Валентина Ильянкова.

Праздничный коридор. Книга 2



скачать книгу бесплатно

Формы собственности менялись на бумаге, но от этого сумма денежных средств на корсчете банка не увеличивалась. Клиенты банка ожидали возобновление кредитования, без которого уже начали останавливаться производственные мощности промышленных предприятий. Но денег у банка не было. Республиканский бюджет был также пуст.

Специалисты центрального офиса надеялись, что областные филиалы в свободном плавании быстрее получат моральную и материальную поддержку от своих клиентов – промышленных и строительных предприятий области, которые могли рассматриваться в качестве потенциальных банковских акционеров.

Тогда даже была разработана некая стратегия развития, согласно которой только после пополнения акционерами уставного капитала областных филиалов, Проминвестбанк предусматривал консолидацию своей сети в единое юридическое лицо.

Горевский областной филиал Проминвестбанка в свою очередь получил от республиканской дирекции банка временную генеральную доверенность на самоуправление в качестве юридического лица и приступил к эмиссии акций банка.

Первый выпуск акций, как первый блин – комом. Неграмотно и экономически неэффективно.

В банке отсутствовали внутренние нормативы по акционированию и профессионалы по ценным бумагам. Кроме того, клиенты банка, у которых сохранилась наработанная прибыль, не видели свои интересы в инвестировании средств в акции банка.

В результате Банк не смог реализовать акции первого выпуска, и было принято силовое решение о выкупе акций работниками филиала. Служащие банка не получили очередную заработную плату за текущий месяц, их заработная плата устным распоряжением Авдея была направлена в уставный фонд банка.

Начальник филиала, бывший партийный идеолог, так и не понял, что наступило время кардинально менять стиль, наработанные методы управления предприятием и коллективом. За время работы в партийных органах он привык к неукоснительному исполнению своих распоряжений руководителями всех рангов.

Неудачу с размещением первой эмиссии акций начальник филиала самокритично расценил, как личные упущения в работе с клиентами. Ситуацию с продажей акций следовало как-то переломить, и Авдей решил провести ряд дружеских встреч с руководителями предприятий-клиентов банка.

В банке начались ежедневные «теплые» встречи с клиентами, руководители которых принимали приглашения посетить банк для обсуждения текущих вопросов, но подписываться на акции не торопились.

Результат от проведенных встреч остался нулевым. Главного бухгалтера филиала Ступину материальные результаты деловых встреч начальника с клиентами повергли в шоковое состояние. Она с ужасом представляла состав отчета по представительским расходам филиала за текущий период.

Смета на проведение встреч с клиентами превзошла по сумме ее самые мрачные ожидания.

Софья Анатольевна долго всматривалась в итоговые суммы сметы, которую ей предоставила Золотарева, а затем решительно отправилась выяснять отношения с Авдеем.

Когда она вошла в кабинет Авдея, он разговаривал по телефону.

Ступина, не ожидая приглашения, уселась на стул, вслушалась в телефонный разговор. Эдвард Станиславович, скорее всего, отчитывался перед генеральным директором банка за результаты подписки на собственные акции.

– Не знаю, что еще можно предпринять по этой подписке, – сказал Авдей, попрощавшись с директором банка, – скоро истекает срок перерегистрации банка, и директор мне пообещал, что уволит меня с работы, как не справившегося с исполнением собственных обязанностей. Вы давно здесь работаете, Софья Анатольевна, хорошо знакомы с клиентурой. Может, Вы мне что-то посоветуете, или окажете помощь в работе с клиентами?

– Клиентуру я, конечно, знаю. Но не того состава, который нужен при проведении подписки. На предприятиях все решают первые лица руководства и финансисты. А я работаю с главными бухгалтерами. Я думаю, что Вы изначально выбрали неправильную тактику. Нужно в первую очередь создать отраслевой отдел по ценным бумагам, укомплектовать его самыми творческими, активными и грамотными специалистами. Потом будет с кого спросить.

– Где мы с Вами найдем этих творческих людей? Я в своем коллективе вижу простых исполнителей.

