Валерия Анненкова.

Эра Безумия. Колыбель грёз



скачать книгу бесплатно

Глава 3. Молодой революционер

Прошло три дня, которые для некоторых наших героев пролетели, как три часа. Все это время Леруа не попадался на глаза, ни Ришару, ни де Вильере, никому, даже Агнессе. Столь неожиданное исчезновение мальчишки не могло не тревожить его сестру. Конечно же, девушка могла предполагать, что с ним ничего не случиться, ведь этот ребенок сам был в некотором роде ходячим несчастьем. И все равно, что-то не давало ей покоя.


Наш маленький герой сейчас находился в обществе своих друзей – студентов, будущих революционеров. Среди них особо выделялся лишь один – Андре. Этот молодой человек обладал самыми настоящими ангельскими чертами лица; белокурыми вьющимися волосами, светло-голубыми, как осколочки льда, сияющими глазами и бескровными губами. Его лицо иногда покрывалось бледностью, дарующей ему облик столь мрачный, что едва ли можно было отличить его от мертвого ангела. Алая рубашка, не единожды обласканная теплым летним ветром, ярким пятном горела на фоне кожи молодого человека.


Несмотря на еще юный возраст – двадцать лет, Андре имел смелые политические убеждения, которые впоследствии могли привести его на эшафот. Дитя республики – вот его второе имя! Молодой человек, мечтающий и старающийся изменить мир при помощи грандиозного восстания. Неизвестно точно, почему он решил стать лидером очередной революции. Было ли это эхом детства или же просто плодом несбыточных грез? Ни Леруа, ни кто-либо еще не мог ответить на этот вопрос. Возможно, даже сам Андре, ослепленный великой целью, забыл, что привело к ней. Слишком часто люди, забываясь, слепо идут навстречу своим мечтам, не замечая, как порою губят тех, кто им дороже всего…


Неумение и нежелание прислушаться к мнению других сковывало Андре, вгрызалось в разум. Он свято верил, что единственным путем для несчастного народа может быть лишь восстание. Иное развитие событий он не мог представить. Сложно смотреть на что-либо трезво, когда с каждым днем все больше и больше замечаешь бессмысленную гибель людей. Смерть в тени тирании, матери войны. Что остается народу, когда власть и правительство просто не оставляют им шансов на выживание? К чему все это ведет? К краху.


– Решено, – сказал Андре, сжимая в руках алый флаг, – в ближайшее время наша песня свободы поглотит звон пустых клятв пэров. Она гимном вознесется до небес!


Все поддержали товарища восторженными криками «Ура» и «Да здравствует свобода». Андре, попрощавшись со своими товарищами, отправился домой. В его воображении рождались картины грандиозной битвы и их триумфа над поверженным монархом и его сторонниками. Он представлял, как поднимает алый флаг возле королевского дворца, как отправляет побежденного правителя и представителей власти в почетную ссылку. Как сладки эти мечты, как опьяняюще они кружили голову!


Леруа проследовал за ним. Мальчишка предчувствовал, что надвигается буря, которую будет очень трудно, практически невозможно унять. А что станется с тетей Луизой или с Агнессой, если он погибнет? А вдруг кто-нибудь посягнет на честь его прекрасной сестры? Что тогда? Эта мысль пугала малыша Леруа, заставляя вздрагивать от каждого воспоминания о ней.


Сейчас он хотел одного, любым способом свести Агнессу с Андре.

Почему именно с ним? Мальчишка доверял этому студенту, надеясь, что если тот уцелеет после революции, то обязательно женится на его сестре. Леруа верил, что его друг не сделает ничего плохого Агнессе, а наоборот полюбит всем своим горячим сердцем.


Вот мальчик бежал вслед за студентом, боясь его окликнуть. А что будет, если он догонит Андре? Что он скажет ему? И самое главное, как он сможет заставить двух людей полюбить друг друга?


