Валентина Космина.

Подарок. Приключенческая повесть



скачать книгу бесплатно

– Ой, девочки! Спасибо! Я ушла. И тебе спасибо Наташа за человечность.

– Иди уже ради Бога, я тебя сегодня видеть не могу, – со смехом добавила Ирка, – Да со Славой своим помирись. Хороший парень.

– Ага! – кивнула наша Анечка и побежала к выходу.

– Ты смотри, как рванула! Хоть бы официанта на ходу не сбила, а то не расплатимся, – пошутила Ксюха.

Но мы, зная Аньку, все как одна провели ее взглядом до двери и облегченно вздохнули, когда она скрылась с глаз.

– Что девушки? Пора домой, потому что сейчас концертные билеты будут проверять? – предложила Таня

– Нет, подождите. Нас пригласили на эту программу вон за тот столик, – с видом фокусника возразила я.

– О! Вечер загадок еще не закончился? – вопросительно посмотрела на меня Леся.

– Как видишь – еще нет.

Сели за столик, ожидаем, рассматриваем. Вскоре подходит мой знакомый, подводит к нам двух своих друзей – один из них – «звезда» эстрады и говорит:

– Вот, ребята я тут своих друзей – молодых художниц на ваш концерт пригласил. Не возражаете?

– Нет, Саша! Хорошим людям всегда рады! Отдыхайте.

– Спасибо, – невпопад ответили мы.

Парни отошли от нашего столика, еще с кем-то здороваясь, и разговаривая между собой.

– Ничего себе! Это же сам Виталий Комаровский!

– А того юноши, что пел у вагончика, зовут Саша? – шептали мои однокурсницы.

– Наташа, как тебе удалось познакомиться?! – посыпались с разных сторон. – Мы же вроде все вместе были, а ты уже и знакомство завела?

Решив уточнить, кому они обязаны тем знакомством, Ирина обратилась к методам дидактического анализа.

– Вот девушки! Учитесь, как нужно оказываться в нужном месте, в нужное время. Если бы не я, вы бы вообще сюда не попали, – счастливо убежденная в своей правоте, процитировала она.

– Ага, особенно обязаны тебе тем, что ты нас убедила не брать билетов на концерт, а купить только дешевые билеты на дискотеку, – не выдержав восхвалений, заметила Ксюха – ближайшая Иркина подруга.

– Да еще и начала разговор об изысканных коктейлях, хвастаясь перед ребятами, – поддержала ее Татьяна.

– Хорошо, что только Анька крутой заказала, а то бы вечер встречи с полицейскими провели бы замечательно! Да еще и в кутузке с алкоголиками! – язвительно добавила Катя, что на нее не было похоже.

– Правда, Ира, иногда тебя заносит на поворотах, – подтвердила Леся.

– Что значит, заносит? Я же для вас старалась!? – уже почти бушевала Ирка.

– Девушки! Успокойтесь! Вы же знаете, что речь идет не о вашей минералке. А наша Анька в любой компании всегда аристократку корчит, пытается показать свои прихоти, где надо и не надо, – вмешалась Юля, – Конечно можно было не брать ее с собой, но вряд ли тогда приехала Наташа и мы попали бы на концерт.

Я не вступала в разговор, раздумывая, играю ли сейчас роль некой Золушки? Украдкой наблюдая за Сашей, понимала, что он мне очень понравился. Интересно, а чем? И мысленно начала перечислять: внешностью, приятным голосом, простотой нрава, искренней улыбкой, отсутствием грубости и этим «Привет Зеленоглазая» (откуда он успел рассмотреть мои глаза, я стояла поодаль).

Затем мысленно махнул рукой: Не знаю, но как-то сразу понравился и все.

