Валентина Литвин.

Жизнь прожить не поле перейти



скачать книгу бесплатно

– Это кто? – спросила Анна у отца.

– Да это Герасим, знакомый парень, который слепого старца водил, подаяние просил, по людским дворам.

Д-а-а. А теперь в женихи набивается к Дарье. Не плохо. Тоже, я вижу, судьба не балует ее. Не слушает родителей Дашка. Люблю, и всё. Хочет замуж за него, – расстроенно ответил отец. – Руки, ноги есть, молодые, здоровые, заработают себе, – ответил отец, – видит, за кого идет.

– Если не лодырь, то не пропадут, а если… – промолчала Анна.

Выходя со двора, Анна обняла мать, отца, сестру Дарью, пожелала всего хорошего и к вечеру добралась домой.

Дома встретил ее муж не в хорошем расположении духа.

– Где была?

– Родителей навестила, давно не виделись.

– Ты не забывай, что у тебя ребенок малый, по гостям негоже ходить, – строго предупредил Никита. Про случай с Гришкой Анна даже слова не сказала. «Разберемся сами», – подумала про себя. Никита с недовольным видом пошел спать.

Всё больше народа призывали на вой-ну. Были организованы народные дружины. Всех мужчин-добровольцев и по долгу службы вызывали в комиссариат и оформляли на фронт, на борьбу с белогвардейцами, которые не хотели сдавать власть, хотя царя уже свергли. Гражданская война шла полным ходом. Кто не признавал новую власть и Красную армию, ушли в тыл, прятались в лесах, неожиданно наносили удары по активистам революции. Смутное, опасное время шло. Григорий зарекомендовал себя как лучший боец-полководец, слава о нем шла по всему краю и далеко за его пределами, воевал с белогвардейцами, а также с теми, кого называл контрой. Врагов среди односельчан у него было немало. Знали, кто такой Григорий, и боялись его как огня. Некоторые старались не встречаться с ним.

Тем временем всё больше призывников уходили на фронт. На этот раз красногвардейцы пожаловали к Никите и Анне.

– Собирай мужа, Анна, на фронт, воевать с белогвардейцами. Завтра сборы на площади.

Не рады были молодые такому известию, но что поделаешь.

– Рано или поздно всё равно призовут, – сказал Никита. Утром, как и все, Никита был в строю. Вся родня Никиты вместе с Анной и маленьким сыном провожали его на фронт. Все надеялись на чудо, плача желали быстро победить врага и живым-здоровым вернуться домой.

Анне было вдвойне тяжело: маленький ребенок на руках и второго ждала, уже была на седьмом месяце беременности. Проводив мужа на фронт, Анна вскорости родила второго сына, которого назвали Николаем. Родители Анны стали уговаривать дочь вернуться домой, в отчий дом.

– Никита ушел на фронт, ты с двумя детьми, и без тебя там люду хватает, повернуться негде. А если не хочешь к нам, то я собрал тебе денег, – сказал отец, – может, дом какой-то присмотрим.

Анна решила выбрать второй предложенный вариант, присмотреть дом, чтобы не стеснять пожилых родителей, да и с расчетом на то, что муж вернется с фронта, нужен просторный дом. Прислушалась к совету родителей и по весне переехала в новый дом, но в недостроенный.

На одной половине жила с детьми, а на другую копила деньги, чтобы всё привести в порядок. Жизнь в своем доме, отдельно, очень радовала Анну. Так дожили до осени, наступали холода, нужно было думать, где дрова брать. Без тепла невозможно было выжить с маленькими детьми. Договорилась с отцом на следующей неделе съездить в лес за сушняком. Мужа нет, приходилось всё делать самой, спасибо отцу за помощь, не раз думала Анна. Только вспомнила об отце, как вдруг чья-то тень промелькнула под окнами, и в тот же миг растерянный отец появился на пороге.

– Дочка, спрячь меня куда-нибудь, этот юродивый зверь обыскал весь наш двор, сарай, сеновал, весь дом.

– Кто, папаша!? – вскрикнула перепуганная Анна.

– Гришка, брат твой, а мой сын, – быстро ответил отец. – На мое счастье я в огороде был, когда увидел разъяренного зверя, бегом окольными путями прибежал к тебе. Он сейчас сюда может прискакать, ты же знаешь, какой у него конь, как стрела, был там, через минуту будет здесь.

Анна, недолго думая, сгребла всю постель, матрац с кровати и уложила отца на самое ее дно. Потом положила матрац, одеяла, подушки и сверху посадила маленького ребенка, а рядом положила второго малыша. Сидеть приказала старшему. Не успела перевести дух, как с грохотом в дом ворвался разъяренный Григорий.

– «Этот» у тебя?

– Кто? – с изумлением переспросила Анна.

– Контра где, куда спрятала? Я знаю, что он здесь! – заорал Григорий.

– Ты про отца? – В горле у Анны пересохло, но она держалась изо всех сил.

– Отец, если можно его так назвать, – крикнул Григорий и продолжал шастать по комнатам.

– Гришка, Бога побойся, не смей так на отца своего, – и видя, что он не слышит никакой морали, крикнула: – Нет у меня никого! Не видишь сам, здесь спрятаться негде.

Григорий начал саблей протыкать углы в доме, подошел к кровати – там дети. Только малыши остановили его. Он выскочил из дома, полез на сеновал, со всей силы протыкая сено саблей и всё то, что казалось подозрительным. Не нашел ничего. Затем, вскочив на коня, помчался прочь со двора. Анна с недоумением наблюдала за происходящим через окно, немного придя в себя, закрыла дверь на засов, вернулась в комнату. Подняла одеяла.

– Отец, ты живой, не задохнулся? – Забеспокоилась Анна, помогая отцу выбраться из тайника. – Поднимайся! Ускакал сынок.

Оба молча смотрели друг на друга, тяжело дыша.

– У-х-х. Вот это жизнь. То так тебя, то не знаешь, как завтра будет. Сейчас могло быть непоправимое, дочка, – проговорил хриплым голосом отец.

– Обедать будем? – нарушила молчание Анна.

– Да! – кивнул головой отец в знак согласия. Анна трясущимися руками стала наливать суп и накрывать на стол, чтобы покормить отца и отвлечь его от этой ситуации.

Когда стемнело, Анна проводила Григория Кузьмича домой.

Сама сидела у окна и всё думала о происходящем. Она так перенервничала, что никак не могла прийти в себя. Уложила детей, но сама спать не могла. «Вот жизнь какая, не простая штука, прожить ее – не поле перейти. Сколько нужно трудностей, испытаний пройти. А главное – не сломаться. Суметь удержаться и выжить. А ведь отцу сколько лет? А покоя нет. Сын на отца, брат на брата. Время какое, а может, оно всегда такое?» – всё размышляла Анна, мысли ей не давали покоя. Только к утру она уснула.

Проснулась от топота лошадиных копыт под окнами дома. Вскочив с кровати, подбежала к окну и увидела троих красноармейцев на лошадях, которые истоптали весь двор. Одного из приехавших она узнала. Это был Петр, друг и помощник Гришки.

Это еще что? Что опять стряслось? Открыла дверь, вскочила на порог босыми ногами:

– Что-то случилось, Петя? – с тревогой в голосе произнесла Анна.

– Случилось, – ответил наездник. Петро слез с седла. – Можно войти в дом? – строго спросил он у Анны.

– Да-да, конечно, – ответила Анна.

– Я сейчас еду от отца твоего… – продолжал молодой человек.

– Что с отцом? – перебила Анна.

– С отцом всё в порядке, а вот Григория нет.