– Творческие и активные специалисты у нас имеются, только некоторые из них сейчас в декретном отпуске. А если конкретно, то я имею в виду Зою Чарышеву. У нее голова, как безупречно работающий компьютер, там найдется ответ на любой вопрос. Она умна, осторожна и деликатна в общении с людьми. Во времена Анцева Зоя Чарышева работала как представитель банка только с первыми лицами клиентов.

– Так, так, так, – заинтересовался Авдей, – продолжайте.

– Хорошо, – согласилась Ступина, – ее участок работы с клиентами в те времена был не простой и, надо прямо сказать, неоднозначный. Но от руководителей предприятий на нее не поступило ни одной жалобы или нарекания! Кроме того, не забывайте про авторитет ее семьи в директорском корпусе области. Ее отец очень уважаемый человек среди своих коллег. Ее мужа до настоящего времени вспоминают добрым словом все директора предприятий. Настало время ей отдать долги банку. Вы, наверное, не знаете, что за счет средств банка она получила сначала среднее специальное, а затем высшее образование. Вызывайте ее на работу.

– А каким образом можно это сделать? – совсем оживился Авдей.

– Если захотеть, то все можно сделать, – ответила Ступина, – конечно, Чарышев и Анцев будут против того, чтобы она прервала отпуск по уходу за ребенком. Но она сама человек очень обязательный – если к ней обратиться с просьбой и намекнуть, что долги нужно возвращать, то я думаю, проблем не будет – она выйдет на работу.

– Очень дельный совет, – одобрил Авдей, – немедленно этим займусь. А Вы пока можете быть свободны.

– Я собственно пришла к Вам по другому вопросу, – уходить Ступина не спешила, – еще хочу Вам сказать, что никогда через застолья банки не решали свои проблемы с клиентами. Мне кажется, что так мы вскоре окончательно потеряем свой авторитет среди юридических лиц. Центральный офис, кроме недосказанных и достаточно противоречивых указаний и инструкций, нам ничем помочь не может. Они сами в этой ситуации выглядят слепыми котятами, потерявшими дорогу домой. Во всех письмах в структурные подразделения красной нитью идет одна и та же просьба – изучить, подумать вместе с заинтересованными отделами и дать свои предложения по дальнейшей работе. Так, что решать проблему перерегистрации филиала нам придется самостоятельно. Не думайте долго, создавайте специализированный отдел. Даже за счет численности других подразделений. Вот, скажите, Вы разве не сможете обойтись без своего помощника? Какие функции здесь исполняет Золотарева? Приготовить бутерброды и водку по стаканам разлить? Без нее справимся. Если подумать, то у нас в филиале еще подобные золотаревы найдутся. Сокращайте их немедленно, а за счет сокращения создавайте новую структуру.

Авдей прислушался к мнению своего главного бухгалтера, сократил должность помощника начальника. Но оставить Ингу без работы он не мог. Инга ушла на повышение и получила место управляющего городским отделением Проминвестбанка.

Инга получила должность, к которой давно стремилась. Диплом о высшем образовании каким-то странным образом она уже успела получить. Всем любопытным поясняла, что окончила коммерческий институт в Лабинске. Там, понятное дело, деньги решали все, даже досрочные экзамены за все курсы. Кроме всего, Инга усиленно анонсировала свою дружбу с Авдеем и близость с Киреевым. Все понимали, что это простой пиар, но ее начали откровенно бояться. Правда, она сама считала, что это только начало ее популярности и карьерного роста.

Инга изменилась и внешне. Неприятный запах ее тела сменил аромат дорогих духов. Ноги стилисты прикрыли длинными юбками, изменили стрижку. Ежедневные застолья пошли ей на пользу – формы тела и лицо округлились, а длинный носик перестал напоминать тонкий птичий клюв. Она заканчивала строительство своего загородного дома, а пока жила вместе с Савелием в малогабаритной квартире, где через тонкую перегородку в тесной комнатенке продолжала ютиться Оксана. Официальный муж Инги – Сергей, сам воспитывал двоих детей, материальную помощь брошенной семье Инга не оказывала.

Отдел ценных бумаг в областном филиале Проминвестбанка Авдей создал, но все должности оставил там вакантными – это был подарок Зое Чарышевой. Эдвард Станиславович был неплохим организатором и дипломатом, но банковский производственник из него пока не состоялся, поэтому он не стал гадать на ромашках, какие должности необходимо ввести в специализированный отдел. В ближайший выходной день он планировал навестить Чарышевых в их загородном доме. Зое Николаевне он уже позвонил, она согласилась на домашнюю встречу.

Зося догадывалась о цели визита своего начальника – Ванечка ей часто рассказывал о ступоре, в котором оказался филиал. Все, что в последний год происходило в Проминвестбанке, ее волновало не меньше, чем работающих коллег. Это был ее банк, в котором она, одинокий ребенок, нашла поддержку и помощь от солидных, взрослых, и тогда, совершенно чужих людей.

В банке и сейчас работала уважаемая клиентами команда, которую создал когда-то Анцев. Это был коллектив умных, талантливых, коммуникабельных, но скромных профессионалов, что сразу понял и оценил Авдей, который полагал, что слава и гонорары за достижения коллектива должны быть единоличны и принадлежать персонально только ему, Авдею Эдварду Станиславовичу.

Авдей запретил служащим банка без его согласия звонить в республиканский банк для выяснения непонятных вопросов. Валентина Васильевна, бывший управляющий городского отделения банка, через голову Авдея внесла на рассмотрение центрального аппарата предложение о дальнейшей тактике работы с клиентами, и моментально была отстранена от занимаемой должности. На ее место он сразу назначил амбициозную Ингу и банковский коллектив примолк.

Зачем вносить какие-то предложения и высказывать идеи, за которые сразу же можно лишиться работы? В банке наступило время террора и запугивания. Были запрещены десятиминутные перерыва на чаепития, пресекались коридорные встречи и разговоры с клиентами.

Авдей создал грамотную службу безопасности, в которой начали работать отставники из органов государственной безопасности и министерства внутренних дел.

Служащие начали догадываться, что в кабинетах установлена профессиональная прослушка всех разговоров. Первым за нелестные отзывы о методах работы Авдея был уволен с работы заместитель начальника. Грамотный специалист, много лет работавший на этой должности, никогда прежде не торопился судить и осуждать поступки других людей со своей точки зрения, и, вот, сорвался. В разговоре с начальником отдела кредитования резко критиковал нововведения в систему управления кадрами, как ненормальное явление в ранее благополучном коллективе. Разговор был записан службой безопасности, немедленно передан начальнику.

Место заместителя начальника управления занял такой же дилетант практического банковского дела, как и сам Авдей. Тимох Анатолий Егорович прежде работал начальником службы инкассации национального банка. А вообще свою работу в банке начинал с должности рядового инкассатора. Образование получил заочное, экономическое. Представление о банковской работе для него, в первую очередь, было связано с доставкой денежной наличности. Основные отрасли банковской деятельности он не знал.

Авдей, «нулевой» производственник и средний по человеческому фактору человек, скорее всего, боялся поставить рядом с собой сильного человека или идущего впереди его банковского знатока. Он считал, что в банке работают отраслевые отделы, которые должны осуществлять банковский процесс, а общее руководство коллективом простая задача для любого хозяйственника.

Таким банк стал сегодня.

Зося по закону должна была приступить к работе в банке не ранее, чем через год.

Сам процесс банковского производства потерял для нее профессиональный интерес. Возвратиться на работу в банк ее обязывала совесть, а практичный ум требовал, как можно скорее развернуть собственное дело, полезное не только ей, но и обществу.

После своего замужества она продолжала жить в Горевске, в отцовском доме.

В Москве бывала короткими наездами – не могла надолго оставить без поддержки Людмилу и совместный бизнес.

Анцев по-прежнему много работал с клиентами, создавал частный банк. Если раньше он, в первую очередь, получал в работе спасение от своего одиночества, то теперь хотел получить еще и материальную отдачу, чтобы достойно, по-мужски, содержать семью и было, что оставить в наследство своему маленькому сыну Александру.

С Санечкой у него были особые, взрослые отношения. В его присутствии Санечка никогда не капризничал и не скандалил. Малыш вслушивался в спокойный голос своего папочки и неукоснительно ему подчинялся.

В ближайшем будущем Анцев планировал забрать Санечку в Москву, и уже подобрал частный детский сад, в котором воспитатели разговаривали со своими воспитанниками на иностранном языке, а игры допускались только интеллектуального направления. Санечка должен вырасти настоящим мужчиной, добрать все те качества, которые недополучил его родной отец.

Роза Самуиловна рассердилась и даже обиделась на Анцева, который хотел увезти маленького Санечку из родного дома. Здесь он жил в семье, среди любящих его людей. Она доказывала Анцеву, что любовью нельзя испортить характер ребенка, любви не бывает много, а иностранные языки она знает в совершенстве и Санечка вполне может стать ее любимым учеником. Но обычно покладистый и уважающий мнение другого человека Анцев, не спешил менять свою точку зрения, так как приведенные доводы считал неубедительными. Он говорил, что не собирается лишать маленького Санечку любви близких людей, но лучше, если он будет взрослеть без лишних поцелуев и обожания женской половины его семьи. Александр третий Анцев должен стать достойным преемником его жизни и бизнеса.

Зося с мужем не спорила. Во-первых, она знала, что Александр Михайлович умел отстаивать принятые им решения, а во-вторых, считала, что частный московский садик намного превосходит по качеству детского воспитания аналогичные учреждения в Горевске.

Самое главное, если Санечка научится от Анцева его принципам жизни и будет повторять все достоинства и, даже, недостатки своего папочки, то это уже будет самой большой удачей в деле воспитания ребенка. От Горевска до Москвы не такое большое расстояние, чтобы испугаться разлуки с маленьким сыном. С Анцевым они встречались не мене четырех, а то и пяти раз в месяц. Санечке тоже придется привыкать к частым путешествиям между Лабенией и Россией.

Последнее время Анцев пользовался услугами авиатранспорта, поэтому дорога занимала не более двух часов. Он вечером, накануне выходного дня, вылетал из Москвы, через два-три часа держал на своих руках драгоценную жену Зосеньку и любимого сына Александра. Он звонил ей на мобильный телефон, когда открывал входную дверь дома. Иногда он не успевал снять верхнюю одежду, как Зосенька уже висела на его шее, а Александр крепко цеплялся за ноги.

Зося авиатранспорту предпочитала железную дорогу. Ночь, проведенная в спальном вагоне, для нее стала привычным явлением. На вокзале ее всегда встречал муж. Если она везла с собой сына, то Александр Михайлович входил в вагон и забирал Санечку. Когда она приезжала одна, то он ожидал ее на перроне вокзала.

Анцев утверждал, что ожидание прибытия поезда и появления из вагона любимой женщины это и есть тот драйв, который стимулирует жизненный потенциал.

Ставши мужем и женой, они так и не смогли привыкнуть к счастью обладания друг другом. Их физическая близость каждый раз превращалась в яркий праздник, посвященный любви и ничем не напоминала простое исполнение супружеского долга.

Они оба никогда не были публичными людьми, и личное время предпочитали проводить дома, в своей семье.

Зосина овощная плантация приносила ей, а вместе с ней и Людмиле, стабильный доход.

Этим летом у них работали два агронома. Станислав-внук, для Людмилы и Зоси – просто Стас, по терпению ухода за капризными сортами овощей ничуть не уступал своему деду.

Агроторговая фирма «Чары» постепенно стала популярной в городе Горевске, торговые павильоны по продаже овощей всегда собирали очередь в несколько десятков человек. Чистые, свежие овощи и зелень, упакованные в нарядные корзиночки, стали появляться на столах в самых богатых семьях города и украшать праздничные столы в предприятиях общепита. Овощи, купленные у фирмы «Чары», горожане относили к категории удачных покупок.

Часть своего дохода Зося направляла на благотворительные цели. Полгода назад она побывала в возрождающемся женском монастыре и познакомилась с игуменьей монастыря, матушкой Евгенией. С тех пор и стала штатным посетителем монастыря.

Игуменья рассказала Зосе, что 70 лет дворовая территория монастыря разорялась от безбожия жизни и находилась в запустении. Ныне она планирует восстановить храм и корпуса монастыря, но надежда только на праведных меценатов.

Конечно, уже сейчас сестры не пойдут побираться по стране, как бывало ранее, потому, что заведено в монастыре свое хозяйство: поля для посадки картофеля и посева зерновых культур, огород, начал плодоносить сад и ягодный участок. Построен и заселен домашними животными и птицей скотный двор.

Городские власти передали монастырю в долгосрочную аренду землю с заливными лугами. Хотела бы еще, говорила матушка игуменья, открыть столовую для многочисленных бездомных и паломников, а также отремонтировать для их ночлега старый, обветшалый монастырский корпус. Силы у насельниц для приготовления обедов имеются. Хватает и собственных продуктов, а, вот, денег для ремонта здания и приобретения оборудования с постельными принадлежностями – нет.

В тот же месяц Зося передала монастырю один из своих грузовых пикапов. К счастью, среди послушниц монастыря нашлась женщина-водитель, проблема транспортных перевозок для монастыря была сразу решена. Зося стала ежемесячно посещать монастырь с новыми дарами – постельное белье, кровати, строительные материалы. За свои небольшие деньги она старалась покупать для монастыря только самое необходимое, но перечень срочных покупок пока не сокращался.

Чарышев тоже начал выделять деньги из своих доходов и отдавал их Зосе, для передачи монастырю. Николай Васильевич вспоминал, что его мать рассказывала, как состоятельные князья Чарышевы с готовностью жертвовали средства на возведение храмов, учреждение приютов, богаделен, больниц. Или, просто кормили, одевали, обували голодных бродячих людей. Он поощрял благотворительную деятельность дочери и считал это проявлением благородства ее характера.

Анцев же все поступки и стремления своей любимой жены считал правильными и благородными, никогда и, ни в чем, ее не ограничивал, тем более, не критиковал. Контроль денежных средств, которые тратила на свои нужды жена, он всегда считал недопустимым. Он выделял деньги жене в значительных суммах, но никогда не интересовался, с какой пользой для семьи она их потратила.

Так благотворительность стала для Зоси важной частью ее деловой жизни. Осенью она планировала на городской площади провести благотворительную ярмарку, где овощи фирмы «Чары» и выращенные монастырскими насельницами фрукты и ягоды будут предложены горожанам по достаточно высоким ценам, чтобы собрать солидную выручку и направить монастырю на восстановление храма. Условия проведения ярмарки были уже оговорены с городскими властями, в средства массовой информации запускалась реклама.

По мнению Анцева, Зосе следовало бы для улучшения качества благотворительной деятельности провести еще одно важное мероприятие – учредить благотворительный фонд, создать попечительский Совет и пригласить туда представителей юридических лиц, органов государственной власти и общественности. Создание фонда, безусловно, привлечет внимание предприятий и предпринимателей к проблеме возрождения в Горевске такого исторического памятника культуры, как храмы монастыря. Предприятия смогут вполне на законных основаниях направлять денежные средства на счет фонда для использования их на благотворительные цели согласно Уставу фонда.

Основные направления деятельности благотворительного фонда можно расширить и включить туда оказание помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, проживающим при монастыре или в детских домах. Тем более что матушка игуменья не один раз говорила о том, что очень бы хотелось построить при монастыре приют для детей-сирот. Анцев был уверен, что городские власти Горевска обязательно поддержат инициативу по созданию благотворительного фонда, и для оказания помощи направят в попечительский совет своих представителей.

Для самой Зоси будет устранена проблема личной персональной ответственности за расходование привлеченных денежных средств, так как соответствующий контроль будет осуществлен попечительским советом. Зосе очень понравилась идея создания благотворительного фонда, но в республике пока отсутствовала законодательная и нормативная база по созданию и работе благотворительных фондов. Существуют ли аналоги в бывших союзных республиках, она не знала, а перед попыткой создания солидного фонда хотелось бы хоть в общих чертах иметь представление о его работе.

Анцев пообещал ей, что попробует организовать для нее поездку в Европу, где такие фонды имеют долгосрочный опыт работы. И, скорее всего, это будет Великобритания, где сейчас работает Саша – готовит документы по открытию отделения банка «Капитал К».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8