Валентина Космина.

Подарок. Приключенческая повесть



скачать книгу бесплатно

– Как это, Отче?

– А вот так, сын мой. Приходит ко мне всякий люд. Кто под злое колдовство попал, кто сам черным колдуном был, и от нечистого страдает, как говорят, стал – «бес толочь». Вот и идут ко мне. А я в молитве обращаюсь к величию и милости Богородицы, чтобы она исцелила и защитила страдающие души. И скажу откровенно – мне тяжело бывает, все то злодейство отмаливать. Вот и иду тогда в пещеры. Молюсь Богородице Прошу защитить людей и нашу Землю, от зла и колдовства. Она своей молитвой эти места наполнила, поэтому и сейчас ее святая сила нас защищает

– А мне что делать, Отче? Ведь я тоже по глупости влез в такое капище, и теперь чувствую какую-то тяжесть на душе, будто черная молния ударила.

– А ты молись, пойди в пещеры и молись. Только с верой. Она поможет, подскажет, спасет. А я пойду. Страдающие ждут.

С этими словами поднялся монах, перекрестил меня, и пошел вниз с горы, нести спасение грешным. Я хотел броситься за ним, спросить, а если не поможет мне мое моление? Но встал как вкопанный, и будто голос его услышал «С верой, молись! С верой!»

– Что же дальше было, Саша?

– Сидел я долго перед пещерой. А потом решил, что монах сказал, мне все, что нужно знать. И если не взял на вычитку, значит так надо. Купил свечу, спустился вниз в пещеру, и пошел маленькими, тесными, глиняными переходами. Пещера странным образом начала на меня действовать. Сидел на выбитой в глине лежанке, наблюдал, как пробиваются сквозь толщи земли и глины маленькие корни, тех величественных дубов, что покрывали холм, думал, и молил Богородицу о прощении.

Вдруг, постигнув свою вину гордыни, почувствовал, что слезы катятся по моим щекам обильным дождем. Скажу откровенно, я никогда в жизни так не рыдал, и неожиданно мне стало легко, будто на свет вновь родился. С благодарностью вспомнил заботу моего дядьки, который не оставил меня после смерти родителей, а вырастил, дал образование, помог понять чего я хочу и поддержал меня, когда я решил стать музыкантом.

Мы помолчали. Слишком глубоким было откровение Саши, чтобы что-то говорить. Еще немного побродив по улочкам, вышли к реке

– Давно хотела тебя спросить, почему ты зовешь меня «Зеленоглазая»?

– Потому что глаза у тебя зеленые, зеленые, как молодые листья. И, кроме того, это так поэтично называть красивую девушку.

– Спасибо, мне приятно слышать от тебя, но к сведению меня Наташей зовут.

– Александр Шелестов, – галантно цокнув каблуками, представился Саша, будто он был офицером царской армии.

Мы рассмеялись, потому что нам было легко и просто общаться.

Глянув на время, я спохватилась:

– Скоро отец с работы вернется, а мне еще ужин ему готовить

– Извини, это я тебя заговорил. Так незаметно пролетело время. Просто удивительно. Позволь я проведу тебя.

По дороге Саша рассказывал о своей музыке, о том, с какими замечательными людьми он знаком благодаря песням. А когда осталось завернуть в переулок, спросил:

– Я все хочу тебя спросить, что это за ожерелье такое старинное у тебя на шее? Оно напоминает мне что-то очень знакомое и дорогое.

Но что? Не пойму.

– Я и сама толком не знаю, что это за ожерелье, оно пришло ко мне очень странным образом. И думаю – не спроста.

– Когда узнаешь что-то о нем, расскажешь?

– Обязательно! Пока!

