Валентина Космина.

Подарок. Приключенческая повесть



скачать книгу бесплатно

Наши посетители поникли, и начали быстро прощаться, извиняясь, что отняли время. Интеллигентность в воспитании – ничего не скажешь. Мне стало их жаль. Ведь они действительно работают на энтузиазме, тратят последние деньги на материалы и краску, а покупателей не так много, но, что поделаешь – экономический кризис, кроме того, они сами не любят расставаться со своими шедеврами.

– Ничего себе, как ты их резко прервала! – не то с восторгом, не то с осуждением сказал Санька, – Я бы так не смог!

– Надо было кончать эту беспредметную дискуссию. А то дай волю Геннадию Николаевичу, он бы до вечера не ушел.

– Слушай, а почему Геннадий нам рассказывает про бизнесменов? И что нужно продать их графику подороже? Ведь Светлана дрожит над каждой работой? И начинает плакать, когда кто-нибудь спрашивает: «Сколько стоит ее шедевр?»

– Ох, Санька! Не понимаешь ты трепетной души гения! С одной стороны она Создатель, а с другой – ребенок, которому жалко расставаться со своими работами. Такие они – гении…

Давай уже работать, а то мы с тобой до вечера не управимся. Тогда точно влетит от Варвары.

Работа закипела своей привычностью движений, и знакомыми словами: «правый угол подними», «левый угол опусти», «всю выше подними», «ниже», «слушай, она зависла совсем».

Под вечер приехала Варвара Николаевна. Как всегда «накрученная» начальством с их «взглядами на нашу работу», но, увидев, что вся экспозиция готова, немного успокоилась.

– Видите. Умеем когда хотим. Наталья, подготовь аннотацию выставки и речь, ты любишь говорить.

– Варвара Николаевна, давайте я аннотацию подготовлю, а речь Санька скажет.

– Хватит спорить! Я сказала «ты» – значит «ты»! Идите, работайте!

Мы пошли печатать названия картин на компьютере, тихо переговариваясь между собой:

– Видишь Санька, какая несправедливость, хотела, чтобы ты тоже попал в водоворот событий и телекамер.

– Ничего, не расстраивайся. Ты же знаешь, я не умею говорить на камеру. Тем более, это обязывает – белая рубашка и все такое… А мне нравится моя – клетчатая, и непосредственное общение с молодыми художниками, которых всегда полно на открытии.

– Ага, больше с молодыми художницами и студентками, – рассмеялась я, – Вот только Санька, белую рубашку нужно будет надеть. Я слышала, на открытии будут иностранные гости, а ты, как тот гость, из негритянских кварталов.

– Ты думаешь?

– Не только думаю, но и считаю. Ты же знаешь, если тебяна открытии, в таком виде увидит Варвара – то!!!

– Александр Михайлович! Подойдите ко мне, – послышался голос Варвары.

– Я Вас очень прошу, одеться прилично на открытие выставки. У нас будут иностранные гости.

– Ну вот, видишь. Стой там, как дурак в белой рубашке. Не расслабиться, ни сесть на ступеньках при входе, – сердито ворчал Санька.

– Я тебя предупреждала.

– Ага, ты, а то Варвара!!!

– На этой минорной ноте и закончился наш рабочий день.

– 4—

На следующее утро, как всегда, перед открытием выставки, была сплошная суматоха.

Я пришла нарочно пораньше, чтобы привести в порядок аннотацию, которую вечером писала дома. И на «свежий взгляд» она мне не понравилась применением штампов и обобщенным анализом. Хотелось чего-то более серьезного, глубокого, но не получалось.

Пока никого не было, решила немного принарядиться и надеть ожерелье, которое взяла с собой. Оно меня как-то притягивало, как будто грело, особенно резьбленный синий камень. Надев украшение, посмотрела в зеркало. Получилось красиво, и даже изысканно. Довольно взглянув на себя еще раз, села к столу, набирать аннотацию на компьютере. И сама не заметила, как исправила ее почти всю. Прочитав, подумала: «То, что надо! Будто ее писала не я, а кто-то другой», – и повесила на отведенное место.