Наконец, девушки угомонились, и вскоре начался концерт. Здесь можно было бы сказать: «Зазвучала музыка, и мы поплыли по волнам мелодий», – и это было бы высокопарно и видимо не искренне. Просто звучали новые и хорошо известные песни, которые хотелось подпевать, подхватывать и танцевать под них. В заключение концерта, певец объявил, что наш земляк – Саша Шелестов, написал новую песню, и в благодарность за гостеприимство, мы – ее первые слушатели. Парень вышел с гитарой на сцену, взял несколько аккордов, а затем запел:


Мне говорят, что чувства не опасны

Мне говорят, что жизнь не праздник

Мне говорят – живи как все!

А то в звенящей пустоте

Рассеются твои мечты

Мне говорят все. Но не ты!

Тебя ведь слышу сердцем я

Твои прекрасные глаза

Мне позволяют вольно жить

И светло, радостно любить!


Я почувствовала, что песня написана для меня и щеки буквально заполыхали. Попыталась успокоиться, но не получалось. Саша откланялся и ушел со сцены. Продолжил концерт Виталий. Зал бушевал и аплодировал. А я не могла избавиться от чувства, что Саша написал песню для меня. Мысленно обругав себя «полной дурой», попрощалась с девочками и тихо пробравшись к выходу, поехала домой. От той песни, хотелось прыгать смеяться и грустить одновременно, от нее веяло чем-то очень родным.

– 4—

Прибежав, домой, принялась готовить ужин, чтобы успеть к отцовскому приходу. И все время посматривала на украшение, которое положила рядом на подоконнике, чтобы в перерыве между делом полюбоваться игрой солнца на камнях. Смотрела и думала, как интересно подобраны камни. Все разные и в то же время, удивительно, гармонично сочетаются. Заметила, что три бусины красная, синяя и зеленая очень отличаются от всех. Другие камни разного цвета имели определенные оттенки и не были однородны, еще и чередовались между собой, но самые яркие и крупные бусины, располагались рядом. Кроме того, синяя бусина была удлиненная, заканчивалась светло-серыми оттенками с двух сторон и вырезанным наружу рисунком. Любопытство заставило взять ожерелье в руки, и неожиданно оно выпало на пол, будто ускользнуло. Крепкая нить развязалась, ожерелье распалось, но с нитки упал только ярко-красный самоцвет. Взяв камень, решила его нанизать на нить и прочно завязать. Но в это время он блеснул, засиял ярким мерцающим светом. Я приблизила его к глазам и посмотрела на закат, и будто окунулась в другой мир тайн, увидев себя другой девушкой, древней славянкой…

Часть вторая

– 1—

– Куда путь держим Маланья? Туда, куда трава ляжет, а ворон путь укажет.

– Да мы уже идем третий день, и все лесом и лесом.

– О, подожди Валюся, скоро полнолуние засияет, тогда путь скорее станет.

– А почему, ты думаешь, что скорее пойдем?

– Сама увидишь.

Этот разговор шел между двумя девушками. Одна из них, Маланья – лет семнадцати, русая, стройная, зеленоглазая. Валюся девчушка лет четырнадцати, была кареглазой и темноволосой.

Девушки уже прошли большое расстояние от дома, а конца пути не видно.

Их дружба, как и само путешествие, зародились внезапно, и неожиданно для них.

…Началось все с того, что Валюся – дочь известной на всю деревню гадалки Волохи, подобрала в лесу раненого олененка. Принесла его домой и просила мать вылечить зверушку. Но Волоха, имела нрав злой и язвительный. Взглянув на раненое животное, ответила дочери, что лучше пустить добычу на жаркое, чем возиться с ним. Валюся расплакалась, воскликнула, что никогда этого не допустит, лучше унесет малыша в лес, пусть там его волки съедят, чем родная мать, и бросилась из дома. Навстречу случилась Маланья. Она шла к опушке, неся охапку каких-то трав. Ранее Валюся ее сторонилась, помня запрет матери «близко не подходить к этому ведьмовскому отродью». Но нынешняя обида на мать, отчаяние от беспомощности, толкнули Валюсю к знахарке.

– Здорова будь Маланья! – сквозь слезы поздоровалась девочка.

– И тебе не хворать, Валюся, – ответила девушка, удивленно взглянув на дочь сельской гадалки.