– Как нет? Как нет? Вчера только… – осеклась Анна…

– Сегодня утром нашли его в копне сена, заколотым штыком. Вчера была перестрелка с налетчиками, недобитой бандой, мы в этот раз нарвались на засаду. Пришлось разъехаться в разные стороны, кто куда. Гришку преследовали больше всего. Конь его был убит. Григорий Григорьевич отстреливался как мог, но был ранен. Отполз он к берегу, где стоят копны с сеном, спрятался в одной из них. Но по следу крови его вычислили враги и нашли. Вот такая история. Раненого там и прикончили. Тело было еще теплое.

– Значит, всё произошло на рассвете. А Галя, жена его, знает о случившемся? – спросила Анна.

– Были дома у него, дверь отрыта, в доме никого, выбито окно, – продолжал Петр. – Ни жены, ни ребенка.

Анна уже ничего не слышала, дальше у нее началась истерика.

– Есть подозрение, что бандиты расправились со всей семьей Григория, – сделал предположение боец.

– Боже мой, беда-то какая! – зарыдала Анна.

– Ладно! Будет, будет вам, Анна Григорьевна. Не убивайтесь. Я всё понимаю, брат родной, да еще ребенок, жена… Я обещаю: найдем виновных. Похороны возьмет на себя комиссариат, всё с почестями, Григорий заслужил, хоть и горячий был, но верно служил своему долгу.

Через сутки нашли повешенного в лесополосе десятилетнего сына Григория. А жену Галину так и не нашли, обыскали всю окрестность. Местные люди говорят, что труп Гали могли бросить либо в реку, либо закопать где-то. Очень жаль!

– Жену и ребенка за что? – плакала Анна.

– Есть предположения, что это месть бандитов, которые затаились в лесах. Они часто так делали, ночью налетали и расправлялись с активистами советской власти и их семьями. В этот раз они расправились с семьей Григория Бабенко.

ГЛАВА 3

После случившегося Анна совсем стала сторониться людей. Жила одна с двумя маленькими детьми – боязно выходить на улицу. Решила уйти жить к родителям. Собрала все свои вещи. Какое хозяйство было, забрала с собой. Родители жили одни, Дарья после замужества ушла жить к мужу, так что Анна с детишками как раз в радость отцу и матери: им нужно было отвлечься от смерти Григория. Отец заметно сдал, было видно, что здоровье его пошатнулось.

Старший внук Яша был деду хорошим собеседником. Младший Николай больше был привязан к матери. Как-то за ужином Анна заявила, что решила пойти работать.

– Дети будут с вами, а мне что делать? Меня пригласили на мясокомбинат помощницей. Работа тяжелая, но я справлюсь, как-то надо жить. Да и прокормимся все, всё-таки работа в мясном цеху.

Родители дали добро. Вот так, с утра и до вечера пропадала Анна на работе, в резиновых сапогах, в сырости, выполняя работу за двоих, но другого выбора не было. Как-то незаметно пережили зиму, весну, а потом и лето пролетело быстро. К осени вернулся с войны Никита, муж Анны.

Худой, сгорбленный, больной. Анна с радостью и слезами от счастья встретила мужа.

– Живой, Никитушка! Вернулся! Неужели это не сон? Глазам своим не верю, – Анна кинулась на шею мужу, обняла.

Вечером вся семья собралась за столом, обсуждая события. Сколько всего изменилось, и хорошего, и плохого. Говорили о гибели Григория и его семье, к сожалению, что случилось, то случилось. Никита всё молча слушал.

– Ну ты-то как, рассказывай о себе, – просили родственники, – всё-таки живой, здоровый. Это самое главное, – всё радовались Анна и мать Никиты.

– Сынок, ты вернулся, значит, жизнь наладится, – с радостью сказала она.

– Да что говорить, – ответил Никита, – на фронте – это не под бочком у бабы. Там всё по-другому. И голод, и холод, был ранен дважды, потерял много крови. Но в холода особенно тяжело, сырость, ноги постоянно мокрые. В общем нахлебались многие. Видел смерть, много смерти. Да ладно, не будем об этом, вернулся, и слава богу. – Никита вообще был по жизни немногословен, а тут столько вопросов. Он даже засмущался.