Варвара пришла именно тогда, когда аннотация была на месте, и я довольно рассматривала плоды своего труда.

– Любуетесь Наталью Николаевна! А вам еще аннотацию писать, – возмутилась директорша, не заметив листа на стенде.

– Я уже написала Варвара Николаевна! – радостно сообщила я.

– Ну, тогда повесьте ее! Мне, что напоминать вам ваши обязанности!?

– Уже повесила Варвара Николаевна!

– Да? Тогда готовьте речь!

– Уже готовлю!

– Вот так маршируя по залу?!

– Варвара Николаевна! Мне так легче готовиться.

– Ой, делайте, что хотите, – махнула раздраженно рукой и пошла в свой кабинет.

Моя милая и дорогая директорша всегда очень волновалась в день открытия, особенно когда приезжали разные гости. Поэтому, не обращая внимания на ее тон, я разгуливала залами и думала обо всем на свете, только не о своей речи, наслаждаясь ощущением торжества и радости, которые звучали в воздухе. Мне казалось это странным, потому что чувствовала приближение чего-то необычного. И оно случилось…

Когда торжественные речи закончились, и зазвучала музыка академического струнного ансанбля, а довольные мастера кисти начали общаться с журналистами, ко мне подошли двое мужчин. Один из них представился как «гость из Южной Америки», другой был его переводчиком.

«Гость» похвалил нашу выставку, сказав, что он много нового почерпнул из моей речи.

– Интересно, что нового для знатока искусств мог рассказать начинающий искусствовед? – подумалось мне. Потом спросил, где я учусь, а напоследок:

– Ваше лицо напоминает мне старинный рисунок, который я видел в одном из музеев Испании. Самое интересное, что у девушки на рисунке, тоже были светлые волосы, а на шее – похожее ожерелье. Скажите, ваши предки не родом из Испании?

Я ответила, что никто из моих родственников там не жил. Он внимательно выслушал переводчика, удивленно посмотрел на меня, извинился, и снова спросил:

– Может, ваши дальние предки жили в Испании, или в Южной Америке? Ведь ваше ожерелье так похоже на изделия тамошних мастеров!

– Нет, я русская. А мои близкие и дальние родственники, никогда не были ни в Испании, ни в Южной Америке. И это ожерелье собирал мой прапрадед, как талисман любви для моей прабабушки, – сказала я первое попавшееся, чтобы закрыть тему.

– Понимаю, извините, но я хорошо разбираюсь в древностях и имею прекрасную память. Вы просто одно лицо с той девушкой на старинной гравюре. А главное это ожерелье!

Переводчик был очень старательный. Он тщательно, перевел то, чего я не должна была слышать. Видать в конце дня, он устал от своего подопечного. Это я поняла гораздо позже. А тогда я почувствовала неясную тревогу, но ответила дипломатично.

– Ну, что же, такие совпадения бывают, и я ничем не могу вам помочь.

– Наталья! Я тебя везде ищу, – скороговоркой проговорил Санька, отзывая меня в сторону, – К тебе там пришли, ну знаешь, такие знаменитости!!!

– Кто? Говори, а то к моему берегу сегодня, как не одно приплывет, так другое, – обеспокоенная предыдущей беседой, спросила я.

– Кто? Кто? – передразнил Санька, – Пойди и посмотри.

– Санечка! Пожалуйста, скажи? А то ко мне пристал этот иностранный гость. И я хочу незаметно уйти домой.

– Да там тебя ждут, Виталий Комаровский и Александр Шелестов.

– Ты не ошибся?

– Я что, похож на идиота? – Обиделся мой коллега.

– Ну не обижайся. Пойдем, пообщаемся.