– Андре, постой! – закричал Леруа.


Студент обернулся. На улице уже темнело, и солнце вот-вот должно было зайти за горизонт. Высокие дома бросали мрачные тени на улицы, не позволяя последним дневным лучам осветить мальчика. Андре сверкнул глазами, внимательно уставившись на маленькую таинственную фигурку. Присмотревшись, он узнал того самого мальчишку, который совсем недавно стал его другом.


– Леруа, ты ли это?


– Ну, конечно, я! – мальчик подбежал ближе к студенту. – Мне нужно с тобою поговорить.


– Ну, давай, поговорим.


Он взял мальчишку за руку, и они пошли в сторону дома Андре. Милое детское сердце тянулось к белокурому ангелу. Леруа долго не молчал, и спустя минуту начал свой «допрос»:


– Андре, ты мне друг?


– Да.


– Мне неловко… я не знаю, как попросить тебя… – мальчик шоркал ножкой по прожженному безжалостным солнцем песку. Он хотел попросить его об одном одолжении. Хотел, но боялся. – Помоги мне, пожалуйста! Поклянись, что поможешь. – В его глазах загорелся тусклый огонек надежды, который в любой момент мог потухнуть и, возможно, никогда больше не воскреснуть.


– Клянусь! – В голове студента перемешались все мысли. – А о чем ты хотел попросить меня?


– Понимаешь, – начал Леруа, – у меня есть двоюродная сестра. Она очень красивая, настолько, что я боюсь за нее. И совсем недавно я столкнулся с одной серьезной неприятностью – ею заинтересовался наш главный прокурор. Ну, помнишь, де Вильере?


– А отчего же не помнить? – Андре прокручивал в своей голове все воспоминания, связанные с господином прокурором. – Помню… очень мрачная фигура.


– Ну, так вот, – продолжил мальчик, – я боюсь, что он или кто-нибудь другой посмеет сотворить что-то с моей сестрой. Пожалуйста, влюби ее в себя!


– Как же я это сделаю? – студент изумленно посмотрел на Леруа.


– Андре, в тебя столько девушек влюблено, – мальчик закатил глаза, – умоляю, помоги мне.


Еще какое-то время молодой человек пытался отказаться от этой идеи. Но Леруа сумел убедить его, что так будет лучше, и он об этом не пожалеет. Они договорились, что завтра мальчишка познакомит его с Агнессой. Довольный ребенок с хитрой улыбкой, красовавшейся на его личике, отправился домой, а студент решил зайти по пути в таверну.

Глава 4. Во мраке ночи

Темная вуаль ночи накрыла Париж. Погода была ясной, на небе не было ни единого облачка. Какая-то мрачная тишина окутывала город. Если хорошенько прислушаться, можно было услышать только унылое завывание ветра или звонкий лай собак. На темно-синем небе, словно маленькие алмазы, сверкали звезды. Вскоре явилась луна во всей своей красе, она серебряным диском возвышалась над крышами домов. Казалось, весь город уснул.


Господин де Вильере нервно расхаживал по своему кабинету. Вот уже третью ночь он не мог уснуть, и дабы занять себя чем-нибудь допоздна задерживался на службе. Что же не давало покоя королевскому прокурору? Призрак. Призрак хрупкой мечты, которой, судя по всему, не суждено сбыться. Этой мечтой была Агнесса. Вот уже третьи сутки ее прекрасный образ не выходил из головы представителя власти. Уже третью ночь, как только тьма опускалась на землю, де Вильере видел пред собой эту девушку, ее черные волосы, прекрасное личико и тонкую талию…


Его все больше затягивали грешные сны, впитывающиеся в сознание, словно горячие капли воды, что застывают на губах страдающего от неутолимой жажды человека. Он видел ее перед собой, такую беззащитную и очаровательную. В коварном царстве Морфея прокурор забывался, наслаждаясь теми сладострастными сценами, о которых грезил. Белоснежную девичью кожу усыпало золото горевших возле постели свечей. На изящных плечиках, на нежных ключицах багровели следы жадных поцелуев. Его руки крепко обвивали спину девушки, прижимая ее ближе, не позволяя отстраниться. Желание владеть ею, наслаждаться ее беспомощностью душило де Вильере. Его губы исследовали каждый сантиметр тела Агнессы, оставляя местами новые следы укусов. Он заставлял ее желать большего. Крохотные пятнышки запекшейся под кожей крови горели на ребрах. От его прикосновений твердели две нежные темные бусинки, венчавшие юную грудь. Он слышал, как бешено колотилось ее сердце. Только для него оно стучало. Располагаясь между осторожно разведенных стройных ножек, прокурор скоро пробегал глазами по телу, отданному ему на растерзание…


Эти сны стали его проклятием. Прокурор так хотел схватить ее за руку и, прижав к себе, впиться в ее алые губы страстным поцелуем. Как же де Вильере мечтал об этом драгоценном мгновение, которое он бы счел подарком богов. Но это была лишь его фантазия. Лишь капля сладкого яда, отравляющего жизнь.


Дразнящая надежда, хотя бы раз прикоснуться к Агнессе, захватывала его разум. Более всего ему хотелось, чтобы она сама отдавалась ему, молила о продолжении. Де Вильере преследовал только одну цель – заставить девушку желать его с любовью, еще такой наивной и нежной, какую только могло излучать слепое девичье сердце.


Де Вильере стоял у окна, смотря на ночное небо, его лицо заливал бледный свет луны. Скручивая в руках белые перчатки, он тихо шептал столь полюбившиеся имя «Агнесса». Каждый раз, когда прокурор произносил это имя, его сердце начинало биться сильней. Вдруг в кабинет вошел инспектор Ришар.


– Господин де Вильере, – обратился полицейский, – вы вызывали меня?


– Да, – он повернулся лицом к инспектору, – я хотел, чтобы вы нашли мать той девушки, что приходила ко мне три дня назад.


– Если вы имеете в виду Агнессу, то я знаю, кто ее мать и где ее можно найти… – Ришар слегка опустил голову.


– Замечательно, – лицо де Вильере было каменным, – тогда отведите меня к ней. Сейчас же!


Инспектор не успел ничего сказать, как прокурор стремительно вышел из кабинета. Сейчас он очень хотел узнать как можно больше об Агнессе, все, что только можно. Де Вильере желал знать все ее тайны, все мечты и какие-либо грехи. Хотя, последнего у девушки просто не было. Она не убивала, не крала и ничего не знала о том, какое блаженство может подарить одна ночь, проведенная с мужчиной. Это, действительно, было непорочное создание, которое столь сильно желал господин прокурор.


Ришар не понимал, почему это де Вильере вдруг заинтересовался Агнессой и ее матерью, но приказ есть приказ. Инспектору пришлось отвести королевского прокурора туда, где можно было встретить Луизу. Полицейский не любил разгуливать в подобных местах ночью, но отказать де Вильере он просто не имел права.


Этим местом была одна из улиц Парижа. Мрачное и скверное местечко, кишащее отбросами общества, которые как клубок жалких червей, боролись за выживание. Это было настолько грязное место, что даже чистый лунный свет не мог его осветить. Здесь находился публичный дом, в котором и «работала» Луиза.


Ришар, остановившись у входа, умоляюще посмотрел на де Вильере, будто просил его уйти отсюда пока не поздно. Прокурор бросил на полицейского строгий взгляд.


– Мы пришли, господин де Вильере. – Инспектор судорожно сглотнул и постучал в дверь.


Открыла полноватая женщина лет сорока, являющаяся хозяйкой заведения. Лицемерная улыбка и рыжие грязные волосы, приведенные в беспорядок, уподобляли ее кровожадной адской фурии. Она, любезно улыбаясь, пропустила мужчин вперед. Из соседних комнат вышли четыре молодых девицы и начали медленно окружать представителей власти.


– Заходите, заходите, – сказала женщина, осматривая их с головы до ног, – господа, чем могу услужить?


– Мы хотели бы видеть Луизу. – Ответил Ришар.


– Только видеть? – гадкая усмешка пробежала на ее лице.


Де Вильере осматривал помещение, которое с виду ни чем не отличалась от обычного кабака; зашарпанный деревянный пол, грязно-зеленые стены, несколько столов и лестница, ведущая на второй этаж. Потом его взгляд пал на девушек, стоявших рядом и с притворным влечением смотревших на него. Две из них были брюнетки, а другие две – блондинки. Ни чем примечательным они не обладали; слишком яркий макияж, которым они, очевидно, старались скрыть синяки под глазами, свойственные блудницам, вызывающие платья и хитрые взгляды.


Как же часто он встречал таких девиц, павших до подобного позора. А ведь, когда-то они были такими же невинными и чистыми как Агнесса. Почему это он вспомнил о ней? Похоже, она никогда не выходит из его головы. И сейчас, когда де Вильере смотрел на этих блудниц, готовых отдаться за пару монет, он невольно представил на мгновение, что Агнесса тоже пала до такого. Ужас, охвативший его, нельзя было передать словами…


– Господин де Вильере, – отвлек его Ришар, – Луиза на втором этаже. Позвольте, я провожу вас к ней.


Они поднялись по лестнице. Инспектор подвел прокурора к нужной комнате, постучав в дверь. Теперь прокурор переживал еще больше, ведь если мать Агнессы занимается проституцией, то велика вероятность, что рано или поздно она докатится до этого. Внутри что-то до боли сжалось, заставив его закусить губу.


Вскоре дверь в комнату открылась. Де Вильере зашел, а Ришар остался в коридоре, надеясь, что прокурор скоро вернется. Помещение освещалось лишь одной свечой, стоящей на столе возле окна, где сидела женщина и смотрелась в зеркало, не обращая внимания на вошедшего мужчину. Де Вильере медленными шагами приблизился к ней. Она повернулась, посмотрев на него красными глазами, в которых читалась усталость. Прокурор остановился, внимательно всматриваясь в ее лицо, которое было сложно рассмотреть из-за плохого освещения. Женщина слегка наклонила голову в сторону свечи, исподлобья взглянув на де Вильере. Теперь он видел ее лицо – отражение голода и бедности; коротко остриженные темные волосы, мешки под глазами, маленький узкий нос, бескровные искусанные губы и слишком бледная кожа.


– Проходите, господин… – хрипло произнесла она.


Луиза встала со стула и окинула его оценивающим взглядом. Прокурор сделал еще пару шагов вперед и вновь остановился. Он обратил внимание на ее платье, темно-фиолетовое, с короткими рукавами и достаточно откровенным вырезом на груди. Но даже сие одеяние не уподобляло эту женщину тем блудницам, что еще несколько минут назад окружали де Вильере. В ее глазах еще можно было заметить тень стыда.


Она, тяжело вздохнув, подошла к прокурору и начала расстегивать пуговицы на его фраке. Голова Луиза была опущена, будто она боялась заглянуть в глаза мужчины. Он схватил ее руки и, не сильно сжав, произнес:


– Мадам, я пришел к вам не за этим.


Эта фраза заставила ее остановиться и с недоумением посмотреть на де Вильере. Женщина почти минуту стояла и глядела в его глаза, желая понять, зачем тогда он пришел. Прокурор отстранился, застегнув фрак, подошел к высокому окну и лицом к холодному стеклу, которое вмиг запотело от его горячего дыхания.


Де Вильере смотрел на уличный фонарь, на единственный источник света напротив борделя. Больше на улице ничего и никого не было, ни людей, ни бездомных животных. Какая мрачная картина: пустынное место, залитое тусклым светом фонаря. Стоя у окна, прокурор чувствовал на себе пронзительный взгляд Луизы.


– Месье, – ее голос приглушенным эхом звенел в голове мужчины, – зачем вы тогда пришли ко мне?


А, действительно, зачем? Ведь его интересовала ночь не с Луизой, а с ее прекрасной дочерью. Казалось, де Вильере сам не отдавал себе отчет, зачем пришел к ней. Он знал только то, что любой ценой должен заполучить Агнессу.


– Мадам, – прокурор присел на край кровати, – я хотел поговорить о вашей дочери.


Он замолчал, не решившись продолжить свою речь. Женщина услышала упоминание о доверии и встревожено посмотрела на него. Она села на стул, напротив прокурора. Почему этот человек пришел к ней, чтобы поговорить об Агнессе? Откуда он знает ее дочь? И самое главное, что он хочет узнать о ней?


– Мадам, – продолжил де Вильере, – я хотел бы предложить вам одну маленькую сделку. Я заплачу вам. Достаточно заплачу, чтобы вы смогли навеки забыть об этом позоре. Вы взамен просто отдадите мне Агнессу.


На несколько минут в комнате воцарилась тишина. Женщина, пораженная словами прокурора, изумленно смотрела на него. Что за наглость! Предлагать деньги за то, что эта женщина не в силах продать, за то, что она любит больше жизни, за то без чего она просто умрет! За ее дочь, за ее сокровище! Вот он, тот момент, которого она боялась больше смерти. Неужели, этот день уже настал?


Луиза еще раз посмотрела на прокурора; строгое выражение лица свидетельствовало о серьезности решения, а фрак из дорогой ткани – о состоятельности его владельца. Это сильно напугало женщину. Вскоре, собравшись с мыслями, она постаралась возразить:


– Месье, я не совсем вас поняла, что я должна отдать вам взамен?


Ее голос утратил прежнюю тихую хрипоту, теперь он приобрел угрожающую нотку возмущения. Это был тот самый голос, какой обычно бывает у матери, отчаянно старающейся защитить свое дитя. Защитить от чего? От этого наглого предложения? Скорее всего, она хотела другого, Луиза желала оградить дочь от подобных мужских посягательств.


– Кто вы вообще такой? – спросила она все тем же возмущенным тоном.


Мужчина медленно встал с постели, и, выпрямившись, свысока посмотрел на женщину. От такого холодного и надменного взгляда Луиза немного растерялась, отступив на шаг назад. Способностью так мрачно смотреть на людей обладали лишь дворяне и представители власти. Де Вильере сочетал в себе оба этих титула, являясь королевским прокурором и единственным наследником графа де Корлин. Отведя взгляд в сторону, он тихо произнес:


– Кто я? Дворянин, королевский прокурор, Виктор де Вильере. Но вопрос в другом: кто вы? И на что готовы ради того, чтобы дочь не уподобилась вам?


– Вы – королевский прокурор? – женщина насторожилась, вспомнив все, что ей довелось услышать об этом человеке.


– Да, я – королевский прокурор. – Де Вильере продолжил расспрос. – Так хотите ли вы, мадам, оградить ее от этого ужасного мира разврата и порока?


Хотела ли она этого? Конечно, да! Единственной ее мечтой было спасти Агнессу от подобного позора. Луиза как любая другая мать желала своей дочери лучшего, и теперь у нее появилась возможность предотвратить ужасное будущее. Но какой ценой? Отдав еще молодую и наивную Агнессу этому мужчине, в руках которого была огромная власть. Женщина догадывалась, зачем прокурору нужна ее красивая дочь, но от этой мысли ей становилось еще хуже. Как это ужасно! А если она не согласиться на эту сделку, что тогда? Вероятно, де Вильере подстраховался на этот счет, и если она посмеет отказать ему, то ее, наверное, арестуют и осудят. А что станется с Агнессой? Молодая девушка будет вынуждена пасть до ее уровня и в любом случае королевский прокурор получит свое.


– Можете ли вы гарантировать мне, что если я соглашусь, то моей дочери ничего не будет угрожать? – Луиза с надеждой посмотрела в свинцовые глаза мужчины.


– Да, – на его губах появилась хитрая улыбка, – если она согласится стать моей.


Сердце Луизы испуганно заколотилось, желая выскочить из груди. Как же теперь ей быть, что ответить? Ее дочь, еще дитя, не имеющее никакого представления о браке и семейной жизни, и самое главное, не знающей ничего о супружеском долге. Агнесса, наивная и непорочная, вряд ли могла представить себе, какие развратные мысли вот уже третий день посещали королевского прокурора. И после чего? После одной только встречи, продлившейся несколько минут. Что же произойдет с де Вильере, если он будет видеть ее каждый день, если он завладеет ею?


– Надеюсь, – женщина надеялась отговорить представителя власти, – господин де Вильере, вы понимаете, что я не смогу заставить ее дать вам согласие?


– Так постарайтесь как-нибудь внушить ей это! Неужели, вы так плохо знаете свою дочь, что не сможете повлиять на нее? – он подошел к двери и, схватившись за ручку, открыл ее. – Я надеюсь на вас, мадам.


Прокурор вышел из комнаты, оставив несчастную Луизу наедине с собственными мыслями, которые были для нее самой ужасной пыткой. Женщина начала расхаживать по комнате, продумывая свой разговор с дочерью. Что она скажет Агнессе? Как объяснит ей, что буквально продаст ее, как какую-то вещь? И кому? Человеку с холодным сердцем, которому, возможно, все равно, что она думает. Луиза надеялась только на то, что Агнесса поймет ее или хотя бы заинтересуется де Вильере.

Глава 5. Странный разговор

Вернувшись домой, де Вильере поплелся в спальню, ничего не замечая. Когда прокурор лег в постель, то начал задумываться над сегодняшним разговором с Луизой. Неужели, он, действительно, предложил ей отдать дочь, дабы оградить ее от ужасных последствий бедности? Теперь Виктор надеялся лишь на то, что Агнесса примет это предложение. А иначе он и так завладеет ею?


Что же он нашел в ней? Почему же де Вильере так сильно возжелал эту девушку? Ведь в Париже можно было бы найти невесту и богаче. Богаче, но никак не красивее. Похоже, господину де Вильере испытывал то самое не имеющее границ чувство, что заставляет человека хотеть обладать самым прекрасным созданием на свете. Он увидел прекрасный цветок и захотел сорвать его, забрать себе. Он просто не мог не влюбиться в нее; молодая, красивая, скромная и невинная она обладала уникальной способностью – приковывать к себе чужие взгляды.


Так в чем же обвинять его? Де Вильере – лишь жертва невинных чар этой девушки. Неужели, его вина в том, что она такая красивая способна завладеть его разумом при помощи только одного взгляда? Неужели, он виноват в том, что она – совратительница с внешностью ангела? А если он не единственный, кто поддался ее чарам? Что тогда? В таком случае де Вильере был уверен, что придушит любого, кто только помыслит о ее хрупкой красоте.


– Господи, – прошептал мужчина, – почему ты создал столь неотразимое существо?


Задумавшись, прокурор не заметил, как начал погружаться в сон. Это было то самое замечательное ощущение покоя, в котором так нуждался де Вильере. Но даже во сне его не покидал образ Агнессы, призрак, что часто являлся представителю власти. Как наяву он видел пред собой эту девушку, лежащую на его кровати и зовущую к себе. Она лежала, не прикрывая наготу. Нежная улыбка, робкий взгляд и тихое, едва заметное дыхание еще больше притягивали прокурора…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное