Валентина Москаленко.

Возвращение к жизни. Как спасти семью: конфликты, ссоры, алкоголизм, наркомания



скачать книгу бесплатно

Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви

ИС Р16-612-0480


© Издательский дом «Никея», 2017

* * *

«Мы должны научиться прозревать в человеке образ Божий, святыню, которую мы призваны привести обратно к жизни и к славе, так же как реставратор призван вернуть к славе икону испорченную, затоптанную, простреленную, которую ему дают. Это начинается с нас самих, но должно быть обращено также к ближним: к другим христианам, которых мы так легко судим, и к нашим самым близким, дорогим».

Митрополит Антоний Сурожский


Слово к читателю

Книга, которую вы держите в руках, рассказывает о любви – настоящей любви, которой достоин каждый человек. Однако путь к ней непрост, и лежит он через ясное осознание иллюзий, которыми склонны окружать себя люди.

Понимание того, что с нами происходит, – это сугубо аскетическая христианская ответственность. Аскетика – практика самопознания, самовоспитания и самосовершенствования – начинается с того момента, когда человек берет на себя ответственность за то, что творится внутри него.

Ответственность – это навык: социальный, эмоциональный, личностный, духовный. Он закладывается в детстве и развивается на протяжении всей жизни человека, преображается в кризисных точках. Ответственность – это работа, и в разные периоды ее содержание, цели и глубина будут различаться.

Ответственность за себя должен принять сам человек, мы не можем сделать это за него. Часто родные больного алкоголизмом или наркоманией возражают: «Как вы можете так говорить, как можно позволить человеку себя убивать, мы готовы сделать все, что только можно, и не дадим ему умереть». Я вынужден сказать таким людям: вы слишком легкомысленно относитесь к жизни и смерти. Здесь нужно собрать все свое мужество и встать перед лицом того гигантского духовного достоинства человека, которое Господь вручил ему лично. Оно простирается на жизнь и на смерть. Стоя перед лицом образа и подобия Божия, осознав всю его величину и огненную силу, посмеете ли вы сказать: «Я тебе не позволю»? Кто вам дал такое право? Даже Сам Господь, при всем Своем несоизмеримом величии по сравнению с человеком, не отнимает его свободной воли. Если мы относимся к христианству как к религии, имеющей высоту, доходящую до неба, и глубину, доходящую до ада, то должны с большим уважением стоять перед достоинством человека.

Когда Иов увидел величие Божие, он сказал: Руку мою полагаю на уста мои (Иов. 39: 34), то есть замолкаю в страхе и трепете. Когда мы встречаемся с человеком, мы должны чувствовать трепет Иова перед значением его личности. В словах «я не дам тебе себя убить» звучит инфантильная позиция, в которой нет признания зрелости, свободы и достоинства человека.

Более того, думаю, что непризнание этого достоинства является одной из причин развившейся у него зависимости. Мать, которая говорит, что она не даст сыну умереть, на самом деле не дает ему стать взрослым, независимым, поэтому вполне понятно, что она до конца, до последней минуты и даже после его смерти будет защищать его от самого себя. Очень часто женщины, отняв свободу у ребенка или мужа, «дружелюбно» подводят их к краю пропасти.

Конечно, никто не снимает ответственности и с самого зависимого. Если человек физически способен обеспечить себя, то нужно предоставить его самому себе. Самая правильная позиция по отношению ко взрослому человеку – относиться к нему с уважением, а не подходить как к иждивенцу. Надо предоставить ему свободу – работай, зарабатывай и трать свои деньги так, как ты хочешь. Это единственно возможная здоровая ситуация, в которой зависимый может для себя что-то сделать. Если же родные продолжают обеспечивать его всем на свете, то, по сути, они препятствуют его выздоровлению.

Родным зависимых людей тоже предстоит взять на себя свою долю ответственности, осознав свою болезненную связь с ними. Созависимость – это потеря свободы, достоинства, личной целостности, она не менее разрушительна, чем алкоголь и наркотики. Жены алкоголиков, матери наркоманов буквально сковывают себя борьбой за их жизнь и выздоровление. Часто созависимость скрывается под маской любви, но это скорее антилюбовь. Конечно, мы зависим от наших близких в наших ежедневных заботах, но то, что мы называем зависимостью в быту и в психологии, – это разные вещи. Важно понимать, что созависимость приводит и к искажением в духовной жизни.

Среди женщин, живущих с родными, страдающими алкоголизмом и наркоманией, распространено мнение, что это их крест и надо смиряться. Хочу их предостеречь: высота евангельского подвига – Крест Христов – не позволяет разменивать это слово по отношению к подобным ситуациям. Если женщина живет с зависимым, то это ее выбор, за который она несет ответственность, но никак не ее жертва. Возможно, она получает от такой жизни некие выгоды: психологические (чувствует себя нужной), материальные (сохраняет свой замужний статус), это может быть страсть, даже прелесть: «Я же его спасаю!» На самом деле – губит…

Конечно, можно говорить о жертвенной любви, но это бывает редко. Алкоголизм, наркомания разрушают любовь, вытравляют ее ядом измены, предательства и просто разложением личностных качеств супруга. Остаются лишь воспоминания о любви и жалость. Только поворот к выздоровлению меняет жизнь таких пар – не возвращает к прежним отношениям, но приводит к новым.

Хочу подчеркнуть, что алкоголизм – беда России, нигде в мире этот вопрос не стоит так остро. По сути, мы имеем дело с особой национальной духовной проблемой, которая, прежде всего, заключается в отношении к ней общества, семьи и каждого человека в отдельности. Сегодня употребление алкоголя преподносится как национальная черта, которую поощряют, которой любуются, о которой складывают песни, снимают фильмы, рассказывают анекдоты. Алкоголик – человек, который в современном обществе характеризуется как «свой», «наш». Если ты не пьешь, тебя запросто могут спросить: «Ты что, не русский?» Способность мужчины выпить стакан водки и (желательно) при этом не опьянеть стала свидетельством патриотизма, принадлежности к нации. Эта проблема захватывает не только область национальной самоидентификации и этики («наш человек»), но и эстетики: алкоголизм эксплуатируется как художественный образ, особенно в маргинальной культуре, но не только. Существует апология алкоголика: у него тонкая душа, его незаслуженно обидели и т. д.

Что делать? Прежде всего, не нужно принимать алкоголь как национальный код! Не участвовать в этой поэтизации болезни, не соглашаться – и начать путь к выздоровлению.

Алкоголизм и наркомания – проблемы, имеющие много измерений, и решать их необходимо на разных уровнях. Никогда лечение не исчерпывается только врачебными средствами, не решается проблема и только духовными или только психологическими методами. Все они действуют в комплексе. А отправной точкой исцеления как от зависимости, так и от созависимости будет осознание проблемы и решение изменить свою жизнь.

Когда мы имеем дело с зависимыми людьми и своими переживаниями по этому поводу, мы соприкасаемся с темными сторонами бытия. Нам становится страшно: мы боимся самих себя и своих чувств. Например, одна женщина признавалась: «Я догадываюсь, где находится выход из моей ситуации, но я боюсь туда идти». Возникает потребность в проводнике, и в лице автора этой книги читатель получает доброго любящего профессионального сопровождающего по мрачным областям жизни человека, по внутренним лабиринтам, в которых трудно разобраться: где содержится любовь, свобода, а где – зависимость, где – прямые отношения, а где – манипуляции.

Специалистам, работающим со сложными пациентами, приходится проявлять некоторую жесткость, поэтому текст, написанный наркологом-психиатром, не может быть мягким. Однако Валентина Дмитриевна относится к своим пациентам с любовью, она стоит на их стороне. Она не боится проблем зависимых людей, не боится горя их родных, она умеет с этим горем работать.

Как бы нам хотелось, чтобы для спасения родного человека было достаточно одной нашей человеческой любви… Но ее одной оказывается мало. После прочтения книги нам станет понятно, где иллюзия заменяет любовь, и мне бы очень хотелось, чтобы читатели наконец почувствовали вкус настоящей любви.

Протоиерей Андрей Лоргус

Зачем христианину психология?

Книги Валентины Москаленко «Возвращение к жизни» и «Когда любви «слишком много», которые выходят в издательстве «Никея», – не просто очередные издания, посвященные психологии человеческих отношений. Их автор делает попытку ответить на непростой вопрос о том, как теория и практический опыт психологической науки могут быть соединены с христианским мировоззрением.