Действительно, недалеко от главного зала небольшой группкой стояли, столичные знаменитости, а перед ними артистично «выпендривалась» одна из сотрудниц мэрии, представляя по очереди Членов Союза и пытаясь как можно лучше показать себя. Ребята вежливо кивали головами, делая серьезный вид знатоков, а в глазах «бегали чертики» и они красноречиво перебрасывались взглядом, понимая, что от «специалистки» не так легко будет избавиться.

– А! Вот, наконец, и наш искусствовед Наталья Левицкая. Она вам сейчас все и расскажет.

– Понимаете Валентина Николаевна! Мы хотим, чтобы Наташа показала ваш город, его достопримечательности завтра. Просим позволить ей провести эту экскурсию для нас, как для гостей, которые дали три благотворительных концерта.

– С точки зрения Отдела культуры, это неприемлемо, чтобы экскурсию по городу проводила искусствовед Художественного музея, – заупрямилась специалист, показывая, что у нее есть власть. Но в виде исключения, могу это позволить только для вас, и то, только благодаря благотворительным концертам.

– Искренне благодарны! – Начали льстить ребята, целуя ей ручки, и тихонечко отводя к выходу, давая понять, какую необыкновенную милость проявила «благодетельница» позволив такую экскурсию.

Санька стоял, раскрыв рот и оторопело повторял:

– Вот, артисты! И тебе на день отпросили, и Валентину Николаевну заверили в невероятной искренности и уважении. Она дура, думает, что они соловьями разливаются, ради нее стараются.

– А что, не так? – удивилась я.

– Мне кажется, что не так. Я бы лично, ради нее не старался.

– Ой, Санька! Не смеши меня! Можно подумать, ради меня, ты бы старался?

– А почему бы и нет?

– Слушай, оставь. Ты же знаешь, я этого не люблю. Мы коллеги, и все.

– Гм. Я просто объективно говорю. Ты себя недооцениваешь, я тебе авторитетно это заявляю.

– Да хватит уже, авторитет.

– Что за шум, а драки нет – спросил Саша Шелестов, подходя к нам.

– Да, так, мы о своем художественном видении, ответила я уклончиво.

– А что, вы действительно с Виталием хотите, чтобы Наталья вам о городе рассказала? – не выдержал Санька, – Или это только повод?

– Почему же повод? – удивился в свою очередь Виталий.

– Я действительно хочу услышать что-то новое о вашем городе. Но не штампы, вроде: «основан тогда-то», «жили такие-то», «новые микрорайоны заселены в таком то году.», А интересное по-настоящему.

– Наталья, извини, я просто поделился с Виталием впечатлением от твоих рассказов, вот он тоже захотел послушать, – вмешался Саша Шелестов в монолог своего товарища.

– По-моему, я как всегда, «побежал впереди паровоза», – смеясь, добавил Комаровский.

– Хорошо парни, я согласна провести для вас экскурсию, но сейчас давайте уйдем отсюда по-английски. Санечка! Передай, пожалуйста, Варваре, что я уехала по просьбе специалиста из мэрии.

– А если директриса не поверит? Может, ты сама отпросишься?

– Нет, Саня, не хочу лишний раз «светиться» перед иностранцами, которые с нею разговаривают.

Санька, пошел к Варваре, ожидать, когда иностранцы отойдут от нее, а я вместе с ребятами пошла к выходу.

– 5—

– Не знаю как вы, а я очень голоден! – заявил Виталий, как только мы вышли из музея.

– Предлагаю поесть в каком-то приличном заведении, и там Наташа расскажет нам подробно, почему так не хотела видеться с иностранцами? – пошутил Виталий, не заметив моего настороженного взгляда. Но его заметил Саша, однако промолчал

На предложение Виталия мы быстро согласились. Я хотела как можно быстрее уехать, а Саша, чтобы узнать о моих страхах.