– 3—

Прошла неделя. Дни тянулись для Валюси, бесконечно долго. И, наконец, когда мать ушла в соседнее село на праздник, Валюся бросилась к Маланье, проведать своего олененка. И к ее удивлению, не застала в хижине ни Маланьи, ни олененка. Девочка села неподалеку, решив подождать. Вдруг пришло в голову, что кто-то из односельчан может прийти к лесной знахарки и увидеть ее. Тогда мать обязательно узнает, и будет бить, так что мало не покажется. Валюся спряталась неподалеку, как вдруг услышала взволнованные голоса:

– Скорее. Несем девушку к Маланье. Она снимет порчу, насланную Волохой, да спрячем нашу Хвалину на некоторое время. Только смотри, чтобы ни одна живая душа не знала, куда делась дочь, – предостерегал женский голос.

– Не бойся, Волоха сейчас в Сукрочах на праздник пошла. Там дань собирает – сказал мужской голос.

Голоса стихли, а Валюся подкравшись поближе к маленькому окошку в хижине Маланьи, стала ждать, что же будет дальше? Вскоре появилась Маланья, неся на руках олененка. Пустив его за загородь, она ступила на порог, приветствуя гостей.

– Вижу, лихо привело вас ко мне. Что случилось с вашей дочерью?

– Маланья, детка, помоги, – бросилась в ноги мать Хвалины.

– С тех пор, как увидела нашу дочь Волоха, жизни ей не стало. Девка бредить стала и, неуверенным голосом, рассказывает о том, что дадут ей дурман-зелье, украсят как березу праздничную, и поведут на поле, и там сожгут, чтобы урожай был хорошим. Говорит, что она родилась красивой именно для этого костра, который горит на праздник Костромы и Купалы, и если она сгорит в нем – всем людям в селе будет лучше жить.

– Хорошо женщина, помогу вам. А почему в вашем селе такой дикий обычай появился? Ведь это праздник радости, зарождение будущего урожая, любви? Девушки венки плетут, на воду бросают, суженых призывают. Затем, парами через огонь прыгают, чтобы от нечисти уберечься. Некоторые папоротники цвет ищет, и клады…

– С давних времен у нас так повелось. Старые люди рассказывали, что Купала и Кострома были когда-то парнем и девушкой. Любили они друг друга и хотели пожениться. Но увидел их любовь Чернобог и решил погубить молодых. Начал он людям нашептывать, что те двое не просто парень и девушка, а они силу тайную имеют. Кострома может огонь за собой водить, а Купала дождь вызвать, или облака дождевые разгонять.

Поверили Чернобогу люди. Начали присматриваться к молодой паре, и заметили, что влюбленные никогда воды с собой на поле не берут. Всплеснет Купала руками, поведет ладонью по траве и вскоре источник найдется, и с такой целебной водой, пей, пей и еще хочется. А Кострома бывало, вечером на гулянке за селом, быстро костер разведет, и огонь в нем веселый, теплый, горит долго, не угасает. Но обманутые Чернобогом люди, уже видели во всем лихой знак. И как-то не стало в селе урожая. И пришел в село колдун, сказал, что надо принести жертву и сжечь Кострому на кострище, и тогда сжечь, когда Купала крепко спать будет. А для этого, нужно опоить их дурман-зельем.

Так и сделали. Крепко спал Купала, когда вывели его невесту в поле за село и толкнули в костер. А она, крикнула громким голосом: «Приди ко мне, мой суженый Купала, и погаси пламя Чернобогово». Крепко спит Купала – не слышит. Второй раз крикнула Кострома, не слышит юноша. Тогда третий раз крикнула девушка: «Голубь сизокрылый, прилети к моему суженому, Разбуди его. Пусть, Купала проснется, и погасит пламя Чернобогово». Услышал ее голубь, прилетел к Купале, стукнул его клювом по лбу, пробудил. Бросился Купала в поле, где его невеста в пламени стояла, хлопнул в ладоши, налетели дождевые облака, ударил гром, распугал злых людей, начался ливень и погасил пламя. А потом, люди увидели, как Купала с Костромой, взявшись за руки, поднимаются легким белым облаком к небу, к Белобогу.

– Хорошая история, но почему вы жертвы человеческие приносите в память об этой паре?

– В наше село, пришел неведомо откуда колдун Чернобогов. И наступило такое время, что колос до августа силу не вступил, а людям угрожал голод. Колдун начал людей подговаривать, будто они не правильно понимают праздник Купала и Костромы. Будто Кострома, снова и снова превращается в лучшую девушку на селе. И мол, она тайно от всех, силу огня знает, и в отместку за прошлые грехи урожай солнцем испепеляет. А Купала тоже помнит злые дела нашего села, поэтому и дождь удерживает. Для того чтобы это прекратить, самую красивую девушку села надо в костер бросить, тогда Купала пожалеет ее, и призовет дожди. Тогда и урожай будет.

Страшно людям стало, но поверили колдуну. С тех пор и высматривают, кто в селе краше да румянее из девушек, чтобы тот ритуал провести.

– И что? нашли такую девушку, – с нежданной тревогой спросила Маланья.

– Да, нашли. Она лесной знахаркой была. В лесу жила, травы собирала, с людей болезни выгоняла. Вот как ты, – обмолвился отец Хвалины.

– Но почему же на нее указали? Ведь она людей спасала?

– Да потому что она чужая, а свое дите жалко отдавать колдуну проклятому, – вздохнула мать Хвалины, – Люди иногда хуже зверя лютого бывают. А на красавицу из леса и сам колдун указал. Вот они и повели ее на костер.

– Только люди рассказывали, что не плакала она, не причитала, молча шла на пытки, к небу обращалась. А потом, как в пламени стояла, неожиданно сильная гроза началась. Люди от страха попрятались, а когда кинулись, то ни костра, ни лесной знахарки не было, даже остатков не было!

– Ага! Еще говорят, что колдун тогда хвастался, что верно определил ведьму.

– Печальные дела в вашем селе происходят, – с грустью сказала Маланья. – А потом что же, тоже девушек на костер вели?

– Нет, после того случая, начали девку из соломы делать, и сжигать чучело в поле, да оплакивать как живую, тем самым, обманывая Чернобога. Но с некоторых пор появилась в селе гадалка Волоха, и начали людей призывать к принесению жертвы. Ох, и злое дело задумала!

– А еще, Хвалина как-то в бреду рассказала про старинный ларец, который ищет Волоха. Вроде, ларец нужно отдать гадалке. Но где это озеро, она не помнит, потому что видела его во сне, – сказал отец девушки.

– Но мы про то никому не говорили, а скорее сюда дочь привезли, добавила мать.

– Ну что же, хорошо, что вы мне все рассказали. На вашу дочь навела сильную порчу Волоха не спроста. Видать, она хочет через смерть Хвалины, всех в страхе держать, но до этого ей что-то выведать надо через одурманенную девушку.

В разговор вступил отец Хвалины:

– Слышал я от своего прадеда, что когда-то в этих краях был такой случай. Сельский колдун присмотрел для себя девушку, а у нее уже был жених. И вот, юноша, незадолго до праздника Купала, похитил у колдуна его силу, спрятанную в какой-то вещице, и забросил в озеро. Колдун сгинул, а молодые поженились. Я вот только думаю, что это байка.

– Не знаю, может байка, а может – и нет. Оставляйте Вашу дочь, я попробую снять с нее порчу.

Знахарка начала заваривать зелье и окуривать ним Хвалину, но сознание девушки было туманным. Не помогали и молитвы заговоры. Больная будто приходила в себя, но не надолго и снова впадала в забытье.

Наблюдая за работой знахарки, Валюся вспомнила, как мать усыпляла кур, когда хотела пустить одну из них на обед. Но однажды она передумала пускать пеструю курицу на жаровню, тогда удерживая голову птицы, дунула ей в клюв пепел с остова чеснока. Курица встрепенулась и побежала во двор. Девочка решила помочь Маланье. Зашла тихонько в хижину и сказала:

– Пепел с остова чеснока поможет, и надо привязать к одному запястья корень татарского зелья, а к другому полынь

Маланья посмотрела на девочку, и начала делать то, что подсказала дочка гадалки. Взяв остов чеснока, зажгла его, поднесла к лицу Хвалины, дунула прямо в ноздри. Та, несколько раз чихнула, а затем раскрыла глаза и спросила: «Где я?» – оглянулась вокруг – «Маланья, я кажется в твоей избушке, но почему ничего не помню?»

Маланья, ничего не говоря, жестом попросила Валюсю спрятаться за печь и выглянув на улицу, позвала родителей девушки. Зайдя в избушку, те радостно бросились к дочери. Не могли насмотреться на своего ребенка, обнимали и целовали ее. Маланья, наблюдая радость родителей, сказала:

– Можете забирать Хвалину. Она полностью освободилась от чар Волохи. И будет лучше, если вы сейчас же поедете, куда-нибудь подальше. Здесь не будет вам жизни. А вашей дочери будут угрожать парни из вашей деревни. Волоха не простит того, что ее волю кто-то нарушил, и подговорит селян, чтобы сожгли ваш дом вместе с вами.

– Что ты, Маланья, Волоха хоть и гадалка, но я думаю не такая злая, как ты говоришь, – отпрянул отец Хвалины.

Подумав немного, Валюся вышла из-за печи и сказала:

– Ошибаетесь, Волоха не только не пожалеет вас и вашей дочери, но и Маланью на кострища отправит, потому что давно ненавидит ее и ждет удобного случая поквитаться с ней.

– Но ведь ты сама дочь Волохи – не выдержала мать.

– Ну и что? Вы думаете, если я – ее дочь, то должна быть такой же, как она?!

– Нет, но она – твоя мать.

Девочка задумалась и ответила как человек, проживший много лет:

– Мне кажется, что я не дочь ей, потому что у нас разные души. А если не верите Маланье, так я умею будущее на воде показывать. Вот смотрите.

С этими словами она подошла к котлу, подула на воду, взяла сумку, висевшую у нее на поясе, всыпала горстку какого порошка и стала наблюдать. Через мгновение вода в котле закипела, забурлила и покрылась туманом. Валюся подозвала к котлу всех со словами:

– Посмотрите, что может случиться, когда вы не послушаете Маланью.

Родители вместе с Хвалиною, подошли посмотреть, и, на воде сквозь туман увидели пламя, охватившее их дом, увидели самих себя, как они пытаются выскочить из дома, а дверь подперли снаружи, а вокруг стоит группа односельчан и смеется над ними, называя ведьмовскими прислужниками. От увиденного миража отпрянули. Мать Хвалины начала плакать, а отец спросил:

Скажи, а это непременно должно произойти?

– Нет. Оно может произойти, если ничего не делать. А если прислушаться к доброму совету, то этого можно избежать

– Хорошо. Мы верим тебе, дитя. И тебе Маланья, тоже. Спасибо, что вылечила нашу дочь. Мы сейчас пойдем в село, соберем пожитки, запряжем лошадей, а ты Хвалина побудешь пока в Маланьи, когда стемнеет, выйдешь на опушку, мы тебя там заберем и поедем подальше отсюда, чтобы спастись.

Когда родители ушли, Хвалина обратилась к девушкам:

– Спасибо вам, что не отвернулись от моей беды. И я хочу отблагодарить. Правда, не знаю можно ли верить этим видением, которые меня окружали все это время. И можно верить дочери Волохи?

– Можно, Хвалина. Эта девочка подсказала, как тебя от порчи спасти. Без нее, я бы не справилась, – заметила Маланья.

Ну что же, слушайте. В моих видениях я глядела на одно лесное озеро. Оно расположено среди старых ив и покрыто полностью кувшинке. Но кувшинки раскрывается только тогда, когда солнце скрывается за горизонтом. Цветение длится недолго, где-то с неделю не более, и ночью. Где это озеро, я не знаю. Но видела, что в лунную ночь, на середине озера, на воде, играют два месяца. Это на глубине светится старинный ларец. И взять его можно только в это время.

– Спасибо тебе Хвалина, за подсказку, а сейчас Валюсе надо идти домой, пока ее не бросились искать. Мы с тобой подождем сумерек, и я проведу тебя к родителям.

– 4—

Дочь гадалки шла домой и думала, кто в селе может много знать. Проходя по селу, Валюся зашла к деду Качубе, чтобы немного отдохнуть, и расспросить, о чем говорили люди.

Дед возился на огороде, ремонтируя нехитрый плетень.

– Здравствуйте, дедушка! С праздниками вас.

– И ты будь здоров, внучка. Только кому праздники, а кому забота.

– Дед Качуб, почему вы так говорите. Все люди эти дни, считают священными.

– Так-то оно, так, детка, но люди отдают половину урожая волхвам, а потом думают, чем детей зимой накормить.

Сказал и спохватился, что сказал это, дочери сельской колдуньи, которая берет самую дань. Валюся, словно не слыша о дани, предложила наносить длинных лоз, и помочь чинить плетень. Дед согласился, потому что жил бобылем, и не так часто заходили люди, в его одинокий дом. А между тем, за работой, Валюся завела разговор о древности:

Скажите дедушка вы сами здешний, или может, откуда приехали, как мы с матерью?

– Тутошний я, с деда прадеда здесь живу.

Ну, это неинтересно, жить все время в одном селе. Ничего интересного не происходит, одни и те же люди окружают, и лес кругом.

– Чего же это – ничего интересного? – удивился дед, не подозревая, что Валюся умышленно его подстрекает к разговору.

– Вот, ты знаешь, что давно, когда я маленький был, жил в наших местах сильный колдун. Он так людей в страхе держал, что хотел то и делал. Даже одну лесную знахарку повелел сжечь на кострище, оговорив ее перед людьми.

– А что было дальше, дедушка? Она сгорела?

– Дальше интересная история вышла. Когда ее в костер поставили, сильный ливень началась, вода стеной стояла, молниями небо осадило. Люди испугались и убежали. А когда все кончилось, то на месте костра не было ни самой знахарки, ни ее костей. Люди начали думать, что она сама ту грозу вызвала и убежала. И хотя ее заклятый враг – колдун, подбивал всех ее искать, люди отказывались. А для того, чтобы не разозлить злодея, начали выносить на поле чучело, и поджигать его вместо девки.

А через некоторое время один из крестьян был спасен лесной знахаркой на болотах. Он обещал, что никому не расскажет об этом. Но заболел его младший сын, и он понес его на болота. Лесная знахарка выходила и его. С тех пор, тайно от колдуна, крестьяне ходили в лес лечиться у лесной знахарки.

Прошли годы, колдун женился на девушке из соседнего села. Она была из семьи зажиточных крестьян, и была злющей, презлющей. Через год родилась у них дочь. И все бы было ничего, но подрастала в лесной глуши, дочь лесной знахарки. Откуда она взялась – никто не знал, но такая красивая девушка была, что каждый, кто ее видел, не мог глаз отвести. Девка была на загляденье всем, и нрава кроткого ласкового, будто ангел. Сама стройная, фигура будто точеная, косы русые до земли доставали, а глаза зеленые, зеленые, как листва на березе. А заговорит с кем, будто ручейком зазвените голосок. И лечить травами умела, как ее мать. Я тогда совсем мальцом был, а помню, как она мою рану на руке быстро заговорила, так что та зажила за два дня, и следа почти не осталось. Вот гляди.

Дед Качуб задрал рукав и показал Валюсе едва заметный шрам.

– Где это вас так угораздило? – спросила Валюся, рассматривая кривой рубец.

– Да я об серп материн сильно поранился, и кровище хлынула, что нельзя было остановить. Я испугался и к матери на выгон побежал. А тут лесная знахарка идет. Глянула, что я перепуганный бегу и рубаха в крови. Остановила меня. Зажала руку и начала что-то шептать. Смотрю, кровь перестала бежать и на ране корочка образовалась. А она так ласково погладила меня по голове и говорит:

– Ничего парнишечка. Рука твоя скоро вовсе болеть перестанет. Ты вот возьми этот мешочек с травами да попроси мамку, чтобы она эти травы в небольшом казанке заварили. Пусть даст кружечку настоя тебе выпить, а в остальном вареве чистую тряпицу намочит, да теплой к ране прикладывает. Так два дня и две ночи надо прикладывать и все пройдет. И ушла. А я стою, смотрю ей вслед и на душе у меня так хорошо, будто и не болит рука вовсе. Тем временем мамка бежит. Мои дружки, успели к ней сбегать да сказать, что Васька сильно поранился, кровью исходит.

Бежит маманя, вся бледная, думает, что я помираю. А я на дороге стою с мешочком трав и вдаль смотрю. Маманя ко мне:

– Дитятко что ж ты тут стоишь, где поранился то?

А я ей так тихо отвечаю:

– Маманя, не печальтесь. Меня лесная знахарка полечила, да велела вам вот эти травы заварить, меня одной чашкой напоить, а в вареве тряпицу намочить да два дня и две ночи к ране прикладывать. Маманя охнула, не зная, что и думать, а я будто в сон провалился. Потом она рассказывала, что я выпил отвар и проспал два дня и две ночи. На третий день проснулся свежим, здоровым, а рана на руке вовсе затянулась. Маманя стала перед Образами, помолилась, и велела мне никому про лесную знахарку не говорить. А потом добавила:

– Я за нее всю жизнь молиться буду, что дитя мое спасла.

Да, дедушка, видать сильной была та лесная знахарка, – вздохнула Валюся, – А что же дальше с ней стало?

– В один из дней, встретил ее колдун на лесной дороге. Она в село шла, кому-то отвар целебный несла. Встретил и оторопел. Забыл, что семью имеет, что сам подговаривал людей сжечь ее мать, забыл обо всем, и брякнул:

– Ты кто такая? Почему идешь в мое село? Ты должна стать моей. А не захочешь так погибнешь!

Ничего не ответила ему девушка, только посмотрела пронзительно в глаза, так, что сердце забилось, и дальше пошла. Он с того дня потерял покой. Конечно, расспросил о ней людей, разведал, что это дочь лесной знахарки, и решил, что девушка подчинится ему. А если нет – погибнет на костре.

Но девушка не так проста была, как могло показаться на первый взгляд. Придя, домой она рассказала все матери. Та подумала и посоветовала, попросить помощи в Божедара. А Божедаром звали нашего сельского парня, которого ее мать спасла в детстве. Однажды парень встретил красавицу-дочь на лесной опушке и влюбился сразу. А когда узнал, что ее матери он обязан жизнью, и вовсе голову потерял.

Про свои чувства он поведал матери, та ничего не сказала, но, наутро надоив молока, поставила крынку на крыльцо и велела сыну нести молоко и хлеб в лес к опушке и оставить там. К лесной избушке знахарок никто тропы не знал, поскольку для безопасности она стояла посреди топкого болота, где не зная брода, можно было легко сгинуть. С тех пор, Божедара часто приходил к опушке возле болота, приносил молоко. Полюбил он дочь лесной знахарки всем сердцем, ради нее был готов на все, но признаться в своей любви не решался. Мать парня с добром относилась к лесной знахарки и ее дочери, знала – лучшей пары для сына не найти. Видела она любовь сына, но не расспрашивала о том, чтобы не сглазить.

– Деда, скажите, а чего все боялись колдуна?

– У него была одна вещь силы, спрятанная в очень старинный ларец. Когда его открываешь, то надо было знать, что сказать. А там, внутри, как рассказывали старики, бусины-камни лежали, каждая в своем гнезде. И если, знающий человек камни передвигала, они о будущем рассказывали, и подсказывали, что делать в трудную минуту. Но люди боялись того чуда, и говорили между собой, что колдун болезни может навести на село, с помощью ларца. Вот и боялись того бедствия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9