Девчонка потопталась на месте, а потом сгоряча спросила:

– Скажи Маланья, а ты можешь вылечить олененка, и так, чтобы меня не сглазить?

– Почем мне тебя сглазить, ведь не златая серьга, чтобы глядеть, да сглазить? – ответила в свою очередь девушка.

– Потому что так говорила моя мать, ты ведьмовское отродье и все, к чему прикоснешься – будет порчей отравлено.

– Нет, девка, того ни я, ни моя мать с бабкой никогда не делали, хотя науки лесные хорошо знаем – людей и зверей лечим. И именно за этим к нам из вашей деревни приходят, да издалека люди идут. А вот твоя мать, давно наветы на нас наводит, и людей в заблуждение вводит.

Глядя, что девочка стоит в нерешительности, она предложила:

– Знаешь что, давай я посмотрю на олененка, скажу, какая ему трава нужна, а ты его вылечишь сама.

– Как – сама? Я не умею.

– А я тебе подскажу, и травы лесные собирать помогу. Хочу, чтобы ты убедилась, что никакого колдовства тут нет.

– Хорошо. Но если мать узнает, о нашем разговоре, и о лечении олененка – мне не сдобровать.

– А что же она тебе сделает?

– Что? Что? – передразнила девчушка. Закроет в погребе на неделю, да еще и побьет безжалостно.

– Это только за то, что мы говорили?! Ничего себе!

– А почему она меня так ненавидит?

– Не знаю. Но мне кажется, что и вражда к вашему роду издавна у матери засела.

– Ты, наверное, правду говоришь, – задумчиво проговорила Маланья. Тогда давай отнесем олененка в лес. У меня есть потайные места, где нас не увидят недобрые глаза. Вот там и будем его лечить.

– Но ты иди первая, и подожди меня на поляне, чтобы случайно никто не подсмотрел, – для предостережения попросила Валюся.

Вскоре девушки добрались до уютной ложбинки за дубравой. Осторожно положив олененка на землю, Маланья рассмотрела искалеченную ножку, и попросила Валюсю принести две ровные веточки. Сама, тем временем, достала деревянную флягу, омыла водой рану зверька. Валюся быстро нашла нужные веточки, и присела, наблюдая, что будет дальше. Маланья протянула ей кашицу сделанную из свежей травы, и показала, как нужно прикладывать к ране. Скоро олененок успокоился и перестал дрожать, а Маланья перевязав ножку куском полотна, укрепила повязку веточками.

– Это для того, чтобы кость правильно срослась, – объяснила девочке. А сейчас ты можешь отнести его домой, зверек быстро выздоровеет.

– Нет, не могу, так как мать сказала, что олененка надо зажарить. А мне его очень жаль. Кроме того, она сразу догадается, кто его лечил.

– Ну что же. Тогда я заберу его к себе, – предложила Маланья, – А ты, как сможешь, придешь навестить своего лесного друга.

– А мне разве можно, – нерешительно спросила Валюся.

– Конечно можно, если ты не видишь во мне ведьмы, улыбнулась девушка.

– 2—

…Слава Богу, что отец работал в ночную смену, а то бы рассказал мне, до которого часа порядочные девушки должны быть дома.

Я в принципе, порядочная девушка. Ребятам на шею не вешаюсь, и не бегаю за ними «как щенок на веревочке». Вот, например, как бы поступила более раскованная, может чуть наглая, девушка, если бы ее знакомый не только пригласил на концерт столичных знаменитостей, а еще и познакомил с ними?! Ну конечно – стояла бы и ждала после концерта. А потом, как говорится, по сценарию: званый ужин, любовь-морковь, вздохи, прощание и все. Зачем? Да, Саша мне понравился. И ОЧЕНЬ! Ну, и что с этого?

Вообще, скажу я вам, мне всегда нравились умные мужчины, а еще конечно приятные в поведении, искренние, красивые и не скряги. Ну, где, в каком музее, или картинной галереи, встретишь такого? Это же из разряда фантастики! Поэтому, будем считать, что это был мираж. И хватит об этом, спать, спать, спать. Завтра в шесть подъем, надо подготовиться к зачету у Степановича.