Расположившись в уютном ресторане и заказав ужин, решили наметить маршрут завтрашней экскурсии. Слово за слово, и мои страхи стали отступать в темные уголки подсознания. Но вскоре, их «на белый свет» вытащил Саша, спросив:

– Ну, а теперь мы ждем твоего рассказа. Что тебя так смутило, в том иностранном госте? Другие девушки, наоборот, перед иностранцами прямо млеют, а ты убегаешь…

Пришлось рассказать все – как есть. Оказалось, что кроме Саши, мне и поделиться ни с кем, своим страхом. Отец моими заботами никогда не интересовался, считая их глупыми выдумками. Подругам тоже довериться не могла, потому знал бы не только город, но и окружающие деревни. Кроме всего, Саша был причастен к тому, что я взяла ожерелье, поэтому рассказала все как есть. Не рассказала только о своем видении, связанном со славянской девушкой.

– Это, безусловно, интересно! – после некоторой паузы сказал Виталий, – Но мне такой интерес иностранца, почему-то кажется подозрительным.

– Еще бы! – подтвердил Саша, о чем-то задумавшись. Затем спросил:

– Скажи Наташа? У тебя же должна быть преддипломная практика?

– Да, – согласилась я, пытаясь догадаться, куда он ведет.

– А что если ты будешь проходить практику в другом городе в одном из музеев. Согласна?

– А разве это возможно?

– Почему же невозможно?! Где-то же нужны квалифицированные специалисты.

– У Саши есть хороший приятель в Министерстве культуры. Ну, а если у него не получится, то я свои связи подключу, – поддержал Виталий. Только делать это нужно быстро, а то я боюсь, что иностранец, еще чего доброго, домой к тебе заявится. Может он охотиться за древностями?

– Ребята! Вы что-то преувеличиваете, – не поверила я.

– Это мы, голубушка, еще и преуменьшаем! Знаешь, что в мире делается в погоне за древностями? Ты, видать, оказалась в поле зрения одного из таких дельцов.

– Что? У меня голова кругом идет. Вы говорите, что об ожерелье ему что-то известно?

– Это не мы говорим, а твой иностранец.

– И совсем он не «мой», – огрызнулась я «для вида», думая, «что делать?

Этот извечный вопрос человечества, встает перед каждым в разное время его жизни. И поверьте, мне в то время, было плевать на разные роли, и как они выбирают нас. Я реально боялась.

– 6—

Все решилось довольно быстро. Саша позвонил своему давнему приятелю из Министерства культуры, и рассказал обо мне. Тот пообещал узнать, где в музеях есть вакансии. Вскоре мне несказанно повезло. В Музее Русского Быта на короткое время освобождалось должность лектора-экскурсовода. Молодая сотрудница ушла в декретный отпуск, и Сашин знакомый предложил мою кандидатуру на вакантную должность. Директор согласился, уточнив, что я должна пройти собеседование. А также предупредил, что рассчитывает на меня, поскольку начинается сезон выставочных показов, а сотрудников не хватает.

Вечером я переживала – как отнесется отец к тому, что мне придется работать в другом городе? Но он, погруженный в свои мысли, сообщил, что уезжает в длительную командировку на Дальний Восток. И попросил, чтобы я собрала его вещи.

– У меня тоже будет преддипломная практика в другом городе, – обрадовавшись, сообщила я

– Вот и хорошо! Надо предупредить соседку Петровну, чтобы присматривала за квартирой, – как-то беззаботно сказал отец, думая о своем.

На следующее утро, перед экскурсией, я написала заявление на имя директора. Она даже не возражала, что было не свойственно ее бурной натуре, только язвительно заметила, чтобы я не «морочила» мужчинам головы, потому что и «гость» мной все время интересовался и «столичные знаменитости» экскурсию провести попросили. Я робко заметила, что это дела по работе, и хотела бежать дальше, когда меня настигла ее фраза:

– Не рассказывайте голубушка «стреляному воробью», где крошки собирать. У меня глаз хорошо наметан, этот иностранец даже ваш адрес просил, но я не дала, мало ли что?

– Варвара Николаевна! Спасибо! Спасибо, что не дали! А то он такой неприятный! – воскликнула с благодарностью к этой мудрой женщине, – И в дальнейшем, прошу не давайте!

– Хорошо, хорошо, – прищурив глаза, согласилась директор, – Но смотрите там, не оскандальтесь!

– Постараюсь! Еще раз спасибо, и до свидания!

Позвонила Саше, чтобы уточнить время экскурсии, а он сообщил, что экскурсия отменяется, поскольку Виталия срочно вызывают в Москву, и будет хорошо, если я быстро соберусь и поеду с ними. С радостью согласилась, понимая, что это наилучший вариант, ведь Варвара не случайно сказала: «Тот иностранец просил ваш адрес». И еще вспомнилась его фраза: «Вы просто одно лицо с той девушкой на старинной гравюре. А главное это ожерелье…». Что-то тревожное с далекого-далекого прошлого поднималось в душе, но не было времени об этом подумать.

Из музея вылетела стрелой, и помчалась, чтобы успеть собрать вещи.

Ребята пообещали заехать за мной в час дня, и я торопилась все успеть, радуясь, что отец уже уехал и не нужно за него переживать. Вскоре под окнами просигналила их машина. Саша помог мне донести вещи, и мы поехали.

– 7—

Дорога в Москву оказалась спокойной. Добрались до города уже ночью. Я попросила, чтобы остановились возле какого-то недорогого отеля. Но Виталик торопился на поезд, и Саша предложил мне остановиться у него, а он сам поживет в квартире Виталика.

Чтобы развеять неопределенность положения, спросила:

– А может я все-таки поживу в гостинице?

– Не волнуйся, Наташа, мы люди порядочные и тебя не обидим. Мои гастроли продляться два месяца, и Саша прекрасно поживет у меня. За это время ты отработаешь свою практику, и от назойливого иностранца избавишься, – успокоил Виталик.

– Кроме того, зарплата в Музее небольшая и тебе придется ее всю за жилье отдавать, поэтому лучшего варианта не придумать – подытожил мой друг.

Быстро доехали до нового микрорайона. Саша приводил до квартиры, показал, где что, отдал ключи и быстро ушел, пообещав завтра провести до нового места работы.

Квартира была сделана в виде студии, с просторным залом, небольшой нишей кухни, прихожей, и отдельной ванной комнатой. Мягкие тона стен, гармонично дополняла подобранная со вкусом мебель. Здесь было все необходимое для жизни, но видимо хозяин предпочитал стиль минимализма, что соответствовало и моему вкусу. В общем, мне все очень понравилось, и быстро приняв душ, я уснула.

На следующий день меня ждали новые события и новая жизнь.

Музей Русского Быта, располагался в старом районе Москвы. Перед собеседованием я очень волновалась, но благо, что раньше много читала о различных археологических находках русского севера, поэтому быстро ответила на все вопросы методиста. А через день, на основе результатов собеседования меня приняли на должность лектора-экскурсовода.

Все формальности приема были улажены, и методист представила меня коллективу Указав на место работы. После этого обо мне будто забыли, но ненадолго. Ко мне подошла маленькая, худенькая женщина неопределенного возраста, и представилась Изольдой Ивановной. Она была моей начальницей и напоминала беленькую мышку с острой мордочкой и любопытными, быстро бегающими глазами, которая сносит в свою норку все, что попадается на пути,.

Изольда, некоторое время рассматривала меня, а потом, как на экзамене начала задавать вопросы. Вопросы были каверзные, и если бы я раньше не интересовалась этой темой, то не смогла бы ответить ни на один из них. Быстро смекнув, что это вызов, решила не только ответить, но и задать несколько своих. Моя начальница просияла:

– Боже! Какое счастье, что мне подсунули не тупую девку! Оказывается, есть еще нормальная молодежь! Вы же в теме неплохо разбираетесь! А то моя предыдущая помощница, интересовалась только наращиванием ногтей длиной по три сантиметра, и мужчинами, которых пыталась ими загрести. А потом, выйдя замуж, рассказывала только о том, что готовит мужу. В ваших вопросах интересно будет разобраться.

– И в ваших тоже, Изольда Ивановна.

Одним словом, мы подружились. Бесспорно, отношения имели свою дистанцию, но также имели доверие и уважение. Я пыталась точно и своевременно выполнить все поручения, иногда проявляла инициативу, но не выставляла ее напоказ. Изольда Ивановна это оценила и при возможности давала поручения, которые требовали творческого подхода. Однажды я решила взять с собой ожерелье и расспросить о нем. С того дня, как его приметил «гость из Южной Америки», я не надевала украшение «на люди» – боялась привлечь ненужное внимание.

Итак, взяв ожерелье с собой, надела его только на работе, рассуждая так, если оно привлечет внимание Изольды Ивановны, тогда спрошу. Первую половину дня она была занята, какими археологическими находками и только тогда, когда сели пить чай, обратила внимание на украшение:

– Я вижу, у вас старинную вещь, Наталья.

– Да, Изольда Ивановна, это ожерелье досталось мне как подарок, но мне бы хотелось узнать о нем больше.

– Тогда расспросите о нем ваших родителей, – отмахнулась Изольда.

– Понимаете, мне о нем никого спросить, а совсем недавно один иностранец, увидев его, сказал, что подобное он видел на старинной гравюре в Испании.

– И что, вы хотите поехать в Испанию? – иронично спросила моя начальница.

– Конечно, нет. Но, если бы можно было просмотреть каталоги выставок, или архивов музеев Испании? – с небольшой надеждой спросила я, понимая, что затеяла бесполезное дело.

– Такие каталоги есть в интернете, вот и просмотрите их.

– Я смотрела, Изольда Ивановна, там ничего такого нет.

– Ну, тогда посмотрите каталоги выставок известных ювелирных фирм.

– Я там тоже смотрела. Скажите, а вы бы не могли подсказать, где еще можно узнать о старинных украшениях Испании? – спросила я с последней надеждой

– Хорошо, я посмотрю по своим каналам, – размышляя вслух, согласилась Изольда.

На следующий день я чуть ступила на порог, как Изольда бросилась ко мне, потрясая в воздухе каким листом:

– Вы понимаете? Вы только понимаете, что я нашла?!

– Что? Изольда Ивановна?

– Вот, посмотрите, – ткнула в руки лист из принтера, – Вы как капля воды похож на ту девушку, посмотрите!

На черно-белом изображении была девушка, действительно похожая на меня с таким же ожерельем. Интересно было то, что все бусины были лишь обобщенно обозначенные, кроме одной, гравированной.

– Действительно, Изольда Ивановна очень на меня похожа. А к какому веку принадлежит эта гравюра?

– В том-то и дело, что сведений о ней мало. Я в такие глубины своих знакомств залезла, что и ну.

– Надеюсь, вы не залезли на сайт ГосОХРА?

– Все шутите Наталья? А мне пришлось обратиться к своей коллеге в Прадо.

– К кому? – не поверила я.

– Да, да, в Прадо. Там работает моя давняя приятельница. Вот она и вспомнила, что только однажды в Мадриде, выставлялась гравюра ХVІІІ века, якобы перерисованная со значительно более раннего изображения какой принцессы, или жрицы инков. И гравюра недолго пробыла в экспозиции, ее спрятали в тайники музея, и никогда больше оттуда не доставали. И еще, она говорила, что сведений о гравюре очень мало. Известно лишь, что принадлежала она одному старинному испанскому роду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9