Через несколько дней молодая семья вернулась в свой дом. Глава семейства не ожидал, что Анна живет в своем собственном доме.

– Какая молодец! Уходил на фронт, оставил тебя у своих родителей, а вернулся – ты в своем доме хозяйка. – Всё восхищался женушкой Никита.

– Никитушка, это отец мой помог. Куда мне с двумя детьми! Одной бабе очень тяжело жить в селе. Даже не представляешь, как плохо без тебя. – Никита молча смотрел на жену, не мог налюбоваться. И одновременно он гордился, что она без его помощи приобрела свое жилище.

Через год в семье было уже прибавление, появился третий ребенок. Родилась дочь, ее решили назвать Стешей.

Так и потекла обыденная жизнь год за годом. Старшие дети подрастали, помогали своим родителям. Анна не бросала работу, поскольку кто-то должен был кормить семью, да и родители старые, болеют. Надеяться не на кого. Никита после фронта, приходил в себя и пока находился дома с детьми, по хозяйству. Но дома долго сидеть не разрешалось, и Никиту неоднократно вызывали в сельский совет, предлагая работу трактористом.

– Нужно соглашаться, всё равно, где работать, – поддержала Анна. – У нас семья, нужны деньги, еда, всех одеть, накормить нужно, одной мне не вытянуть. Да и потом приказ есть: нужно работать, поднимать страну, – продолжала Анна. Никита молча слушал жену и соглашался.

Зарабатывал Никита мало, но еда в доме была. По натуре был Никита скупым, деньги все не отдавал жене. Анна подозревала, что он собирает деньги, где-то прячет их, несомненно прячет, но особенно не придавала этому значения, потому что сама работала и имела хоть какие-то средства, крутилась, как могла. И за детьми, и за мужем нужно следить, накормить. Хорошо, что у нее такая работа: если где-то есть кусочек мяса, она и принесет его в семью. Со временем приобрели корову, появились молоко и творог. «Кормилица!!!» – всё приговаривал и гладил буренку Никита.

Со временем прижили еще одну дочь. Она появилась на свет как раз на праздник Рождества. Ребенка покрестили и назвали Ульяной. Всё по правилам.

Забот в доме поприбавилось. Старший сын Яков был помощником отцу, иногда подменял его на тракторе, помогал матери по дому и присматривал за младшими детьми. Младший Николай тоже брался за всё, что просили родители. С одной стороны, семья дружная, а с другой – замкнутость отца. Мало общения отца с детьми, с женой. И это не очень нравилось старшему Якову. Анна смирялась с такой холодностью мужа.

Как-то Яша спросил у матери:

– А нет ли у отца женщины на стороне?

– Всё может быть, сынок. Я об этом уже думала. Даже если есть, то мы с тобой ничего не сделаем. Главное – из дома никуда не уходит, и ладно, – ответила Анна.

– А куда он уйдет? У нас всё есть. Если разобраться, то ты сама и тянешь всю семью на своем хребту. Главное – не голодаем. Ну, денег нет, ничего, я весной иду работать. Меня в карьер пригласили камень добывать, дорогу будем класть.

– Ладно, ладно. Дожить до весны нужно, а там посмотрим, – ответила Анна. – Учиться тебе нужно.

– Да, мама, я очень хочу учиться. Вот заработаю денег и пойду учиться на разведчика, – продолжал Яша.

– Тьфу на тебя! Сынок, а за мать ты подумал? Я не хочу тебя терять, сынок! – очень серьезно заявила Анна.

– Да ладно тебе, мама, – ласково возразил Яков, обняв ее за плечи. – Всё будет хорошо, не переживай.

– Ты сегодня во сколько пришел с гулянки? – спросила Анна.

– Мам, какая разница, я уже взрослый, мне девятнадцать лет.

– Взрослый-то, взрослый, но контроль родителей должен быть. Что за невеста? Домой только под утро пришел.

– А ты все видишь, – Яша покраснел.

– Мать не обманешь, сынок, если не вижу, то душой чувствую. Как только вечер, так и бежишь к ней. Кто такая? – спросила Анна.

– Полина с соседней улицы, – покорно ответил Яша.

– А-а-а. Знаю, славная девушка, небалованная, самостоятельная. Это дочь Ефросиньи, они живут без отца, не вернулся он с фронта. Знаю, знаю. Ты хоть любишь ее? – спросила мать.

– Нравится она мне, а насчет любви и сам не знаю, – задумался Яков. – Еще хотел сказать, мне тут повестку принесли вчера, я тебе ничего не говорил. Нужно явиться в военкомат для прохождения службы в армии.

– Значит, в армию, – тревожно проговорила Анна, – опять проводы. Господи, как время быстро пролетело.

– Да не переживайте за меня, я уже взрослый. Пойду служить, защищать Родину, я не один такой.

– Да, конечно, сынок, главное, чтобы всё благополучно было, время тревожное.

– Оно всегда тревожное, – ответил Яша.

«Молодой еще, без всякой хитрости, всё говорит, что думает, честный, открытый ты, мой сынок, весь в деда своего», – подумала Анна.

Утром Яша отправился в военкомат, а вскорости проводили Якова на службу, по всем правилам, с музыкой, с добрыми пожеланиями. Анна и Никита с печальными глазами давали наставления сыну, чтобы был осмотрителен, берег себя.

– Не на войну меня провожаете, мои дорогие. Всё будет хорошо, – не терял юмора Яков.

Полина, невеста, всё плакала да прижималась к плечу Яши. В последний момент призналась, что у нее будет ребенок.

– Только что люди скажут? – пристально смотрела в глаза Полина Якову. – Нагуляла, дескать, ведь не женаты мы.

– Отвечай, что не успели, приду домой – поженимся, – успокоил ее Яков.

Последовала команда «По вагонам!», и все призывники поспешили занимать свои места.

– Я буду ждать тебя! – кричала Полина вдогонку.

ГЛАВА 4

Время летело быстро, младший сын Николай устроился на работу помощником машиниста и стал жить в городе. Помощницей матери стала Стеша, она была старше Ульяны на шестнадцать лет. Анна хлопотала по дому, маленький ребенок, отец захворал, да и мама тоже слабая. Когда Анне приходилось присматривать за больными родителями, за Ульяной присматривала Стеша, самостоятельная, исполнительная. Отец с матерью тоже нуждались в помощи, как дети. Анне было очень жаль стариков – ведь это самые родные люди, а сейчас они остались одни. Тем более что родители Анны так много пережили.

От Якова долго не было вестей, а тут почтальон принес весточку.

Господи, сколько радости, что пишет, где служит, отец не мог дождаться ответа, что прочитает Анна.

– Пишет, что находится на Дальнем Востоке, город Уссурийск, всё хорошо, передает всем привет, скучает по родным краям.

– Х-м-м. Это так далеко, – ответил Никита.

– Где тот Уссурийск, это вблизи китайской границы. Далеко, далеко, – почесал голову отец.

– Лишь бы живой-здоровый вернулся, а расстояние не имеет значения теперь, – ответила Анна.

Пока обсуждали радостные новости, во двор пожаловала соседка Мария.

– Слышала, от сына весточка? А мой уже два письма прислал, а ведь вместе призывали. Ваш где служит?

– На Дальнем Востоке, – ответила Анна.

– А мой ближе, на Урале. Пишет, что большая физическая нагрузка, без привычки тяжело, скучает по дому.

– Конечно, скучает, и наш скучает, но служба есть служба, – ответила Анна.

– Я чё спросить хочу, Анна. Ты в курсе, что Полька родила сына от Якова. Да-да. Яшкин ребенок. Она только с ним встречалась, девка небалованная, – продолжала соседка.

«Ничего себе, значит, Яша оставил девушку беременной, – как молнией пронзило Анну».

– Ходил, ходил, да не женился, а она сразу тебе забеременела. Тьфу, девка-дура! – всё причитала соседка. – Это же надо. Ну, подумай, как самой ребенка растить бабе? – не могла успокоиться Мария.

– Ничего, разберемся, – не подала виду Анна. – Ребенок – это хорошо.

– Хорошо в браке, а что она, одиночка, делать будет с ним? – продолжала Мария.

– Только судачат о ней все подряд. И ты, в том числе, Мария, – заткнула рот Анна соседке. – Приедет Яков, зарегистрирует брак, и всё будет нормально, как у людей, – ответила ей Анна. – Хотелось бы в это верить, дай бог! – продолжала соседка.

От такой неожиданности Анне хотелось поскорее отвязаться от назойливой соседки.

– Ну ладно, пойду я, а то мои заждались, наверное. – Анна быстро закрыла калитку и пошла в дом.

Вечером за ужином новостью Анна поделилась с мужем, на которого особого впечатления это не произвело. Ему было как-то всё равно.

Наутро Анна взяла немного денег, собрала продукты, какие были в доме, и помчалась к Полине, поддержать ее. Полина с матерью радушно приняли Анну, показали младенца, поговорили с надеждой, что всё будет хорошо. Вернется Яков, брак зарегистрируют, у ребенка должен быть отец.

– Как назвали? – спросила Анна.

– Иваном, – ответила Полина.

– Значит, Иван Яковлевич, – с радостью сказала Анна. – Только не нервничай, Поля, что Яков не пишет, он нам особенно тоже не пишет, значит, дела. А тебе ребенка кормить нужно, молоко чтобы не пропало.

– Спасибо, тетя Анна, что проведали, что признали, не отвернулись.

– Ну что ты, дочка, я буду наведываться, чем смогу, помогу. Давай поправляйся.

Анна попрощалась и поспешила домой, завтра рано вставать, нужно срочно наведаться к отцу и маме, а то уж очень плох отец. Очень хотелось свидеться с отцом, поговорить, может, какой совет даст. Он человек мудрый. Хотела было сегодня отправиться, но неожиданно планы поменялись. Бежала домой уже по темной улице.

– Где была? – неприветливо спросил муж, вечно чем-то недовольный.

– Так ведь навещала внука. Вот тебе и внуки пошли у нас. Ребенок – наша кровь. Как не проведать, люди осудят, итак злые языки сплетничают.

– Своими бы занималась, – сухо ответил Никита.

– И своими тоже, везде успеваю, – ответила Анна.

Только стала собирать на стол, как вдруг залаяла собака.

– Никак к нам кто-то пожаловал в позднее время, – Анна вышла в сени открыть дверь. В комнату вошел дед Максим, старый приятель отца.

– Проходите, присаживайтесь к столу, – пригласила Анна.

– Анна, не суетись, – дед снял шапку. – Вот пришел тебе сказать, – замялся дед Максим, – отец твой помер, Григорий Кузьмич. Ну, мне велено тебя оповестить неприятной новостью, – дрожащим голосом произнес дед Максим.

– Я ведь только собиралась к нему завтра. Беда-то какая. Как жаль, очень жаль, я не успела проститься с отцом.

– Ну, так я пойду, а то темно уже, – дед Максим поторопился.

Анна стояла остолбеневшая и не слышала, как дед сам вышел из дома и тихо закрыл за собой дверь. Она не плакала, а молча смотрела в пол. Никита успокаивал жену. Анна всё жалела, что не пошла к родителям, а отложила до завтра, а ее ведь так тянуло в родительский дом.

– Анна? Ну что теперь? Что случилось, то случилось, – продолжал Никита. – Тебе нужно отдохнуть. Послушай меня, впереди похороны. Пойдем отдыхать, – муж уложил ее в кровать. Вряд ли Анне спалось в эту ночь.

Проводили Григория Кузьмича в последний путь, все оплакивали и сожалели о потере такого хозяина. Душа Анны болела и за маму. Она видела, что старушка очень слабая и долго не протянет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4