно на лету рассечь газовый платок. Француз Маржерет писал, что «местные лошади лучше европейских».

Наряд (артиллерия) делился на стенобитный и полевой, по количеству и качеству артиллерия считалась чуть ли не лучшей в мире. Еще Фоскарино в XVI в. восхищался «многочисленной артиллерией на итальянский манер». «Огромному количеству артиллерии» в Москве удивлялся Маржерет. Орудия, «в которых может сесть человек» или «стреляющие сотней пуль с гусиное яйцо», на все лады описывают поляки. И не только Царь-пушку, отлитую в 1605 г. А Чоховым. Были и действующие гиганты – «Павлин», «Василиск» и др. Тьяполо писал, что «в Москве делают ружья в большом количестве», а поляк Немоевский, хаявший все русское, все же отметил «хорошие пищали и мушкеты». В 1591 г. крымские татары последний раз в истории подступили к Москве – но, когда после молебна Донской иконе Пресвятой Богородицы против них стала разворачиваться огромная, великолепная армия, в панике бежали, не дожидаясь битвы. И отныне ограничивали набеги окраинами страны.

Россия обладала огромным международным авторитетом. Годунов подыскивал для дочери Ксении женихов при дворах Англии, Дании, Швеции. Эти женихи приезжали в Москву: герцог Голштинский Иоганн, принц Шведский Густав. Правда, не сладилось: один умер, второй проявил дурное воспитание и вел себя по-хамски. Борис вообще был «западником», вынашивал планы открытия университета, посылал юношей за границу учиться языкам (впрочем, и английские, голландские купцы посылали практикантов в Россию изучать язык и обычаи, это считалось перспективным). Велось масштабное строительство в Москве, на границе встала неприступная крепость Смоленска.

Но блеск и величие уже разъедались исподволь внутренними конфликтами. По завещанию Грозного слабому и болезненному Федору должна была помогать «пентархия»: дядя царя (брат покойной матери) Никита Захарьин-Романов, Иван Мстиславский, Иван Шуйский, Богдан Вельский и брат жены Федора Ирины Борис Годунов. Борис при таком раскладе был лицом далеко не первым. Карамзин, Пушкин, Костомаров почему-то делают упор на его происхождении – «презренный раб, татарин». Это взгляд XIX в., а для XVII – полная чушь. Русскими становились не по крови, а по вере, и татарские корни имеют многие знатные фамилии. Но по близости к царскому роду выше всех котировался Романов, по. родовитости – Рюриковичи Шуйские, Гедиминовичи – Мстиславские, Голицыны, Вельские, очень высоким был «рейтинг» у чингизида Симеона Бекбулатовича, которого Грозный временно сажал на трон, да еще и женатого на Мстиславской.

Борьба за власть развернулась сразу. Царевича Дмитрия, сына Грозного от четвертой жены Марии Нагой, объявили незаконным, вместе с ним в ссылки отправили всех Нагих, удалили и его воспитателя Бельского. Двоюродную племянницу Грозного Марию Владимировну, «королеву Ливонскую», Годунов обманом через англичанина Горсея выманил из Риги, где она жила полупленницей, и постриг в монахини, а ее дочь, привезенная вместе с ней, вскоре скончалась при неясных обстоятельствах. Никита Романов умер сам, от болезни. А его старшего сына Федора постарались унизить, женив на «худородной» мелкой дворянке Ксении Шестовой. Но она стала для него хорошей, любящей супругой, и от этого брака родился будущий царь Михаил.

Ивана Мстиславского оклеветали и постригли в монахи. Шуйские пробовали противодействовать – замыслили уговорить царя развестись с бесплодной Ириной и взять в жены младшую дочь Мстиславского. Годунов разнюхал об этом, по обвинению в измене Ивана и Андрея Шуйских сослали, и оба быстро преставились. По слухам, были тайно убиты. Опала постигла их единомышленников – Татевых, Колычевых, Быкасовых, Урусовых, несостоявшуюся невесту Мстиславскую отправили в монастырь. Борис стал единственным правителем. А в 1591 г. лишился жизни царевич Дмитрий. Был ли он убит или погиб в результате несчастного случая, история остается до сих пор темной. Но в любом случае это легло четко в струю действий Годунова, устранявшего конкурентов.

В 1598 г. умер Федор Иоаннович. Потенциальными претендентами на престол являлись двоюродный брат царя Федор Романов, глава Боярской думы Федор Мстиславский, Василий Шуйский, Симеон Бекбулатович, Василий Голицын. Но единства среди знати не было. И попытка не допустить Бориса к власти выразилась в том, что народу предложили присягнуть на имя Боярской думы. На что народ возмутился – своевольство аристократии, как в Польше, никого не прельщало. Годунов предварительно постарался завоевать популярность у москвичей, да и патриарх Иов, его ставленник, приложил усилия. Столица выступила за Бориса. А по закону царя избирал или утверждал Земский собор из представителей разных сословий и «всей земли», где первый голос принадлежал тому же патриарху. Избран был Годунов.

В следующем году он созвал еще один Собор, утвердивший наследственность его династии. А потенциальных противников продолжал убирать. Прощенному было Вельскому за неосторожное слово выщипали бороду и опять сослали. Симеон Бекбулатович странным образом в одночасье ослеп. Было инспирировано дело против Романовых по обвинению в колдовстве. Пятерых братьев подвергли пыткам, старшего, Федора, бывшего щеголя и вояку, постригли в монахи под именем Филарета, всех разослали в отдаленные места – Александр, Михаил, Василий Романовы умерли в заключении, в живых остались лишь Филарет и больной, с парализованной рукой, Иван. Ксению Романову тоже постригли, сына Михаила разлучили с родителями и отправили с теткой на Белоозеро. Сослали и всех родных и близких к Романовым – Черкасских, Сицких, Шестовых, Репниных, Карповых, Шестуновых. Федора Мстиславского и братьев Шуйских Годунов не тронул, но запрещал им жениться, чтобы их роды пресеклись.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55