Зачет девчонки сдавали, как в юмористической песни «И молилась, и просилась…». Это, конечно, не совсем о себе, а обо всех нас. Кто-то вспоминал, что-то из справочника «авось пронесет!!!» Кто-то искренне признавался, что композиция не «ее конек» Мне повезло. Степанович спросил о построении композиции, и о тональности колористического изображения натуры. Я «пела соловьем», хорошо зная, о чем рассказывать. Сделав незначительные замечания относительно моего бессмертного этюда «Натурщица», наш доцент отпустил меня с Богом, поставив «зачтено».

– Ура! Ура! Ура! – Осталось сдать только теорию декоративного искусства, – затанцевала я на одной ножке, выходя в коридор.

– Ну, Натка! Ты даешь! – не выдержала Светка, – Прыгаешь как первокурсница.

– Нет, просто настроение классное, и я почти диплом написала. Осталось только практику дописать и оформить! – не унималась я, чувствуя себя шумной Иркой.

– Девушки! Пойдем сегодня после зачетов на наше место к реке! Весна же на улице!

Но мое предложение никто не поддержал. У каждой из подруг появились какие-то неотложные дела. Некоторые, «завалив» зачет пошли исправлять ошибки в этюдах.

Домой идти не хотелось. Ну, кто, скажите, пожалуйста, мчится домой в одиннадцать часов утра, когда на улице весна!? И уже сданы почти все зачеты. «Пойду к нашему месту. Около двенадцати должны пирожки с кофе подвезти», – решила я.

Вы, может, думаете, что я лукавила, говоря о пирожки, а сама о Саше думала? Скажу откровенно – не лукавила. Просто утром выскочила не позавтракав, потом не до того было, а сейчас, желудок напомнил о себе. Кроме того, хотелось и отцу на обед принести вкусных пирожков. Когда я уплетала второй, запивая ароматным кофе, и почти мурлыкала от наслаждения, услышала: «Приятного аппетита!»

Чуть не подавившись от неожиданности, хмыкнула в ответ «Спасибо», и конечно, узнала голос Саши. Проглотив остатки пирожка, поинтересовалась, что его привело в это время сюда.

– Наверное, то, же что и тебя – желание поесть вкусных пирожков. Не возражаешь, если составлю тебе компанию.

– Нет, не возражаю. Только я уже поела и домой собираюсь.

– Домой? А что, занятия уже закончились?

– Сегодня у нас зачет. И я его уже сдала! – невольно мелькнула мысль «хвастаю как школьница».

Но мой собеседник обрадовался и попросил показать наш город. По пути мы разговорились, и Саша оказался интересным собеседником.

– Я приехал сюда проведать единственных близких родственников – дядю с женой. Но город мне понравился, и я хотел бы узнать о нем немного больше, чем написано в справочниках.

– Я думаю, что его историю прекрасно расскажут экскурсоводы в Краеведческом музее, – ответила, посмотрев на него немного удивленно.

– Нет, ты меня не поняла. В музее будут рассказывать обыденно, опираясь на доказанные и проверенные факты. Никто из «музейщиков» точно не знает, что же было до возникновения этого города?

– Ну, уважаемый, и я точно не знаю.

– Я, наверное, неправильно выразился. Мой дядя слышал, как ты когда-то рассказывала девушкам об этих местах. Он так увлекся этой историей, что пересказал ее мне.

– Вот как? Значит ты племянник Владимира Владимировича? Потому что только он слышал мой рассказ, кроме девушек. Я рассказывала о легендах нашего города. Иногда они подтверждаются научными доказательствами, иногда гипотезами.

– Не могла бы ты рассказать мне, эту легенду? Мне это интересно.

– Ну что же, если интересно то пошли.

И я рассказала, как на перепутье дорог, на берегу быстрой реки, поселилась одна вдова с тремя сыновьями. Знала эта женщина травы лечебные, да то, как зверя лесного приручить, чтобы он домашнюю скотину не трогал, да посевы не вредил. И было в их семье лад да мир. Всех путников принимали они, кормили, отогревали, ночлег давали. Молва о вдове и ее сыновьях далеко разнеслась. Услышали об этом вороги и решили разорить хутор вдовы. Да недаром женщина провидицей была. Увидала она в небе воронье кружит, и призвала к себе зверье лесное, да морок навела на дорогу, по которой вороги ехали. И увидели они, что на дороге стоит огромная медведица. Поднялась она на задние лапы и пошла навстречу им. Остановились вороги, решая, что делать, но тут, откуда не возьмись, напали на них из лесу звери лесные: волки да медведи, лоси да вепри, А медведица на пути стала, да рычит грозно, будто командует диким зверьем. Бросились вороги наутек, и больше сюда не приходили. А вдова с сыновьями осталась мирно жить в наших местах. По-прежнему привечая добрых людей. Вот с тех пор народ помнит эту историю. А позже на гербе нашего города медведя стали изображать.

– Интересная легенда. Я думаю, что не все в ней вымысел.

– Конечно. Например, ты слышал сказку «Вершки и корешки», где медведь с мужиком поспорили?

– Ну конечно слышал!

– Я читала, что в старину люди действительно приручали лосей и медведей, ловко применяя их привычки в ведении хозяйства. И не случайно медведя называли «Потапыч». Ведь он, прирученный сметливым хозяином, корягу выворачивал, да боронил землю, а крестьянину оставалось только бросить зерно. А еще медведи вырывали берлоги и прятали туда репу да прочие корнеплоды. Хозяин пользовался этими запасами, но парочку схронов Потапычу оставлял, чтобы тот после зимней спячки поживиться мог. Вот так и жили дикие звери на усадьбах, помогая хозяину и рожь сеять и мед диких пчел собирать.

– Да интересно. Выходит «сказка не ложь, а в ней намек!» – удивился Саша.

– Вот именно! – кивнула я.

– А знаешь, у меня одна история была, тоже связанная с древним капищем и волками. Я ее никому не рассказывал, но видимо тебе, можно…

– Однажды в Москве, друзья предложили мне участие в игре «Ночной дозор». Я сразу согласился. Захотелось экстрима, показать всем, какой я «крутой». Нашей группе была дана задача спуститься в клоаки под Неглинкой, а затем в одном из ходов найти определенный код.

– Мы, с двумя парнями быстро передвигались по туннелю, и дошли до поворота, там нужно было спуститься на десять ступенек вниз. Затем, найти железные двери, открыть их, а за дверью в комнате отыскать какой-то знак. Какой знак мы ищем – не знали, но были уверены, что найдем. Вроде все сделали правильно, нашли дверь, – низкую, старинную, с заржавевшими петлями. Зашли в подвал и начали осматривать его, ища знак. Наше внимание привлек шелест земли и камней, оглянулись – дальняя стена обвалилась, а внизу под ней, в провале, показалась еще одна комната. Посветив туда фонарями, рассмотрели – там было что-то вроде капища. Только какого-то странного – старинные колонны с изображением волков и крыс. Конечно, считая себя «крутыми», полезли туда.

Кто-то из ребят предположил, что это капище Чернобога. Пока мы стояли и рассматривали, стены начали менять свои очертания, будто мираж, плыть перед глазами, звери и химеры, изображенные на стенах, начали бы оживать, по спинам побежал мороз, сердца забились в предчувствии чего-то неизбежного, ужасного. Мне, скептику, стало не по себе. Я воскликнул «Господи помилуй!» И рванул назад. Ребята за мной. Откуда ни возьмись, появился здоровый черный волк, а может собака, и бросился к нам. Мы едва успели закрыть дверь, побежали не оглядываясь. Вылезли на поверхность, уже не думая ни про игру, ни о том, какие мы «крутые». На душе было гадко, и пробирал какой-то непонятный страх. К счастью, неподалеку была открыта церковь, и мы бросились туда. Стали молиться, кто как мог, пока не вышел старый дьяк, посмотрел на нас, озадаченных и спросил:

– Что ребята? Совсем плохо стало, если вы здесь среди ночи?