Не секрет, что для современного человека психология становится неким эрзацем религии, повторяющим ее настолько, что в ней имеются аналоги основных таинств (Крещения, Исповеди…). Эта замена вовсе не случайна, она есть результат вытеснения священного, религиозного из современной жизни при сохраняющейся потребности ее регулирования, осмысления и даже «одухотворения», осуществляемых в психологии через обращение к сфере бессознательного. Неудивительно, что в среде православных христиан широко распространено мнение о психологии как о чем-то таком, что противоречит вере.

Однако можем ли мы, современные христиане, сказать, что те проблемы, которые описываются в данных книгах, являются чуждыми для нас? Нет. Более того, пастырская практика свидетельствует о том, что психологические недуги, о которых пишет автор, в православной среде приобретают почти всеобщий характер. Конечно, можно, цитируя апостола, говорить об этом как об условии преизобилия благодати (Рим. 5: 20), но трезвая, лишенная предвзятости оценка, приведет нас к выводу о том, что наш дом построен не на камне Христовой любви и свободы, а на песке внешней благопристойности (см. Мф. 7). И великое падение такого дома – не дело будущего, оно уже происходит…

Христиане, полностью отрицающие значение психологии, сами того не подозревая, отрицают самого человека, сложного и непредсказуемого. Такая ошибка носит роковой характер, ведь подобное «богословие творения» вносит искажение в основание нашей веры. Эти книги не просто бросают вызов ханжеству и фарисейскому лицемерию, они утверждают благость мира, те благодатные дары, которыми наделил каждого из нас Творец.

Обратить жизнь в статичное благопристойное «нечто» означало бы отказаться от самой природы человека, поэтому автор не боится рассуждений о влюбленности, интимной жизни, сложной динамике личных взаимоотношений.

Грех, как его понимает автор книг, не просто общий принцип, неприятие которого достаточно декларировать, – грех разоблачается как мнимая «жертвенность», как фальшивая «преданность», как фиктивная «любовь»… И это разоблачение, когда оно совершается человеком, есть плод подлинного, а не формального покаяния, в котором нельзя не увидеть настоящее чудо.

Если книга «Когда любви слишком „много"[1]1
  В. Москаленко «Когда любви слишком много. Как стать счастливой в любви и браке». – М.: Никея, 2017.


[Закрыть]
повествует о драматическом опыте отношений, который приобретают дети, выросшие в неблагополучных семьях, опыте, который искажает их собственную будущую семейную жизнь, то в книге «Возвращение к жизни» автор рассказывает о семье как структуре, которая создает условия и питает развитие алкоголизма и наркомании, о тяжелом, разрушающем состоянии даже «здоровых» ее членов.

Многое в тексте книг может показаться непривычным для православного читателя. Например, акцентирование достоинства, ценности отдельной человеческой личности, постоянное подчеркивание необходимости четкого проведения ее границ. Но и здесь психология лишь повторяет на своем новом языке истины, давным-давно открытые христианством. Вспомним, что человек – это образ и подобие Самого Бога (Быт. 1), а Церковь – это единство незаменимых в общем бытии отдельных личностей (1 Кор. 13).

Таким образом, эти книги, используя богатый инструментарий психологической науки, направляет православного читателя на поиск подлинной, а не мнимой духовности, готовит его к борьбе с грехом, укрепляет его веру в спасение.

Священник Глеб Курский,
преподаватель кафедры библеистики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

От автора

Кто-нибудь из ваших родственников болен алкоголизмом или наркоманией? Возможно, вы являетесь внучкой уже умершего дедушки, который страдал одним из этих недугов? Вы сами или ваша подруга замужем за алкоголиком или наркоманом? Оставаясь в близких отношениях с больным, вы эмоционально вовлекаетесь в его проблемы.

Книга, которую вы держите в руках, для вас. Она посвящена психологии зависимости от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания) и созависимости. Созависимость – это психологическое состояние членов семьи больного.

Созависимости подвержены не только жены, но и матери, братья, сестры, взрослые дети и даже внуки больного алкоголизмом или наркоманией. Родственники не только страдают сами, но и строят такие взаимоотношения в семье, которые не помогают выздоровлению больного. Сами больные также имеют признаки созависимости еще до развития болезни, или они появляются после наступления трезвости. Созависимым трудно стать хорошими родителями, поэтому их дети часто включаются в цепочку развития зависимости в семье.

Зачастую созависимые жены или матери, действуя из лучших побуждений, начинают контролировать мужей, сыновей, ухаживают за ними, наконец, полностью берут на себя ответственность за их жизнь, надеясь на то, что у мужа, сына «проснется совесть» и он перестанет пить. Но это в корне неверная тактика. Алкоголизм или наркомания, как любая другая страсть, грех, должны быть побеждены самим носителем. Наша задача – не пытаться сделать это за него, а помочь ему. Как следует вести себя близким любящим людям? Прежде всего, нужно принять, что ваш близкий – не плохой человек, но он болен. В нем, как и в каждом человеке, есть образ Божий, но, к сожалению, есть и разрушающая его страсть. Святые отцы учат нас ненавидеть грех, но любить человека, им пораженного. «Если мы рассматриваем грех как несчастье, как болезнь, – говорит митрополит Антоний Сурожский, – то надо любить грешника, как мы любим больного и ненавидим его болезнь. Если человек заболел чем бы то ни было, то мы можем ненавидеть болезнь, мы можем раздираться душой о том, что человек стал жертвой такой болезни; но его мы не можем ненавидеть, даже если он виноват. Даже если болезнь – результат его распутства, все-таки человека жалко, потому что он не для того был создан и не к тому был призван»[2]2
  Митрополит Антоний Сурожский. «У нас есть что сказать о человеке». http://www.xpa-spb.ru/libr/Antonij-Surozhskij/u-nas.html (дата обращения 31.03.2016)


[Закрыть]
.

Отделите личность больного от его болезни (алкоголя, наркотиков), то есть будьте мягкими с человеком, но твердыми в отношении недопустимого поведения. Скажите себе: «Я ненавижу алкоголь, но я люблю человека». Позвольте больному столкнуться с последствиями его поведения и пережить все, что он натворил. Решиться действовать таким образом непросто, но это единственно возможный путь выздоровления, как для вас, так и для ваших зависимых родственников.

Итак, созависимость излечима. В книге представлена программа ее преодоления. Исцеление приводит к более гармоничным взаимоотношениям в семье, уберегает детей от появления у них зависимости.

Книга адресована родственникам и друзьям больных. В то же время книга может стать руководством для психологов, психотерапевтов, наркологов, психиатров, социальных работников в работе с больными и их семьями[3]3
  Программа преодоления созависимости В. Д. Москаленко успешно применяется во многих городах России.


[Закрыть]
.

Часть 1
Зависимость

У кого вой? у кого стон? у кого ссоры?

у кого горе? у кого раны без причины?

у кого багровые глаза?

У тех, которые долго сидят за вином,

которые приходят отыскивать вина

приправленного.

Не смотри на вино, как оно краснеет,

как оно искрится в чаше, как оно

ухаживается ровно:

впоследствии, как змей, оно укусит,

и ужалит, как аспид;

глаза твои будут смотреть на

чужих жен, и сердце твое заговорит

развратное,

и ты будешь, как спящий среди моря

и как спящий на верху мачты.

[И скажешь: ] «били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же».

Притчи 23: 29–35


Сын мой! в продолжение жизни испытывай твою душу и наблюдай, что для нее вредно, и не давай ей того; ибо не все полезно для всех, и не всякая душа ко всему расположена.

Сир. 37: 30–31


Алкоголизм – болезнь семейная

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, она может встречаться у нескольких членов одной и той же семьи, передаваться из поколения в поколение (к примеру, поражать одновременно отца и сына, нескольких братьев и сестер, прослеживаться у более дальних родственников). Конечно, это не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье, помимо больных, есть и здоровые люди.

Во-вторых, даже если в семье есть только один алкоголик, все остальные ее члены страдают психологически. Просто невозможно жить рядом с пьющим человеком и не быть вовлеченным в его болезнь эмоционально. Психическое состояние родственников больных зависимостью обозначают термином «созависимость».

Родственники больных страдают не меньше, а порой даже больше (поскольку они не пьют и переносят свою боль без алкогольного «наркоза»), чем сами больные. Для зависимых создана сеть наркологических диспансеров и больниц, ими занимаются частные лечебные учреждения. А куда может обратиться за помощью родственник больного? Только в некоторых лечебных учреждениях есть специалисты, уделяющие внимание родственникам. Часто сотрудники специализированных центров ограничиваются лишь краткой консультацией членов семей зависимых.

Я считаю, что родственники имеют право на специальную помощь, и предлагаю им такую программу. Моя книга посвящена детальному описанию проявлений созависимости и ее преодолению.

Официальные данные о заболеваемости алкоголизмом отличаются от реальных, но, думаю, читатель не будет спорить, что эта болезнь очень распространена и число заболевших с годами растет. Что касается наркоманов, то их число увеличивается еще быстрее.

Психология зависимости: что происходит с вашим родным?

В Международной классификации болезней (МКБ-10) мы находим описание личностного расстройства, полностью соответствующего зависимости. Под рубрикой F 60,7 значится:

«а) стремление переложить на других большую часть важных решений в своей жизни;

б) подчинение своих собственных потребностей потребностям других людей, от которых зависит пациент, и неадекватная податливость их желаниям;

в) нежелание предъявлять даже разумные требования людям, от которых индивидуум находится в зависимости;

г) чувство неудобства или беспомощности в одиночестве из-за чрезмерного страха неспособности к самостоятельной жизни;

д) страх быть покинутым лицом, с которым имеется тесная связь, и остаться предоставленным самому себе;

е) ограниченная способность принимать повседневные решения без усиленных советов и подбадривания со стороны других лиц.

Дополнительные признаки могут включать представления о себе как о беспомощном, некомпетентном человеке, не обладающем жизнестойкостью».

Зависимость имеет духовные корни. «Убежден, – пишет иеромонах Агапий (Голуб)[4]4
  Руководитель Православного центра реабилитации зависимых от алкоголя и наркотиков «Анастасис» при Свято-Успенском Жировичском монастыре, Республика Беларусь.


[Закрыть]
, священник, который работает с алко– и наркозависимыми, – что основная причина тяготения человека к веществам, изменяющим сознание, заключается в поврежденности и извращенности человеческой природы в результате грехопадения»[5]5
  Иеромонах Агапий (Голуб). Духовные корни зависимостей. http://www.pravmir.ru/duhovnyie-korni-zavisimostey/


[Закрыть]
.

Размышляя о частном случае зависимости – алкогольной, – я вспоминаю неожиданное определение, которое встретила у Дженет Войтиц[6]6
  Специалист в области психологии семьи, один из членов которой страдает алкоголизмом. Мне посчастливилось учиться у Дж. Д. Войтиц.


[Закрыть]
: «Алкоголик – это человек, объятый огнем и бегущий к морю. В море он тонет». Под огнем следует понимать те чувства, от которых ему некуда деться. Эти чувства болезненны, непереносимы. Желая избавиться от них, он обращается к алкоголю, но стихия оказывается сильнее не только его чувств, но и его самого. В результате он тонет. Посмотрим, что же порождает чувства, которые столь дискомфортны для алкоголика и заставляют его искать выход.

Зависимость

– Вы помните, какими словами ваш будущий муж объяснялся вам в любви?

– Нет, он никаких слов не говорил. Поцеловал, и я поняла, что он меня любит.

– А какими словами он сделал вам предложение?

– Он сказал, что не может жить без меня. Еще он сказал: «Ты мне нужна».

Будущий алкоголик был точен. Он действительно нуждался в такой поддерживающей его жене, он не мог бы жить и пить без нее. Слова «Не могу жить без тебя», «Ты мне нужна» выражали не столько силу его любви, сколько силу его зависимости.

«Мой муж – мой второй ребенок, недоразвитый. Я подобрала его ровно на том месте, на каком его оставила мамочка. До 20 лет она ходила за ним, как за маленьким дитем, а потом это делала я», – рассказывает жена алкоголика, 43-летняя Галина.

Больные алкоголизмом предпочитают не брать на себя ответственность. Эта черта была свойственна им и до развития алкоголизма. Если они не принимают решения, то и не сделают ошибки. Уж так повелось в их жизни, что все решения с детства принимала мама – что есть, какую рубашку надевать. Позже подросший сын мог советоваться с мамой, какую девушку ему брать в жены. Такие люди, уже став взрослыми, довольно долго живут одним домом с мамой, а после женитьбы часто с ней созваниваются. До такой степени часто, что это отражает не просто родственные чувства, а психологическую зависимость от мамы.

Человеку такого типа живется трудно, он играет двойную роль – сын мамы и муж жены. Пока он не уяснил для себя, какая из этих ролей для него главная, он находится между двух огней. Фактически он не выполняет ни сыновних обязательств, ни обязанностей мужа, сталкивая двух женщин в конфликте.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное