Валерия Кузьмина.

Национальный парк



скачать книгу бесплатно

«В системе мира нам дан короткий срок пребывания – жизнь. Дар этот высок и прекрасен. Мышление – доблестнейшее занятие человека, верх блаженства и радость в жизни»

Аристотель


© Валерия Кузьмина, 2016


ISBN 978-5-4483-4465-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Эта книга посвящается человеку, который еще в юные годы познакомил меня с миром животных, понимал природу и научил в гармонии существовать с ней бок о бок. В моем сердце навсегда останутся воспоминания об удивительных, захватывающих и причудливых событиях из жизни зверей, свидетелем которых был он сам…

…мой Дедушка…

Часть I. Драгоценные сны

Глава 1. Камни

Планета богата. Она состоятельнее любого человека, какой бы статус он ни имел, какое бы положение в обществе ни занимал. Земля сама породила все это великолепие, выносила в себе, спрятала от посторонних глаз и сокрыла под надежной охраной. Намереваясь так и просуществовать до скончания времен.

Но люди алчны, и поэтому каждый из нас вор. Мы посягаем на природные богатства, считая их ничейными, тем и утешая свою совесть. Между тем, все они до единого принадлежат планете, чью плоть вот уже много тысячелетий человек терзает орудиями и машинами, изобретая новые и новые способы, чтобы забраться поглубже.

Мы забираем все, что посчитаем нужным, и почти никогда не отдаем ничего взамен, не удосуживаясь даже залечить нанесенные земле раны.

Драгоценные камни. Прекрасные прозрачные минералы, которые испокон веков ценились у любого народа. Алмазы и изумруды, рубины и александриты, сапфиры и эвклазы, благородная шпинель и многие другие. Каждый из них жаждало заполучить человечество. Их поиск и добыча до сих пор остаются преимущественно тяжелым ручным трудом.

В местах желанных месторождений вырастали рудники и копи, которые становились собственностью мировых корпораций, обогащая знаменитых людей. Ловкие предприниматели набирали в рабочих простое местное население развивающихся стран, забирали основную часть прибыли и не заботились ни о чем.

В некоторых государствах добычей, вплоть до сегодняшнего времени, в основном занимались старатели-одиночники. Так, например, на протяжении долгих лет подобный порядок процветал в Бразилии, где процент такой организации получения минералов составлял аж девяносто. На Мадагаскаре и Шриланке этот труд оказывался в руках мелких артелей старателей. Но были и те, где в ход все чаще пускалась горная техника.

Одним из любимейших сокровищ для многих стал изумруд – драгоценный камень бериллиевой группы. Почитаемый древними греками и египтянами, он обрастал легендами, считался дарованным богами, наделялся магическими свойствами. Изумруд символизировал и вечную юность, и награждал верностью и неизменной любовью, покровительствовал будущим матерям и являлся лучшим подарком для рожениц. Его обладатели мечтали получить от него способность обращать сны в явь, видеть прошлое и грядущее, проникать в чужие мысли.

Некоторые в давние времена полагали, что это наилучший талисман от укусов ядовитых животных, а также целебный для зрения камень.

Неудивительно, что с такими представлениями вокруг него вырастало множество легенд. В сюжете одной из таких говорится об очень крупном изумруде у индейцев манта, любимом и почитаемом предками. Рассказывается, что люди на него любовались, поклонялись ему точно божеству, обращались с молитвами и несли дары. Это значительно обогатило некоторых, поскольку в место почитания за помощью приходили от больных со всей округи. И так велика была вера в камень и благоговение перед ним, что даже явившимся испанцам не хотели индейцы раскрывать тайны о нем, пусть за это и пришлось бы умереть.

Многие минералы данной породы получили свои «говорящие» названия, стали знаменитостями и попали в музеи или частные коллекции. Прекрасный изумруд в 964 карата был поименован в честь супруги короля Испании Карла V королевы Изабеллы. Эта женщина очень мечтала владеть удивительным камнем, но стать его хозяйкой ей оказалось не суждено. В 1519 году драгоценность преподнес в подарок главе испанских войск Эрнану Кортесу король ацтеков Монтесума II, желая задобрить человека, ставшего по представлениям индейцев олицетворением бога Змеи. Именно завоеватель и дал прекрасному приобретению такое имя. В то время минерал имел и другое название – Изумруд Божьей кары. С помощью этой драгоценности Кортес пытался влиять на королеву, чтобы получить привлекательную высокопоставленную должность. И добиться желаемого ему удалось, однако камень все равно перешел не к Изабелле, а ко второй жене главы испанских войск, поскольку у короля попросту не оказалось средств на очередные экспедиции в Новый свет.

В Москве в минералогическом музее имени Ферсмана хранится чудесный «Коковинский» изумруд. Этот минерал Я. В. Коковин, являвшийся уральским камнерезом, командиром Екатеринбургской гранильной фабрики и Горнощитного мраморного завода, обнаружил на Урале весной 1833 года. Камень весил чуть более 400 граммов, а его отдельные участки длинной в одиннадцать и шириной более трех сантиметров были совершенно прозрачны. Коковина ждала печальная судьба. На уральского камнереза донесли, и находку изъяли. Ревизор Ярошевицкий отправил изумруд вице-президенту Департамента уделов Л. А. Перовскому, но тот, прибыв в Петербург, исчез. В этом вновь обвинили Коковина. Истина открылась спустя десятилетия после смерти человека, обнаружившего драгоценность. Как оказалось, прекрасный минерал просто оставил в своей частной коллекции Перовский.

Месторождения изумрудов есть в самых разных точках мира. Но одни из наиболее известных находятся в Южной Африке и на северо-западе Южной Америки. Вокруг деятельности по разработке копий драгоценных камней вырастали мафии, бурно развивалась контрабанда. Если подсчитать, сколько изумрудов из основных крупнейших добывающих стран законно попадает на рынок, то по оценкам экспертов сюда придется лишь десять процентов получаемых минералов, весь остальной сбыт нелегален.

Коллекционеры и просто богатые люди слепо стремятся заполучить вожделенный камень. Пролитые кровь и слезы, вознесшиеся проклятия и даже кара закона мало кого останавливают на этом опасном пути.

Холоден минерал, и замирает человеческое сердце, любуясь на это порождение природы. Каменеет душа, обращенная к миру, и не замечает вокруг себя уже ничего, кроме неверного и ослепляющего, отравляющего блеска граней изумруда. А планета словно насмехается над нами в ответ. Мы отбираем у нее сокровища, и ценой жизни платим за это, обращаясь в прах, и сами уходя в ее недра.

Глава 2. Империя

Берхов Игорь Григорьевич родился в 1956 году, с отличием окончил школу и получил диплом геолога. Мужчину всегда занимала наука о Земле. Происхождение планеты, и ее развитие, структура литосферы, природные процессы – все это и многое другое увлекало его с самых юных лет. На курсе он выделялся любознательностью и внимательностью, знал все необходимые первоосновы и с закрытыми глазами мог, шутя, объяснить строение земного шара.

Первое время Игорь Григорьевич очень интересовался литосферными плитами. «Каменная оболочка», объединяющая самую верхнюю часть мантии Земли и земную кору, толщиной около 150—300 км под континентами и, начиная от нескольких километров и достигая 90 км, под океаном. На этом сосредоточились его первые научные изыскания.

Астеносфера, или как ее называют «ослабленная оболочка», была «открыта» только в 1914 году Джозефом Баррелом из Йельского университета, который, собственно, и высказал догадку о существовании в мантии разогретых и сравнительно пластичных горных пород. Достоверно подтвердилось это лишь спустя пол века, подготовив почву для будущих исследований.

Молодой ученый внимательно изучал труды о земном шаре, имеющихся на нем к настоящему времени семи больших, а также нескольких более мелких плит, а также связанные с ними процессы. Но чем дальше планета открывала ему свои тайны, тем глубже погружался он в более тонкие области.

К выпуску из высшего учебного заведения мужчина твердо решил пойти по стезе науки, остаться при университете, обучать студентов и писать изыскательские работы. Семья Игоря Григорьевича была простой, отец также преподавал, только в другом институте, а мать работала учительницей в школе. Жили скромно. Учащийся по возможности подрабатывал, а получив специальность, немного погодя, в двадцать четыре года женился на юной корреспондентке Полине.

Так старшее и младшее поколение стали вместе ютиться в небольшой двухкомнатной квартире, а через год у Игоря Григорьевича и Полины Анатольевны родился первый и единственный сын Арсений.

Вскоре отец Игоря скончался от сердечного приступа. Следом заболела и мать, то ли от слабости, то ли от горя, но и ее пришлось похоронить следом. К тому моменту мужчина уже окончательно перешел на изучение полезных ископаемых, а несчастье заставило его еще глубже уйти в работу.

Потребности и особенности страны диктовали необходимость более широкого освоения нефти и газа, всевозможных руд и других веществ, извлекаемых из недр Земли. Многие горные породы на нашей планете на сегодняшний день имеют возраст в несколько миллиардов лет, некоторые несколько моложе, им лишь десятки и сотни миллионов лет.

Рудой еще в древней Руси называли металлы, извлекаемые из земли, считая их ее кровью. В горах она часто залегала неглубоко и была доступна для разработки. Игорь Григорьевич часто ездил в экспедиции на новые месторождения, объезжал территории действующих горнорудных производств, словом, сидеть на месте не любил. Он еще не отдавал предпочтение чему-то конкретному. В поле изучения мужчины попадали и металлы, как благородные, так и не очень, радиоактивные руды и, конечно же, цветные камни. Они-то впоследствии и стали настоящей страстью ученого.

Но грянула перестройка, и по стране пронеслась волна политических и экономических перемен. Старая идеология рухнула, а тут еще и экономика получила серьезные удары в виде Чернобыльской катастрофы и сильного падения цен на нефть. Однако произошло и кое-что хорошее, чему в дальнейшем предстояло кардинально изменить жизнь Игоря Григорьевича.

На волне бушующих изменений государство принялось узаконивать частную предпринимательскую деятельность. Широкое развитие стали получать кооперативы, а также активно начали появляться совместные предприятия с зарубежными компаниями. Международная политика отказалась от классового подхода в дипломатии, почувствовалось явное улучшение отношений с Западом.

Начало девяностых принесло в страну полную дестабилизацию. Задуманные перемены начинали выходить из-под контроля властей, и развернулся полномасштабный экономический кризис. Товарный дефицит достиг апогея, и население все чаще встречали пустующие полки магазинов.

1990 – 1991 года ввели в СССР частную собственность и форму бизнеса западного типа. Государственные предприятия, фермы, заводы и прочие подобные структуры принялись массово закрываться. Нищета и безработица росли бешеными темпами. Реформы финансового сектора привели к тому, что большие массы населения попросту оказались за чертой бедности. СССР прекратило свое существование.

Новая, еще не окрепшая Россия была на пороге времен, когда не могла предложить практически никаких гарантий собственному народу. Удрученность и неуверенность в завтрашнем дне – настроения, которые стали естественными.

И все же произошедший глобальный надлом не оказался застоем. Понемногу страна приспосабливалась к возникшей ситуации. В этот то период жизнь молодого, некогда очень перспективного ученого и начала кардинально меняться.

В конце 1992 года в Россию из Великобритании приехало некое уполномоченное лицо, чтобы разыскать мать Игоря Григорьевича. Однако оно выяснило, что женщина скончалась много лет назад, и в живых остался только ее единственный сын.

После короткой официальной беседы раскрылось, что этот человек исполнитель воли некоего покойного мистера Томаса Милна, который был знаком с матерью мужчины. Более того, некогда в юности у них случился мимолетный роман, когда гражданин Великобритании по делам приезжал в эту страну. По свидетельствам умершего, как тот узнал много позже, после данной связи у женщины родился ребенок. Но получил мальчик фамилию другого человека, ставшего впоследствии ее мужем, то есть приемного отца.

Оказалось, что Берхов Григорий, давно влюбленный в свою будущую супругу, женился на ней, когда она уже носила под сердцем Игоря, и согласился объявить того своим сыном. Настоящим же биологическим отцом мальчика был Томас Милн.

Данный гражданин Великобритании занимал не последнее место в мире. За последние десятилетия мужчина выстроил настоящий огромный конгломерат, включавший в себя самые разнородные сферы, главной же из которых являлась добыча полезных ископаемых. Его деятельность достигла такого размаха, что ему под своим началом удалось объединить несколько серьезных месторождений. Среди них оказались алмазные копи в Бразилии, малахитовые залежи в Демократической республике Конго и небольшое предприятие по добыче янтаря в Мексике. Но безусловной жемчужиной этой коллекции стали несколько месторождений изумрудов на африканском континенте, часть из которых расположилась в Республике Замбии, где добывались драгоценные камни самого высокого качества в мире.

Некоторое время назад семья Милн в полном составе отправилась в Африку для осмотра своих владений, объезда потенциальных месторождений, которые они желали приобрести, а также чтобы просто отдохнуть. Куда завел их этот «тур», сказать затруднялись, только закончился он плохо. Они попали в местность, где тогда свирепствовала лихорадка Ласса, и заразились.

Это острое зоонозное заболевание из группы вирусных геморрагических лихорадок было впервые зарегистрировано в 1969 году в Нигерии. Тогда три из пяти первых случаев заражения у медицинских сестер и исследователей привели к летальному исходу. Выделить возбудителя удалось только в 1970 году. Резервуаром инфекции оказались многососковые крысы, в организме которых возбудитель способен сохраняться в течение всей их жизни. Некоторые данные сообщали, что в Западной Африке происходит от 300 000 до 500 000 случаев заражения. Во многом это случается потому, что для получения заболевания достаточно и непрямого контакта. Вода, пища, пыль, предметы и сам человек – все способно стать переносчиком инфекции.

Не обошел вирус стороной и Томаса с семьей. Он, жена и сын слишком поздно обнаружили симптомы лихорадки, которая зачастую начинала протекать очень незаметно. Когда же заболевание выявилось, то никто даже и не посмел предположить, что это именно лихорадка Ласса. К моменту истины лечение помочь уже не могло.

Согласно завещанию Томаса Милна практически все его имущество отходило детям, за некоторым исключением. Основную часть мужчина отписал своему законному сыну, но не забыл и про русского наследника. Однако поскольку ребенок от брака тоже скончался, по закону эта доля также отходила к оставшемуся в живых потомку. Таким образом, все завещанное сыновьям передавалось только Игорю Григорьевичу.

В один миг простой университетский преподаватель стал обладателем огромного состояния. В права наследства он вступил в 1993 году, и с тех пор жизнь его семьи коренным образом изменилась.

Томас Милн хотел разделить состояние, оставив любимые изумруды законному сыну, а алмазное месторождение передать Игорю. Недвижимость на территории Великобритании также отходила ребенку от брака, а вот знаменитый в Англии ювелирный завод он отдавал в их совместное владение. Теперь все это перешло в руки русского наследника.

Малахитовое месторождение в Демократической республике Конго отдавалось самому этому государству, также как и предприятие по добыче янтаря становилось собственностью Мексики. Почему мистер Милн решил так распорядиться, оставалось загадкой. Он вообще был человеком скрытным и даже несколько нелюдимым. В последние годы жизни его что-то сильно тревожило, и мужчина начинал все меньше интересоваться делами своего конгломерата, отдавая предпочтение простым радостям и уединению с природой.

Со стороны некоторым могло показаться, что Томас словно стыдится своего богатства, чувствует вину перед окружающим миром за что-то, известное лишь ему одному. Поэтому такой жест доброй воли по передаче в руки государств столь значимых месторождений люди назвали символическим искуплением за грехи.

Игорь Григорьевич далеко не сразу решил, что делать с этим нежданно обрушившимся богатством. Первое время его и вовсе больше занимали мысли о родителях и таком чудном повороте судьбы. Но дареному коню в зубы не смотрят, а в 90-е годы в России долго сидеть, сложа руки, с подобными деньгами было попросту опасно.

Мужчине на тот момент исполнилось всего тридцать семь лет, а он уже стал столь значимой фигурой на мировом рынке. В первую очередь наследник решил избавиться от активов, которые не представляли для него особого интереса. Таковым оказался гостиничный бизнес. В силу разбросанности собственности по всему земному шару и из-за частых поездок Томас Милн еще на ранней стадии надумал отстроить сеть отелей в экзотических местах. Они приносили довольно неплохой доход и пользовались популярностью у больших персон, тем более что посещать такие точки мира было лишь им и по карману. Игорь Григорьевич продал их все до одного, а на вырученные средства основал в России собственную компанию, которая стала первым звеном в будущей империи.

Хотя ему и предстояло взять в свои руки различные сферы деятельности, как давний поклонник драгоценных камней, причем с самой научной точки зрения, непосредственно эти минералы он и сделал центральной частью нового дела. В итоге и компания получила соответствующее название, говорящее о главном направлении – «V карат» («пять карат»), поскольку именно весом в пять карат крупные бездефектные изумруды густого тона ценились дороже алмазов.

Дом в Англии и ювелирный завод Игорь Григорьевич оставил, а вот весь автопарк из трех дорогих автомобилей мужчина распродал. Той же участи подвергся и личный самолет. Некоторые подсказывали ему, что не помешало бы открыть аналогичное предприятие и в России, тем самым нарастив свою долю на рынке драгоценностей. Однако он предпочел ограничиться тем, что имел в Великобритании, продолжал держать несколько ювелирных лавочек в ряде городов Англии, где продавались изделия с его завода, а некоторые украшения экспортировал в торговые дома России.

Игорь Григорьевич не стремился к массовости. Настоящий эстет и ценитель камней, мужчина в первую очередь бросался на поиск самых прекрасных и уникальных экземпляров. Теперь средства и положение позволяли ему искать новые месторождения, заниматься просто изучением всевозможных залежей и совершенствованием технологии добычи и производства.

Однако все же кое-какое иное дело, совершенно далекое от столь любимой им геологии, он все-таки сделал частью своей империи. Отдавая дань пусть и неизвестным родным, но так значимо повлиявшим на его жизнь, Игорь Григорьевич основал и контролировал больницу в Замбии, одно из существеннейших лечебных заведений не только в этой стране, но и во всей округе.

Когда подрос сын Арсений, то быстро стал правой рукой отца, а с годами и вовсе принял под свой контроль значительную долю деятельности империи семьи. Игорь Григорьевич все меньше интересовался функционированием стороннего по отношению к драгоценным камням бизнеса, а потому был только рад передать это на попечение своему отпрыску.

Арсений уважал интересы отца, любил семейное дело, но все же имел совсем иные предпочтения, поэтому с его легкой руки в компании появились новые направления деятельности, связанные с авиацией и туристической сферой, которые уже были вполне востребованы в 2000-х годах.

К 2014 году Берховы и их компания стали не только одними из самых значительных в России, но и занимающими серьезное место в мировом бизнесе в целом.

Глава 3. Упавшая птица

В 2014 году Игорь Григорьевич решил внести коррективы в семейное дело и продал алмазные копи в Бразилии. Всего одно месторождение принесло в багаж мужчины существенные финансы, а точнее новые активы.

Это место добычи драгоценных камней было очень перспективным и давало замечательные по качеству минералы. Его запасов предположительно хватило бы на много лет. Даже сейчас, хотя то и начали разрабатывать еще при жизни Томаса Милна, оно оказалось освоено совсем на небольшой процент, при этом позволяя производить такие фантастические объемы. Впрочем, ценность копи имели не за количество, а за качество.

В мире деловых структур не все поняли и одобрили совершенный шаг, считая, что настоящему магнату полагается иметь свои «следы» по всему миру. Однако Игорь Григорьевич рассуждал иначе. Он давно решил сосредоточить основное внимание именно на добыче изумрудов, для чего и проделал «сделку года». В обмен на проданные копи тот приобрел еще несколько месторождений в Африке, в связи с чем даже привлек сторонние средства, чтобы расширить там свои владения. В итоге мужчину негласно наградили прозвищем «Изумрудный король».

Компания «V карат» была представлена в виде открытого акционерного общества и потому имела возможность осуществить дополнительную эмиссию ценных бумаг, получив хорошие инвестиции. Желающие стать акционерами нашлись быстро. Пятнадцать процентов досталось крупному банку, поддержавшему идею сосредоточиться на изумрудном бизнесе и хотевшему более устойчиво выйти на мировую арену, перекинув деятельность на африканский континент. Еще пятнадцать процентов отошли к добывающей компании, которая занималась благородными металлами. Она не имела отношения к драгоценным камням, и фактически не предполагалось, что и «V карат» станут заниматься золотом и чем-то подобным. Но империи Берхова принадлежал знаменитый ювелирный завод, сотрудничать с которым стремились многие. Новый акционер вложил свои средства, чтобы получить первоочередный доступ к этому предприятию, а также возможность иметь дело с изумрудами великолепнейшего качества. Все-таки драгоценные камни и благородные металлы в ювелирном искусстве были тесно связаны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7