– Да дед, туго.

– А вы расскажите Богу, что видели, и во что попали. Легче станет.

К исповеди мы не привыкли, поэтому все рассказали не Богу, а деду, как на духу. Выслушав нас, он тяжело вздохнул и сказал:

– Эх, молодо-зелено. Все вам экстрим подавай. А влезли в языческое капище, так теперь очиститься нужно. Потому сильны были те Боги языческие. Не знает наш сегодняшний мир той силы и их влияния. Но я слышал, что могут они сильно навредить человеку. Вы знаете ребята, очень много подземных ходов по Москве есть, причем их строили не в наше время. И будто, все они связаны между собой. Говорят, что царь Иоанн Грозный повелел под одной из башен Кремля такой ход для отступления вырыть. Но наткнулись копатели на очень древний лаз. Доложили царю. Он сам в тот подземный лаз спустился, побыл немного, а потом помутнение рассудка наступило. Ну, до чего дошло, вам известно – сына своего убил. А копателей велел казнить. И только один из них спасся, убежав из Москвы. Слухи о том до сих пор по Москве ходят. Но это, не наше дело. Поскольку вы попали в беду, о которой не знаете, советую вам обратиться к древним святыням. Отправьтесь в Оптину пустынь или поближе в Сергиев Пасад. Да к старцам обратитесь. Помогут.

– Мы поблагодарили старика за доброту и искренность, пообещав обязательно посетить святыни, пошли домой. Утром проснулись свежие, бодрые, а ночные страхи казались не такими ужасными. Ребята даже посмеивались над собой. Но я чувствовал – что-то неуловимое осталось, и вскоре попрощавшись, уехал в Оптину пустынь.

Обет, который дал в храме, обязывал. Тогда услышал, что в Оптиной пустыни, есть монах сильный духом. Не сразу к нему попал. Занят он был. Но я остался, решив там пожить. Посещал утренние и вечерние службы, и однажды встретив его на тропинке, попросился на исповедь. Он тяжело вздохнул, дал согласие, принять исповедь на горе, у пещеры. Выслушал меня, задумался и рассказал следующее.

– Ты, сын мой, как и все миряне, сначала за диковинкой гонишься, а затем от нее бежишь. Потому что не знаем мы всей тайны Бога. Скажи, почему в Ведах пишется, что когда появилась на земле береза, белое дерево Божье, то «всякая чудь ушла под землю»?

– Я не читал Вед, – растерянно ответил монаху. Потом, удивился, что он говорит не о библейских писаниях, а о чем-то очень древнем.

– В Ведах говорится о том, что жил в Уральских горах брат великого Сварога – Дий Громовержец, только не путай его со славянским Богом Перуном. Тот Дий завладел душами «Дивовых людей», и хотел захватить белый свет. Но Бог Сварог вышел на битву с Дием Громовержцем, превратил его в Змея и загнал под землю, туда же заточил «Дивовых людей» за то, что владели черной магией и простой народ в заблуждение вводили, запретив им среди людей жить.

– Странно, вы Батюшка рассказываете.

– Неудивительно, сынок. Это я так, в голос рассуждаю, ибо в Библии мы читаем, что Древний Змеей – дьявол соблазняет людей постоянно. А еще, можно вспомнить Пророчество Иоанна Богослова, когда будет большая битва между детьми Бога Всевышнего и теми, кто имеет отличие Сатаны. И речь идет о том, что человек свою бессмертную душу продал за условное богатство, власть, волшебство, пытаясь в чем-то возвеличиться над другими в гордыне. Как видишь, наши древние предки по-своему объяснили те явления. Но если задуматься, все древние писания во многом совпадают. Знаешь, почему я тебе все это рассказал, потому что каждый день я веду борьбу с теми проявлениями Древнего Змея.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное